290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Узы Силы. Угроза (ЛП) » Текст книги (страница 4)
Узы Силы. Угроза (ЛП)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 09:00

Текст книги "Узы Силы. Угроза (ЛП)"


Автор книги: KittandChips




Жанр:

   

Фанфик



сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 14 страниц)

Люк пожелал Льву спокойной ночи и отыскал дроида, который помог ему отнести покупки в комнату. К тому времени, как он поднялся на нужный этаж, он понял, что ужасно хочет спать. Проходя по коридору, Люк думал, что просто плюхнется в кровать и выключит свет. Переодеться в пижаму можно будет и завтра.

Как только он достиг двери, из своих комнат вышел Вейдер.

– Ты нашел все что нужно? – спросил он.

Люк кивнул.

– Это было здорово… мы повеселились.

– Прежде чем ты ляжешь спать, я хотел бы с тобой кое-что обсудить.

– Хорошо, я только… уберу одежду.

– Присоединяйся ко мне в конференц-зале, когда будешь готов.

Люк не знал, которая из комнат была конференц-залом, но после возвращения из комнаты без особого труда отыскал ее с первого раза. Внутри был круглый черный стол, окруженный стульями с высокими спинками без подлокотников. Вейдер жестом велел ему сесть, хотя сам все еще стоял.

Люк выбрал место, ощущая себя так, словно он присутствовал на военном брифинге. В комнате царила рабочая атмосфера.

Вейдер занял место недалеко от Люка и положил на стол планшет с данными.

– Нам нужно обсудить твое образование.

Люк быстро поднял глаза. Образование? Он имеет ввиду школу? В последний раз он был в ней на Татуине…

– Я изучил возможные варианты и выбрал те, которые, как я думаю, будут наилучшими для тебя.

Он подтолкнул планшет с данными, и Люк с любопытством поднял его. Там была брошюра школы, название которой было настолько длинным, что занимало две строчки. Военная академия младшего имперского военно-морского корпуса.

– Она расположена на Карда-4, ближайшей луне этого мира.

– Полет туда и обратно будет занимать много времени, – смущенно сказал Люк.

– Во время обучения ты будешь жить там.

– О, – без эмоций произнес Люк. Хотя на самом деле они его переполняли. Это из-за инцидента с прачечной? Неужели его присутствие здесь настолько неприятно, что Вейдер решил его отослать? Звезды, они только что обрели друг друга спустя двенадцать лет, а он хочет снова их разлучить?

– Когда… когда я уезжаю? – пробормотал Люк.

– Возможно, через неделю. Мне еще нужно связаться со школой и обо всем договориться.

Неделю?! У них оставалась только неделя?

– Я… я лучше пойду спать, – быстро вставая, произнес Люк.

– Итак, тебя устраивает этот вариант? – спросил Вейдер.

Люк уставился в пол, не зная, что ответить. Если он скажет «да», то откровенно солжет. Если скажет «нет», Вейдер спросит почему, тогда ему придется сказать, что он не хочет уезжать отсюда, только что обнаружив, что его отец жив. Вейдер может назвать это эмоциональной привязанностью. Он не хотел снова злить его. И он не хотел быть обузой.

– Конечно, – пробормотал Люк, сунув руки в карманы и скрестив пальцы.

Комментарий к Глава 3. Проблемы с прачечной

Мы очень ждем ваших комментариев! : )

========== Глава 4. Недоразумение ==========

Вейдер выключил голоком и отключил планшет от терминала. На нем были формы, которые нужно заполнить для поступления в школу. Он только что разговаривал с директором, который, как и следовало ожидать, был безмерно рад, что сын главнокомандующего будет посещать их учебное заведение.

В комнату вошел один из его адъютантов. Он специально вызвал именно того, кто успел подружиться с Люком.

– Вам что-то нужно, сэр?

– Да. Люк скоро пойдет в школу. Директор пришлет представителей, которые встретятся с ним и обсудят его требования к обучению. Предупредите службу безопасности и убедитесь, что мальчик к этому готов. И отдайте ему эту форму, он должен внести туда свои данные.

– Я немедленно заставлю его слезть с дерева, сэр, – произнес он.

С дерева? Вейдер повернулся и посмотрел в окно, и, конечно же, Люк сидел на высоких ветках дерева. Это нормально для двенадцатилетнего ребенка, или же это пример проблем с поведением, о которых предупреждал доктор? Как бы там ни было, времени беспокоиться об этом у него не было.

– Делайте, что нужно, – направляясь к выходу, сказал Вейдер. – Я опаздываю на допрос. Свяжитесь со мной через голоком, если возникнут проблемы.

– Да, сэр.

***

– Люк?!

Люк немного подвинулся и посмотрел сквозь листья. Внизу стоял Лев.

– Что? – переспросил Люк.

– Ты можешь спуститься?

– Зачем?

– Спустишься – скажу!

– Сначала скажи, а я решу спускаться или нет, – отозвался Люк.

– Это сюрприз!

– Ну же! Я не люблю сюрпризы!

Лев лишь скрестил руки в ответ.

Люк застонал. Ему понадобилось достаточно много времени, чтобы забраться сюда. Он соскользнул по стволу, прихватив с собой немало листьев и тонких веток.

– Итак, – произнес Люк, спрыгивая на землю рядом со Львом. – Что за сюрприз?

– Несколько людей из твоей новой школы прибудут сюда для встречи с тобой.

Люк поспешно попытался вернуться на дерево, но Лев придержал его.

– Это не займет много времени. Ты вернешься на это дерево раньше, чем думаешь.

Люку было все равно – он не хотел разговаривать ни с кем из этой глупой школы. Но если он откажется, Лев, скорее всего, сообщит об этом отцу.

– Где отец? – спросил Люк. – Он будет там?

– Нет. Он во дворце.

– Что он там делает? – поинтересовался Люк, следуя за Львом внутрь здания.

– Делает то, что делает.

– А что именно?

– Итак, я договорился о том, чтобы их проводили в конференц-зал с видом на ангар, – сказал Лев, – ты можешь пойти туда и подождать их, а, возможно, ты захочешь сначала переодеться.

– Я не буду наряжаться, если ты это имеешь ввиду, – сложив руки на груди, произнес Люк.

– Хорошо, – отозвался Лев, пропуская Люка в лифт первым, – полагаю, они решат, что, облепленный свежими листьями, ты выглядишь мило.

Люк торопливо начал стряхивать с головы остатки листьев.

– Я не милый!

Лев засмеялся, и настроение Люка ухудшилось. Он молчал, пока они ехали в лифте, и отворачивался, когда Лев смотрел в его сторону.

– Итак, – произнес Лев, когда двери лифта открылись. – Ты не хочешь идти в эту школу?

Люк удивленно уставился на него, позабыв о своем гневе.

– Как вы узнали?

– Я думаю, все об этом знают.

– Отец не знает, – проворчал Люк, следуя за Львом в конференц-зал. – А он говорил, что умеет читать мысли.

– Ну, он был занят.

– Он когда-нибудь бывает не занят? – спросил Люк, плюхнувшись на сиденье.

– Используй внутреннюю линию связи, если нужно, – произнес Лев, разворачиваясь, чтобы уйти.

– Подождите! – запаниковал Люк. – Не оставляйте меня одного с этими людьми! Они, наверно, будут высокомерными и пугающими.

На мгновение Лев заколебался, но затем его пейджер стал подавать звуковые сигналы.

– Похоже, они прибыли, – читая текст, сказал он. – Хорошо, я останусь. Ты готов?

– Нет, – пробормотал Люк.

Он положил голову на руки и задумался над тем, что жизнь на Татуине никогда не была такой сложной.

***

Вейдеру стало скучно. Он занимался этим уже час, и единственное, чего он добился от бывшего шпиона – непонятных звуков. Возможно, он перебрал с дозировкой или же использовал неправильную комбинацию препаратов. Такое уже бывало однажды, и все закончилось тем, что он допрашивал труп. Ему действительно следует быть осторожнее.

– С-сын.

Вейдер поднял голову.

– Что?

– Хочу… увидеть… сына.

– У тебя есть сын?

– Увидеться… пожалуйста.

Что-то новое. Вейдер отметил это. Кажется, у них было что-то общее.

– Ты сможешь увидеться с сыном… после того, как расскажешь мне, что ты сделал с украденной информацией!

В ответ лишь стон.

– Сколько лет твоему сыну?

– Сын…

– Сколько?

Он собирался ответить. Вейдер чувствовал это. Разговор о ребенке зажег что-то у него внутри. Однако он так и не узнал, что именно. Двери открылись и в камеру вошел офицер.

– Сэр, мы только что получили сообщение от флота в скоплении Джадис.

Он взглянул на шпиона, явно задаваясь вопросом, стоит ли ему продолжать.

– Я скоро буду, – произнес Вейдер, отпуская офицера. Похоже, допрос придется отложить.

***

– Вы не должны были извиняться за меня, – настаивал Люк.

– Должен был.

Лев выглядел недовольным. Люк встал и подошел к смотровому окну. Отсюда он видел, как представители школы уходят. Они были не такими уж плохими… может быть, немного серьезными, и ему постоянно казалось, что они изо всех сил пытались быть милыми. Он оглянулся на Льва.

– Они даже вопросы задавать не закончили, когда вы заставили их уйти.

– Я должен был сделать это до того, как ты скажешь что-нибудь похуже!

– Я просто был честным! – отозвался Люк. – Что тут не так?

– Ты действительно хочешь присоединиться к повстанцам?

– Я такого не говорил! – возразил Люк. – Они начали рассказывать о своих курсах по подготовке пилотов военно-морского флота, а я указал на то, что еще не решил, хочу ли я летать в Империи. Я просто сказал, что у повстанцев есть истребители получше… Я не имел ввиду, что хочу к ним присоединиться!

– Что они должны были подумать?

– Мне все равно, что они подумают!

– Послушай, ты не можешь говорить подобные вещи. Я знаю, что я не твой отец, но…

– Тогда прекрати пытаться казаться им, – отворачиваясь, сказал Люк.

На минуту повисло молчание, после чего Люк услышал, как Лев развернулся и ушел. Его слова обидели его, он чувствовал это. Несколько мгновений он боролся со своими чувствами, которые метались от гнева к вине и обратно. Наконец, он почувствовал, как по щеке скатилась слеза, он опустился на стул и закрыл руками лицо.

Через мгновение двери открылись. Лев вернулся.

– Я забыл отдать тебе это, – странно отстраненно произнес он. – Тебе нужно заполнить эту регистрационную форму… – он внезапно замолчал, заметив страдания Люка. – Люк… что случилось?

– Он ненавидит меня, – шмыгнув носом, отозвался Люк.

– Кто? – Лев выдвинул стул и сел рядом с ним. – Ты говоришь о своем отце?

Вытирая глаза, Люк кивнул.

– Мы только что нашли друг друга после стольких лет, а он даже видеть меня не хочет, – Люк услышал, как дрожит его голос. – Он считает меня обузой, поэтому и отсылает.

– Я уверен, что все не так. Я учился в школе-интернате, когда был в твоем возрасте… мы жили в отдаленном районе, и хорошая школа была достаточно далеко, поэтому остаться жить в ней было лучшим решением. Это не значит, что он не заботится о тебе – это значит, что он хочет дать тебе хорошее образование.

– Могу поспорить, что здесь есть много хороших школ, – настаивал Люк.

– Ты сказал ему, что хочешь остаться?

Люк покачал головой.

– Я не могу.

– Почему нет?

– Я просто… не могу. Он разозлится. Он сказал, что не хочет, чтобы у меня была эмоциональная привязанность к нему.

– А-а, – произнес Лев. – Ну, между нами, я думаю, что твое появление стало для него сильным шоком. Обретение сына стало бы шоком для кого угодно, но, похоже, для него это особенно важно. Может быть, ему нужно время, чтобы привыкнуть к мысли о твоем существовании. Я не думаю, что у него за последние десятилетие были с кем-нибудь близкие отношения.

– Вы хотите сказать, что он всегда такой? – уточнил Люк. – Строгий и не эмоциональный? Не только со мной?

Лев кивнул.

– Но почему? Как можно быть таким все время?

– Не знаю, – сказал Лев, – но не сдавайся. Думаю, ты можешь хорошо на него повлиять.

– Вы правы, – вставая, произнес Люк. – Я должен попробовать. Когда он вернется? Не берите в голову… Я пойду, подожду его.

Люк остановился на полпути к двери и обернулся.

– Простите, что вел себя, как слимо. Вы один из моих лучших друзей здесь, а я ведь знаю вас всего несколько дней. Не знаю, что бы я без вас делал.

– Слимо? – ухмыляясь, повторил Лев. – Не беспокойся об этом. Забыли.

– Вы забыли, что я говорил о повстанцах, правда? – отозвался Люк.

– Ты что-то говорил о повстанцах?

Люк ухмыльнулся и побежал к двери.

***

Вейдер испытал дежавю, когда, вернувшись из дворца, вновь обнаружил Люка у лифта. Мальчик подбежал к нему и засеменил рядом, выглядя взволнованно.

– Ты опять потерялся? – устало спросил Вейдер.

– Нет! Я… хм… ты занят?

Вейдер вошел в лифт, направляясь к ангарам. Люк проскользнул следом и в ожидании уставился на него.

– Я отправляюсь в скопление Джадис, – объяснил он, когда двери закрылись. – Вернусь через неделю.

– Скопление Джадис? Где это? Зачем ты туда летишь?

– Тебе нужна эта информация? – взглянув на Люка, спросил Вейдер.

– Я… не думаю, – уставившись в пол, пробормотал Люк.

Вейдер вздохнул, удивляясь тому, как мальчик сумел всколыхнуть совесть, которой, по идее, у него и не было.

– Я окажу поддержку флоту в подавлении восстания. Ты знаешь о повстанцах?

– Немного, – отозвался Люк, – совсем немного. Люди боятся говорить о них.

– Восстание – это организованная группа анархистов, выступающих против законного и справедливого правления императора. Они всюду сеют беспорядок и хаос. Империя сражается с ними, чтобы уничтожить мятежников и положить конец этому конфликту.

– Ты говоришь о космических сражениях с участием больших звездных разрушителей?!

– Да, в сражения часто вовлекается флот звездных разрушителей.

– И истребители?

– Да.

– И бронированный транспорт?

– Иногда, – раздражаясь, произнес Вейдер.

– Ух ты! Можно мне с тобой? – спросил Люк.

– Разумеется нет. Поле боя не место для ребенка.

Двери лифта открылись в ангаре, и Вейдер шагнул к ожидающему его шаттлу. Он распорядился, чтобы его подготовили заранее.

– Но я хочу пойти с тобой, – следуя за ним, возразил Люк. – Со мной не будет проблем.

Вейдер обернулся, когда подошел к трапу, и обнаружил, что Люк смотрит на него умоляющими голубыми глазами.

– Я уже сказал нет. Ты останешься здесь и будешь держаться подальше от неприятностей.

Люк опустил глаза, а выражение его лица стало безутешным. Это было самое жалкое зрелище, которое он видел с тех пор, как некомпетентный офицер умолял сохранить ему жизнь. Ему следует уйти до того, как он задумается о том, чтобы уступить.

– Когда я вернусь, ты отправишься в школу, – быстро произнес Вейдер, – убедись, что у тебя есть все необходимое и поговори с адъютантом о возврате регистрационной формы.

– О, – отозвался Люк, грусть которого тут же исчезла, – я хотел с тобой об этом поговорить.

Вейдер поднял руку.

– С проблемами обращайся к одному из офицеров. Я уже и так опоздал.

Он развернулся и поднялся по трапу, убедившись, что закрыл его, когда достиг вершины.

***

– Неудачно? – поинтересовался Лев.

В ответ Люк лишь несколько раз крутанулся на вращающемся стуле. Было утро следующего дня, и у него оставалась неделя, чтобы поразмышлять о том, насколько ужасной будет эта школа-интернат. Он пришел в кабинет Льва в поисках сочувствия.

– Он даже не дал мне шанса, – наконец произнес Люк, – он просто сказал, что опаздывает, и ушел.

– Возможно, когда он вернется…

– Будет уже слишком поздно! – Люк еще раз разочарованно крутанулся. – Он сказал, что я улечу, как только он вернется!

– Может быть, я смогу провести для тебя некоторое исследование… мы могли бы найти подходящую местную школу и сделать все возможное, чтобы облегчить регистрацию, на случай, если он разрешит тебе её посещать.

Люк просветлел.

– Давайте начнем!

Он подкатил стул и отбросил несколько лежащих на столе планшетов. В любом случае, все они выглядели скучно.

Лев улыбнулся, отложив отчет, который до этого читал.

– Понятие терпение тебе не знакомо, не так ли, Люк?

– У нас всего неделя, – настаивал Люк.

***

Они не только отыскали подходящую местную школу, но Лев так же умудрился получить регистрационные формы. Люк провел весь день, собирая информацию и внося ее в форму. Не хватало только подписи Вейдера. И его разрешения, разумеется, но Люк смотрел в будущее.

Он хотел пойти в местную государственную школу, но их район был настолько богатым, что ближайшая государственная школа находилась в нескольких часах езды на скоростном поезде. Лев предложил самую привилегированную частную школу в их районе, добраться до которой можно было и пешком. Люк предположил, что его вряд ли туда примут, ведь учебный год уже начался, но Лев лишь посмеялся. Люк сомневался, что когда-нибудь привыкнет к этому «сын лорда Вейдера». В глубине души он до сих пор был Люком Скайуокером, фермером с Татуина.

И именно так он чувствовал себя в день, когда должен был вернуться его отец. Воодушевление и поддержка Льва помогли зайти так далеко… В конце концов, он должен был убедить Вейдера.

Он пытался успокоиться, пока ходил взад-вперед по коридору, ожидая его прибытия. У него было право поговорить с ним – в конце концов, он его сын, как бы ни было трудно поверить в это. И он имел право высказаться по поводу своего будущего. Он не просил о появлении на свет, поэтому он не виноват в том, что отец должен присматривать за ним. Он не должен чувствовать себя виноватым из-за желания остаться здесь. И он не должен…

Люк резко развернулся и обнаружил, что уставился на панель жизнеобеспечения на груди Вейдера. Забавно, но несмотря на механическое дыхание он не услышал и не почувствовал его приближение. Он запрокинул голову, встречая взгляд маски. Из его рта донесся непонятный звук, который должен был означать «привет».

– Вижу, ты сумел уцелеть, – произнес Вейдер, отступая, чтобы пройти мимо. – Хорошо.

Прежде чем Люк успел придумать ответ, Вейдер вошел в комнату, а двери с шипением закрылись.

Хорошо? Это все, что он мог сказать?! Люк в ужасе уставился на закрытые двери. Он мог не выходить оттуда часами! В этом не было ничего… ему придется рискнуть навлечь на себя его раздражение и побеспокоить его в таинственной комнате для медитаций.

Он медленно подошел к двери. Прошло добрых пять минут прежде чем его рука перестала дрожать, и он сумел нажать на дверной комм. А что если он откажет? Что если он разозлится просто из-за того, что он заговорил о местной школе?

Двери внезапно открылись, а Люк отскочил назад. Интерьер был мрачным. Люк сделал шаг вперед и осмотрелся. С одной стороны находилась странная круглая капсула. Люк прошел вперед и обнаружил, что Вейдер сидел в её центре, виднеясь в щели между «лепестками».

– Что? – спросил он.

– Мне нужно с тобой поговорить, – объявил Люк, произнеся слова не очень внятно из-за спешки.

– Раз так, говори.

– Я… э-э… э-э…понимаешь, как бы… ты знаешь, что я должен…

Люк уставился в пол и увидел свое отражение. Пол был чистым и блестящим.

– Это не разговор, – указал Вейдер, – это случайный набор слов. Подумай о том, что хочешь сказать, прежде чем говорить. У меня в распоряжении не весь день.

– Дай мне шанс! – раздраженно произнес Люк. Через мгновение он осознал на кого только что сорвался и испуганно попятился. Вейдер не кричал на него. В наступившей тишине он казался скорее удивленным. Люк набрался смелости, решив воспользоваться моментом.

– Я не хочу учиться в школе-интернате, – сказал он ясно настолько, насколько позволял ему его дрожащий голос, – я хочу остаться здесь. Рядом есть частная школа… у меня даже регистрационные формы уже есть. Я их заполнил, поэтому тебе не нужно будет беспокоиться об этом. Я знаю, что у тебя много дел.

Люк вдохнул, пытаясь расслабиться. Он изучал Вейдера, пытаясь найти хотя бы намек на согласие. Отец смотрел на него и молчал.

– Со мной не будет никаких проблем, – отозвался Люк, решив попробовать еще раз, – ты даже не заметишь, что я здесь!

– Ты думаешь, я поэтому хотел отправить тебя в школу-интернат? – спросил Вейдер. – Потому что твое присутствие мне мешает?

Люк пожал плечами, вновь уставившись в пол.

– Я подумал, что тебе не понравится самостоятельная жизнь. Я долгое время буду отсутствовать, и я решил, что ты предпочел бы находиться в компании сверстников.

– Я хочу остаться, – тихо повторил Люк.

– Если ты так сильно этого хочешь, можешь посещать местную школу.

Люк усмехнулся.

– Тебе нужно только подписать форму, а я отправлю её…

– Но я хочу знать, почему ты не сказал, что не хочешь учиться в школе-интернате, когда я спрашивал тебя об этом. Я бы не тратил свое время на то, чтобы устроить тебя туда.

О-о-о.

– Я… гм… – Люк сделал вид, что смотрит на наручные часы. – Скоро по головиду будет хорошее шоу… Я позже вернусь.

К счастью, его спальня была достаточно близко.

***

Вейдер остался смотреть в пустоту, размышляя о том, все ли дети склонны сбивать с толку или Люк был уникальным случаем. Он изо все сил старался обсудить с Люком его образование… он даже спросил его мнение. И Люк заверил, что не имеет ничего против школы-интерната. А теперь он вел себя так, будто жестокий и бесчувственный родитель собрался его выгнать.

Как будто этого было недостаточно, мальчик даже не объяснил, почему хотел остаться. Люк казался растерянным и смущенным, что навело его на мысль о том, что ему здесь не нравится, и что он предпочел бы находиться в школе-интернате. Он упустил что-то важное?

В любом случае, у него не было ни времени, ни терпения выяснять это. Если у Люка будут какие-то проблемы, он всегда может прийти и поговорить с ним. А ему тем временем нужно подготовить отчет по скоплению Джадис и возобновить на следующий день допрос. Это займет еще некоторое время.

***

Император рад был услышать о победе над повстанцами из скопления Джадис. Это было хорошо вдвойне, потому что Вейдер чувствовал необходимость выслужиться после их разногласия по поводу Люка. Во время его отчета вопросов по поводу сына не поднималось, и Вейдер старался гнать из головы любые связанные с ним мысли. В интересах мальчика было не привлекать к себе внимание императора.

Если Люк и проявлял какие-то способности, то это осталось незамеченным. В последние несколько дней после их разговора о его образовании, он чувствовал себя не в своей тарелке, и поэтому Вейдер удивился, обнаружив, что он работает за терминалом в технической комнате. Он подумал было спросить его о том, что он делает, но потом решил оставить его в покое. Он уже должен был находиться в изоляторе, и времени на пустые разговоры у него не было. Ему нужно было сделать копию информации, полученной от шпиона ранее. Иногда заключенный упоминал, казалось бы, незначительную вещь, которая в последствии оказывалась очень важной.

Он подключил датапад к главному терминалу и начал скачивать соответствующие файлы. Обернувшись, он заметил, что Люк смотрит на него. Их взгляды на одно мгновение встретились, но мальчик тут же опустил глаза и вернулся к своей работе.

– Что делаешь? – спросил Вейдер, решив, что может позволить себе немного задержаться.

– Работаю над кое-чем для школы, – пробормотал Люк.

– Я думал, что ты пойдешь в школу только через два дня.

Люк удивленно повернулся к нему.

– Как ты узнал?

– Директриса звонила мне этим утром.

– Что она сказала?

– Сначала она хотела сообщить, что планирует провести мероприятие, на котором все учащиеся и желающие родители могли бы поприветствовать тебя в школе. Потом она спросила, понадобятся ли какие-нибудь особые меры безопасности.

– О, звезды! – Люк положил голову на стол.

– Я сказал, что особых мер безопасности не потребуется… кроме одной.

Люк с любопытством поднял голову.

– Какой?

– Ни в коем случае не привлекать внимание к твоему прибытию. Только персонал, непосредственно связанный с обучением, должен быть проинформирован о наших отношениях.

– Спасибо! – вскакивая на ноги, произнес Люк. – Отлично!

Осознав, что он слишком бурно реагирует, Люк поспешно вернулся на место.

– Они попросили подробную информацию о моем предыдущем образовании, – возобновляя работу, сказал Люк, – поэтому я просто набираю описание наших уроков на Татуине. Они, наверно, будут смеяться над нашими уроками выживания в пустыне, но на них я узнал куда больше, чем на истории хаттов, это точно.

Вейдер приблизился, чтобы заглянуть Люку через плечо, немного заинтересовавшись. Он так мало знал о своем сыне. По правде говоря, он, наверно, больше знал о жизни шпиона, которого допрашивал. Это была отрезвляющая мысль.

– Я иду во дворец, – поднимая датапад, произнес Вейдер. – Вернусь через несколько часов. После моего возвращения нам нужно будет поговорить. Я хотел бы больше узнать о твоей жизни на Татуине.

– Правда? – удивленно подняв глаза, отозвался Люк. – Я хотел сказать… конечно!

Вейдер хотел сказать мальчику, что ответ «да, сэр», был бы предпочтительнее, но он сомневался, что Люк сейчас воспримет это. Он жил на Корусанте уже несколько месяцев, но продолжал вести себя так, словно только что вернулся с уборки урожая. Оставалось надеяться, что в школе ему привьют подобающую манеру речи.

***

– Итак, – произнес Вейдер, когда заключенный оказался под воздействием наркотиков. На этот раз доза была меньше. – Мы говорили о твоем сыне.

– Сын…

– Да, – отозвался Вейдер, – расскажи мне о нем.

Шпион казался очень взволнованным.

– Где… он? Что… сын!

– Он будет в безопасности, если ты расскажешь мне, что сделал с информацией, – сказал Вейдер.

Ответа не последовало, поэтому Вейдер вошел в его разум, пытаясь обойти ментальную защиту. Повстанцы стали лучше обучать своих агентов противостоять ментальному воздействию, но и он сам стал действовать более умело.

– Нет!

Вейдер увидел изображение мальчика… он был маленьким, младше Люка. Он тянул руки и над чем-то смеялся.

– Я могу арестовать твоего сына в течение нескольких часов, – произнес Вейдер. – Возможно, он знает, что ты сделал с информацией.

Человек вскрикнул и в гневе бросил на него. Вейдер не сдвинулся с места – наручники, сковывающие запястья заключенного, были предназначены для предотвращения подобных действий. Они зажглись и ударили его разрядом тока, заставив прислониться к стене.

– Монстр! – простонал он.

– Как и ты, раз готов нести ответственность за страдания своего сына. Он будет страдать так же, как страдал ты, если не расскажешь мне то, что я хочу знать. Возможно, он даже умрет.

– «Спектрум»!

Вейдер записал слова. Они чего-то добились.

– Что за «Спектрум»?

– Нет!

Вейдер хотел вновь войти в разум мужчины, но он начал говорить.

– Передал… «Спектруму»! Агентам на борту.

– «Спектрум» – это корабль? – уточнил Вейдер.

– Да!

Вейдер удивленно взглянул на хронограф. Он расколол шпиона за десять минут. Либо он был не самым лучшим агентом, либо действительно любил своего сына. Семейные узы казались слабостью, которой было легко воспользоваться. Он должен быть уверен в том, что Люк никогда не станет его слабостью.

А ему тем временем нужно было искать корабль.

***

Изначально Люк ждал возвращения Вейдера, взволнованный мыслью о том, что на него обратили внимание. Эта эмоция исчезла вскоре после того, как на улице потемнело, а отец так и не пришел. Он понял, что его отец никогда не переставал работать. Может быть, всему виной искусственные импланты, но Люку казалось, что отец ведет себя, скорее как машина, а не человек. Но даже дроиды иногда отключались…

Когда он уже решил, что пора ложиться спать, то почувствовал знакомое присутствие в коридоре. Он с нетерпением вскочил на ноги и вышел. Как он и думал, отец наконец вернулся домой. Хотя шел он очень быстро и нес в руках два датапада.

Люк пробормотал приветствие, но Вейдер, казалось, его даже не заметил. Вскоре он вышел из своей комнаты и направился обратно к лифту. По дороге он остановился и повернулся к Люку.

– Я вернусь через одну-три недели. Можешь связаться со мной по голокому, если возникнут какие-то неотложные дела в школе. С незначительными проблемами обращайся к адъютантам.

– Ты опять уезжаешь? – удивленно произнес Люк. – Ты только что вернулся!

– Сегодня я получил ценную информацию и обязан действовать незамедлительно.

Он пошел дальше, а Люк потер голову, ощущая себя странно брошеным. Он надеялся, что он будет здесь, когда он пойдет в школу. В этом не было никакого смысла, ведь Вейдер не собирался вести его за руку к школьным воротам. Не то чтобы он этого хотел. Но сама мысль о том, что отец здесь, немного утешала.

– Пока, – пытаясь скрыть грусть в голосе, отозвался он. Ему казалось, что Вейдер это не оценит.

Комментарий к Глава 4. Недоразумение

Друзья! Мы ждем ваших комментариев! : )

========== Глава 5. Начало учёбы ==========

Утром того дня, когда он должен был первый раз пойти в новую школу, Люк проснулся рано, не в силах больше спать – от переживаний внутренности скрутило. Множество вопросов не давало ему покоя. Окажутся ли одноклассники дружелюбными? Сможет ли он нагнать материал? Будут ли к нему относиться иначе из-за отца?

Люк хотел пойти в школу пешком, но Лев настоял на том, чтобы отправиться на спидере. Сидя на пассажирском сидении, он нервно теребил одежду.

– Эта форма такая… официальная, – произнес Люк. – Я чувствую себя глупо. На Татуине мы никогда не носили форму. Некоторые дети даже обувь не надевали.

– Ты хорошо выглядишь, – отозвался Лев.

Люк подозревал, что его мнение было несколько предвзятым. Он ни разу не видел Льва без формы. Он, наверное, и спал в ней.

– Вы можете высадить меня там? – указывая куда-то в окно, спросил Люк.

– Я высажу тебя у школы, Люк, а не в квартале от неё.

– Но все увидят этот спидер и поймут, что я связан с кем-то, кто работает на Империю, – Люк уже отметил, что черные спидеры с белым имперским логотипом использовались только правительственными чиновниками.

– Люк, я сомневаюсь, что в этой школе найдется хотя бы один ученик, не связанный с кем-то влиятельным. Ты вполне впишешься.

Люк не был в этом уверен. Но он промолчал – если он будет слишком сильно волноваться, Лев настоит на том, чтобы проводить его. Этого ни в коем случае нельзя допустить.

Когда они пролетали над школой, Люк заметил, что она построена на платформе над другой многоэтажкой, что было вполне типично для корусантской архитектуры. Школу окружали искусственные газоны и сады, огромный прозрачный купол ограждал ее от внешнего мира. Лев приземлился на просторной посадочной площадке с западной стороны здания.

– Ты ведь знаешь куда идти, не так ли? – спросил он.

– На стойку регистрации, – повторил Люк. За это утро он слышал это далеко не в первый раз.

– Точно не хочешь, чтобы я тебя проводил?

Люк молча смотрел на Льва до тех пор, пока последний не поднял руки, сдаваясь.

– Да, я знаю, что тебе уже двенадцать, и что ты умеешь пилотировать спидер. Школа – сущий пустяк. На самом деле, я нервничаю больше, чем ты.

– Спасибо, – отозвался Люк, расстегивая ремни безопасности. – Увидимся.

– Повеселись, – произнес Лев, когда он вышел на посадочную площадку. – Не стесняйся звонить мне, если что-то пойдет не так.

Люк многозначительно сложил руки на груди и ждал, когда Лев взлетит. Он не был уверен, что тот не решит проследить за ним. Видя его настрой, Лев помахал ему на прощание, а Люк наблюдал за тем, как спидер исчезал в переполненном корусантском небе.

Он повернулся и пошел к дверям, украшенным тем же гербом, который присутствовал на плечах его формы. Это был имперский герб, обрамленный страницами открытой старомодной книги. Два нарисованных императорских гвардейца стояли лицом друг к другу, скрестив пики над словами: «Преданность. Верность. Служение. Слава Императору!»


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю