290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дисциплина (СИ) » Текст книги (страница 8)
Дисциплина (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 21:30

Текст книги "Дисциплина (СИ)"


Автор книги: Ingerda




Жанры:

   

Фемслеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 11 страниц)

– Почему?

«Как он так быстро обо всем догадывается?!»

– От тебя директрисой пахнет за километр. Её духами и вообще…

– Серьёзно? Я совсем ничего не чувствую. Как это возможно?

– Ты реально у неё сегодня ночь провела?

– Да, – опустила голову и еле сдерживала улыбку.

– Я в шоке.

– В плохом смысле?

– Не знаю. Вроде нет. Просто это странно ещё для меня и кажется, что ты врёшь о вашем романе. Но с другой стороны, ты пахнешь сегодня ей, и я вижу, что это правда…

– Я бы не стала врать о таком.

– Надеюсь. Пошли на урок, а то сегодня наш классный руководитель с катушек слетел. Ты ему на глаза не попадайся лучше. Он знает, что тебя на первых уроках не было.

– Хоть бы папе не позвонил. Он меня убьёт.

После уроков я не смогла зайти к Насте из-за педсовета. Я только послушала за стенкой, как она громко говорит об учебных делах и пошла домой.

Сегодня мне в любом случае лучше не задерживаться и сразу как-нибудь задобрить папу.

Я пришла домой первой, папа ещё не приехал. Поэтому я решила заняться доскональной уборкой квартиры.

Я даже постирала его вещи и перемыла посуду.

«Меня день всего лишь не было дома, а посуды гора скопилась. Будто он не один тут один был, а целых пять таких пап».

Я закончила с домашними делами вовремя, как раз в дверь вставили ключи, и мой отец сразу же встретил меня не очень хорошим взглядом.

– Анна! Далеко не уходи. Я переоденусь и поговорим. Чай мне пока налей.

– Хорошо.

Я сохраняла спокойствие. Наливала чай и пролила кипяток мимо. Руки дрожали…

«Если чутьё меня не подводит, ему из школы Петр Петрович набрал. Тот умеет унизить ученика… и папа может слишком неправильно всё воспринять. Хотя, тут одна фраза: «Ваша дочь прогуливает уроки» чего стоит и добавлять сверху ничего не надо».

Я ждала, пока папа вернётся из комнаты и от нервов поедала сахар. Рафинад… прям кубиками его грызла.

– Анна, мне из школы звонили.

«Ну вот, я так и знала».

– Ты часто пропускаешь первые уроки и не очень культурно ведёшь себя на некоторых дисциплинах. Объяснись, пожалуйста.

– Не очень культурно, это как?

– Разговариваешь, не вникаешь в тему – этого достаточно, чтобы слететь по успеваемости. Ещё, я хочу знать, где ты была ночью.

– У подруги. Я же говорила по телефону.

– Про подругу я уже слышал. Более развёрнутый ответ мне дай?!

– Она немного старше меня, школу уже закончила, она хорошая и у неё есть ребёнок уже.

– А супруг у неё есть?

– Ну конечно.

«Надеюсь, это его успокоит».

– И как он реагирует, что ты ночуешь у них?

– Нормально реагирует. Здесь это в порядке вещей. Все могут оставаться у друзей, если уже поздно.

– Оставь мне координаты этой подруги и её номер телефона.

– Нет. Я не оставлю.

– Что значит «нет»?

– Я же не прошу номера телефонов твоих друзей.

– Ты несовершеннолетняя, Анна, и находишься в чужой стране.

– Хочешь сказать, что я не могу позаботиться о себе?

– Именно так. Ты ребёнок ещё. Я купил билеты на самолёт. В четверг мы летим домой, – громко стукнул по столу папа, не желая слушать возражений.

В горле образовался ком. «Я не могу сделать этого. Только не сейчас! Пусть папа летит один! У меня же здесь – Настя…»

– Почему? А как же твоя работа?

– Она выполнена. Сегодня последний день. Завтра ты ещё идёшь в школу, а потом – собираем вещи.

– Я никуда не лечу.

– Анна!

Я подскочила на ноги и убежала в комнату, захлопнув за собой дверь. Приступ истерики подкатывал очень стремительно. Я пыталась дозвониться Насте, наплевав на то, что она может быть занята. Она не взяла трубку, а только сбросила звонок.

Я, недолго думая, вытащила чемоданы и быстро начала скидывать в них вещи.

Как попало, но главное, что всё компактно.

«Если я сбегу из дома, папа не увезёт меня в Германию. Я не хочу, не хочу, не хочу!!!»

Комментарий к Десятая часть

“Анечка, просила снять маечки” z.

========== Одиннадцатая часть ==========

Я дождалась ночи, когда папа уснёт, тихо выкатила чемодан в коридор, практически бесшумно оделась и покинула квартиру. Кроме Насти, мне некуда идти, тем более ночью.

Вызвав такси на её адрес, я с ума сходила от волнения.

«Она ведь даже не знает, что я заявлюсь к ней среди ночи и с вещами. Трубку она так и не подняла днём… и мне не перезвонила. Наверное, было много дел».

Я ехала и надеялась, что она примет меня и не начнёт отчитывать за моё решение. Иначе, я просто не знаю, что делать… Ведь домой я возвращаться не хочу.

Таксист помог донести вещи до Настиного дома, так как колеса у чемодана слишком мелкие и везти его по снегу очень сложно.

Закатила его в лифт, нажала на кнопку, и теперь у меня несколько секунд, чтобы успокоить дыхание. Вот так, без предупреждения, нехорошо заявляться даже к родным… Не могу перестать думать об отрицательном исходе: «А вдруг у неё кто-то есть в гостях или может она на самом деле не готова жить со мной даже пары дней? Я должна была хотя бы сообщение написать о том, что я приеду. Не ответила бы, но хоть прочла бы его».

Звоню в дверь и опускаю голову. Что ей сказать, я придумаю позже…

Через несколько секунд открылась дверь. Я почувствовала шлейф её духов, он словно обнял меня. Даже в тишине я уже ощущала поддержку.

– Анна? Почему ты с вещами? – Поднимаю на неё взгляд и ничего не могу сказать. Я правда хочу, но не могу говорить. Только шевелю губами и вместо слов всхлипываю. – Не стой на пороге, проходи.

Настя пропускает меня в квартиру и сама закатывает мои вещи.

Я бесконечно ценила то, что она не вставала в позу передо мной и не пыталась выяснить, что произошло. Просто принесла мне мятный зелёный чай и продолжала заниматься своими делами. Тем, чем занималась до моего прихода, а именно, она писала что-то в тетради. Боковым зрением я только увидела, что там написано: «Современная методика преподавания».

Несколько минут я сидела и слушала, как её шариковая ручка скользит по бумаге, как тикают часы, как что-то говорят соседи за стенкой…

Я впервые находилась в этой квартире по иному поводу и удивительно комфортно себя чувствовала.

Мне нравилось смотреть, как Настя делает такое серьёзное лицо, перечёркивает что-то ручкой и пишет снова. Её волосы собраны в дурацкий, но очень милый хвостик, который уже растрепался и резинка вот-вот упадёт на пол.

– Насть? – подошла к ней со спины и стояла в нескольких сантиметрах.

– Что? – повернулась она ко мне лицом, а потом и стул развернула, чтобы видеть меня было удобнее.

– Можно я поживу у тебя? Не очень долго…

– Решила попробовать? – лёгкая улыбка легла на мои любимые губы. – Что скажет папа?

– Мне абсолютно плевать, что он скажет.

– Ты помнишь, о чём я говорила?

«Кажется, ей не понравился мой настрой против папы».

– О том, что родители это важно. Я сама знаю. Просто иногда они тоже переходят границы.

– И какие же границы перешёл бедный родитель? Дай угадаю, ткнул пальцем в личное?

– Да. И он хочет увезти меня домой.

– Ты ему рассказывала что-то?

– Нет, конечно. Просто ещё Пётр Петрович ему звонил днём и наговорил про меня всякого. В Германии учителя только с хорошими новостями звонили и родители с радостью отвечали на их звонки, а здесь… Папа думает, что я испортилась.

– Он не прав?

– Не знаю. Прав, если ты тоже так считаешь.

– Я так не считаю. По мне, быть набожной девушкой и учиться среди других ребят – сплошное издевательство. Естественно, что в тебе появятся перемены. Если аквариумную рыбку выпустить в море, она умрёт. А ты, будучи аквариумной рыбкой, приспособилась к этой жизни. Коряво, правда, но это поправимо.

– Правда, что во мне нет стержня?

– Кто это сказал?

– Ты говорила. Когда мы в кабинете…

– Лучше бы ты запоминала так нужную информацию. Если отец будет звонить тебе, без разговоров, трубку ты поднимаешь. Поняла?

– Да…

– И несмотря на обстоятельства, в школу ты ходить тоже должна. Поэтому иди ложись спать. Поздно уже.

Настя прищурилась в сторону часов и сама же подавила зевок.

«Тоже хочет спать».

– А ты?

– Скоро тоже приду.

«Звучит так, будто придёт ко мне. Значит, я могу спать с ней?! Глупая какая, конечно могу».

***

Сквозь сон я почувствовала, что меня обнимают самые мягкие руки. Они заползли под футболку и долго гладили мой живот. Мне очень хотелось спать, но я догадывалась, что это не просто проявление нежности посреди ночи. Настя сбито дышала в моё левое ухо и прижималась теснее к моей спине.

«Что за дела среди ночи?»

Я усердно делала вид, что сплю, пока этой женщине не захотелось забраться ко мне в штаны. Я резко перехватила её руку.

– Прости, что разбудила… – шёпот в области шеи вызвал мурашки.

– Что с тобой?

– Ничего.

Её рука двинулась дальше, проигнорировав преграду в виде белья и моей руки.

– Который час?

«Какая-то она очень резкая и быстрая. Почему ей вдруг захотелось секса посреди ночи? У неё всегда так?»

– Почти утро, половина четвёртого.

Она остановилась на мгновение, чтобы перевернуть меня на спину и приподнять одну ногу, затем продолжила быстро двигать рукой. Я старалась держаться, чтобы не издавать слишком громкие звуки, поэтому я вцепилась зубами в её футболку на плече и только мычала. Это перестало быть моей помощью, когда Настя сняла футболку. Вгрызаться в её плечо – не вариант вообще.

Она скрылась под одеялом с головой и к пальцам добавила язык.

Какой сон? От него ни следа не осталось. Сдержать громкие звуки и эмоции больше не получалось.

«Кто её этому научил?!»

Я непроизвольно двигалась ей навстречу.

Ещё буквально пару минут, и я останавливаю Настю, зажав её голову между бёдер. Она поднимается к моему лицу и целует в висок, пока я дышу ртом.

– Ты всегда такая… внезапная?

Настя ложится на спину рядом со мной и с лёгкой улыбкой смотрит в потолок.

– Настя! – тычу ей в плечо.

– У тебя пара часов, чтобы поспать.

– Я не могу теперь спать.

– Тогда не буди меня… до семи.

Женщина отвернулась и, подложив руку себе под голову, растворилась во сне.

Так как я всё ещё чувствую слабость, решила посетить душевую. Успокою воспалённое пробуждение и приведу себя в порядок.

Пока я находилась в душе, на часах было уже пять утра и, не придумав ничего лучше, я решила похозяйничать на Настиной кухне.

Я могу гордиться, что очень хорошо готовлю. Даже мама уступала мне это занятие, а сама занималась уборкой.

Я приготовила свою любимую пасту, сварила кофе, убрала за собой на кухне и услышала будильник в комнате. Изо всех сил старалась не шуметь. Даже когда нужно было включить вытяжку, я волновалась: хоть бы это её не разбудило.

«Надеюсь, она будет не против того, что я позволила себе позаботиться о ней».

Настя поднялась по первому сигналу своего будильника и сразу же скрылась в ванной. Мимо меня прошла.

«Ни доброго утра, ни привет, ни улыбки. Не выспалась?!»

Я разлила кофе по чашкам, положила в тарелки пасту и медленно завтракала, чтобы она успела присоединиться ко мне.

Несколько раз, пока ходила по комнатам, Настя спотыкалась об мой чемодан… Меня это заставляло испытывать какую-то неловкость.

Когда я стала замечать её уже собранную, копающуюся в своей сумке, я очень удивилась.

«Куда ей такую рань нужно?»

– Насть! Может кофе? Я приготовила для тебя завтрак.

– Спасибо. Я уже опаздываю.

– Куда? Ты не ездишь так рано в школу.

– У меня много дел сегодня, помимо школы. Ключи у тебя есть?

– Да.

– Хорошо. До вечера.

– Подожди! – подскочила я к выходу в одной длинной футболке и нижнем белье. Директриса как раз открыла уже дверь и собиралась уйти. Она нахмурила брови и смотрела на меня сквозь очки очень раздражённо.

– Что?

– Всё в порядке?

– Абсолютно. Не стой на сквозняке и, вообще, оденься.

– Не поцелуешь меня перед уходом?

– Вообще-то, я сегодня планирую ещё вернуться, – всё-таки улыбнулась она мне и закрыла дверь, неосторожно хлопнув ею перед моим лицом.

«Какая она неразговорчивая и холодная по утрам. А если бы я её так среди ночи подняла? Может быть, тогда она была бы помягче?

Вот ведь дела…

Я сама женщина и не знаю, как вести себя с женщинами. Убиться можно!»

***

Времени вагон… Поэтому я спокойно собралась и поехала в школу. Даже на полчаса раньше приехала.

Папа уже раза три звонил, я не беру трубку. Мне просто нечего ему сказать и не хочу слушать ничего про Германию и своё замужество.

«Да, я ужасная дочь и совершенно отбилась от рук, но я знаю что и кто делает меня счастливой в этой жизни. Зачем искать что-то другое? А вдруг лучше уже не будет? Раз уж моё сердце выбрало этого человека, я принимаю его выбор».

– Привет. Ты чего так рано? – встретились с Вадимом в гардеробе. Он сдавал верхнюю одежду, а я сидела на лавочке и повторяла историю. Повторяла – одно название. В своих мыслях витала.

– Привет, Вадим. Не посмотрела на часы, когда выходила. А сам чего так рано?

– У меня расписание автобусов по-идиотски составили… Либо я раньше приеду, либо опоздаю к чёртовой матери.

– А ведь всегда опаздывал.

– «Всегда» заменил на иногда.

– Кто-то всерьёз взялся за тебя? – откладываю учебник и с любопытством смотрю на смущённого Вадима. От Ромы я уже слышала, что они вместе, а вот от Вадика… ещё нет.

– Анна, я в курсе, что ты в курсе. Про вас с директрисой я тоже кое-чего знаю.

– Молчи. Я просто так сказала.

– Вот и ты молчи. Вон засос на шее лучше спрячь.

Я раскраснелась и быстро начала искать в сумке зеркальце, чтобы посмотреть. Вадим всё это время наблюдал за мной, а когда я всё же нашла зеркальце и исследовала всю свою шею в поисках засоса… Вадим громко рассмеялся.

– Я пошутил – нет там ничего. Думаю, она не стала бы метить тебя, не ребёнок же. Тем более, ты ученица.

– Идиот.

Я спокойно выдохнула:

«Нужно было сразу не так остро реагировать. Это же Вадим. Клоун, одним словом».

Папа не переставал звонить мне даже на уроках. Я поставила беззвучный режим и погрузилась сегодня в учёбу. Мозг работал как компьютер. Несмотря на мой недосып, я была в отличной форме, в полном адеквате и успевала выполнять задания быстрее всех. Сама себе завидовала.

«Когда такое было?!

На меня положительно влияет Настя?»

Я даже на физкультуру сходила и сдала все свои долги по нормативам.

После уроков, на автопилоте, чуть не уехала домой. Вспомнила, когда уже автобус подъехал. Я его проигнорировала и побежала на другую остановку через дорогу.

Настин сосед, пожилой мужчина с собакой, рассматривал меня с ног до головы, когда я открывала её квартиру. Он даже лифт свой пропустил из-за любопытства.

Наконец-то дверь мне поддалась, и любопытный зевака остался стоять на лестничной площадке один. Теперь он подумает обо мне что-нибудь.

«Это бесит, хотя должно быть всё равно…»

Я только переоделась, поставила чайник, умылась и приехала Настя. Вышла из кухни и застала её в гостиной с моим телефоном в руках. Она подозвала меня указательным пальцем и протянула телефон, чуть ли не тыча в лицо.

На дисплее вновь звонил папа…

«Какой раз уже?!»

– Ответь на звонок.

– Насть… Я знаю, что он мне скажет. Сейчас перестанет звонить, и я напишу ему сообщение.

– Не ответишь, я сама это сделаю.

Я выхватила у неё свой телефон и ушла в спальню.

Хотелось поговорить с ним один на один.

– Да, пап.

– Анна! Неужели! Куда ты пропала? Во сколько уехала в школу? Я проснулся в шесть утра, тебя уже не было. Что происходит?

– Я уехала ночью. Поживу у подруги.

– У какой ещё подруги? У нас самолёт завтра! Немедленно вернись домой и собирай свои вещи.

– У тебя самолёт, ты и собирайся. Меня оставьте в покое.

– Анна! Как ты со мной разговариваешь? Мама ждёт нас в Германии! Меня и тебя.

– Я не хочу улетать.

– В чём дело? Ты же не так давно спрашивала меня о возможности внезапно улететь домой?!

– Это был просто вопрос.

– Объясни мне, почему я перестал понимать свою дочь?

– Потому что я больше не ребёнок. Я полюбила одного человека, и это делает меня счастливой.

– Какого ещё человека? Мы ведь договорились, что ты вернёшься домой и…

– Нет, папа! Я останусь здесь.

– Ты не можешь остаться одна в чужой стране. Прекрати морочить мне голову, и я жду тебя дома через час. Время пошло.

– Я не приеду.

– Тогда я приеду сам.

– Папа, если не хотите потерять меня навсегда, не надо меня искать. Я вернусь домой, когда посчитаю нужным.

– Что я должен сказать маме?

– Скажи, что я остаюсь, и лети к ней.

Кажется, папа психанул. Он бросил трубку, не дав мне закончить мысль.

Сзади раздалось покашливание.

Анастасия стояла, оперевшись об дверной косяк, и смотрела на меня.

– Ты не перегнула?

– Нет.

– А я думаю, что да.

– И что мне делать? Ехать извиняться, а потом лететь домой?

– Это тебе решать. Мне бы не хотелось быть причиной твоей ссоры с родителями.

– Ты не причина.

– А что же?

Женщина мягко прошлась по комнате и остановилась передо мной. Я сидела на кровати и её живот был на уровне моего лица. Не могла не притянуть её к себе и не поцеловать нежную кожу под футболкой.

– Ты – просто моя Настя.

– Ты уверена в этом?

Я строго взглянула на неё. Женщина сразу же поправила себя:

– Уверена, что правильно поступаешь?

– Да. Даже если неправильно, сейчас возможно только так.

– Кстати! Я хотела поругать тебя, – Настя подняла моё лицо за подбородок. – Ты трогала мои духи?

– Какие?

– Которые стояли на видном месте. Зелёный прозрачный бутылек с надписью Trussardi.

– Я не видела их вообще.

Женщина прищурилась.

– Ну конечно, ты мне не веришь. С самого первого дня и по сегодняшний.

– Обидно? – она улыбнулась, при этом оставаясь холодной.

– Вообще, да.

– Значит не делай так, чтобы тебя хотелось обидеть.

– А утром, что было не так? Ты не попробовала завтрак. Для тебя его готовила… несколько часов.

– Я не ем по утрам. Максимум – это кофе, если не опаздываю. Ладно, отпусти меня, пойду немного расслаблюсь в ванной и буду собираться.

– Куда?

– Не твоё дело, – щёлкнула меня по носу и закрылась в ванной.

«Вроде отношения, а всё равно какие-то секреты. Их полно. Она и есть секрет на каблуках. Всё у неё скрытно и недоступно.

Когда-нибудь, я надеюсь, она будет более открыта со мной».

***

После часа, проведённого в ванной, Настя, действительно, стала куда-то собираться. Платье вечернее надела, волосы накрутила, духи у меня спрашивала не так давно.

«Будто на свидание собирается».

Я наблюдала, как она красит губы и аккуратно обводит их контур карандашом. Затем сияющая пудра, и моя женщина становится самой красивой.

– Насть, я серьёзно, куда ты идёшь?

– На вечеринку.

– На какую?

– Новогодний корпоратив с коллегами.

– Можно с тобой?

Женщина бросает убийственный взгляд через зеркало.

– Ты с ума сошла?

– А что здесь такого? Я могу не ходить за тобой, а просто ждать в машине.

– Нет и ещё раз нет! – повернулась ко мне лицом. – Как я выгляжу?

– Ты и сама знаешь, что хорошо.

Настя улыбнулась и едва заметно кивнула.

– Ты идёшь одна?

– Нет.

– Как это нет? А с кем?

– Со своим знакомым.

– Почему ты идёшь с ним?

– Анна! Прекращай! Я с ним не спать собралась, а просто иду на корпоратив. Какие могут быть проблемы? – впервые за всё время, что я здесь, она повысила на меня голос.

– Прости. Я знаю…

Настя больше ничего не сказала, взяла сумочку, вызвала такси и уехала.

«Скорее всего, вернётся выпившая».

Я смотрела на часы и делала уроки, смотрела на часы и готовила ужин, смотрела на часы и, по идее, должна ложиться спать…

«Но какой там может быть сон?!

Она где-то и с кем-то зажигает, а время уже почти утро.

На звонки не отвечает, смс игнорирует…

Я понимаю, она взрослая и имеет право отдыхать как ей хочется, но меня нервирует то, что рядом с ней вьются какие-нибудь мужчины. Не поверю, что они в ней не рассматривают женщину. Поди так и норовят залезть к Насте под юбку. Спокойно, я не должна об этом думать. Я должна доверять ей».

Настя приехала, когда я уже спала. Меня разбудил грохот в гостиной, и я поднялась посмотреть, что происходит. Накинула её халат и приоткрыла дверь.

Она догонялась вином, которое пила из горла, и сидела на полу рядом с диваном.

«Боже, как это отвратительно выглядит… Красивая, элегантная, деловая женщина приезжает домой еле стоя на ногах и продолжает пить».

Я вышла к ней, так, чтобы она меня видела.

– Настя! Давай я помогу тебе раздеться. Тебе нужно поспать.

Женщина отталкивает меня и морщится от слишком большого глотка. Со стуком ставит бутылку на стол и переводит на меня свой рассеянный взгляд:

– Ты… отведи меня в ванную.

– Зачем столько пить?..

– А это, не твоё дело. У нас сегодня был праздник, и мы имеем право напиться всем коллективом.

Настя оперлась об моё плечо, и мы еле-еле доползли до ванной.

Я помогла ей избавиться от одежды, залезть в ванную, чтобы она не скользила и не ударялась, включила тёплую воду и контролировала, чтобы Настя не уснула.

Несколько раз я всматривалась в тёмно-красное пятно на её шее и старалась придумать самой себе объяснение, но когда я подошла к ней ближе и присела на корточки, по коже прошелся неприятный озноб и в сердце странно заныло. Это был засос.

«Кто это сделал? Или с кем? С кем она это сделала? Говорила же, что не будет ничего подобного».

Я встала, выпрямилась в спине и покинула ванную.

«Такое ощущение, будто это я выпила сегодня… Как-то заштормило нехорошо».

Я взяла Настину бутылку и сделала один большой глоток. Горло обожгло, и я скривилась, как после лимона.

Сегодня мы не должны ссориться и разговаривать на тему её корпоратива и последствий. Обо всём позже. Надеюсь, она скажет что-нибудь вразумительное и я пойму, что сама себя накрутила.

Через полчаса Настя была в гостиной: с мокрыми волосами, укутанная в полотенце. А я молча ушла в постель.

Когда она легла, я не слышала, так как уже уснула. Чувствовала только её запах: алкоголь плюс рождественское печенье с корицей. Странное описание, но она именно так пахнет, когда дома.

***

Утром я проснулась уже одна в постели.

«Воскресенье, девять утра, а Насти уже где-то нет.

Через каких-то пять дней Новый год, а у меня нет никаких планов. Где я буду, с кем… Не знаю.

Всегда встречала этот праздник в семейном кругу. Мы ставили дерево, наряжали, я сама делала игрушки и ещё вешали шоколад, как украшение. В детстве с Густавом мы закрывали глаза и вслепую срезали эти шоколадки. На удачу! Вкусная попадётся или не очень вкусная?! Раз срезал, будь добр съедай. А потом мы ездили в Берлин на все каникулы, и это были самые прекрасные дни. Я целый год ждала этих праздников».

Ударилась в воспоминания и так захотелось снова быть маленькой и беззаботной.

Пока я вспоминала, до меня дошёл запах какой-то выпечки или не выпечки… Но это явно запах чего-то съедобного.

Я быстро привела себя в порядок и пошла на запах, откуда он доносился всё сильнее и сильнее.

Настя стояла у плиты и пекла блины, аккуратно их разливая и ловко переворачивая лопаткой.

Она была в спортивных лосинах и свободной майке, будто в спортзал собралась. Её бедра выглядели великолепно…

– Доброе утро, хорёк, – мельком посмотрела она на меня и вернулась к своему занятию.

– Доброе. Теперь всегда меня так называть будешь?

– Тебе не нравится?!

– Без разницы.

Я села за стол и всматривалась в её шею, пока она мельтешила над столом.

«Не видно практически, уже замазала».

– Налей себе чай сама, я тут как проклятая у плиты с самого утра.

– Хорошо.

Наливаю чай и всё сильнее хочется начать разговор о вчерашнем.

– Насть?! Ничего не расскажешь?

– О чём?

– Как вчерашний корпоратив прошёл? К примеру…

– Ничего особенного, всё как всегда. Пьяные учителя, разговоры о детях, о системе образования и тому подобное.

– А тот мужчина, с которым ты ездила. Он… тоже из нашей школы?

– Не совсем так. Он был когда-то моим преподавателем в университете.

«То, что она говорит, никак не указывает на засос. Кто это был?! Спросить прямо? А может, для неё это нормально, изменять?!.. Нужно выяснить. Тянуть нельзя в этой ситуации».

– Это он тебя поцеловал?

На пару секунд она замерла.

– Что? Я понятия не имею, о чём ты говоришь. Ясно?!

Женщина бросила приборы в раковину, которые держала в руках, и ушла в другую комнату.

Она игнорировала меня целый день, а я не стала выпрашивать прощение.

«Жить с ней, действительно, очень сложно. Она не преувеличивала, когда говорила об этом».

Уже ближе к вечеру, я увидела её в коридоре. Настя надевала беговые кроссовки и с кем-то мило беседовала по телефону. Собеседник явно был мужчиной, судя по Настиным придыханиям, звонкому смеху и ужасному кокетству в голосе.

Она не прятала от меня эти разговоры, не прятала даже свои глаза.

Женщина несколько раз посмотрела на меня, прежде чем уйти, и даже изобразила воздушный поцелуй в мою сторону.

Пока она где-то пропадала, в голову лезли самые ужасные мысли:

«Вдруг она с ним, в какой-нибудь позе, прикрывает от удовольствия глаза и не помнит о моём существовании».

Чем дольше её не было, тем сильнее меня добивали эти ужасные эмоции.

Пришла домой Настя с букетом цветов. Да, тех самых, которые не успевают завять.

Она бережно ставит их в вазу и, увидев меня на диване, подходит ближе.

Я щёлкаю кнопками на пульте, мучаю бедный телевизор и, честное слово, держу себя в руках изо всех сил.

Настя забирает пульт, жмёт на красную кнопку и бросает его в сторону.

– Видела время? Почему не спишь ещё?

– Я не хочу спать. Кто подарил? – киваю в сторону свежего букета.

– Мой приятель.

– Какой внимательный… Молодец. Он хоть не просто так это делает? Перепало ему что-нибудь?

– Может и перепало, – теперь её тон тоже меняется.

– И как тебе с ним?

– Получше, чем с некоторыми.

– Тогда нужно хорошо присмотреться к нему.

Я быстро преодолела ничтожное расстояние между нами и повалила её на диван. Никаких прелюдий – только секс, и меня будто оглушает. Нереально-сильное желание, вызванное плохими эмоциями и ревностью.

«Настя будто специально выводит меня на эмоции. Уже который раз она это делает.

Этой женщине не живётся спокойно, обязательно нужно подливать керосин в мои чувства».

Я лежала на животе на мягком диване и смотрела в пол. Настя сидела рядом и гладила меня по спине своими холодными пальцами.

Между нами что-то происходило в такие моменты. Не плохое, не хорошее… какая-то, никому неведомая пустота.

Мы часто ссорились, заводились с пустого места, она специально меня провоцировала, случался безумный секс, а потом тишина.

Это ведь не прощение, не перемирие, не продолжение каких-то обид…

Мне стало казаться, что мы ненужные друг другу люди, но в это же время – нам нельзя быть врозь.

«Мы встретились при дурацких обстоятельствах, и наши отношения тоже начались как-то не так.

Однажды просто проскочила связь на пьяную и дурную голову, и с чего-то мы решили, что это любовь.

Вернее… я так решила».

Для Насти это как было разнообразием в личной жизни, так и оставалось.

Я несколько дней уже живу у неё и желания вернуться в Германию – нет. Есть желание побыть одной. Просто пожить одной какое-то время и подумать о дальнейшем.

«Может, я уеду в Петербург и найду маму?! Я хочу поговорить с ней. Надеюсь, она не подумает, что я ищу её, чтобы предъявить что-то… Я вполне счастливо жила и живу до сих пор».

Почему-то я чувствую, что она должна понять меня. Мне было бы не страшно рассказать ей о Насте…

========== Двенадцатая часть ==========

Осталась всего пара дней до новогодних праздников. Мы с Настей не разговаривали на эту тему, и я решила, что было бы неплохо уточнить о планах.

«Есть ли они у неё или, может быть, у нас?!»

Анастасия всё время по каким-то делам носится, вечно в бегах, перекусывает на ходу, а приехав домой, заводится из-за какого-нибудь пустяка. Раздувает ссору на пустом месте… Последний раз, она начала на меня кричать из-за открытой двери. Забываю закрывать межкомнатные двери, могу убежать в школу и оставить открытой дверь в спальню или в гардеробную.

Утром я обнаружила Настю на кухне. Она была собранной, посматривала в телефон и пила свежесваренный кофе.

– Доброе утро. Ты уже уходишь?

– Привет, – привстала женщина и стала поторапливаться, когда я вошла в комнату. – Да, пора бежать.

– Как обычно, до вечера?

– Вернусь позже. Ты уже будешь спать.

– Папа всё-таки улетел в Германию. Мне звонил его напарник с работы, он просит дать ему адрес, где я живу.

– Зачем?

– Родители оставили мне няньку. А мама вообще на меня обиделась, что я домой не вернулась. Хорошо, что она отходчивая и уже через пару недель всё забудет.

Настя молча пошла в коридор, обуваться.

– Мне можно дать твой адрес? Просто родители волнуются…

– Делай что хочешь. Что-то ещё?

Я обратила внимание, что держу Настю за рукав шубы и не даю ей уйти.

– Нет, ничего. До вечера.

Она уходит, как только я отпускаю её руку.

Каникулы только наступили, а мне уже снова хотелось на уроки. Сидеть одной дома слишком скучно. Конечно, я стала больше рисовать и общаться с виртуальными знакомыми в соцсетях, но живого общения с людьми мне не хватало. Думаю, если мы увидимся с Романом, ничего плохого не произойдёт. Мы ведь друзья.

Недолго думая, написала ему сообщение, и мы созвонились.

Решили прогуляться на улице, сходить на горку, потом поесть какую-нибудь вкусную пиццу. Мне нравится, что Ромка всегда так лёгок на подъём. Как говорится, за любой кипишь.

Увиделись мы у Настиного дома. Он сказал, что знает, где живет директриса, и приехал сам.

Ждал меня у подъезда с каким-то красным пакетом в руках. Конечно, пока я вышла, его шапку слегка запорошило снегом. Никогда не видела столько снега зимой.

– Привет, Анна. С наступающим! Это тебе, – протянул мне пакет. Он как настоящий Санта в красной шапке.

– Спасибо! Что это?

– Подарок. Думаю, тебе понравится, мы с Вадимом вместе выбирали.

– Прости, я не позаботилась о подарке…

– Перестань! Как дела расскажи лучше? Из тебя вечно не вытянешь ни слова. Кирилловна не обижает?

– Никогда не замечала, что ты её так ужасно называешь.

– Как мне её ещё называть? Кстати, мне интересно, как ты её зовёшь?

– По имени.

– Просто Настей?

– Да.

– А как же всякие прикольные «зайки»?

– Это не про нас.

– А она тебя тоже только по имени называет?

– Да.

«Не стану же я рассказывать ему, что она меня хорьком зовёт периодически. Приклеится ещё прозвище… на всю школу».

– Ты не ответила. Не обижает тебя?

– Нет. Зачем ей это делать?

– Да мало ли! Видел я, как она орёт в школе, вот и спросил. Вместе на праздники будете?

– Не знаю ещё. С этой темой, вообще, ничего не ясно.

– Как не знаешь? Ты смотрела какое сегодня число? Некоторые уже салаты строгают, а ты ещё не знаешь… Что она говорит?

– Ничего. У неё много работы…

– Какой работы? У нас каникулы. Учителя в школу приходят подвести итоги и чай попить. Твоя Настя тормозит что ли? Спроси сегодня.

– Я и собиралась сегодня, только вечером.

Так хорошо и открыто, как сегодня, мы с Ромкой ещё не общались. Я будто с родным человеком поговорила. Нужно было нам так раньше выбраться куда-нибудь и погулять.

Позже к нам присоединился Вадим, и мы решили немного выпить. За наступающий год, за то, чтобы в жизни всё получалось, как мы того желаем, за любовь, и чтобы она никогда не заканчивалась.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю