290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дисциплина (СИ) » Текст книги (страница 2)
Дисциплина (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 21:30

Текст книги "Дисциплина (СИ)"


Автор книги: Ingerda




Жанры:

   

Фемслеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 11 страниц)

Думаю, я должна принять предложение. Хоть раз.

Свернув записку в тот же бумажный комок, которым он ко мне прилетел, я огляделась по сторонам.

Тот самый Костя с задранной чёлкой подмигнул мне.

Значит, он мне бросил эту записку. Я киваю ему, и он что-то шепчет соседу по парте. С тем парнем я ещё не знакома, но он показывает мне большой палец вверх.

«Они рады?

А что насчёт девушек? Как они отреагируют?! Ладно, об этом узнаю после урока».

Звонок прозвенел слишком внезапно. Кто-то недовольно завопил, кто-то, напротив, сдал тетрадь и выбежал из кабинета.

Следующая у нас геометрия, учитель и кабинет не меняются, поэтому можно сидеть и не двигаться.

Ко мне подошли парни.

Костя и его сосед по парте.

– Анна? Так ты это… Идёшь тоже?

Костя больше не зовёт меня новенькой. Очень радует.

– Хотела бы, если мероприятие правда состоится, вы ведь не собирались снова подшутить?

– Нет. Объявление о дискотеке второй день на первом этаже висит. Не видела?

– Не смотрела просто.

– Кстати! Это Вадим, но можешь звать его просто Вадик.

– Очень приятно.

– Анна? А почему не Аня? – парень легко пожимает мою руку. Я думала, что так здороваются только мужчины. Мне не нравится это ощущение, его ладонь слишком резкая и влажная. Я вынимаю руку, практически сразу, после рукопожатия.

– Она немка, Вадь… и просто Анна. Я прав?

– Да, спасибо.

«Странный этот Костя. Такое ощущение, что всё это время вовсе не он надо мной насмехался. Может, он просто подумал, что это глупо. Таким он мне нравится больше. Парни не должны искать повод, чтобы подколоть девушку. Даже если она не нравится ему как девушка. Они ведь знают, что девчонки в любом случае слабее, зачем обижают?»

У меня в лицее задирой был Густав, но он всегда старался обидеть или задеть равных себе. Для меня он был просто друг, староста, одноклассник. И никогда он не воспринимался как какой-то хулиган, хотя являлся таковым.

После того как мы решили с тем, что я иду на дискотеку со всеми, я скинулась с парнями на какие-то напитки, и они пошли на большой перемене в магазин.

После уроков все пошли по домам и договорились прийти к пяти часам. Дискотека до восьми, а потом всех развозит автобус.

«Надо будет поговорить с родителями. Но как?»

Я точно знаю, что моя семья не очень хорошо относится к этим мероприятиям. Начнём с того, что грешно слушать западную музыку, она негативно влияет на психику.

Поэтому я музыку практически не слушаю, мне мамы достаточно, которая репетирует с утра до вечера перед концертами.

***

Пришла домой я первая. Родители на работе.

Звоню маме.

– Да, Анна!

– Мам, я тебя очень отвлекаю?

– Нет, говори, что хотела.

– Могу я посетить школьное… мероприятие сегодня?

– Что за мероприятие?

– Дискотека.

– Анна! Мы обсуждали это неоднократно. Дискотека не является школьным мероприятием. Тебе там делать нечего!

– Но, мам!

– Я сказала, нет! Ты знаешь, что происходит на этих дискотеках? Сплошное безумие!

– Но там же будут учителя! Дежурные. Всё под контролем школы.

– Нет! Ты на дискотеки ходить не будешь. Есть уроки на завтра?

– Есть…

– Вот садись и делай! А после позаботься об ужине. Мы с отцом будем поздно, под утро или завтра утром. Думаю, я не в состоянии буду стоять у плиты.

– Почему так поздно?

– У меня репетиция до часу ночи, а потом я заеду к отцу на работу. У нас годовщина, а мы погрязли в делах.

– Вы же не отмечаете годовщины…

– Верно, но сейчас особая дата: мы вместе уже двадцать лет и стоит отметить это.

– Мама! Получается, ты нарушишь правила? И папа тоже?

– Это необязательные правила. Всё, Анна! Я должна работать. Занимайся уроками. Пока.

– Пока.

Сказать, что было очень обидно, ничего не сказать.

Мне плакать хотелось… К тому же, я пообещала, что приду, и отдала триста рублей.

«Я ведь просто хотела попробовать подружиться с ребятами, ничем плохим я заниматься не собиралась. Почему мама так сильно возмущена?! Что такого происходит на дискотеках, что она сразу готова посадить меня под домашний арест?!»

Я занялась ужином, раз уж больше ничего не выйдет.

Настроение было испорчено, поэтому я даже не хотела заморачиваться. Что приготовлю, то и приготовлю.

Закончив приготовление, я могла бы спокойно отдохнуть, а потом сесть за уроки, но нечаянно я посмотрела на часы. Была уже половина пятого.

Значит, ребята уже в пути и через полчаса будут веселиться. Без меня. Потому, что мама сказала мне – «нет».

Мне семнадцать лет, а родители управляют мной, будто я совсем ещё ребёнок. Я даже нижнее бельё себе не покупала самостоятельно. Всегда мама этим занимается. Единственный раз я сама купила себе джинсы не так давно. И то, мама сказала, что в них ходить нельзя, поехала в магазин и обменяла их на другие. Которые понравились ей.

Я училась среди подростков уже имеющих право распоряжаться своей жизнью, своими желаниями, своим временем, и мне просто было неуютно быть собой среди них.

А им, кажется, просто смешно смотреть на меня.

Что я сейчас могла бы сделать? У меня ровно полчаса и один шанс на собственное решение.

«Либо я слушаюсь родителей и делаю уроки, либо я хоть раз в жизни иду на эту дискотеку».

Я ведь уверена, что выпускной тоже пройдёт мимо меня. Родители не допустят моего присутствия на нём. А после окончания школы я поступлю в медицинский университет и выйду замуж за того, кого мне выберут.

«Вся моя жизнь уже решена на десять лет вперёд. И раз так, можно же хоть разок сходить и расслабиться?! Узнать, как это – быть другим».

***

Впервые в жизни я не послушала своих родителей. Я опоздала на целый час и выглядела немного иначе, чем остальные.

В огромном помещении, похожем на спортивный зал, только со сценой, очень громко играла музыка. Она буквально бомбила и оглушала. Я не могла двигаться какое-то время, а просто всматривалась в толпу подростков, которые кричали под эту музыку и танцевали.

«Как они слышат друг друга?!»

Ко мне подошла директриса, она была в верхней одежде. Скорее всего, уже уходила домой и зашла всех проверить. Я вообще ничего не слышала… Либо она тихо говорила, либо было так громко.

Я просто кивала ей, на что получила улыбку в ответ. Даже забавно вышло, я не знаю, что она говорила, но, кажется, я порадовала Анастасию Кирилловну.

Когда меня заметили одноклассники, первой подошла Кристина – как ни в чём не бывало. Словно и не было между нами никаких разладов.

– Привет, Анна! Парни сказали, что ты с нами сегодня. Честно, я не поверила им, пока сама тебя не увидела. Чего ты стены подпираешь, идём же с нами?

Кристина схватила меня за руку и потащила в центр зала. Здесь меня поприветствовали все одноклассники и сразу же протянули мне жестяную баночку колы.

– Выпей это! – Костя держал баночку перед моим лицом.

– Я не очень люблю газировку.

Все засмеялись.

«Что смешного я сказала?!»

– Я тоже не люблю, а это особенная. Пробуй давай, понравится.

Я посмотрела на ребят, они все как один кивали мне. Я приняла из рук Кости баночку и сделала два больших глотка.

«О господи! Что это за напиток?»

Горло моментально обожгло, появился привкус горечи… а жар распространился дальше. Я непроизвольно схватилась за рубашку Вадика. Он, посмеиваясь, придержал меня.

– Анна, ты чего? Не пила раньше?

Костя вглядывался в мои глаза.

– Что вы мне дали?

– До дна, Анют, а потом расскажем.

Кристина погладила мои волосы, убрала их в сторону и, придерживая жестяную баночку, наклоняла её прямо в мой рот. Я не могла пить так быстро, поэтому многое лилось мимо, прямо по шее и одежде.

После парни радостно захлопали и сжали в кулаке эту баночку. У меня жутко кружилась голова, вся громкая музыка была вакуумной. Я была где-то не здесь.

Перед глазами всё плыло, вблизи своего лица я увидела Вадика и почувствовала, как он дышит мне в лицо. Вновь неприятные ощущения охватили меня, и его запах изо рта заставил поморщиться. Я дёрнулась назад и ударилась головой об какого-то ученика. Совсем забыла, что здесь так много людей и все плотно друг к другу. Наверное, чтобы учителя не видели алкоголь… Я ведь действительно выпила что-то алкогольное! Меня невозможно кружило и расслаблялись конечности. В следующую минуту Вадик коснулся своими губами моих. Я не двигалась… А парень просто обсасывал мои губы и старался придерживать за талию.

Мне хотелось сбежать! Внезапно перед глазами появился образ родителей и их разочарование во мне. Я легко оттолкнула Вадима и, держась за каждого встречного, выбиралась из толпы. Покинув танцевальный зал, я будто вышла на свежий воздух. Рухнула на колени и тяжело задышала ртом.

Моя голова действительно так сильно кружилась, что мне хотелось лечь на пол и лежать. Слава богу, что никто из ребят и из учителей за мной не пошёл. Было бы очень стыдно показаться в таком виде… Я делала усилия над собой, но не могла подняться на ноги, кажется, становилось только хуже. Я была будто заперта и обездвижена в собственном теле, оно абсолютно не слушалось меня, хотя сознание не покидало, и я могла трезво мыслить. Если слово «трезво», вообще, уместно сейчас.

– Поднимайся! – услышала голос над собой. Он будто не принадлежал ни мужчине, ни женщине. Что-то в нём было знакомое и совсем чужое одновременно.

Я сделала ещё одну попытку подняться, но всё, что я могу, это встать на колени… Далее, меня одолевают тошнота и головокружение.

Я представила, что это моя мама… Стоит сейчас надо мной, осуждающе смотрит на меня, сдерживается, чтобы не выпороть, и уже уготовила мне наказание… А самое главное, я испортила их с папой годовщину.

«Я самая ужасная дочь на свете» – и эта мысль, вперемешку с тем, что из себя я не могу и слова выдавить, прорвала меня на слёзы.

Я плачу потому, что я поступила неверно. Мне жаль.

Холодные руки поднимают меня за плечи, и я моментально оказываюсь на ногах.

Руки не мамины. Эти руки слишком холодные и чужие, я чувствую их холод через водолазку. Духи – слишком резкие, но оставляют приятное горько-сладкое послевкусие. Будто сам дьявол спустился ко мне за мои поступки.

Я пыталась повернуть голову, чтобы рассмотреть человека, который меня поднял, и в этот момент меня накрывают чёрной тканью, пропитанной этими же духами.

Перед собой я совершенно ничего не вижу, ступаю медленно, меня то и дело подталкивают.

Чувствую, что мы на улице, кто-то говорит в мою сторону: «Здравствуйте», но это явно не мне, так как меня накрыли.

Ведущий меня человек не отвечает ни на одно приветствие – просто ведёт меня.

Потом эти холодные руки приподняли меня и усадили в машину.

Внутри я дрожала как осиновый лист, но с другой стороны, я не верила, что меня похищают прямо из здания школы. «Может быть, это спланированная операция? И ведёт меня Кристина? Куда? К Вадику?!»

Я запаниковала и попыталась сорвать с головы чёрную ткань или постараться присмотреться сквозь неё, но в нос что-то ударило. Слишком сильный запах. Почти как спирт, только с каким-то другим запахом, и я отключилась.

***

Утро наступило отвратительно. Меня всю ночь бросало то в жар, то в холод… Будто я не банку какой-то дряни выпила, а целую цистерну.

Рядом со мной кто-то был. Какая-то женщина с холодными руками, а под утро я слышала, как она ушла.

Проснулась я от телефонного звонка и побледнела, увидев на дисплее – «мама».

– Да, мам.

– Привет, Анна. Мы едем домой. Всё хорошо? Ты в школе уже?

– Да… – мой хриплый голос мог выдать сонное состояние.

– Хорошо. Купить что-нибудь вкусное?

– Спасибо, я бы не отказалась.

– Тогда заедем в магазин. Увидимся дома. Хорошо учись.

«Я ведь действительно должна быть уже в школе! Боже! Где я вообще нахожусь?.. Я не понимаю, что за обстановка вокруг: на подоконниках огромные старинные вазы, вокруг всё слишком ослепительно-белое.

На мне – минимум одежды. Господи, меня кто-то трогал! Холодные руки! Кому они принадлежат?! Меня правда похитили?»

Спустившись с кровати, на которой я проснулась, медленно подошла к двери и приоткрыла её.

В тот же момент практически столкнулась с женщиной в чёрном фартуке. Она везла еду прямо мне в комнату. На какой-то металлической тележке.

– Здравствуйте! Где я могу оставить ваш завтрак?

– Мой завтрак?.. Здесь!

Я указала на тумбочку, рядом с кроватью, и женщина расставила еду.

– Я могу ещё вам быть полезна?

– Где я нахожусь?

Женщина посмотрела на меня как на умалишенную.

– Вы в номере отеля. Взгляните в окно и поймёте, где находитесь территориально. Ваша… смею предположить, что мама, оплатила номер до вечера и заказала завтрак. Вы чувствуете себя лучше? На вас лица не было.

– Можете идти, спасибо.

«Моя мама? Интересно, кто решил прикинуться моей мамой? Может, она нашла меня? Но как? Она ведь жила в Петербурге и понятия не имеет, что судьба снова забросила меня в Россию.

Стало быть, это не она.

Надо было спросить у этой женщины, как выглядела «моя мама».

Хотя нет, это было бы странно. Я что, свою мать в лицо не знаю?!

Поеду в школу. О Боже, все мои принадлежности остались дома… Родители удивятся, если я сейчас вернусь за ними. Придётся идти так».

Снова стало неловко оттого, что я в нижнем белье. Кто-то видел меня в таком виде, как стыдно…

«А вдруг меня и без одежды видели, а я как овощ лежала и помогала снять с себя вещи?!

Нет-нет-нет! Это исключено!

Меня без одежды может видеть только муж. Когда он появится».

Я быстро собралась, позавтракала и бегом в школу. Денег с собой не оказалось, поэтому пришлось идти пешком. На пороге школы мне не повезло. Очень не повезло! Я увидела Анастасию Кирилловну, которая уверенно и быстро направлялась в мою сторону.

Она перехватила меня, прежде чем моя нога оказалась за пределами здания школы. Её сильная хватка болезненно распространилась по всей руке, хотя она всего лишь поймала за локоть.

– Анна! Вы опоздали на уроки! – смотрела она на меня с каким-то ледяным коварством.

– Анастасия Кирилловна, кое-что произошло… Я прошу прощения! Больше никогда этого не повторится.

– Ваши родители в курсе произошедшего?

Вот теперь меня будто ледяной водой окатили.

– Нет…

– Научились врать? Чему ещё? Надо сказать, вы не перестаете меня удивлять, Анна.

– Я не обманывала родителей. Я просто ничего им не сказала. Вы сами посоветовали посетить дискотеку…

– Может, я еще посоветовала вам напиться и принять наркотики?

– Что? Я не принимала. Откуда вы знали, что я… Вам сказали одноклассники?

Эта дьявольская женщина всё делала специально. Она задавала мне вопросы, от которых по коже шли мурашки.

– Привыкайте. В этой школе у меня везде есть глаза и уши.

– Но я не принимала наркотиков! – Анастасия Кирилловна закрыла мне рот ладонью. Её рука была далеко не тёплой, я бы даже сказала холодной! – Не кричите, вас услышат! Зачем вы вообще пришли сегодня в школу?

Она задавала вопросы, при этом держа мой рот закрытым. Когда я начала мычать, пытаясь что-то сказать, Анастасия Кирилловна убрала руку.

– Я не могу вернуться сейчас домой. Родители заподозрят…

– Тогда почему вам не сиделось в отеле?

– Об этом вы тоже знаете?! Я ни с кем не спала! Меня отвезли в отель просто так. Я не знаю кто, но ничего не было. Это вообще была женщина. Мне просто помогли! Анастасия Кирилловна! Всё, что вы знаете , не говорите никому. Я исправлюсь! Простите!

– Не делай из меня свою соучастницу. За свои поступки, Анна, отвечай сама. Я пока ничего не буду говорить твоим родителям. Но ключевое слово «пока».

– Спасибо.

Я даже не сразу заметила, что она называет меня на «ты».

– Сегодня я снимаю тебя с уроков. Наводишь порядок в моём кабинете. Вот ключи!

Женщина вложила в мою ладонь связку ключей с брелком в виде эйфелевой башни и, развернувшись на каблуках, ушла в сторону учебной части.

========== Четвёртая часть ==========

Снова тряпки, вёдра, моющие средства, на которые у меня аллергические реакции. Кажется, будто она специально за мной следила и теперь шантажирует.

«С чего она взяла, что я принимала наркотики? Этого не было! Мне кто-то просто помог. А что, если это была она сама? Да ну, глупости! Зачем бы Анастасия Кирилловна делала это?!»

Я отмыла её кабинет, посидела в её кресле, посмотрела из окна… Хотелось увидеть, как выглядит школьный двор из её кабинета.

«Странное ощущение… Она, как какая-то птица, смотрит отсюда и всё всегда видит. Однако, сложная у неё профессия».

Не давали покоя таблетки, стоявшие возле огромной вазы с лилиями. Всё написано на каком-то, похожем на арабский языке.

«От чего они? Может, у этой женщины какие-то проблемы со здоровьем?!»

Я вертела баночку с таблетками, пока нечаянно не выронила её, и содержимое рассыпалось по всему кабинету. По закону подлости нужно было ещё, чтобы Анастасия Кирилловна в этот момент зашла. Ну да, закон подлости существует, она зашла в свой кабинет. Я моментально бросила эту пустую баночку в вазу.

Буду надеяться, что она не видела.

– Я закончила уборку! – говорю очень громко, из-за страха быть пойманной.

– Я вижу. Можешь идти.

«Эта женщина какая-то хмурая вернулась. Как я могу покинуть её кабинет, зная, что по всему полу разбросаны мелкие синие таблетки?»

– Анастасия Кирилловна, разрешите… остаться.

– Зачем?

– Родители думают, что у меня еще дополнительное сегодня.

– Не стыдно?

– Стыдно… Простите.

– Что за предмет?

– Как обычно, русский.

– Учитель ещё на больничном. Можешь идти домой, классный руководитель сообщит твоим родителям о прекращении дополнительных. Временно.

Я стояла словно вкопанная и наблюдала за тем, как женщина проходит мимо меня, наступая на эти крошечные синие таблетки.

– Что-то ещё?

Её голос я услышала не сразу, а как только она проследила за моим взглядом и отодвинула ногу в сторону, всматриваясь прямо в рассыпанное. Я вообще не думая, резко схватила её за плечи. Анастасия Кирилловна в лёгком шоке смотрела на меня.

«Я напугала её своим поведением?! Однозначно. Нет!»

Более того, её выражение лица приобретало оттенок злости на меня. Она непроизвольно покусывала губы, покрытые стойкой бордовой помадой и щурилась. Будто она не на меня смотрела, а в мою душу. И я снова облажалась перед ней.

– Потрудитесь объяснить, какого чёрта, Анна!!!? – она говорила очень громко, а я всё ещё продолжала держать её за плечи.

– Не выражайтесь, пожалуйста…

– Ты, вообще, знаешь, что это?

– Н-нет… Но я всё уберу здесь! Простите меня, это произошло случайно. Это какие-то успокоительные? Хотите, я вам куплю их сама?!

Директриса рассмеялась, смотря мне в глаза. Я заметила, что улыбка делает из неё ещё более красивую женщину, но не такая злая улыбка ей бы пошла. Эта больше сойдёт за оскал.

– Успокоительное потребуется твоим родителям, если ты продолжишь в том же духе!!!

– Но я правда не хотела …

Когда я слышу о родителях моё сердце тут же летит в пропасть. Я очень виновата перед ними, и как я буду заглаживать эту вину – ума не приложу.

Я встала на четвереньки и принялась собирать всё, что рассыпала.

Хорошо, что на белом ковре синие таблетки было хорошо видно или, может, это плохо. Теперь, уже всё равно.

Я собирала их в ладошку, чтобы снова не растерять, а Анастасия Кирилловна сначала поливала свои цветы в кабинете, а потом стала ходить следом за мной.

Такой тихий и утончённый шаг, лёгкое постукивание каблуков, и где-то я уже встречала эти духи …

Я собрала все, даже заглянула под стол, чтобы не упустить ни одной, и уже поднималась на ноги, как вдруг почувствовала ужасную боль в спине! Она заставила меня согнуться в три погибели. Я аж закашлялась от ощущений. Первое, что пришло мне в голову, это я стукнулась обо что-то: стул или стол, или может что-то упало на меня.

Но повернув голову, я была в ужасе! Анастасия Кирилловна, наступила на мою спину одной ногой. Специально! При этом, продолжая смотреть на меня.

– Анастасия Кирилловна, что вы делаете?

– То же, что и ты! Или ты считаешь, что будешь вытворять всякий абсурд и всё будет спускаться тебе с рук? Потому, что ты набожная иностранка?

– Как вы можете?!

– Как я могу? Пересмотри своё поведение! Я не стану повторять тебе каждый раз и вытирать тебе сопли. Никто не будет этого делать. Собрала мусор?

– Да.

Женщина убрала свою ногу и подняла меня на ноги за локоть.

«Господи, как же резко она всегда хватает».

– Выброси всё в урну и чтобы я больше тебя не видела! Только попробуй попасться мне на глаза и я найду за что тебя отчислить!

***

Пока я добиралась до дома, попала под дождь и ужасно сильно промокла. Хоть выжимай…

Не думала, что вообще по прогнозу сегодня дождина. Хотя я не смотрела прогноз, так как не ночевала дома.

В квартиру я практически как водяной зашла, оставляя за собой мокрые следы.

Мама услышала шум в коридоре и тут же вышла из кухни.

– Анна! Ты же простынешь! Быстро, быстро снимай мокрые вещи с себя!

Одежда на мне стала слишком тяжёлой и липкой. Я долго возилась с одной только водолазкой, путаясь в рукавах.

Мама, что-то бурча под нос, повела меня в ванную и там помогла мне избавиться от одежды.

Я переоделась в тёплую пижаму, высушила волосы и заметила мамин нервозный взгляд.

– Мам? Всё в порядке?

– Почему у тебя столько синяков на теле? Одноклассники продолжают тебя обижать?

– Нет-нет, с ними уже всё улажено. Просто… на физкультуре я была не очень осторожна.

– Анна! Ты же девушка. Веди себя правильно и соблюдай осторожность во всём. Мало ли, что и где может тебе навредить. Не забывай, что ты в другой стране.

– Я знаю. Хочу заняться уроками.

– Ступай и пожелай спокойной ночи отцу.

Закрыв дверь в свою комнату, я наконец-то смогла свободно выдохнуть.

Я не думаю, что веду себя как-то ужасно, но почему мне всё чаще и чаще вселяют это чувство?!

Анастасия Кирилловна была чрезвычайно строга ко мне. Она меня с первого дня не так поняла, и теперь моя неверная репутация набирает оборот из-за моей глупости.

«Вдруг её рекомендации посетить дискотеку были лишь проверкой. А я ещё и не отказалась от спиртного.

Да, глупости мне не занимать…

После дискотеки я ещё не видела свой класс, не очень хотелось бы, особенно Вадика. То, как он сделал это с моими губами… О господи!»

Хватаю первую попавшуюся христианскую книгу и начинаю читать. Нужно спутать нехорошие мысли. Нужно забить их, чтобы они не всплывали больше никогда.

Всё бы ничего, но по моей коже пробежало стадо мурашек, когда в моей голове всплыл образ Анастасии Кирилловны. Будто она была вместо Вадика.

Я очень испугалась своих мыслей. Мне непозволительно думать о таких вещах…

«Господи, сотри мои мысли, сотри мои мысли, сотри мои постыдные мысли!»

Я крепко сжимала руки в замок, впиваясь в собственную кожу ногтями и никак не могла выбросить это из головы.

Мое нижнее бельё – мне захотелось от него избавиться. В нём стало неудобно.

Я вроде сняла всю мокрую одежду с себя, но… кажется что-то не так.

Это месячные?! С чего бы?! Только закончились.

Не стала я разбираться, что это и просто переоделась снова, забросив в корзину для белья «испорченную» вещь.

Очень долго не могла уснуть. Никогда бы не подумала, что буду испытывать страх перед тем, как идти в школу.

***

Все уроки были какие-то самостоятельные и проверочные работы, поэтому все мои одноклассники и я вместе с ними смотрели только в свои тетради и не было времени бросаться записками вообще. Меня только напрягало, что Вадик сел позади меня. В связи с последними событиями, мне не хотелось бы даже видеться с ним.

На последнем уроке мы, однозначно, расслабились. Физкультура для нас – как огромная перемена.

Если мы сдали норматив, мы можем играть во что хотим или вообще можем сидеть в раздевалке до конца урока.

Я как раз сидела в раздевалке и делала уроки на завтра, чтобы дома их было поменьше.

– Привет! – Кристина присела рядом. – Куда ты ушла с дискотеки? Сильно плохо было?

– Всё было нормально, просто этот досуг не для меня.

– А что у вас с Вадиком? – глаза девушки прищурились.

– Ничего.

– Но он тебя поцеловал?! При всех. Ты ему нравишься. Помнишь?

– Помню.

– Как он целуется? Тебе понравилось?

– Нормально.

– Нормально? Серьёзно? Он же классный. Знаешь, что староста из нашей параллели слюни по нему пускает? А он предпочёл тебя.

– Думаю, он поспешил с выбором. Меня ведь никто не спросил: нравится он мне вообще или нет?!

– Ты, наверное, шутишь! Он всем нравится. Только лесбиянкам на него плевать. Ты, случаем не?..

– Что?

– Ну… У тебя были парни или тебе нравятся больше девушки?

– У меня есть друг в Германии.

– Твой парень?

– Не знаю ещё. Если родители одобрят его, то он будет моим мужем. А если нет, то найдут другого.

– Ты что, не принимаешь в этом участия?

– Нет. Мои родители поженились так же. А потом у них появилась любовь. Так правильнее! Поэтому, мне никто не нравится. Мне будет нравиться только мой будущий муж.

– Анна, ты будто из прошлого века. Неужели тебе не хочется повстречаться с кем-нибудь? Научиться всему, а потом как удивишь мужа, и он никуда не денется от тебя.

– Спасибо, Кристин, но это не то, чему я хочу научиться в школе.

– Давай, я научу тебя целоваться?

– Ты?

– Да. А что такого? Мы же девочки. В этом ничего страшного или, как там у вас, – «погрешности» нет. Просто расслабься и закрой глаза. Представь, что это Вадик.

– Можно я никого не стану представлять?!

– Как хочешь.

Кристина подсела ко мне вплотную, взяла моё лицо в обе руки, и я почувствовала её губы. Не скажу, что мне было приятно, но это было нежнее, чем с Вадиком.

Она по очереди посасывала мои губы, а я пыталась за ней повторять. Кажется, будто я умела это делать раньше, так как даже умудрилась перехватить поцелуй и управлять им.

Но когда перед глазами стал всплывать образ Анастасии Кирилловны, я тут же отпрянула от Кристины.

– Неплохо, – девушка отсела от меня и улыбнулась. – Теперь понравилось?

– Не могу сказать. Это странно.

– Значит, я уделала Вадика?

– Однозначно.

– О-х-ре-неть!

– А ты с Костей встречаешься?

– Ага.

– Давно?

– Да, уже почти год.

– И как тебе?

– Что «как»?

– Да нет, ничего. Звонок скоро, мне нужно на дополнительное.

– Хорошо. Пока. Подумай насчёт Вадима. И кстати, ты не такая овечка, какой нам показалась с первого дня. Прости за драку.

– Забудем об этом.

Я снова ждала преподавателя возле кабинета. Анастасия Кирилловна дважды проходила мимо, а я опустила голову и поздоровалась с ней себе под нос.

Слава богу, что директриса к моему «здравствуйте», адресованному ей, не придиралась.

С одной стороны, я думала, что она поступила непедагогично…

«Она ведь не имела права унижать меня, а с другой стороны, как поступила я?!

Я же и дома не ночевала впервые в жизни, а если бы всё закончилось хуже? Смогла бы я это от родителей скрыть? Мне и этого события достаточно… Очень тяжело даётся, держать всё в себе».

Дополнительное, наконец-то, состоялось. Учительница ещё не до конца поправилась. Так как периодически ходит с горячим чаем в термосе и старается много не говорить.

После учёбы меня напросился проводить Вадик. Я не стала возражать, мне просто хотелось скорее оказаться дома, и в итоге он всю дорогу о чём-то разговаривал, а я шла молча и пинала камешки, если они попадались под ногами.

Дом встретил меня тишиной, и я разбросала вещи в своей комнате в надежде немного отдохнуть. Только я развалилась на кровати в одном нижнем белье, на пороге моей комнаты возникла мама.

«Как это у неё получилось: тихо сидеть и даже не встретить меня из школы?!»

Я подскочила на кровати и прикрылась одеялом:

– Мама! Я не одета.

Мама молча прошла в мою комнату и присела на край кровати.

«О Боже, в её руках – мое нижнее бельё…»

– Анна! Нам следует пообщаться как женщина с женщиной. – Я замерла. – Тебе кто-то нравится из класса?

– Нет.

– Из школы?

– Нет, мне никто не нравится. Почему ты спрашиваешь об этом?

– Потому, что я перебирала твои вещи в стирку и… Анна, просто расскажи, кто этот человек?

– Мама, нет никакого человека.

– Ты начала скрывать от меня что-то. Я ведь не собираюсь лезть в твою личную жизнь в будущем, но сейчас… Ты ещё совсем юная, наивная, и твой молодой человек будет только из Германии. Я боюсь, что здесь появится какой-нибудь красавчик и разобьёт твоё сердце. Доченька, ты не должна смотреть на парней в школе! Пообещай, на сколько бы мы здесь не задержались, мужчину ты себе не заведёшь.

– Обещаю.

Мама вздёрнула подбородок и вышла из моей комнаты, не забыв захватить бельё, которое она приносила с собой.

Спать я сегодня планировала лечь пораньше, хотелось, наконец-то, выспаться и не клевать носом на уроках. Но этот разговор с мамой просто не давал сомкнуть глаз.

«С чего она решила, что мне кто-то нравится? Скорее всего, это просто её опасения. Услышала где-нибудь от знакомых или подруг, что это возможно, и пришла капать мне на мозги. Ну теперь я ей пообещала, надеюсь, успокоится».

***

С утра в школе как-то серо и все слишком грустные. Понятно, Пётр Петрович раздал результаты самостоятельной.

С алгеброй у меня всегда всё было прекрасно, поэтому моя единственная пятёрка в классе была словно просвет в мрачном небе.

Это была решающая оценка, она решала четвертную оценку у многих ребят.

Думаю, некоторые даже с новой силой меня возненавидели.

На перемене снова Кристина подошла ко мне. С шоколадкой за спиной.

– Анна, угадай, что я тебе принесла!

Девушка села на край моей парты.

– Шоколадку, я уже видела.

– Неинтересно с тобой. Держи, – протянула плитку шоколада с миндалем.

«Ненавижу миндаль, но будет невежливо говорить об этом сейчас».

– Спасибо. В чём подвох?

– Сходи со мной на улицу.

– Зачем? Там идёт дождь.

– Вот поэтому меня все и бреют. Пожалуйста, пожалуйста!

«Интересно, что значит выражение «все бреют»?! Эти русские жаргонные слова… очень странные».

Мне тяжело отказывать людям, поэтому я стояла уже на улице и ждала, когда Кристина покурит.

Стояла я так, чтобы дым не попадал в мою сторону. А то мама снова чего-нибудь надумает.

«Столько бычков под ногами, неужели ребята совсем не берегут своё здоровье?!»

– Твою мать, Анна, побежали! – Кристина резко выхватила из моих рук зонтик и ломанулась в здание школы. Я стояла и не могла сообразить, какого чёрта, вообще, происходит?

До тех пор, пока меня не накрыла тень. И первое, что я увидела, – это чёрные сапоги. Поднявшись по длинным ногам, я снова почувствовала те духи. Они божественны, но мне так страшно их чувствовать.

Резко мои глаза поднимаются, и я встречаюсь с этими синими глазами напротив. Анастасия Кирилловна взглянула на часы, снова на меня, на окурки под моими ногами, особенно на тлеющий окурок, который лежал прямо возле моей ноги.

– Анна… Как у тебя с памятью? – всё также смотря на окурок, прошептала директриса. Будто она не у меня это спрашивала.

– У меня хорошая память.

– Я так не думаю. Где находится мой кабинет?

– На третьем этаже.

– Здорово. Иди туда и жди меня возле двери.

Я ждала её практически весь урок. Мне казалось, что она вообще забыла обо мне, и ещё и поставят «Н» на моём уроке.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю