290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дисциплина (СИ) » Текст книги (страница 7)
Дисциплина (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 21:30

Текст книги "Дисциплина (СИ)"


Автор книги: Ingerda




Жанры:

   

Фемслеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 11 страниц)

– Это её минус. Тут нельзя скромничать. Наша директриса в этом лучше.

«Опять о ней… Все разговоры ведут к ней. Она не только в этом лучшая, хотя… откуда я знаю».

– Хочешь покурить?

– Нет.

– Ну одну затяжку, просто попробуй, – протянул мне свою сигарету и кивнул. – Всё равно никто не узнает, что ты курила. Кстати, как твои родители тебя не убили за волосы?

– Они ещё не знают.

– Ну, тогда пойду за тебя свечку поставлю.

Он ушёл в сторону школы, а я наблюдала за тлеющей между моих пальцев сигаретой.

Чуть пожелтевший фильтр, тонкая струйка густого дыма, едкий запах. Я поднесла сигарету ближе и рассматривала на уровне глаз. Мне больше нравится, когда я представляю себя курящей со стороны, нежели делаю это.

Постояв ещё немного, я потушила окурок об стену школы и пошла в само здание.

Пётр Петрович зачем-то искал меня и, увидев мою спину в школьном буфете, подошёл и резко бросил наш классный журнал на стол.

Я от неожиданности подскочила на ноги и ошарашенно смотрела на учителя.

– Фаргер! К директору! Сколько ещё я должен за тебя выговоров получить?! За курение – будешь отчислена. Поздравляю, судьбу одноклассницы ты повторила.

– Пётр Петрович?! Я не курила…

– Брысь с глаз моих!

С одной стороны, я была рада, что мой план срабатывает, а с другой стороны… «Всё ещё непривычно, когда тебя обвиняют в том, чего ты не совершал».

Я шагала к её кабинету, будто я действительно последние минуты нахожусь в этой школе, и всё бы ничего, но прямо перед дверью меня как током прошибло.

«Она вызовет моего отца, а он, вообще, не в курсе моих затей, родители ещё поссорятся из-за меня…»

Стучу в дверь и начинаю заранее мандражировать.

– Войдите! – голос слишком строгий. Я открыла дверь, прошла в кабинет и присела напротив неё. Директриса всё это время сверлила меня взглядом. Она даже села поудобнее, чтобы смотреть на меня.

– Вы… хотели меня видеть?

Анастасия Кирилловна несколько минут молчала, я морально готовилась к любому повороту, в том числе к вызову родителей.

– Чего ты добиваешься, Анна?

– Ничего.

По спине пробежал мороз, особенно, когда она привстала и нависла над своим столом, ближе меня рассматривая. Директриса открыла свою сумочку и бросила мне ватные диски.

– Губы вытри. В моей школе не ходят в таком виде.

– У меня нормальный вид.

– В зеркале видела себя?

– Вы хотели поговорить о моей внешности?

– Твоя внешность страдает от твоей дурости. Перестали контролировать родители, решила себе позволить всё? На дискотеке напилась, за школой покурила, может, уже и сексом заниматься научилась?

– Может и научилась, вам виднее.

Директриса вышла из-за стола и зашагала по кабинету.

«Как тигр в клетке».

– Я так и знала, что это мне выйдет боком.

«Кажется, мне тоже выходит. Я чувствую, как внутри всё закипает, стоит лишь взглянуть на лилии. Снова тот персонаж в голове, трогающий её за талию. Где он ещё успел её потрогать в тот вечер, пока я добиралась до дома?!»

– Если бы я могла, отчислила бы тебя из школы немедленно! Ты не различаешь…

– Сделайте это! – перебиваю её, и она бросает в мою сторону гневный взгляд. – Я серьёзно! Анастасия Кирилловна, я сама вас об этом прошу.

– Что ты такое говоришь? – она в замешательстве. Голос постепенно садится, и она медленно подходит ко мне. – Ты что-то приняла? Скажи мне честно.

– Вы всё равно не поверите мне.

– Я попробую.

– Просто я сама хочу уйти из школы. Улечу к маме в Германию, восстановлюсь в лицее и спокойно доучусь.

– А что тебе мешает спокойно учиться здесь?

– Настя.

– Кто это?

Я замерла, прежде чем ответить. Но раз я решила идти до конца, нужно сказать правду.

– Это ты.

Директриса подошла ещё ближе, и на расстоянии вытянутой руки я слышала, как стучит её сердце… «Или это моё?!» Она будто очнулась после удара и, надев очки, стала быстро собираться домой. Кажется, кто-то понял, что я имела в виду.

Мне стало намного легче после сказанного. Я и сама услышала со стороны, как это прозвучало моим голосом, и поняла, что она нужна мне.

«Что же сейчас в её голове происходит? Думает, что я сошла с ума? Или ей кажется, что она влипла. Она, вообще, предвидела такой исход?»

Когда она собрала все вещи, не смела уходить первой. Села в своё кресло и крутила в руках шариковую ручку.

– Так ты… подпишешь?

– Что?

Она не привыкла, что я к ней на «ты», и это её смущает. Да и меня тоже… По лицу видно, сразу глаза прячет и будто увлечена чем-то другим.

«О чём я только думала, когда решила, что уже пора?»

– Не знаю я, что там нужно подписывать. Если ничего не нужно, это к лучшему. Когда я могу покинуть это место? – показательно развела руками.

– Напомни, когда мы перешли на «ты»?

– Только что.

Я обратила внимание, как её пальцы на руках подрагивают, но при этом она держит лицо.

– Завтра распечатаю приказ и учишься до конца недели. Родителям сама скажешь или лучше мне им позвонить?

– Сама справлюсь.

– Тогда ты можешь идти.

Мне больше нечего здесь делать, пора домой. До конца недели попробую учиться хорошо.

Сейчас меня ждёт папина реакция на мой новый образ, и лучше с ним сразу поговорить обо всём, чтобы он не строил догадок и чтобы новости на него не сваливались слишком неожиданно.

Нужно предупредить, что я собираюсь вернуться в Германию, и что из школы я ухожу по собственной инициативе.

***

Дома было как-то тихо… Даже свет нигде не горел.

Я сразу прошлась по всем комнатам и убедилась, что дома я всё ещё одна. Может, это и к лучшему. Я успею подготовиться к урокам и подумать о своём. Одиночество стало слишком нравиться.

Через пару минут я услышала, как хлопнула входная дверь, зашелестели пакеты и от коридора до кухни прошли тяжёлые шаги.

– Анна, ты уже дома?

– Да!

Орать из разных комнат – это наша с папой привычка. Мама бы уже сказала: «Выйди и скажи, прекрати орать как в лесу».

– Я сходил в магазин, купил кое-что вкусненькое, пошли поедим? Один не хочу.

– Сейчас.

Я попыталась самостоятельно подровнять волосы, чтобы они не торчали в разные стороны, смыла с губ устрашающую помаду и оставила только чуть подкрашенными глаза.

Папа вовсю суетился. В мамином фартуке, с полотенцем на плече пританцовывал под какую-то песню по радио.

Услышав, как я отодвинула стул, он повернулся ко мне лицом, но, рассмотрев мой вид, отложил все приборы и стал серьёзным.

«Надеюсь, у него там ничего не подгорит».

– Анна, что с тобой? Почему ты обрезала свои волосы?

– Пап, я всё тебе расскажу. Даже если ты не поймёшь меня.

– Я слушаю.

– Мне кажется, что я…

«Стоит ли рассказать ему, что влюбилась? К тому же, не в того человека? Как он может отреагировать?! А вдруг ему с сердцем плохо станет? А мама… Ей вообще нельзя сейчас нервничать».

– Анна?

– Мне показалось, что я выгляжу слишком старомодно и отличаюсь от одноклассников. Это просто мой новый образ. С его помощью мне легче находить общий язык с ребятами.

Это не то, что я хотела сказать. Просто язык не повернулся выкинуть правду.

– Не делай больше ничего подобного или посоветуйся с кем-нибудь.

– Пап, а если бы мне резко захотелось улететь в Германию, мы бы смогли это устроить за пару дней?

– Смогли бы. Ты хочешь улететь домой?

– Я ещё не знаю. Вроде не хочу, но иногда… думаю об этом.

***

Всю неделю, как я себе и обещала, я училась очень хорошо. Ни одной отрицательной оценки, ни одного замечания.

Была уже суббота, а это значит, что я учусь последний день.

Я сидела на литературе, слушала преподавателя, и даже слёзы немного наворачивались. Так привыкла ко всему и ко всем, несмотря на разногласия.

Настю придётся выбросить из головы и начать жить другой жизнью, которая была мне предначертана с самого начала.

Иногда я думаю, что было бы, будь во мне больше смелости, уверенности в себе и была бы я посимпатичнее…

«Тогда я смогла бы встречаться с такой, как Настя?

Что хотят такие женщины? Что им интересно и что их выводит из себя?

Я бы хотела это знать».

Директрису я не вижу всю эту неделю. Её вообще нет в школе…

Пока я бродила по коридорам школы, удалось услышать от учителей, что к ней приехала дочь.

«Я бы хотела посмотреть на неё.

Интересно, насколько они похожи с Настей?»

Ещё я сегодня встретила Вадима в школе. Его приняли обратно. Ромку надо было видеть… Он так не радовался, даже когда выиграл в лотерею, а он этим балуется и ему вечно не везёт.

Странно, что ещё никто не спросил: почему я ухожу из школы, куда планирую дальше и так далее.

Я не ждала сожаления от ребят, но хотя бы из любопытства, я думала, спросят.

Когда уроки закончились, стало ещё обиднее. Никто так и не попрощался со мной. Будто меня и не было здесь всё это время.

Я одевалась возле гардероба, когда Анастасия Кирилловна забежала в школу и чуть не сшибла меня своей расстёгнутой шубой.

Потом она обернулась в мою сторону и кивком указала следовать за ней.

«Школа практически опустела, странно, что она приехала так поздно».

Я последовала за ней в кабинет, сразу, без приглашения, присела на диванчик у выхода и наблюдала за директрисой.

Она скинула с себя шубу, бросила её на тот же диван, на котором я сидела, и встала спиной к двери.

«Анастасия приехала попрощаться со мной?»

– Не поздороваешься со мной?

Женщина скрестила руки на груди, но она вовсе не собранная и серьёзная. Она какая-то даже развязная.

– Как угодно? Здравствуйте или привет?!

Свой пуховик я положила рядом с её шубой. Слишком жарко в её кабинете.

– Сообщила радостную новость родителям?

– Нет ещё. Завтра всё скажу. Мне некуда торопиться.

– Маленькая Анна убегает к мамочке? – улыбается она слишком ехидно.

«Почему меня это злит? Даже не так… Не злит. Какие-то смешанные чувства во мне просыпаются. Боюсь не справиться с ними».

– Я не убегаю. Просто хочу вернуться домой, в свою среду обитания.

– Так внезапно? Мне казалось, что в тебе есть стержень, а вышло так, что он изначально был сломан. Знаешь почему я рада, что ты покинешь мою школу? Здесь не место таким бесхребетным, как ты. Сама ты не сделала и не сделаешь – ничего. Даже молодого человека тебе выбирает семья. Катись отсюда со своими традициями!

– Как вы смеете?

– Уже на «вы»?! – продолжает дарить мне улыбку.

– Директор школы разве может такое говорить?

– Не может. Поэтому я приехала в нерабочее время к человеку, который больше не обучается здесь. Пошла вон!

Каждое её слово, кололо в самое сердце… А последняя фраза – будто повторялась в голове бесконечно. Мои глаза держали в фокусе только её лицо. Ноги заставили подняться и подойти к ней вплотную. Казалось, помимо любви к ней, я испытывала невероятную ненависть. Я крепко схватилась за её рубашку и быстро начала расстёгивать мелкие крючочки. Она всё ещё улыбалась, но улыбка моментально исчезла, стоило мне снять рубашку, бросить её на диван и задрать вверх её бюстгальтер.

Я старалась специально оставлять следы.

– Достаточно! Успокойся.

Настя отталкивает меня за плечи. Это раздражает…

«Своим мужчинам она тоже говорила, когда можно, а когда нет? Или это только мной так можно играть? Я же тоже человек, в конце концов».

Проигнорировав её жест отступления, я очень быстро задрала юбку и спустила колготки.

Директриса перехватывает мои руки одной рукой и старается опустить юбку другой рукой.

Я намного уступаю ей в силе, мне не тягаться с ней, но я снова пытаюсь рискнуть.

Поцелуй. Это то, что на мгновение её обездвижило… И пока она решала, отвечать на него или нет, я пропустила пальцы и резко двинула ими вперёд.

Настя укусила меня и ответила на поцелуй. Она целовала медленно и при этом умудрялась издавать звуки.

Я чувствовала, что мы постепенно сползаем на пол по стене. Настя запрокидывает назад голову, прижимается ко мне и совершенно не контролирует своё тело.

Она задрожала, резко села на пол, а потом и вообще легла. Грудь тяжело вздымалась от сбившегося дыхания, и она успокаивала себя, положив обе руки на грудную клетку. Я подползла ближе и провела рукой по колену. Хотелось сойти с ума окончательно, и, если нам действительно придётся попрощаться, я сделаю это.

Подняв юбку до талии, я провела рукой по самому горячему месту. Она попыталась встать.

– Анна! У меня ребёнок в машине спит. Я не могу больше.

– Я тоже не могу.

Коснулась губами, услышала вздох.

Несколько раз подряд коснулась языком, в моих волосах оказалась её рука. Когда я касалась её, она придавливала мою голову ближе и подавалась навстречу телом, а когда я замирала, она замирала в ответ.

«Невероятно терпеливая женщина».

Я очень осмелела и так втянулась в процесс, что даже удивилась, почему Настя так быстро «сдулась».

Она притянула меня к своему лицу и теперь уже сама поцеловала.

Некоторое время мы находились в такой позе. Смотрели друг на друга, соприкасались лбами и просто дышали.

– Мы хорошо попрощались.

Я целую её в лоб, она машинально прикрывает глаза.

– Ты, правда, решила улететь?

«Почему она говорит шёпотом? Мы ведь одни».

– Да.

– Но ты – не можешь.

– Могу. Теперь ты должна запомнить это. Если я хочу, я это сделаю.

– Тогда – захоти остаться.

– Полчаса назад ты сказала мне: «Пошла вон». Тебе бы хотелось после этого оставаться?

– Нет.

Директриса поднялась с пола, надела бельё, опустила юбку и делала всё слишком резко и некультяписто.

– Насть!

Женщина вздрогнула.

– Я помогу, – подошла к ней ближе. Помогла надеть колготки, рубашку, поправила молнию на юбке, провела ладонями по пояснице и остановилась на прекрасно обтянутой попе. Она не возражала, поэтому я сжимала её всё крепче. Пока директриса не стукнула меня по рукам.

– Анна… Ты должна подумать обо всём ещё раз. Я не печатала твой приказ, это было не всерьёз… Хотелось тогда припугнуть тебя. А ты, уже сделала выводы. Я надеюсь увидеть тебя на уроках в понедельник.

– Если я не приду, значит, я улетела домой.

Женщина кивнула.

– Тебя ребёнок уже не ждёт? Или это тоже была шутка?

– О боже! Надо поторопиться.

– Как её зовут?

– Кого?

– Твою дочь. Ты всегда называешь её ребенком, а имя имеется?

– Захара.

– Кто его придумал?

– Мой бывший муж.

– С фантазией у него проблем не было.

Она лишь горько усмехнулась.

Мы вышли на улицу, я проводила Настю до машины, а сама побежала на остановку.

Мой автобус как раз. Теперь мне нужно о многом подумать. Хорошо, что я такая трусиха и не рассказывала о своём «отчислении» родителям.

Наверное, Настя на это и рассчитывала.

Пока в окне автобуса мелькал предновогодний город, я думала, что могла бы быть с ней.

«Нужно только постараться и «нарастить кожу».

Это не просто крутая женщина – это взрывное устройство. С ней нужно бережно и уметь обезвредить, если выйдет из-под контроля».

Комментарий к Девятая часть

Спасибо каждому из вас за то , что ждёте ))) и отдельное СПАСИБО за отзывы <3

(˶‾᷄ ⁻̫ ‾᷅˵)

========== Десятая часть ==========

На выходных мы с папой ездили кормить уток в парк. Провели потрясающий выходной вдвоём и сделали забавных фотокарточек для мамы.

По папе видно, что он скучает, но не даёт своей тоске выкарабкаться наружу. Я бы так не смогла…

Один день не вижу Настю, а уже вся извелась.

Я не думала о нас с ней, как о возможной паре (в перспективе), но мне хотелось просто проводить с ней время: общаться, целовать её и не думать о завтрашнем дне.

С чего вдруг во мне появилась такая привязанность к ней, я не знаю.

После насыщенного дня я весь вечер просидела в интернете и попутно нашла круглосуточную доставку цветов.

«Что, если отправить ей цветы?! Она подумает, что это тот парень? Или же карты укажут на меня, если я не стану отправлять ей лилии?

Так и поступим».

Я выбрала очень красивую зимнюю композицию с белыми розами и хвойными веточками. Указала самое приемлемое время – на десять часов вечера и посматривала на свой телефон. Вдруг она напишет мне что-нибудь.

После десяти телефон, вообще, прирос к моей руке… Я даже в туалет с ним ходила. Однако – ничего.

Кажется, во всех её догадках я пролетала мимо.

В понедельник я явилась в школу с наглым видом. Будто того конфликта не существовало, а может, гордости во мне просто нет. Я решила вернуться по двум простым причинам… Во-первых, потому что папе я так ничего и не сказала, а во вторых, мне хотелось видеть её. И не просто видеть, а узнать, получила ли она цветы.

То, что одноклассники никак не отреагировали на моё возвращение и уход, меня вообще не удивило.

Удивила только реакция учителей. Спрашивали и дрюкали по всем предметам. Столько двоек я никогда в жизни не получала, как за сегодняшний день. Мне оставалось только надеть «маску» и воспринимать всё на позитивной ноте.

Когда класс ушёл в школьный буфет, я решила проскользнуть в её кабинет.

Это было неловко.

Настя сидела за своим столом, с серьёзным и сосредоточенным видом смотрела на монитор и кликала мышкой. Отрывать её от работы совсем не хотелось, и я уже собиралась закрыть дверь с обратной стороны, директриса подняла на меня глаза.

– Привет. Решила вернуться?

– Да.

– Кто надоумил? – сдержанно улыбается и продолжает работать.

– Считаешь, что я приняла неверное решение?

– Да брось, я рада. Единственное, не советовала бы тебе бегать в мой кабинет на каждой перемене.

– Прости, я один раз… Смотрю ты приняла обратно в школу Вадима. Это хорошо. А мы вчера с папой ездили уток кормить. Интересно, как вы с Захарой проводите выходные?! А спать во сколько ложитесь?

Женщина развернулась ко мне в кресле и приспустила очки.

– Захара улетела вчера домой.

– Она так мало у тебя бывает?

Мой вопрос вновь был проигнорирован.

– Ладно, пойду на уроки. Хорошего дня тебе, не перерабатывай сильно.

«Так я точно ничего не выясню. Не женщина, а вершина: покорять и покорять».

Из-за того, что в класс вернулся Вадим, меня снова никто не смел задирать. Поставили на игнор, и меня это устраивает. Ромка с Вадимом, правда, стали проводить вместе много времени, начинаю думать, что они больше, чем просто друзья.

«Светящаяся лампочка» – Рома – соизволил подсесть ко мне на физике, так как Вадик прогуливал этот урок.

«Недавно в школу вернулся, уже лидер среди прогульщиков. Горбатого могила исправит…»

– Анна! Как твои дела? Давно не общались. Как ты это сделала, хотел спросить? Компромат нашла, как я и говорил?

– Я ничего не делала, она сама так решила. Порцию наказаний Вадим получил, а дальше от него всё будет зависеть. Вы с ним сдружились…

– Мы с ним встречаемся.

– Что? – воскликнула я слишком громко… Обернулись все в кабинете, в том числе и учитель. – Как? – спрашиваю уже шёпотом. Роман смеётся надо мной.

– Я говорил тебе с самого начала, ничего невозможного нет!

– Вадим казался таким любителем девушек, поэтому я удивлена.

– А ты? В монастырь собираешься или может попробуешь встречаться с кем-нибудь?

– Я пробую.

– С кем? Из нашего класса? Это парень или девушка?

Моё молчание и отрицательное покачивание головой заводили Ромку в тупик и выводили на верную «дорогу» одновременно.

– Не может быть, Анна. Только не говори, что ты и директриса… того самого.

Парень изобразил руками не очень приличный жест и присвистнул.

– Не скажу. Ты не умеешь молчать.

– Я научусь. Это ведь правда?! Интересно теперь, давно?

– Не очень. Сначала всё было непонятно и пугало, а теперь я многое переосмыслила. Может, только ей этого не нужно.

– Последняя парта! Сейчас оба пойдёте к директору!

Мы обратили внимание на преподавателя, делающего нам замечание и не смогли сдержать смех.

«Действительно, все дороги ведут к директору…»

***

К концу дня я совсем расслабилась и «сварилась». Может это ожидание нового года и каникул так действовали, а может я мало сплю последнее время.

Ведь ложиться в три ночи и просыпаться в семь утра – не совсем нормально. Так можно и психа из себя сделать. Я и без того не совсем адекватно себя веду. Мои сдержанность и внутренняя дисциплина куда-то подевались.

Как вариант, просто переросли во что-то другое. В желание контролировать Настю и все её перемещения. Как по школе, так и за её пределами.

Я дождалась, когда школа опустеет и директриса тоже начнёт собираться домой. Ждала я её возле её машины. Она стала парковаться далеко от школы, ведь приезжает позже всех и мест на парковке уже нет.

Я увидела, как она идёт с тяжёлой сумкой, из которой торчат документы, без шапки и в полурасстёгнутой шубе. Нейлоновые колготки, высокие сапоги и юбка выше колен.

«Так и заболеть недолго».

Женщина замедлилась, увидев меня и посмотрела по сторонам.

– Что ты здесь делаешь?

– Жду тебя.

– Зачем?

– Хочу проводить домой, если не возражаешь.

– Я на машине.

– Ну и что. Провожу на машине.

Настя села за руль, подождала, пока я усядусь рядом, и мы поехали.

– Давай, я подвезу тебя домой? Мне всё равно по пути.

– Нет, мы едем к тебе.

– Ко мне? – женщина приподняла брови, не отрываясь от дороги.

– Я имею в виду к твоему дому.

Снова её улыбка согревала моё сердце.

Оставшийся путь мы ехали молча и слушали какую-то дурацкую дорожку ирландской музыки. Надеюсь, это радио, а не Настин диск.

Она ехала осторожно, особенно возле своего дома. На дорогах ужасный гололёд и метёт снег… Водителям по радио советуют не ездить на машинах на дальние расстояния. Случается много аварий.

Как назло, у меня настолько скользкие сапоги, что устоять на ногах практически невозможно. Я всегда падаю и приземляюсь на четвереньки. Так и сейчас, Настя пригласила подняться на чашечку кофе и пока она ставила машину, я уже ползала возле её крыльца. Пару шагов не хватило до двери – обязательно нужно было опозориться.

Анастасия, как «истинная леди», подняла меня за капюшон пуховика и сделала вид, будто это, вообще, в порядке вещей.

«Хотя в душе, наверное, она улыбнулась моей неуклюжести. Кто знает?»

Снова её квартира встретила меня мрачным видом. До тех пор, пока Настя не включила верхний свет. Я тут же осмотрелась по сторонам в поиске цветов и неслышно скрипнула челюстью. «Эти лилии, будь они неладны, повсюду! А своего букета я не вижу. Она что, его выбросила?»

Мы разместились на кухне.

Настя сварила кофе, разлила по чашкам, сходила переодеться и вернулась в моё общество уже более домашней. Такой мне больше нравится видеть её. Уж лучше шорты и маечка, чем глухой костюм, вокруг которого я мысленно представляю колючую проволоку.

Настя делала маленькие глотки ароматного напитка и смотрела в окно за моей спиной.

Валил снег…

Такими крупными хлопьями, будто сверху кто-то распорол подушку. А благодаря ветру снежные «перья» долго не могли коснуться земли.

«Интересно, смотря на это, в какие мысли можно погрузиться?»

– Ты любишь зиму?

Она вздрагивает и пытается рассмотреть меня… Будто я какой-нибудь немой, который впервые заговорил.

– Что люблю?

– Зиму, – показываю в сторону окна, куда так отрешённо она смотрела.

– Нет, я просто… устала сегодня. Может, ты поедешь домой? Извини, я, правда, хочу побыть одна.

– Хорошо.

«Какие-то резкие перемены в настроении».

Встаю из-за стола и подхожу ближе к ней. Директриса настороженно смотрит и тоже поднимается на ноги.

– Я провожу тебя до двери.

Сделав шаг в сторону, я ловлю её за талию и обнимаю. Настя моментально хватается за мои плечи. Не притягивая к себе, а так, чтобы суметь оттолкнуть в любой момент.

Её сердце стучит очень ускоренно, и это только сильнее действует на меня. Я поднимаю на неё глаза и тянусь к губам.

У неё было несколько секунд, чтобы оттолкнуть меня или отвернуться, но ничего подобного не произошло. Произошёл очень эмоциональный поцелуй.

«И куда же переметнулась её усталость?»

Она перехватила инициативу в свои руки и уже снимала с себя майку.

Настя отодвинула все предметы со стола и села на него, теперь уже притягивая меня ближе и снимая последнюю часть гардероба.

Я уверена, она скучала по мне, но была так осторожна и молчалива, что только её бельё дало это понять.

Директриса обхватила меня ногами и скрестила их у меня за спиной.

Мои руки знали, что и как ей нужно сейчас. Когда быть быстрее, когда замедлиться…

Я будто была зависима от её сбившегося дыхания, и я хотела, чтобы она была громче.

«Не сдерживай себя, милая, цепляйся в меня больнее».

Мои мысли материальны до невероятности. Только успело пронестись это в голове, спина уже оценивала её маникюр. «Как она с такими ногтями собирается… ладно, не буду об этом, может она не планирует».

Наверное «наверху» думают, что я сошла с ума, и давно приготовили мне место в адском котле, но сейчас мне действительно наплевать.

Я смотрю на Настю, и мне хочется жить, хочется становиться лучше, хочется дарить ей самые лучшие дни и ночи.

«Как это сделать, если мне семнадцать? И как заставить её, поверить мне?! Это подвластно лишь времени… Оно умеет проверять людей».

Её дыхание участилось, и женщина в моих руках протяжно простонала, а затем оставила поцелуй на моей шее.

Несколько секунд мы не хотели шевелиться. Только моя рука гладила её внутреннюю сторону бедра и чувствовала лёгкое напряжение.

Ещё немного и Настя сомкнула свои ноги, спустилась со стола, молча взяла меня за руку и повела вглубь квартиры.

Спальня.

Я увидела большую комнату с кроватью, зеркалами и один комод, заваленный сверху косметикой. Теперь мне резко захотелось пить.

Свой букет я обнаружила возле её кровати, на которую Настя уложила меня на лопатки… слишком быстро.

***

Я проснулась среди ночи от навязчивых телефонных звонков и очень испугалась, когда увидела Настю рядом с собой.

«О Боже, я что, ночую у неё?! Как я могла не сообщить папе?»

Увидев на дисплее его номер, я занервничала, а мозг быстро начал придумывать варианты, где я могла быть в столь поздний час.

– Да, пап…

– Анна! Время, уже второй час ночи! Где ты? Я звонил тебе с десяти часов! Что я мог подумать? Когда ты приедешь домой?

– Папа, прости! Я осталась у подруги.

Сонная Настя поморщилась и повернулась ко мне спиной.

– Почему ты не могла просто позвонить мне? Я места не нахожу себе. Выпил уже лекарство от сердца.

– Я очень виновата, что не позвонила. Не волнуйся, пожалуйста. Ложись спать, со мной всё в порядке.

– У какой ты подруги? Одноклассница?

– Нет, она не учится в школе. Давай будем спать? Я могу разбудить её.

– Она хоть с родителями живет? Вредных привычек нет?

– Папа, всё хорошо. Прошу тебя.

– Ладно. Поговорим завтра, дома. Спокойной ночи. На уроки не опаздывай.

– Люблю тебя, пап.

Сбросив вызов, я облегчённо выдохнула.

«Как мы так уснули, не понимаю».

– Кто звонил?

– Настя, я думала, ты спала.

– Меня разбудили твои извинения. Должно быть, родители? – вновь повернулась ко мне женщина и прикусила губу. Луна светила прямо в окно, и её лицо я видела очень хорошо.

– Да. Папа сегодня не в ночь, а меня нет дома. Представляешь, как он переживал?! Я ужасна…

– Тогда, в этом есть и моя вина.

– Нет. Твоя вина только в том, что ты держишь дистанцию.

– Держу дистанцию? – Она подползла ко мне ближе и захватила в плен своих рук. – Так тоже?

– Кто тот парень? Ты ещё встречаешься с ним?

– А если, да?

– Тогда, отпусти меня.

Настя улыбнулась и обняла сильнее.

– Тише, Анна! Без резких движений. Я уже не встречаюсь с ним.

– Давно?

– Нет. Относительно недавно.

– Значит… у тебя был он и я?

– Что-то вроде того.

– А теперь? Осталась только я? Или ты в активном поиске? Я понимаю, если ты скажешь, что я слишком юная ещё. Тем более, ты хочешь чувствовать себя настоящей женщиной с каким-нибудь сильным мужчиной…

– Ты хотела бы жить со мной?

– Спрашиваешь ещё, конечно хотела бы.

– Я серьёзно, Анна.

У меня, на мгновение, дар речи пропал… «Как она себе это представляет? Я бы хотела, конечно, но… не всегда можно делать то, что хочется. А с другой стороны, вдруг это единственный шанс быть вместе с ней? Я очень хочу этого… Как быть с моим замужеством? Как его отменить?!»

– Но… мне ещё нельзя с кем-то жить. Да и вообще, помнишь, что я должна буду улететь домой?

– Помню. Скоро бросишь взрослую тётеньку.

«Её тихий смех… Мне вот не смешно, Насть».

– Нет. Я никогда этого не сделаю, если ты позволишь мне быть рядом.

– А как же родители и твои «святые законы»?

– Я что-нибудь придумаю.

– Только запомни, что это не стоит огромных жертв. Если твоя семья скажет тебе выбирать, лучше выбирай семью. Таких как я, у тебя может быть ещё много.

– Настя… ты не должна так говорить.

– Нет, должна. Если я не скажу, никто не скажет. А теперь, двигайся ближе и будем засыпать.

Она провела губами по моему плечу и прилегла на него головой. У меня прерывается дыхание, когда эта женщина бывает такой. Она совершенна в моих глазах.

– Настя?

– Мм…

– Ты бы, правда, согласилась однажды жить со мной?

– Тебя это зацепило?! Со мной очень сложно жить, Анна. Я слишком своевольна и эмоциональна. Боюсь, это губительно для тебя.

– Хотя бы попробовать.

– Спи, завтра школа и тебе нужно быть там на час раньше.

Ещё пару часов я не спала. Кто бы знал, что моя жизнь так закрутится и изменит моё представление о любви. Я бы никогда не подумала, глядя на ту директрису, что она будет засыпать на моём плече и обнимать во сне.

Она ничего не говорит о любви или о влюблённости. Она просто говорит: «Я тепло к тебе отношусь», но при этом она интересуется, хотела бы я жить с ней…

«Насколько для неё это серьёзно?»

Папа завтра завалит меня вопросами, а может даже под домашний арест посадит. Я доставляю ему много проблем в последнее время.

Ещё я стала задумываться о том, что хотела бы найти свою настоящую маму. Я бы не променяла её на семью, которая меня вырастила и которую я люблю. Я бы просто хотела увидеть её и знать, что она в порядке.

«Как мне сделать это?! Может поговорить с Настей об этом? Сама я вряд ли смогу, а родителям лучше не знать об этом. Это может сделать им больно».

Утром Настя будила меня как ребёнка.

И шептала на ухо, что мне было щекотно, и легонько тянула за ногу, и даже дула мне в лицо прохладный воздух фена.

Я открыла глаза, когда вся комната стала пахнуть её духами. Поднявшись на локтях, я увидела, как Настя наносит макияж. Весьма интересно за этим наблюдать.

Она была уже собрана, в тёмно-синем платье и с россыпью мелкого жемчуга на открытой шее.

Увидев меня в зеркале, женщина тяжело вздохнула и повернулась ко мне лицом:

– Доброе утро, хорек. Не стыдно столько спать? Прям как дома, – подарила мне восхитительную улыбку.

– Я опоздала?

– Да, но ты всё равно не расслабляйся. Вставай, ешь и в школу. Ключи я тебе оставлю.

Настя поднялась и покинула спальню. Даже не поцеловала…

Далее хлопнула входная дверь, и мне пришлось подниматься. Так непривычно быть в её квартире одной. Она доверила мне ключи.

Я приняла ванну, оделась, воспользовалась её косметикой, совсем немного, и пошла на уроки.

Есть не стала, так как приду в школу прямо к большой перемене и схожу в буфет.

***

Когда я пришла, увидела Ромку, пьющего чай и залипающего в телефон.

– Привет, Ром. Какой урок сейчас будет?

– О, привет. Биология. А ты чего такая радостная? Дома не ночевала?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю