290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дисциплина (СИ) » Текст книги (страница 10)
Дисциплина (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 21:30

Текст книги "Дисциплина (СИ)"


Автор книги: Ingerda




Жанры:

   

Фемслеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 11 страниц)

Я забралась под одеяло и через несколько минут залипания в телефон уснула без задних ног.

Сложные у меня каникулы. Очень сложные. Морально, я уже растерзана.

***

Утром меня снова разбудили с завтраком. Я впустила, еду поставила на стол и продолжила спать. В итоге проспала до двух часов дня.

Меня телефонный звонок разбудил. Если бы не он, спала бы до вечера и опоздала бы в больницу.

– Да.

– Привет, солнышко. С Новым годом тебя!

– Привет, мама. И вас с папой тоже!

– Как встретила? Вчера не стали звонить, вдруг ты спать легла рано. Мало ли.

– Всё было здорово. Мам, прости пожалуйста, я кое с кем договорилась увидеться и уже очень опаздываю. Могу я тебе вечером перезвонить?

– Конечно. Хороших каникул, Анна.

– Спасибо. Папе, привет.

Я как заведённая бегала по номеру и собиралась. Пришлось такси вызвать, чтобы доехать побыстрее, только машину мне пришлось ждать около часа…

«Что я там про побыстрее говорила?!»

К счастью, я успела!

Та же самая медсестра проводила меня в кабинет врача. Мы заполнили документы; конечно, смутил факт, что мне нет восемнадцати, но я очень просила и говорила, что осознаю всю ответственность.

В итоге я оплатила лечение сразу. Ну там не очень много получилось. Только лекарства денег стоили, а само лечение бесплатное.

Я снова посидела у её палаты, не решаясь зайти туда снова, и ушла. Когда разговаривали с врачом, я спросила где проживает Юлия Михайловна… Куда она отправится после выписки?! Врачи, на удивление, знали. По крайней мере, дали мне ответ, что у неё есть какая-то знакомая, слепая, с которой она живёт в двухкомнатной квартире. Она ей помогает и якобы живёт бесплатно.

«Надеюсь, это правда».

***

Наконец-то я спокойно прогулялась по Петербургу. Поела в кофейне и пошла в отель. Наверное, я очень много уже потратила денег. По идее, нужно лететь обратно в Москву, пока Настя не вернулась, но я хочу побыть здесь ещё.

Может быть, я бы ещё раз пришла её навестить.

«Не знаю, а может этого не стоит делать?!»

Открыв дверь в свой номер, я споткнулась о замшевые сапоги на пороге, а потом до меня дошёл запах знакомых мне духов.

«Может, я просто так сильно соскучилась по ней и схожу с ума?!»

Я прошла в комнату и увидела Настю. Она сидела на краю кровати, смотрела на меня и периодически рассматривала свой новый маникюр.

– Что ты здесь делаешь?

Женщина медленно поднимается, поправляет платье и идёт в мою сторону. Я зажата между её телом и стеной. Дышать трудно.

– Хотела спросить это же у тебя.

– Я просто… хотела посмотреть город. Как ты узнала, что я здесь?

– Анна, я получала огромное количество сообщений от тебя. Вернее, с кредитки. И прекрасно видела, где именно списывались деньги. Я даже знаю, в каком магазине ты купила зубную щётку.

– Прости, я много потратила.

– Дело не в этом. Скажи, что это за юридический адрес, куда ушло пятнадцать тысяч? Ты связалась с мошенниками? Не глупая вроде девочка… Говори давай, кому помощь оказала?!

– Настя, прости!

«Почему я не могу ей сказать? Она же не станет из-за этого закатывать мне сцены? А может, станет, кто её знает».

– Это значит, не скажешь? Ладно. Собирай вещи, летим в Москву.

– Давай останемся ещё на один день.

–Ты не слышала меня? Я сказала, собирай вещи!

«Ну всё, она разозлилась».

Настя достала ноутбук из своей сумки, зашла на сайт аэропорта и уже бронировала билеты.

– Я нашла свою мать…

Сначала она сделала вид, что не слышит меня, но потом её руки замерли над клавиатурой:

– Повтори.

– Моя настоящая мама… немного заболела. Я оплатила её лечение с твоей кредитки. Я могу потом спросить у родителей и всё верну тебе.

– Интересно было бы посмотреть, на что ты будешь просить у родителей столько денег.

– Ну или что-нибудь придумаю.

– Забудь об этом. Зачем тебе приспичило её искать?

– Все об этом спрашивали. Все, кому не лень. Просто хотела её увидеть.

– Увидела? Мать в шоке, что ты её нашла?

– Я не сказала, кто я. Она приняла меня за другого человека, и я не стала рассказывать правду.

– Понятно. Может и правильно сделала. Собирай давай вещи. Я жутко устала. Сюда летела шесть часов, с детьми какими-то… Их всю дорогу не могли угомонить. Я хочу в свою постель, и чтобы меня никто не трогал весь оставшийся день.

– Давай тогда останемся здесь на ночь? Раз ты устала.

– Нет. Надоели отели уже. Домой хочу. Услышь меня, Анна! Собирай сумки.

========== Тринадцатая часть ==========

После этих каникул осталось странное послевкусие. Настя вела себя странно, мягко говоря.

Держала меня рядом с собой, при этом – исчезала к своему мужчине. Я подумала, что вот и финиш в этих отношениях.

«Она определилась, и мне пора паковать чемоданы в Германию».

Настя определилась ещё до окончания каникул, так как позволила себе не ночевать дома. Я не спрашивала даже, где она была…

«Мне всё ясно. Единственное, что мне непонятно, как она может так поступать со мной?!»

Уже не первый раз я вспоминала её слова о том, что она нарочно причиняет мне боль. Осознанно и специально – душит меня своим поведением.

Она вернулась домой, когда нам нужно было в школу на следующий день. Нам обеим.

Мы сидели в разных комнатах и готовились. Кто-то к урокам, а кто-то к каким-то совещаниям и педсоветам.

Я почти заканчивала с уроками, настроение было ниже плинтуса, и именно в этот момент она решила прийти ко мне в комнату.

«Надо же, даже сменила духи…»

В них было что-то более мягкое и цветочное. Сменила прическу: перестала закалывать волосы назад. Оставила длину до плеч и каждое утро по-разному их укладывала. Сейчас что-то её побудило на разговор. Я знала, что она придёт разговаривать. Не знала только, когда это случится.

Спиной чувствовала, что она смотрит на меня и перебирает в голове слова.

«Давай, Настя, скажи, что это конец, и я уже окончательно съеду с катушек».

– Анна, завтра много уроков?

От своего имени я вздрогнула.

– Нет… четыре всего.

– Можешь задержаться после занятий?

– Зачем?

– Мне нужно побыть одной…

– Ясно. Надолго?

– Час или полтора. Сможешь? Мне нужно знать точно.

– Без проблем. Можешь приводить кого угодно, это же твоя квартира. Я прогуляюсь до кофейни, – сказала это абсолютно спокойно, в то время, когда в душе я задыхалась от истерики. Так же спокойно я поднялась со стула и ушла в ванную. Может быть, я была слишком выпрямлена в спине, и это выдавало всё моё напряжение.

Закрыв за собой дверь и включив воду, я закрыла лицо руками и бесшумно заплакала.

«Это очень обидно. Зачем ей это делать? Господи, я не думала, что это будет настолько мучительно пережить. Почему бы ей не вышвырнуть меня сиюминутно… Зачем ей нужно так истязать меня?! А я, тоже хороша! Полное отсутствие гордости! Я должна взять и сама положить всему конец, но как? Когда эти глаза смотрят на меня, я перестаю дышать и моё сердце будто переворачивается… Как сказать «нет» своему сердцу? Терпеть всё это, тоже не выход. Меня, морально, не хватит надолго».

Пока я сидела в ванной, вся разбитая и заплаканная, Настя разговаривала с ним по телефону. Я слышала, как она смеялась и явно не о погоде разговаривала со своим собеседником.

«Может, и правда… мне больше нет места в её жизни».

Настя подошла к двери ванной и тихо постучала в дверь ногтями. Я долго смотрела на её тень возле двери и не решалась как-то реагировать. Я слышала её стук в дверь сквозь шум воды.

– Анна! Пойдём спать?

– Я лягу чуть позже.

– Открой дверь, – голос стал более требовательным. Я поднялась на ноги, выключила воду и открыла защёлку. Старалась делать это не торопясь. Женщина тут же распахнула дверь и быстро меня осмотрела:

– Почему ты здесь прячешься?

– Я не прячусь.

– Идём спать.

Настя берёт меня за руку и ведёт в спальню. Если бы я могла, стояла бы на месте, и Настя катила бы меня по полу против моего желания…

«Я не хочу сегодня спать с ней. Завтра на уроки и, вообще, пусть действительно потерпит до завтра… Она же попросила меня задержаться. Явно не чай в одиночестве собралась пить».

Настя начинает медленно целовать мои плечи, ключицы, шею…

Поднимает футболку, но сталкивается с моими руками и полным безучастием.

Смотрит на меня вопросительно.

«Ей не нравится это. Ещё бы».

– Что-то не так?

– Ты сказала, что мы идём спать.

– Можешь спать, я не возражаю, – снова поднимает футболку.

– Настя…

Женщина оставляет чувственный поцелуй на моих губах и привстаёт надо мной, чтобы видеть моё лицо:

– Больно тебе? – Этот вопрос (вполголоса) отдался уколом в сердце.

«Что она хочет этим сказать?»

– Нет.

– Тогда принимай это и не корчись.

«Откуда столько злости на меня? Это не я сплю с другим, а она… Зато вину в этом всегда я ощущаю».

– А ты примешь… если я уеду?

– Разумеется. Я приму, если это будет твоим выбором. Только… ты всё ещё здесь.

Настя проводит холодной рукой по внутренней стороне бедра и царапает длинными ногтями кожу.

Я никак не отреагировала на этот жест, поэтому она повторила его, прикладывая больше усилий. Я закричала и вцепилась своими руками в её рёбра. Ей повезло, что у меня никогда не бывает длинных ногтей, я могла давить только пальцами, и то, пока они не устанут. Я не хотела подпускать её к себе из-за её мужчины. Мне не хотелось, чтобы она успевала и там, и здесь.

«Пусть выбирает кого-то одного! Да и вообще, я не хочу каждый раз касаться её и представлять то, как он это делал до меня… или сделает после. Чёрт возьми! Я на это не подписывалась!»

Настя опускает взгляд на мои руки и дарит мне улыбку. А затем я чувствую, как моё бельё спускается по ногам…

– Держись крепче, – произносит она в мои губы и тут же накрывает их своими.

***

В школу я вернулась с таким видом, будто на каникулах не отдыхала, а вспахивала поля. Мне бы ещё одна неделя отдыха не помешала. Я смотрела со стороны на нас с Настей, обдумывала, что же она ещё мне решит выкинуть и вспоминала о своей настоящей маме.

«Выписали её?! Всё с ней хорошо? А вдруг она снова так напьется и замёрзнет где-нибудь. Это вообще не смешно… Как мне знать наверняка, что этого не произойдёт? Кажется, я не получила ничего хорошего от встречи с ней. И вообще, на что я надеялась? Что она узнает меня, бросится на шею и решит изменить свой привычный образ жизни? Это самое глупое предположение».

Моей единственной целью было желание узнать – как она, но в глубине души я очень хотела «тёплого приёма» в её глазах.

«У меня столько проблем в последнее время, даже не знаю, с какой стороны за них браться?!

Лучше начать с ближнего… То есть, с Насти.

Что, если действительно исчезнуть из её жизни? Пожить какое-то время у Ромки. Надеюсь, Вадим не станет возражать».

Папа всегда говорил, что любовь – это не только что-то хорошее, она приносит столько же счастья, сколько и боли. Если всё идёт слишком хорошо, оно не является настоящим, и, если человек не чувствует ничего подобного, его ждёт это впереди, либо он не человек.

Думаю, мой папа знает, о чём говорит.

«Я очень люблю Настю, но не настолько, чтобы позволить ей себя растоптать».

Домой я вернулась раньше обычного, так как ушла с двух последних уроков. Хотела спокойно и без её присутствия собрать свои сумки, но теперь я вижу, что в нашей школе кто-то следит за мной и сливает ей информацию. Настя пришла через полчаса после меня. Судя по тому, как взволнованно она выглядела, очень торопилась.

«Неудобно получилось… Просила задержаться, а я раньше пришла. Хотя, скоро уйду».

Она посмотрела на мои разложенные на постели чемоданы и присела в углу комнаты. Молча.

Как я могу собирать вещи в такой напряжённой атмосфере.

– Так и собираешься смотреть?

Я выждала несколько минут, прежде чем спросить, но её взгляд… заставляет дрожать изнутри.

– Предлагаешь, помочь тебе?

«Что? Она ещё и улыбается?»

– Справлюсь сама. У меня не очень много вещей. Можно… я возьму твой ноутбук? Верну, как только смогу.

– Забирай. Я дарила его тебе, а не просто давала пользоваться. Хотела бы поинтересоваться, куда ты собираешься пойти?

– Думаешь, я никому, кроме тебя, не нужна?

– Я так не думаю, не реагируй остро.

Женщина поднялась с места и подошла ко мне со спины:

– Если ты додумаешься переспать с кем-то другим, дорогу в мой дом забудь автоматически. Поняла?

– И как же ты узнаешь, если я это сделаю?

– По твоему лицу… – провела она тыльной стороной ладони по моей щеке. – И у меня везде есть глаза и уши.

– Не слишком ли эгоистично? Посмотри внимательнее на себя и может поймёшь, почему я сейчас ухожу?!

Я очень злюсь на неё. По коже мурашки, а Настя, несмотря на разгорающуюся ссору, оставляет горячие поцелуи на моей шее со спины, слегка приподняв чуть подросшие волосы.

– И почему же? Тебя не устраивает со мной жить? Много претензий? Далеко от школы, я плохо готовлю, не забочусь о тебе, нерегулярный и плохой секс? На что из этого ты можешь сказать мне – «да»? Молчишь?

– На самом деле, всё гораздо проще. У тебя есть мужчина. Не просто твой друг или знакомый, а мужчина, с которым ты проводишь время, как и со мной. Все твои заданные вопросы я бы с радостью переадресовала тебе… но, кажется, я знаю, что ты ответишь.

– Ты невероятно глупа сейчас, маленькая Анна.

– Не называй меня больше так и отпусти.

Её руки легли на мои бёдра, и Настя глубоко вдыхала, зарываясь в мои волосы.

– Хорошо. Я ведь уже говорила, что приму твой уход, если ты этого захочешь. Могу даже вызвать тебе такси.

– Обойдусь.

– Запомнила всё, что я сказала?

– Если тебе будет легче, я не планировала пускаться во все тяжкие и спать с кем-то, но и возвращаться к тебе, я тоже пока не планирую.

– Мне, и правда, легче, – вновь улыбка, и она разворачивает меня к себе лицом. – Может, займёмся сексом, пока ты ещё не сбежала?

– Иди к нему и делайте что хотите.

Настя отвратительно звонко рассмеялась и коснулась моих губ указательным пальцем.

Она с какой-то страстью наблюдала за тем, как её палец двинулся вперёд, и принялась поглаживать им язык.

«Что за извращение, Анастасия?»

Затем она добавила второй палец, и я тут же вынула их и отошла. Женщина часто дышала. Она села на край постели и крепко вцепилась в свои бёдра.

«Мне обязательно смотреть на это?»

Я взяла сумку, закрыла её и подкатила к выходу из комнаты. Взглянула на неё снова. Картина не менялась, даже её взгляд в одну точку был направлен в одно и то же место.

«Что её так сильно перевозбудило? Пальцы во рту?! Что с тобой не так?»

– Сейчас… не уходи, – запыхавшийся голос, и она переводит на меня взгляд.

– Тебе есть к кому обратиться, а я, пожалуй, поеду. Увидимся завтра в школе.

***

Вещи я, конечно, собрала и даже на улицу вышла, а с Ромкой ещё не договорилась.

– Ром, привет. Ты дома сейчас?

– Привет. Нет ещё, но собирался. А что такое? Хотела в гости? Приезжай, я буду рад.

– У тебя есть свободная комната? Мне негде жить.

Пауза – это самое ужасное. Особенно, если она тянется несколько секунд.

– Я всегда рад тебе, но сейчас… ко мне переехал Вадим.

– Ты же живёшь с родителями.

– Вот именно, поэтому Вадим занимает комнату для гостей и придерживается легенды, что помогает мне в учёбе.

– Понятно. Ладно, прости, что побеспокоила.

– А почему тебе негде жить? Ты же вроде у Анастасии Кирилловны живёшь. Она что, выгнала тебя? Так я и знал…

– Я сама ушла, Настя тут ни при чём.

– Поссорились?

– Немного.

– Слушай, а ты позвони Кристине?! Вы ведь нормально вроде общались. Может, у неё можно перекантоваться?

– Что я ей скажу?! Она ведь не знает даже, что я с директрисой встречаюсь.

– Тем более, будет о чём посплетничать.

– Я не хотела бы трепаться об этом направо и налево.

Не входило в мои планы делиться своей историей с Кристиной, но я уже стояла у её подъезда и ждала её с тренировки.

Она всё ещё встречается с Костей, и это здорово. Я видела, как он проводил её до соседнего подъезда, поцеловал и ушёл в сторону остановки.

«Почему она не позволила проводить себя до своего подъезда? Прячет его от меня? Какой в этом смысл? Мы ведь одноклассники и видимся каждый день».

– Привет, Анна. Давно не виделись.

– Извини, что мы встретились по такой причине.

– Ничего страшного, я выслушаю тебя, когда мы войдём в мою квартиру.

– Твои родители, в курсе?

– Я уже не пятилетняя девочка, чтобы им докладывать… И мои родители нормально реагируют на то, что Костя у меня ночует. Как ты думаешь, как они отреагируют на то, что у меня поживёт подруга? Должно быть, очень рассердятся?! – засмеялась она.

Раньше я не замечала, что Кристина обладает таким характером.

Мы зашли в квартиру, Кристина включила свет в пустой маленькой комнате и пригласила меня осмотреться.

– Вот здесь будет твоя комната. Располагайся и приходи на кухню, я разогрею нам что-нибудь поесть.

Мой телефон молчал, хотя уже около двух часов прошло. Настя даже не поинтересовалась, где я нахожусь.

«Может, она просто думает, что я вернусь? Прогуляюсь с чемоданом вокруг дома, замёрзну и снова к ней?!

А может, она не думает об этом… Судя по тому, с каким выражением лица она сидела, когда я уходила, Настя не может быть сейчас одна.

Пригласила его в гости или сама уехала».

Я пришла на кухню как раз вовремя, Кристина уже наливала кофе в чашки.

Она смотрела на меня с сочувствием и с какой-то скрытой злобой.

«Но она ведь не злится на меня в самом деле?! Зачем тогда разрешила приехать и пожить у неё?»

– Можешь рассказывать, свою трагедию. То, что твои родители улетели в Германию, я уже от своего парня слышала, а то, что тебе негде жить, – поняла по вещам и трясущемуся голосу. Расскажи, где ты жила до этого и почему тебя выгнали? Может, я поторопилась принимать тебя?

– Я жила у подруги, и мы поссорились.

– Из-за чего? На тебя стал смотреть её парень? Или ты сама увела его?

– Нет…

– Тогда что? Только мужчина может быть причиной серьёзной ссоры между девушками. Всё остальное, пустяки и непонимания.

– Я встречаюсь с той девушкой.

– Что? Ты встречаешься с девушкой? А говорила, что должна выйти замуж. Сплошное враньё от тебя. И что послужило ссорой в ваших, так сказать, отношениях? Ты хранишь свою девственность, а она не очень это поощряет?

– Почему ты так злишься на меня?

– Я не злюсь. Просто задаю вопросы и тут же, предполагаю.

– Я отвечаю на них.

– Ещё бы не отвечала. Так что, расскажешь причину?

– Хочу, чтобы она немного побыла без меня и подумала: нужна я ей или нет.

– Между вами что-то уже было?

– Да.

– Надо же, ты действительно позволила кому-то это сделать?! Твои родители из-за этого от тебя сбежали?

– Нет, они не сбежали. Это я решила остаться здесь.

– Ну ты даёшь. Всё удивительнее и удивительнее. То она набожная и почти замужняя, то она лесбиянка и бездомная. Где ты хоть познакомилась со своей… девушкой? Она из школы?

– Да.

– Так и хочется задать следующий вопрос, но боюсь ты покраснеешь и убежишь.

– Задавай, если хочешь.

– Она из учеников? Или из учителей?

У меня пересохло в горле. Я сделала два больших глотка кофе. Кристина оперлась о спинку стула и наблюдала:

– Ну вот, реакция – почти как я описала. Просто ответь на этот и я не буду выяснять, кто именно.

– Из учителей.

– Ясно. Я так и думала. Среди учеников вы бы уже засветились где-нибудь. А среди учителей только одна женщина смотрит на девушек. Сказать кто?

– Не надо.

– Я угадала, да?

– Не знаю, но раз ты так уверена в этом…

– Это учительница по немецкому. Она как раз вечно на тебя смотрела. Ты ведь немка и такая невинная.

Признаться, я не думала, что кроме Насти кто-то ещё на это способен.

– Откуда ты знаешь, что она лесбиянка?

– Она спала с моей двоюродной сестрой, в другой школе. Потом предпочла помоложе, потом снова помоложе. Вы у неё временное увлечение. Знаешь же, есть люди, которые делают что-то ради азарта. Вот и она… Спит с вами ради скуки. И требует, чтобы вы в ответ делали это старательно. Не стошнило со стороны?

– Я не в таких отношениях.

– Ну конечно. Посмотрим, как ты будешь говорить об этом потом. Она встречалась с интересными и охренеть какими красивыми девушками, а ты… могла её только своей нетронутостью привлечь.

– Пусть будет так. Могу я пойти в комнату?

– Ты обиделась что ли? Я тебе могу и буду говорить всякое дерьмо. В лицо. Чтобы тебе было больно, но зато я никогда не сделаю это публично и не позволю кому-то низко поступить с тобой. Не обижайся на моё мнение, ты вправе пропустить его мимо ушей. Вот такой у меня характер, не сахар.

– Я, правда, не обижаюсь и пойду спать.

– Не встречайся с этой дурой.

– Я не с ней встречаюсь.

– Что? Ты же сказала, что она из учителей.

– Да, это так.

– Интересно… мои источники устарели?! Если бы эта стерва, Анастасия Кирилловна, вернула меня в школу, я бы быстро выяснила, кто она.

На секунду моё сердце затрепетало. Кристина была близка к истине и даже произнесла вслух её имя.

– Ладно, иди спи. Не буду тебя беспокоить.

– Спасибо тебе. Ты, правда, очень грубая, но добрая.

– Я злая и прямолинейная. Всё, иди.

В комнате я легла на диван и положила на колени ноутбук. На обоях была моя Настя… Этот снимок я делала, пока она спала. Помню, как сильно она сердилась и пыталась отнять у меня телефон. Я тогда сделала грустное лицо и притворилась, будто удалила фотографию.

«Она так и не позвонила, хотя уже так поздно на улице и снег метёт. Настя совсем не чувствует никакой ответственности за меня?»

Пришлось удалить её фото с рабочего стола, чтобы не скучать сильно. «Да и мало ли, вдруг Кристина попросит у меня ноутбук».

Я собиралась отвернуться на другую сторону и заснуть, но вдруг почувствовала вибрацию. Настя звонила мне… в половину первого ночи.

«Забеспокоилась?»

Я смотрела на дисплей и улыбалась, как ненормальная. Трубку я не подняла, но потом с радостью прослушала голосовое сообщение:

«Анна! Мы не договаривались, что ты будешь игнорировать мои звонки. Где ты находишься? Почему не взяла мою кредитку? Если уже спишь, давай увидимся завтра после шестого урока».

Теперь можно спокойно спать. Её голос был не такой спокойный, как обычно… и я рада этому, почему-то.

«Доброй ночи, обеспокоенная и любимая Анастасия. Надеюсь, ты выберешь сердцем, и даже если это буду не я… Ты в любом случае должна быть счастлива.

Ты заслужила это».

***

Я уже пару недель жила у Кристины, и мы даже не ссорились. Наверное, потому, что пересекались не очень часто.

Я проспала в школу, плюс было непривычно добираться так долго и с пересадкой. В итоге я пропустила половину первого урока, и это был немецкий.

«Может, это какая-то случайность?!»

После разговора с Кристиной об этой женщине, я рассматривала нашу учительницу по немецкому слишком тщательно. Она не так давно в этой школе… но все уже в курсе, что она смотрит на девушек.

Сегодня я заметила, как она смотрит на меня.

– Фаргер, задержитесь после урока.

– Хорошо. – И на меня посмотрел весь класс. Такими глазами, будто я следующая, на кого упал глаз этой женщины. «Ну, она не совсем уж и женщина: ей двадцать пять лет и выглядит она очень молодо».

Просидев оставшуюся часть урока, совершенно не вникая в новую тему, я наблюдала за тем, как по парте ездит мой телефон. Это всё ещё Настя пыталась дозвониться.

«Знает же, что я на уроке, а всё равно названивает. Нечего пока ей сказать, слишком мало времени прошло, да и она как-то торопится. Неужели уже соскучилась и определилась: с кем ей хочется быть?!»

После звонка я пересела на первую парту, напротив учительницы, и ждала, когда все выйдут.

Как только за последним учеником закрылась дверь, учительница положила свою ладонь на мою руку и склонила голову:

– Анна! Почему ты опаздываешь?

– Извините. Я лишь один раз опоздала на ваш урок. Больше этого не повторится.

Она слегка водила ладонью, пока я не убрала руки в карманы.

– Хорошо. Этот ответ мне нравится. Какие планы у тебя после занятий? Слышала, ты ходишь на кружок? Рисуешь?

– Уже нет. После того, как мой учитель ушёл из школы, я потеряла интерес. А после уроков я обычно еду домой.

– Просто едешь домой? Должно быть, тебя там ждут.

– Конечно.

«К чему этот дешёвый флирт?! Может, сказать ей прямо, что я встречаюсь кое с кем?! Мы ведь с Анастасией временно в ссоре, я надеюсь».

Я только открыла рот, чтобы сказать: «Извините, но я в отношениях» или что-то вроде того, как дверь в кабинет открылась, и моя учительница резко подскочила. У неё был такой испуганный вид, будто перед ней не директор школы стояла, а сам дьявол.

– Анастасия Кирилловна?! Здравствуйте!

– Здравствуйте. Вы ещё долго планируете задерживать ученицу?

Эта ситуация меня умиляла.

«Боже мой, неужели она за мной пришла? Двух недель хватило, чтобы захотеть увидеть меня?!»

– Н-нет, я задержала из-за опоздания. Анна опоздала на мой урок.

– Классному руководителю сообщили?

– Нет ещё.

– Нужно было сообщить, в первую очередь.

Настя мельком взглянула на меня и медленно прищурила глаза. Она немного сердилась.

– Извините, я сейчас поставлю его в известность.

– Раз я уже здесь, этого делать не нужно. Не забывайте об этом на будущее.

– Конечно, – покраснела учительница.

– Анна, вы можете подниматься с места и идти в мой кабинет.

– Зачем?

«Почему нельзя просто поговорить за дверью?!»

– Поговорим о вашей дисциплине.

Пока мы играем в гляделки, на нас смотрит учитель.

«Она ведь ничего не понимает?»

Я с грохотом встаю с места и прохожу мимо, слегка задевая директрису плечом. Когда я ухожу, Настя ещё долго разговаривает с моей учительницей по немецкому. Я её минут десять ждала в приёмной, даже звонок на урок уже прозвенел.

Женщина показалась в дверях своего кабинета и сразу же присела на диванчик. Принялась наполнять обе кружки чаем.

– Присаживайся на диван. Стоишь, как чужая.

– Я не планирую долго у тебя задержаться, звонок уже был.

– Обижаешься на меня? Это я должна на тебя обижаться. Ты помнишь, как меня одну оставила в очень непростой ситуации?

– Ну ты же её решила? Не сама, надеюсь, а съездила к своему?!.. – не придумала даже, как его назвать. Думаю, она понимает о ком я.

– Анна!

– Что, Анна?! Ты меня зачем позвала? Хочешь кого-нибудь воспитывать? У меня есть для этого родители.

– Куда ты переехала?

Венка на её шее напряглась, лицо стало серьёзным и угловатым.

– К подруге.

– У тебя нет подруг.

– Теперь есть. Какая тебе разница, где я теперь живу? Я жива, здорова, не голодная, на уроки хожу и не спала ни с кем. Всё хорошо. Могу идти на урок?

– Анна, ты должна вернуться в мою квартиру.

– Зачем? Ты ведь примешь любое моё решение. В данный момент, я решила, что нам нужно пожить отдельно. Я же не расстаюсь с тобой, хотя и такие мысли посещали… Слишком много стало твоего мужика в нашей жизни. И разговоров о нём, и твоих визитов к нему стало больше, и звонков телефонных… цветы ещё эти бесконечные.

– Ты несовершеннолетняя и должна жить под присмотром взрослых.

– Да? То есть теперь – я ребёнок?

– Ты и была ребёнком. Почему никогда не отвечаешь на звонки? Если хочешь быть взрослой, не делай так больше. В каком районе живёт твоя подруга?

– Далеко.

– Такого района в городе нет.

– Настя, я пойду на урок. Транспорт оттуда ездит нормально, не надо создавать проблему, где её нет, – делаю несколько шагов к двери и вновь ощущаю дикую боль в руке.

Она схватила меня за локоть. Очень сильно схватила. Притянула к себе и напором прижала в двери. Спиной я чувствовала дверную ручку…

Её грудь на уровне моей шеи, руки непроизвольно тянутся к ней, и я уже ощущаю ладонью свой любимый размер.

– Сейчас… я снова могу оставить тебя в отвратительном положении, – медленно поднимаю строгую юбку по бёдрам и сразу же рву колготки.

– Что ты делаешь? Я на работе! Колготки… Анна, ты сумасшедшая.

Чувствую, где моя Анастасия горячее всего, и она уже подаётся навстречу, но за спиной я слышу стук и женский голос:

«Анастасия Кирилловна, можно я с педсовета уйду? Вы на месте? Анастасия Кирилловна?!»

Дверь слегка дёргается, и только из-за того, что мы оперлись об неё, никто не смог её открыть.

Самое опасное в том, что я ни на секунду не смогла остановиться, а моя «бедная Настя» держала во рту собственный кулак. А второй рукой – держала дверь.

Даже страшно представить, что могло произойти, если бы эта дверь открылась, и мы были бы пойманы в столь неловкий момент.

Я провела в кабинете директора весь урок.

Настя, в итоге, сняла колготки вообще и прятала свои ножки под столом. Показывая мне свои комплексы.

«Вообще не понимаю, откуда они у неё по этому поводу?»

– Как я теперь по школе без колготок буду ходить? До шести вечера! Сходи в магазин и купи мне другие.

– Сама виновата. Я могла бы просто уйти на уроки.

– Вот и шла бы. Анна, иди в магазин, я не могу так работать.

– А что не так? Красивые ноги. Стройные, длинные, изящные.

Она смутилась:

– Хватит уже, мне не двадцать лет.

– Ладно, молчу. Теперь могу идти?

– Иди.

Когда я уходила, обратила внимание на Настин стол. Раньше у неё была семейная фотография с мужем и дочкой. Теперь у неё только фотография её дочери, сделанная на Новый год.

«Видимо, было весело в этот праздник».

Я пошла на остальные уроки, и весь день мои мысли подогревал случай в Настином кабинете.

«Чуть не попались. Жесть просто».

Я всё ещё в шоке, как мы допустили подобное.

Полно народу в школе, а мы с Анастасией сходим с ума.

«Интересно, Настя, правда, хотела бы, чтобы я вернулась, или она просто хочет держать меня при себе, как запасной вариант? Звучит не очень красиво. Так быстро не стоит возвращаться, а то мы поссоримся в очередной раз, и мне придётся снова искать жильё. Конечно, добираться мне неудобно до дома Кристины, но люди же как-то там живут».

Появилась новая проблема… У нас истёк срок пребывания в стране, и я могу в ней находиться только благодаря своей школе. До окончания школы я могу не волноваться, я в стране легальный житель. Но… деньги мне больше не выдают. Папина компания выдавала мне и маме что-то вроде стипендии. Мне хватало на проезд до школы, на буфет, и я могла что-нибудь прикупить себе. Сегодня на карту ничего не пришло, а только сообщение на телефон:

«Уважаемый клиент, срок договора истёк. Обратитесь в бухгалтерию, чтобы его продлить. Третий этаж, офис триста пять».

Если бы папа работал ещё здесь, он бы мог продлить, но я-то не могу этого сделать. А деньги тают. Насте, вообще, должна очень много из-за своей поездки.

«Спрошу у родителей».

Место встречи изменить нельзя, это снова гардероб и за спиной духи Анастасии.

– Я тебя чувствую.

Могу не поворачиваться к ней лицом, знаю, что это она.

– У тебя закончились уроки?

– Нет, я сбегаю. Поэтому решила через центральный выход идти и правильно шарф повязать.

– Хватит уже. Давай сходим куда-нибудь? Мы давно никуда не ходили.

– Давно? Мы, вообще, никуда не ходили.

– Поедешь со мной на набережную? Там скоро ледокол отправляется по реке… Должно быть здорово.

Поворачиваюсь к ней лицом. Если честно, меня это поразило. Она не шёпотом предложила мне поехать с ней, а рядом с нами стояла учительница по немецкому и застёгивала своё пальто перед зеркалом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю