332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Чудище озорно и лаяй » Гнездо черного сокола: Потерянное дитя (СИ) » Текст книги (страница 1)
Гнездо черного сокола: Потерянное дитя (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 23:31

Текст книги "Гнездо черного сокола: Потерянное дитя (СИ)"


Автор книги: Чудище озорно и лаяй






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

========== Глава I. Июль 1987 года ==========

Позднее утро, скорее уже и вовсе день. Настырный луч света наскакивал на смеженные веки и опять исчезал, прогнанный лениво колыхающейся от легчайшего ветерка листвой. Летние каникулы, когда, наконец никуда не надо вставать, потому что «Клэр, ты сама прекрасно знаешь, не пойти – не выход. Или ты появляешься в школе как положено, или у тебя опять будет терапия и препараты горстями на завтрак, обед и ужин. Я, конечно, верю, что ты не настолько ненормальная, чтобы тебя на всей этой «химии» держать, но от меня, как тебе известно, ничего не зависит. Так что: подъем!». Долгожданное время, когда можно жить в своем ритме, кроме очередного визита социального работника, для которого надо изобразить бодрого соответственно времени суток и всем довольного благообразного ребёнка. Но миссис Шерман была только три дня назад, так что впереди месяц свободы. Никакого полутюремного режима, осточертевшей школы, назойливых одноклассников…

Клэр наконец открыла глаза и легко соскочила с кровати. Почистив зубы и попрыскав в лицо прохладной водой, она собралась спуститься, как внезапно услышала посторонний голос внизу. Резко, но бесшумно ввалившись обратно в спальню, Клэр со скоростью бойца, поднятого по тревоге, избавилась от пижамы, натянула приличного вида джинсы и футболку, заправила кровать, собрала в аккуратную стопку оставленные на столе книги и тетради на случай вторжения незваных гостей, поправила несколькими взмахами расчески волосы, критично осмотрела свое отражение и комнату, и, обратившись в слух, выдвинулась на разведку. Эмили не предупреждала о гостях.

Женский голос принадлежал явно даме в годах и обладал интонацией свойственной для тех, кому день за днём приходится решать чужие судьбы. Несколько утомлённый, но ровный и спокойный. Таким тоном обычно объясняют в сто первый раз прописные истины, которые собеседник никак не хочет понять. С лестницы было почти не разобрать слов, но Клэр уловила «магия, навыки самоконтроля, школа, необходимо, обязательно». Поняв, что больше все равно не расслышит, а подкрасться ближе означает быть застигнутой за неодобряемым поведением, она, произведя необходимое количество шума, спустилась с лестницы и вошла в гостиную.

– Добрый день, ми… – вежливость, вопросительный наклон головы, вынуждающий представиться.

– Миссис Макгонагалл. Можете обращаться ко мне «профессор». Добрый день, я так полагаю, вы и есть мисс Керриган? – чопорная дама в старомодном наглухо закрытом на все пуговички платье с высоким воротничком слегка наклонила голову вбок, смерив Клэр с головы до ног цепким оценивающим взглядом. Кажется, Клэр промахнулась с выбором наряда для встречи подобной гостьи. Юбка была бы уместнее. Длинная юбка. Один ноль не в ее пользу. Но кто же знал, что нагрянет такой антиквариат?

– Да, я Клэр. Очень приятно познакомиться, миссис Макгонагалл! Вы новый психолог? А куда делась миссис Линнер? – затараторила с энтузиазмом девочка, приняв по ее мнению наиболее бестолковый и наивный вид, – Мы же все с ней обсудили. И про магию в том числе.

Да, каждый раз, когда в фонде или в школе менялся психолог, Клэр была вынуждена проходить все круги псевдонаучного идиотизма заново: картинки, расстановки, анкеты, Фромм, Юнг, Леонгард, задушевные беседы в духе «гиперкомпенсация на фоне травматического прошлого, шизоидная акцентуация и прочее, прочее, мисс Нортон, если у вас что-либо будет вызывать беспокойство, обязательно сообщайте». Бессмысленная трата времени. Ну и вишенкой «мы все понимаем, но постарайся не пугать других детей, это в твоих же интересах». Как будто она кого-то намеренно пугала. В школьной библиотеке не стоило искать ничего сверх программы, иначе содержимое ее читательского формуляра могло стать поводом для внеочередной беседы с психологом. Но ее очень выручала городская библиотека – и разнообразием представленных на полках книг, и тихим читальным залом, и лояльным, без навязчивого контроля, отношением к аккуратной любознательной читательнице. Клэр успела нахвататься по верхам знаний по психологии из различной случайной литературы, чтобы понять, как себя вести. Все они в итоге сводились к «не выделяйся». Прикручивай фитиль, не свети ярко, говори проще, бери пример со средних. Можно написать эссе на высшую оценку, но писать в нем надо то, что учитель ожидает прочесть. Само главное – угадать ожидаемое. Не сказать, чтобы ее сильно привлекало одобрение, зато очень мотивировала необходимость не заработать проблем от этих взрослых с их неписаными правилами игры. Правилами, которые приходилось нащупывать, набивая шишки, но даже обнаруженные таким образом, они могли не работать как положено.

– Я заместитель директора школы…

– Администрация школы? Но… У меня отличная успеваемость и никаких замечаний. И сейчас каникулы!

–… чародейства и волшебства «Хогвартс».

– Простите, что вы сказали? Мы не подавали документов в цирковую школу.

– Миссис Керриган, «Хогвартс» – не цирк, а школа магии, – миссис Макгонагалл поджала сухие губы, теперь они выглядели совсем обескровленными. До образа «Американской готики» не хватало только вил.

– Клэр, миссис Макгонагалл утверждает, что все это сверхъестественное существует на самом деле, и тебе необходимо уехать, чтобы научиться этим владеть, – Эмили выглядела крайне растерянно.

– Какая несуразица. Годы подряд: «Да-да, волшебства не существует, детское восприятие и познание мира основано на игровой деятельности. Дети просто играют и у них богатая фантазия». И теперь приходите вы и говорите «магия». Нет никакой магии. А я нормальный адекватный человек. Лучше бы попросили картинки рисовать.

Ситуация Клэр нравилась все меньше, а еще меньше настойчивость гостьи, то ли какой-то сектантки, то ли вовсе представительницы спецслужб, если не попросту коммивояжера путевок с увлекательным путешествием в дурдом. Раз наивные взмахи ресницами результата не дали, то она ушла в глухую оборону.

– Магия существует, мисс Керриган. Разве вы не замечали за собой чего-либо необычного.

– Замечала необычную тягу к знаниям и чтению.

– Да, Клэр много учится, и у нее очень широкий кругозор, необычный для ее возраста.

– Но маглы же не зря вели с вами вот все те разговоры. Значит необычное замечали они.

– Маглы?

– Люди без магического дара.

– Это какая-то ошибка.

– Ошибка исключена. Имена детей-магов появляются в «Книге Душ» Хогвартса. Этот артефакт не ошибается, он фиксирует состоявшиеся магические выбросы, которые и свидетельствуют о наличии и проявлении дара. Учащимся высылаются письма в год поступления. Вот – ознакомьтесь.

Клэр приняла из ее рук крафтовый конверт без обычных почтовых штампов, для особого впечатления адрес на нем был не напечатан или написан шариковой ручкой, а каллиграфически выведен чернилами. Зелеными. Индекс тоже был проигнорирован. Письмо было адресовано мисс К. Керриган. Внутри него было пара листков, в списке на одном из них Клэр выхватила беглым взглядом «остроконечную шляпу» и «телескоп».

– Так, это для астрологов, – она развернула само письмом, столь же вычурное и неуместное.

«ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА «ХОГВАРТС»

Директор: Альбус Дамблдор (Кавалер ордена Мерлина I степени, Великий волшебник, Верховный, чародей, Президент Международной конфедерации магов)

Дорогая мисс Керриган!

Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс». Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов.

Занятия начинаются 1 сентября. Ждем вашу сову не позднее 31 июля.

Искренне Ваша, Минерва Макгонагалл, заместитель директора»

– Сову?

– Не обращайте внимания, это стандартный шаблон. Естественно вам не требуется уведомлять школу о получении письма, поскольку я доставила его лично. Обычно письма разносят почтовые совы, но поскольку вы незнакомы с магическим миром…

– Мисс Нортон, это бред и провокация. Все же было хорошо. Зачем?

– Клэр, милая, я сама не понимаю, что происходит.

– Ну, давайте начнем заново. В мире существует магия. Магически одаренные…

– Магии нет.

– … люди и без дара. Я могу доказать, что магия существует. Вот смотрите, – гостья вскинула руку с зажатым полированным прутиком и одна из конфет покинула вазу на столе, покрутилась по замысловатой траектории, потом превратилась в цветок, который затрепетав лепестками, вспорхнул тропической бабочкой вверх, где рассыпался разноцветными искрами.

– Фокусы. Вы не убедите меня фокусами.

– Некоторым магам так же доступны анимагические превращения, – дама внезапно стала катастрофично уменьшаться, пока на ее месте в кресле не оказалась самая обычная на вид кошка.

– Ты видишь тоже, что и я? – голос Эмили подрагивал, а сама она вжалась в кресло.

– А что видишь ты? – спросила Клэр, неотрывно смотря, как кошка встает и потягивается, а поверхность подушки только чуть проминается лапами.

– Кошку.

– Не так я представляла Женщину-Кошку. Это абсурд. А я сплю. В моем сне не работает закон сохранения масс, значит, в этом сне не работает ни что. Я сплю и сейчас проснусь. Или это массовая галлюцинация. Ты знаешь, Эмили, что наркотики можно употреблять в виде аэрозолей?

Между тем животное прошло процесс обратного преобразования.

– Как видите, магия существует, и это только некоторые из ее проявлений. В Хогвартсе прекрасная образовательная база и полный пансион. Образовательное учреждение с тысячелетней историей, лучшее в Европе.

– Пансион. То есть вы собираетесь запереть меня в этой самой «школе». Это, между прочим, насильственное удержание и противозаконно.

– Мисс Керриган, вы маг – для вас приоритетны законы Магической Британии, а не магловские. Вы обязаны учиться.

– Я в первую очередь несовершеннолетняя сирота, так что для меня приоритетен закон об опеке. Меня будут искать.

– У министерства достаточный опыт в решении подобных вопросов.

– У какого министерства?

– Министерства магии.

– Что это на самом деле? Секретная лаборатория, психбольница или…?

В гостиной между тем заметно похолодало. Миссис Макгонагалл зябко поежилась.

– Между прочим, то, что сейчас тут происходит, это и есть магический выброс. Обучение в школе, а это именно школа и не имеет ничего общего с предметами ваших фантазий, как раз позволит вам контролировать подобное, – она взмахнула прутиком, – Протего тоталлум.

Мелко задребезжали рамки с фотографиями на камине. По столу начала смещаться ваза с конфетами. Чопорная леди стала подниматься из кресла – в этот момент внезапно на мгновение все стихло и тут же разразилось слитной какофонией взрывающегося стекла, бьющейся керамики, лязга металла об пол. Как в замедленной съемке Клэр видела, как летящие осколки врезались в мерцающую над ними троими полусферу и скатились по ней на пол.

Миссис Макгонагалл покачала головой.

– Я вижу, разговор у нас с вами не получился, придется прибегнуть к менее популярным способам убеждения, – прутик в ее руке описал сложную траекторию, – Конфундо! Я не собираюсь причинять вам вреда. Мы сейчас с вами посетим магический квартал, надеюсь, к концу этой экскурсии вы поменяете свое мнение. Вам не нужно платить за образование и проживание в школе, но необходимо совершить покупку учебных принадлежностей и формы. Это обойдется примерно в пятьсот фунтов. Вы располагаете подобной наличной суммой? Малоимущим выделяются субсидии от Совета попечителей.

Клэр застыла неподвижной статуей. Она чувствовала опустошение и острое ощущение неправильности происходящего, но причина ускользала из внимания. Голос раздавался одновременно и приглушенно, словно издалека, и при этом будто бы совсем рядом, впечатывая каждое слово в сознание.

– Да, у нас есть средства, мы получаем пособие на Клэр.

– Я перемещу нас троих в Лондон, подготовьтесь к выходу.

Мисс Нортон ушла. Клэр присела на банкетку в прихожей, чтобы сменить обувь на кроссовки.

Внезапно распахнулась входная дверь, и в дом вошел человек средних лет в мантии.

– О, профессор, какая встреча! – пробасил вошедший. В руках у него тоже был прутик, но длиннее и корявее – явно происходивший от другого дерева.

– Добрый день, мистер Парсон.

– Проводили беседу? Можно обойтись без Обливиэйта?

– Да, мы сейчас уйдем на Косую аллею, – миссис Макгонагалл накинула мантию, оставленную на вешалке в прихожей.

– Какие-то проблемы? Опять магоненавистники? – спросил он, кивая на появившуюся в прихожей Эмили в выходном костюме с сумочкой в руках.

– Не очень удачный визит. Маглы запугали ребенка так, что меня встретили как инквизитора.

– Как тебя там, – мистер Парсон выудил из безразмерного кармана свиток, и развернул его, что-то выискивая, – ты, Клэр, не дрейфь. Я, когда мелким был, тоже профессора до дрожи в коленках боялся. А миссис Макгонагалл строгая, но справедливая. Поступай к нам на Гриффиндор. Там знаешь, какие ребята? Отличные! Вон смотри – Киран, только в этом году выпустился. Все хорошо будет. Что там, стажер-ухажер? – обратился он к вошедшему молодому человеку, щеки которого предательски заалели, когда Клэр перевела на него безразличный взгляд.

– Снаружи только стекло, сэр! Свидетелей нет, уже восстановил, сэр!

– Молодец, стажер! Ну, мы тогда, профессор, сейчас тут приберемся, вы идите.

– Мистер Парсон, поставьте семью на контроль – надо будет посадить ребенка на поезд и взять в работу службу магловской опеки. Я пришлю завтра доклад.

========== Глава II. Июль 1987 года ==========

– Готовы? Сейчас мы мгновенно переместимся в Лондон. Дайте мне свои руки.

Клэр и Эмили синхронно протянули ладони. Миссис Макгонагалл ухватилась за них, размазалась в пространстве. В следующее мгновение их дернули куда-то вверх, пожевали, передумали, выплюнули, и Клэр обнаружила перед носом ползущую по какой-то скомканной обертке мелкую букашку, а саму себя на четвереньках на далекой от чистоты полянке незнакомого заднего дворика. Судя по звукам, раздававшимся рядом, Эмили не повезло гораздо больше.

– Эскуро, – их визави выдала им стаканы, немыслимым образом сформированные из пары листиков, сорванных с чахлого сорняка.

– Агуаменти, – прямо из прутика с приличным напором полилась вода, – это, к сожалению, частый побочный эффект, но к аппарации привыкают. Мы потеряли бы часы только на попытку добраться сюда вашим транспортом.

Пока Эмили полоскала рот, а Клэр мыла руки, прутикомахательница произвела еще пару пассов, очистив грязно-зеленые пятна с колен девочки.

– Финита, – стаканы вновь обратились в листья, – Это дворик «Дырявого котла», тут находится проход на главную торговую улицу. Но мы для начала выйдем в магловский Лондон, и вы запомните, где располагается вход с Чаринг-Кросс-роуд.

Они вошли в здание, оказавшееся обшарпанным пабом, все немногочисленные посетители которого были в мантиях. Бармен приветливо помахал им от стойки.

– Добрый день, Том!

– Добрый день, профессор. Новая ученица?

– Да, Том, как всегда обязанности замдиректора: обхожу первокурсников.

– Добро пожаловать в магический мир, мисс.

Они прошли через зал и вышли на шумную улицу, по которой ездили машины и деловито сновала толпа, счастливая в своем неведении.

– Сориентировались? Идем обратно, – Эмили повернулась и уставилась в нелепом изумлении перед собой, хотя смотреть там было вовсе не на что – безликая витрина, невзрачная вывеска и видавшая виды дверь, – Мисс Керриган, возьмите мисс Нортон за руку. Только маги и сквибы могут видеть эту дверь. Мисс Нортон, просто доверьтесь, дверь перед вами, вы из нее только что вышли, в помещении искажающих чар нет, и вы будете снова там нормально ориентироваться.

Они снова пересекли паб и вышли в тот самый внутренний дворик, замкнутый среди старых кирпичных стен.

– Мисс Керриган, постарайтесь запомнить. Если вы забудете, вам, конечно, помогут. От урны – три вверх, два в сторону, трижды касаетесь палочкой. И это, собственно, единственное, что вы имеете право делать палочкой вне стен Хогвартса, пока не достигнете совершеннолетия. Еще можно вызвать транспорт, если эту самую палочку ненароком уронить. Я бы не советовала ронять ваш основной магический инструмент, – в месте касания истаял кирпич, и будто запустилась цепная реакция, один за одним кирпичи стали пропадать, обнажая проход на другую улицу, – Это Косая аллея. Придерживайтесь ее, когда будете совершать покупки. К сожалению, в переулках тут никто не гарантирует вашу безопасность. У нас в ходу металлические монеты: 29 медных кнатов равны одному серебряному сиклю, 17 серебряных сиклей одному золотому галлеону. Вот это величественное здание – банк, который держат гоблины, будьте с ними вежливы. Они обменяют фунты.

Они вышли на улочку настолько средневекового вида, что Клэр втянула голову в плечи, подспудно ожидая ведро помоев из ближайшего окна.

Банк Гринготтс стремился ввысь своим бело-золотым линейным великолепием среди кособокой архитектуры налепленных друг к другу домишек и лавок с различными странноватыми или попросту отвратительного вида товарами. Миновав гоблина-привратника, все трое вошли внутрь просторного холла, в котором зеленоватые, но вполне антропоморфные существа занимались имитацией бурной деятельности и демонстрацией несметных сокровищ. Эмили обменяла пять скромных купюр нескромного достоинства на внушительную горку металлических монет, к которым тут же пришлось приобрести мешочек для переноски.

Когда они вышли из банка, профессор протянула Клэр листок.

– Перед каждым учебным годом вам будут высылаться памятки с перечнем необходимых учебных материалов. Эта – для первокурсников. Список включает учебники – книжный «Флориш и Блоттс», ингредиенты для зелий возьмем в аптеке, палочку – в лавке «Олливандера», телескоп – в «Волшебном оборудовании», котел и прочее – в «Все для зельеварения», а также посетим лавку с письменными принадлежностями, поскольку они кардинально отличаются от принятых у маглов. Но сперва мы зайдем в ателье мадам Малкин сделать заказ на форму.

«Все чудесатее и чудесатее» подумала Клэр, когда вокруг нее стали летать измерительные ленты. В книжном и аптеке они не задержались, миссис Макгонагалл взяла готовые комплекты, Эмили осталось только расплачиваться. В прочих лавках картина тоже особо не отличалась, поэтому продвигались они быстро, хотя и с постоянным комментированием происходящего. В какой-то момент в голове Клэр прояснилось настолько, что она осознала, что добровольно покинула безопасный (а безопасный ли, если он оккупирован посторонними людьми?) дом вместе с сомнительного вида дамой, и они методично скупают какую-то ерунду, которая исчезает в обычного размера дамской сумочке их конвоирши? спутницы?

– На мою сумку наложены чары расширенного пространства и облегчения веса, все ваши покупки в полной безопасности, я их выложу, когда верну вас домой, – миссис Макгонагалл проследила за направлением ее взгляда, – а сейчас у нас главный пункт программы – волшебная палочка, потом останется только приобрести багажную сумку и забрать вашу форму из ателье.

Главный номер программы оказался пустым пыльным маленьким складским помещением, по всему виду заброшенным с того самого с 382-го года до нашей эры, как гласила затертая вывеска. Вдоль стен тянулись многоярусные стеллажи, заставленные не поддающимся счету количеством длинных узких коробочек. Продавца в этом магазине самообслуживания не наблюдалось, но звон колокольчика откуда-то из глубины дома явно был сработавшей сигнализацией.

Клэр закрыла глаза и представила, что в этом помещение есть что-то ее, личное, свое, случайно забытое и желающее вернуться к владелице. Пространство за веками замерцало, сфокусировалось огоньком, руки потянулись, коснулись коробочки, ощупали, потянули на себя… и в этот момент рядом раздалось «Здравствуйте».

Клэр распахнула глаза и несколько раз пыталась перехватить уворачивающуюся и кувыркающуюся коробку, и в итоге подобрала ее с пола.

– Здравствуйте.

– Добрый день, мистер Олливандер. Мисс Клэр Керриган нужно подобрать палочку.

– Добрый день, миссис Макгонагалл, пихта. ах, впрочем, что я, мы только вчера с вами виделись. Привычка, – он обернулся к Клэр, – Пришли за первой палочкой, мисс? Положите пока сюда, – она неохотно отняла коробку от груди и положила на стойку, – вытяните рабочую руку.

Старичок заработал измерительной линейкой, словно заправский портной.

– Каждый волшебник индивидуален, свой почерк, свои предпочтения, свой характер, своя палочка. Все тоже самое можно сказать и о самих палочках, даже палочки из одного вида древесины не будут одинаковыми. Каждый феникс, единорог, дракон, чьи части используются для сердцевин, тоже не похожи между собой. И это сплетение линий дает тот уникальный результат, когда волшебник и его палочка работают как единое существо. Вы никогда не достигнете такой степени единения с чужой палочкой, – Олливандер отошел к полкам, выбрал несколько коробок из разных мест, – ну что ж давайте пробовать – берете палочку в руки, взмахиваете. Грецкий орех и сердечная жила дракона 12 дюймов, жесткая.

Клэр взяла палочку в руку и ощутила легкое покалывание подушечек пальцев.

– Не то, – мастер выхватил палочку, – сменим древесину – вяз, 9 ½ дюймов, не то… Боярышник 7 дюймов с сердцевиной из волоса единорога, не то… Эбеновое дерево и перо феникса 10 дюймов, нет?

Одни палочки сменяли другие, какие-то обдавали холодом, другие еле теплились, но большинство вовсе не показывали себя чем-то большим, чем полированной и порой вычурной деревянной указкой… Олливандер вдохновенно перечислял все новые комбинации древесины, сердцевин и длин, вдруг он остановился и выгреб из-под завалов опробованных палочек одну из коробок.

– Что ж, любопытно, нетривиальная задача. Попробуем ту палочку, которую вы выбрали сами, хотя именно палочка должна осуществить выбор и покориться волшебнику, а не наоборот. Итак, сосна и сердечная жила дракона, 11 дюймов, твердая.

Клэр взяла палочку в руку. С кончиков пальцев внезапно метнулось что-то щекочущее и горячее, пронеслось по руке, обернулось пушистым лисьим хвостом вокруг солнечного сплетения и умчалось обратно в палочку, вырвавшись наружу огненным фейерверком.

– Великолепно. Очень, очень замечательно. Вас, мисс Керриган ждет долгая жизнь. Палочка для творцов и одиночек, людей, которые оставляют после себя неразгаданные тайны, – он аккуратно вынул палочку из рук Клэр и стал упаковывать ее в коробку, – с вас семь галлеонов.

Вскоре они закончили все намеченное и вернулись в тот самый дворик между мирами.

– Всеобщее магическое образование – это не повинность. Это достижение, которым мы по праву гордимся. Тем, что маглорожденные не вычеркнуты из образовательного процесса, как хотелось бы радикально настроенным чистокровным. Это то, что приходится отстаивать всегда. Маглорожденные получают образование совместно с представителями самых древних фамилий. Фактически, те знания, которые вы вынесете из Хогвартса, зависят только от вашего прилежания и талантов. Условия обучения для всех равные. Давайте ваши руки.

Миссис Макгонагалл аппарировала их непосредственно в гостиную и выгрузила внушительную стопку приобретенного.

– С вами, мисс Нортон, мы вероятно больше не увидимся, а вот мисс Керриган я жду первого сентября в Хогвартсе. Утром за вами зайдет сопровождающий, переместит на вокзал, покажет платформу и поможет сесть в поезд. Хогвартс-экспресс находится в пути восемь часов, имейте в виду. Поезд отправляется в одиннадцать утра. Обучение продлится до июля. Вы должны собрать вещи с учетом того, что на первом курсе ученики покидают Хогвартс только на каникулах. На днях вас посетит сотрудник отдела по работе с маглорожденными учениками и поможет решить все оставшиеся вопросы. И, мисс Керриган, помните! Никакого колдовства вне школы! В Министерстве целый департамент занят отслеживанием неправомочного колдовства, и знакомство с этим отделом приводит к крайне неприятным последствиям. Кроме того, категорически запрещено как-либо сообщать посторонним о самом существовании нашего мира. Будьте благоразумны. До свидания!

Когда гостья исчезла, Клэр подергала ручку входной двери и планомерно обошла весь дом, открывая шкафы, тумбы, заглядывая под кровати и за шторы.

И только после полной инспекции всего дома устроилась в гостиной разбирать покупки. Нужно было многое обдумать, и вопросов было гораздо больше, чем ответов на них.

Все эти книги заклинаний, справочники трав и мифических животных наводили на мысль о том, что ей показали только вывеску на входе в магический мир, но не рассказали о нем ничего. История магии первого курса повествовала о каких-то замшелых конфликтах с гоблинами и обрывалась в глубине веков, так что вряд ли могла служить источником информации.

Мантии как школьную униформу понять еще было можно, хотя разве одной недостаточно для торжественных мероприятий? Но в стопке их лежало три, и нигде в списке не упоминались юбки-брюки-жилеты и прочие элементы обычной одежды. Что наводило на мысль, что то, что надето, не имеет значения, потому что оно всегда скрыто под балахоном как у всех обитателей магического квартала, поголовно одетых в мантии всевозможных цветов и покроя, несмотря на жаркий июльский день.

Перья вместо авторучек, свитки вместо привычных тетрадей, движущиеся иллюстрации в книгах… Вершина айсберга. Не было самого главного – Правил, по которым живет этот странный и явно неоднородный мир: упомянутых законов Магической Британии, школьных правил, правил обычного поведения.

– Мы должны туда вернуться, сами, ты ведь съездишь со мной?

– Хорошо, только завтра. Сегодня был трудный день. Я думаю нам надо спать.

Клэр как всегда ушла позже Эмили. С собой она забрала только Огнелиса, как она назвала волшебную палочку, которая хоть и не показывала больше фокусов, как в лавке Олливандера, но по-прежнему ощущалась живой и … нетерпеливой, жаждущей действия, подрагивающей, сконцентрированной будто перед прыжком. Если бы не прямой запрет на пользование палочкой, она бы опробовала бы какое-нибудь из расписанных заклинаний, ну какой вред может быть от банального Люмоса?

Клэр погладила теплое гладкое дерево. Палочку надо взять с собой, не оставлять же ее одну в доме, который превратился в проходной двор. Но и не в руках же нести.

Она встала перед зеркалом. Закрепить как шпагу на поясе? Примотать к руке? Как надежно пристроить, без риска потерять, сломать, при этом, чтобы можно было легко достать, но только своими руками?

========== Глава III. Июль 1987 года ==========

Когда Клэр проснулась, Эмили встретила ее внизу уже в уличной одежде.

– Ешь, я пока схожу в банк, сниму денег, мы вчера обменяли почти все наличные. И поедем, не будем затягивать с этим делом. Как я счастлива, что мы отложили поход по магазинам на август. По-моему, есть повод пересмотреть обычный список.

Нельзя сказать, что у Клэр и мисс Нортон были особо теплые отношения. Эмили была добросовестным опекуном: надежным, навязчивым ровно настолько, насколько нужно, чтобы ее подопечная избежала негативных последствий собственного поведения. Функциональной, в отличие от той последней миссис, расставание с которой случилось под истерику с воплями «Она на меня смотрит! Заберите ее!», когда наряд полиции отвез Клэр обратно в фостер «на пару дней», растянувшихся на месяцы до переезда к мисс Нортон. Неудавшаяся же опекунша уехала на машине скорой помощи делать рентген опухшей лодыжки. И Клэр тут была вовсе не причем. Ну, подвернула та ногу, когда шла с явным намерением выпороть несносную девчонку за несуществующие провинности этим нелепым ярким ремнем с крупной пластмассовой пряжкой. Тот так и остался валяться на полу, когда Клэр покидала дом со своими немудреными пожитками.

Эмили не пыталась переделать Клэр, не выжимала из нее эмоциональные реакции, не требовала разговаривать, не дергала непрерывно по незначительным поводам, не пыталась приобщить к своим интересам. Но Клэр практически не сомневалась, что та поедет с ней в Лондон, хотя выглядела мисс Нортон изрядно напуганной и дезориентированной.

Чтобы не бросать машину на платной парковке на непредсказуемое время, решено было ехать общественным транспортом. Дорога заняла часа полтора, пока они добрались до железнодорожной станции, проехали на электричке, пересели на метро и, наконец, оказались перед пабом, втиснутым между магазинами. Бесславный в своем обыкновении конец последней надежды на то, что мир может быть нормальным. На то, что они проделают этот путь, выдохнут и пойдут просто гулять по летнему воскресному Лондону, а жизнь будет идти своим чередом.

– Клэр? – окликнула ее Эмили, когда та остановилась.

– Он тут. Давай руку, – один маленький шаг для человека и огромный скачок …

«Дырявый котел» оглушил в первое мгновение тишиной после уличной суеты и темнотой после яркого солнечного дня, потом начали различаться и звуки внутри него: приглушенные беседы, позвякивание посуды и столовых приборов, затем обретать явь выхваченные неровным пламенем многочисленных свечей столы и силуэты в полумраке зала. Поздоровавшись, они вышли во дворик. Унылый переполненный мусорный бак тоже был на месте. Эмили достала ученические мантии.

– Куце, обувь в глаза бросается, надо другую, а то вся маскировка насмарку.

Клэр извлекла Огнелиса из собственноручно нашитого на джинсы вдоль бедра длинного узкого кармана.

– Раз-два-три. Раз-два. Раз-два-три, – палочка вернулась на место, механизм арки заработал.

Первым делом они пошли к мадам Малкин, мешочек с вчерашними монетами был еще довольно увесист, хотя теперь уже за счет медяков и серебра, набранных со сдачи.

– У вас ведь есть готовые мантии? Самую простую и дешевую по росту.

– Да, минутку, – хозяйка ателье оценивающе окинула взглядом мисс Нортон и отошла к ближайшему стеллажу, – Вот эта модель, смотрите в самый раз, универсальный классический крой, водоотталкивающие чары и чары температурного комфорта. С вас один галлеон.

Они вышли на улицу, и пока Клэр собиралась с мыслями с чего начать исследование Косой аллеи, рядом с ними нарисовалось многочисленное рыжее семейство: рыжими были родители, рыжей маленькая девочка, которую мать крепко держала за руку, поголовно рыжей стайка из двух, нет трех… постойте – шести разновозрастных мальчишек. Клэр пригнула к себе Эмили.

–Тсс, смотри, дети, много, часть точно школьники, и кажется местные, – зашептала она ей на ухо, – сядем на хвост.

Первое правило юного натуралиста – наблюдайте животных в естественной среде обитания. Второе – ведите себя тихо и не делайте резких движений. Утка-мандаринка с выводком втянулись в помещение какой-то лавки, дети тут же расползлись во все стороны. Клэр заняла стратегическую позицию, так чтобы по возможности видеть всех.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю