290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Кунигас » Текст книги (страница 5)
Кунигас
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 20:30

Текст книги "Кунигас"


Автор книги: Юзеф Игнаций Крашевский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Глава 4

В одно осеннее утро двое людей, одетых по-крестьянски, в простых сермягах, верхом на плохих конях с подосланным вместо седла куском толстого сукна, медленно подъезжали к широко разлившейся Висле, переполненной осенними дождями.

На возвышенном берегу её виднелся издалека замок на холме и старый город, раскинувшийся у подножия его.

В городе и его окрестностях царило оживление. Около замка, окружённого валами, из-за которых выглядывал маленький костёл без креста, принадлежавший бенедиктинцам, (потому что ещё в 1015 году их поселил здесь Болеслав), передвигались массы народа, напоминавшие войско, разделённое на отряды. Над толпой возвышались в различных местах изображения языческих богов на длинных древках вбитых в землю, и красные знамёна.

Всадники переглянулись между собой. Один из них, обветренный, морщинистый и уже старый, хотя бодрый, был Собек, верный слуга Спытковой, другой – молодой и более видный из себя, хотя и на нём была простая сермяга, был скорее похож на воина, чем на простого крестьянина. Это был Вшебор Долива. Обоих выслали на разведки из Ольшовского городища и велели добраться, хоть до самого Маслава, лишь бы знать, что дальше делать, и как выйти из беды.

Долива, принимая поручение, не обнаружил большой готовности: не хотелось ему уезжать от Спытковой и её дочери, но нельзя было отказаться, потому что все настаивали на его выборе, помня его уверения, что при дворе Мешка он был коморником вместе с Маславом и пользовался его дружбой и доверием. Теперь этот самый Маслав, нечестным путём превратившись из ничтожного мальчишки в Плоцкого князя, мечтал уже о завоевании всей страны.

Сидевшим в замке надо было разузнать, как обстоит дело, и пристало ли им, спасая жизнь черни, рассчитывать на Маслава. Вшебору не грозила опасность, и кроме того он надеялся на свою находчивость.

Собек – простой человек, – не боялся ничего. Долива был бы очень рад избегнуть всякой встречи с Маславом, но делать было нечего. В городище сильно истощились запасы пищи: попасть в руки черни – значило то же самое, что положить голову под плаху, следовательно, надо было искать каких-нибудь путей к спасению.

Проводником Доливе дали старого Собка, который не терял присутствия духа в самых затруднительных случаях; он остался верен себе и на этот раз, когда надо было постоянно обходить стороною вооружённые отряды, избегать поселений и прокрадываться чаще ночью, чем днём. Собек провёл его так искусно, что они, не встретив никого по дороге, прибыли целыми и невредимыми на берег Вислы. Вшебор, который сначала говорил очень уверенно о встрече с Маславом и надеялся на его дружбу, теперь, когда увидел перед собой город и представил себе, как он предстанет перед Маславом, задумался не на шутку.

Он уже начал сильно сомневаться в том, как его примут и вспомнят ли о прежней дружбе. С тех пор, как они оба встречались при дворе, – многое изменилось, а вести, доходившие со всех сторон о Маславе, не предвещали ничего доброго.

Но нельзя же было возвращаться назад!

Собек молча взглянул ему в глаза и указал на реку.

Вшебору пришло в голову, нельзя ли как-нибудь, не открывая своего имени, издали все высмотреть и не встречаться совсем с Маславом. Здесь было много народа, и они могли незаметно вмешаться в толпу. Что из этого выйдет, он и сам не знал. Они ехали шаг за шагом, и Долива ещё придерживал свою лошадь. Поначалу они договорились с Собком, что он постарается добраться до самого Маслава. Но теперь это казалось и неудобным, и опасным.

– Послушайте-ка, – тихо сказал Вшебор товарищу. – Не лучше ли будет не лезть на рожон, а только издали присмотреться? Нас здесь никто не знает.

– Как вы решите, так и будет, – возразил Собек. – Я ничего не знаю!

– Но как вы думаете? – спросил Долива.

Вместо ответа Собек указал ему рукой на Вислу. Они стояли на лугу, на открытом месте.

Отсюда видны были, как на ладони, – неподалёку от них, на реке, две связанных вместе большие ладьи, на которых гребли к тому месту, где они стояли.

В ладьях были кони и люди.

Вшебор увидел издали, что люди были вооружены и одеты в рыцарскую одежду, и, верно, это были какие-нибудь знатные рыцари, потому что доспехи их блестели на солнце; на голове у одного из них развивался красный султан, а на плечи был накинут богатый плащ, из под которого сверкало оружие.

Мальчик, стоявший позади него, держал в руках птицу, другой слуга приманивал взлетевшего кверху сокола, а третий держал на привязи собак. Лиц ещё нельзя было различить.

Впереди стоял мужчина с султаном на шапке, а несколько поодаль – придворные его или слуги. Должно быть, они ехали на берег Висляны на соколиную охоту.

Не трудно было отгадать, кто был тот, кто мог свободно забавляться охотой в такое время.

Таким образом, счастливый или несчастный случай, как раз в минуту нерешимости и колебания, облегчил Вшебору выполнение задачи.

Уклониться от встречи было невозможно, спасаться бегством – опасно, значит, надо было смело идти на встречу судьбе.

Так и решил в душе Долива.

Не задерживая больше коня, он спокойно поехал вперёд, а тем временем и ладьи пристали к берегу, и можно уже было различить лица сидевших в них людей.

Вшебор узнал Маслава, хотя он сильно изменился с того времени, когда Долива помнил его взбалмошным и дерзким мальчиком при королевском дворе. Он держался, или вернее, старался держаться с княжеским достоинством. Бедно одетые, Вшебор и его спутник не привлекли его внимания, – Маслав горделиво осматривался по сторонам. Заложив руки в боки, задрав кверху голову и поставив одну ногу на край ладьи, он имел такой вид, как будто ему хотелось поскорее выскочить на землю.

Человек этот, крепкий и ловкий, – был словно вырублен секирой.

Сквозь панскую внешность в нём ясно проглядывала холопская кровь. Лицо у него было румяное, обветренное и самое обыкновенное; в маленьких, юрких глазках и рыжей бородке не было ровно ничего княжеского, но он был силён и хорошо сложен, к так как ему, видимо, везло в жизни, то он возомнил о себе и держался с людьми надменно и свысока. Его светлые брови непрерывно морщились и даже, когда он молчал, казалось, что он обдумывает новые приказания, чтобы ни на минуту не сойти с того пьедестала, на который ему удалось взобраться. С первого взгляда в нём чувствовалась сильная и предприимчивая натура, которая ни перед чем не останавливалась. Когда ладьи приблизились к берегу, и всадники подъехали ближе, Маслав, окинув взглядом их серые сермяги, хотел с пренебрежением отвернуться от них, но что-то в лице Вшебора поразило его. Он не узнал его сразу и, строго нахмурив брови, стал пристально всматриваться в него. В это время Вшебор, не спеша, снял меховой колпак и поклонился ему.

Как раз в эту минуту Маслав, одетый совсем не по охотничьему, а так, как будто собирался принимать у себя послов, – и в рыцарском поясе, с которым он никогда не расставался, – готовился выйти на берег.

За ним шли его приближённые, одетые так же неуместно, как и он сам, в колпаки с султанами, пояса и нарядные плащи.

Вшебор едва не рассмеялся при виде этой ненужной пышности, но во время сдержался, принуждённый думать о своей безопасности. Маслав, заметил его поклон, вздрогнул и, взглянул на окружающих, по-видимому, собирался отдать приказанье схватить его, но Вшебор, приблизившись к нему, сказал вполголоса.

– Я к вашей милости, – пришёл к вам с поклоном.

Маслав уже не сомневался, что видит перед собой прежнего знакомого. Тревога снова овладела им, – он не знал, как отнестись к нему, и недоумевал, что могло его сюда привести.

В нерешимости он отступил назад, присматриваясь к Вшебору.

Видя его колебания, Долива быстро распахнул сермягу и показал ему, что кроме небольшого меча, у него не было больше никакого оружия. Топор остался привязанным к седлу коня, с которого Долива сошёл, оставляя его на попечение Собка.

– Что вас сюда привело? Что вы хотите от меня? – заговорил Маслав, стараясь придать своему голосу гневный и строгий тон. – Говори, да поскорее, у меня нет времени!

Проговорив это, Маслав подступил к Вшебору, словно желая показать, что он его не боится, а когда тот не сразу ответил, Маслав отошёл от своих людей, принудив и Вшебора следовать за собою.

– Милостивый пан! – начал Вшебор, – не так это легко рассказать в двух словах своё дело. Вы знаете, что у нас теперь делается, и только вы можете нам сказать, что будет с нами завтра. К вам и надо идти – спрашивать, что делать дальше.

Маславу, видимо, польстило, что ему приписывают власть над будущим. Его мужественное и энергичное лицо, обнаруживавшее в нём присутствие большой звериной силы, – приняло выражение ещё большей гордости и самомнения, и он вымолвил без гнева уже.

– Что делать? Все, кто хочет сохранить голову на плечах, должен мне повиноваться. Кроме меня, ни у кого здесь нет силы.

– Скоро мы освободимся от немецкого и чешского гнёта, и я буду править!

Говоря это, он оглянулся, чтобы проверить впечатление, которое производили эти слова, и засмеялся диким, насильственным и не искренним смехом.

Вшебор молчал, не поднимая головы. Маслав ударил рукой по мечу, который висел у него за поясом.

– Спроси меня, по какому праву я буду править, – прибавил он. – Вот моё право! Кто силён – тот и должен править, а у кого есть ум – у того есть и сила, если же нет ума, – то и сила не поможет, потеряют её, как они там потеряли! – Он указал рукой на запад. – Обленившееся, ни к чему не годное, онемеченное племя надо было выбросить за дверь, а крестьянам – вернуть старую свободу и прежнюю веру. Мы должны жить по своему, а не перенимать чужих обычаев. Не нужно нам ни чужих богов, ни чужих князей. Пясты продавали нас императорам и папам. От немецких матерей рождались онемеченные дети. – Казимир, мать, которого записалась в монахини, – пусть себе сидит у дяди в Хольне и поёт в хоре, – там его место, а не здесь на царстве. Мы ведь не монахи!

Говоря это он шёл вперёд и бросал пытливые взгляды на Доливу, подзадоривая себя собственными словами.

– Мазурская земля – моя, а со мной найдут пруссаки и литовцы; все те, которые привязаны к своей старой вере. Нас – множество, а вас – горсть, да и той скоро не станет. Земля без государя достанется тому, у кого сила. А сила – у меня! У меня!

Он разгорячался всё более, поглядывая на Вшебора. Но не дождавшись от него никакого ответа, стал перед ним и повелительно сказал:

– Говори же мне, кто тебя послал?

К Доливе, в виду грозящей опасности, ввернулись мужество и хладнокровие. Он равнодушно пожал плечами.

– Кто же у нас может послать? – сказал он. – Из старого рыцарства, шляхты и магнатов немногие уцелели – на паству волкам. Мы, двое братьев, спаслись от чехов и черни. Может быть найдётся ещё несколько человек спасшихся и укрывшихся в лесах. Кто бы мог меня послать? Вы были когда-то мне другом, теперь могли бы взять меня хоть в слуги! Моя жизнь не имеет для вас никакой цены, но, может быть, я вам на что-нибудь пригожусь. Маслав задумался. Речь Вшебора понравилась ему.

– Ой! Знаю я вас! – выговорил он насмешливо. – Если бы вы только могли мной завладеть, вы охотно отдали бы меня в руки Казимира или ещё кого-нибудь. Много их там шляется у немцев. Вы, все окрестившиеся и видавшие другие времена, – не многого стоите.

– А вы разве не были крещены? – смело спросил Вшебор.

Маслав запылал мгновенным гневом и оглянулся назад на своих, – не слышали ли они этих слов. Но те стояли далеко, и не могли слышать из разговора. Он промолчал и опять задумался.

– Слушай, Долива, – заговорил он после молчания, взявшись за бока и отойдя несколько шагов назад. – Правда, я дружил с тобой на том пёсьем дворе, хочу быть для тебя теперь добрым паном, но смотри, береги голову на плечах, она тебе нужнее, чем мне. Я возьму тебя одного, брата твоего не хочу и никого больше не хочу, пусть чернь вырежет из без остатка. Я себе наделаю магнатов из тех крестьян, которые будут мне благодарны, а бояться их – мне нечего. Если хочешь служить мне, – я возьму тебя!

Вшебор поклонился, потом поднял голову и смело взглянул ему в глаза. – Почему же мне не служить тебе, если я умираю с голоду и не имею пристанища? Но что будет с братом?

– Да где ты его оставил? – спросил Маслав.

– В лесу, на поляне, два дня пути отсюда, – он занемог.

– Пусть его там волки съедят, – смеясь и похлопывая Вшебора по плечу, сказал новый князь. – Ты останешься у меня, а больше я знать никого не хочу.

Вшебор промолчал и не настаивал больше. Ссылка на брата была только лазейкой, которую он оставил себе для того, чтобы иметь предлог уйти от Маслава. Но он всё же надеялся с помощью Собка уйти тем или иным способом. Маслав, как бы не доверяя ему, продолжал пытливо поглядывать на него, но выражение его лица прояснилось.

– Это мне будет очень кстати, – сказал он, – мне как раз надо устроить себе двор. Я назначу тебя охмистром. Эти мои мужички во всём хороши, но беда в том, что они не знают панских и королевских обычаев. У меня должен быть свой двор, как у всех королей и князей. Вот ты мне подберёшь людей и обучишь их. Я хочу, чтобы у меня были такие же порядки, как при дворе старого Мешка и Болька.

Вшебор, делая вид, что он вполне разделяет эту мысль и, не обнаруживая отвращения, с готовностью подхватил:

– Вот и отлично! Но пока я научу людей, пройдёт не мало времени.

– Пустое! – нахмурив брови, возразил Маслав. – Я умею скоро учить. Надо построже, – тогда все пойдёт хорошо.

И снова похлопал его по плечу.

– Я беру тебя, – повторил он, – но помни, я – добр и щедр, но и грозен в то же время.

На этом разговор окончился. Маслав обернулся к своей свите, стоявшей поодаль, и крикнул:

– Пустить сокольничьих псов! Если что-нибудь попадётся – спустить соколов!

Он дал знак и сам медленно пошёл к своим людям, сопровождаемый Вшебором. Услышав за собой его шаги, князь как будто одумался.

– Подождите здесь при ладьях, – вернётесь вместе со мной!

Долива послушно остановился, а псы, соколы, мальчики, слуги и Маслав со своим двором потянулись вдоль берега реки. Долива вернулся к Собку, который стоял в стороне с конями.

Иначе невозможно было спасать свою голову и присматриваться к Маславу, как только принять то предложение, которое милостиво сделал ему Маслав.

Охотники удалились, а Вшебор подошёл к Собку, который заглядывал ему в глаза, стараясь отгадать, какие вести он принёс с собой.

– Едем ко двору, – тихо проговорил Долива. – Я приехал в добрый час, если голова моя осталась ещё на плечах. Мы пробудем здесь некоторое время, но вы и кони должны быть каждую минуту готовы к отъезду, когда настанет время.

Собек качал головой.

– Вырваться отсюда не так уж трудно, – отвечал он. Они не очень-то берегутся, видно, не боятся никого. – Удалой пан! Удалой! – тихо прибавил он.

Они присели отдохнуть, а коней пустили попастись на траве.

Но Маслав недолго забавлялся охотой, приказав людям пройтись с соколами, он сам вернулся, ища глазами Вшебора.

Тот встал и подошёл к нему.

Казалось, новому повелителю приятно было поговорить о себе с каким-нибудь свежим человеком, – переряженная чернь, окружавшая его, не удовлетворяла его, и его тянуло к Вшебору.

Подойдя к нему он указал на город, расположенный на холме.

– Это будет моя Познань! – сказал он, смеясь. – Ты понимаешь? Отсюда я буду владеть обоими берегами Вислы!

И вытянув руку, обвёл ею вокруг.

– Пруссаки и литовцы пойдут со мной. Чехов погоним вон и поколотим, немцам не позволим подойти к Лабе. Вырежем их, и дальше. Все, кто ненавидит христиан, пойдут со мной. – Он всё время оглядывался на Вшебора, как будто ожидал от него похвалы и одобрения.

– Ну, что ты скажешь на это?

– Что ж, – только бы у вас было войско!

– Есть войско и ещё будет, и я сам обучу их, – быстро заговорил Маслав. – Я хоть вырос при дворе, но в душе всегда был и остался воином. Пруссаки предприимчивый народ. Эти те самые, что убили Войташка, которого Болько выкупил и похоронил в Гнезне, а теперь чехи взяли его оттуда! Те самые, что сдались старому Болько. – Ну, а я им брат и сват!

Он засмеялся, с довольным потирая руки.

– Ну, что же ты ничего не говоришь? Маслав не глуп, правда?

– Увидишь сегодня сам, от них придут ко мне послы. А знаешь, почему так случилось? Потому что я сделался язычником и повыдёргивал кресты. Весь народ со мной.

Должно быть, молчание Вшебора было ему неприятно: несколько раз спросил его, – что же ты об этом думаешь?

– Вы очень счастливы в жизни, это все знают! – пробормотал Долива.

– В Полоцке, в замке, были отцы бенедиктинцы – теперь от них осталось и следа. Из костёла я устроил языческий храм так же, как и они из храмов делали костёлы. Гусляры хлопали в ладоши и кланялись мне в ноги от радости: люди выкопали старых богов, прикрепили их к древкам и повтыкали в землю, крича перед ними: Ладно! – Вот где моя сила! – Ну, – что же вы все молчите? – смеясь, повторил он.

– Удивляюсь всему этому, – не спеша, выговорил Долива, – но советую вам хорошенько посчитать свои силы в борьбе с христианами. Вас много, но и тех не мало. Я не хочу вам льстить. На Руси водружены кресты, чехи – крещены, венгры и немцы тоже христиане. А их всех вместе соберётся много. Маслав утвердительно кивнул головой, потом остановился осмотрелся вокруг и, подойдя ближе к Вшебору, – зашептал, близко глядя ему в лицо.

– Ты ничего не понимаешь. Чей Бог окажется сильнее, тому я и поклонюсь. Мне что? Теперь взяла верх старая вера, а что будет завтра – почём я знаю? Князья и короли все крестятся, когда приходит время. И я буду таким, каким захочу быть, чтобы получить власть, а теперь хорошо и так, как есть.

Долой кресты и долой немцев, которые их принесли. Понял?

Он засмеялся, не раскрыв рта и блестя глазами. Но ему не понравилось в новом слуге, что тот не удивлялся, не льстил ему, и даже не соглашался с ним.

– Эх ты, человече, – возвысив голос, заговорил Маслав. – Ты, может быть, думаешь, что мне приснилась моя сила? Ну, так я покажу её тебе воочию. Увидишь и сам поверишь.

Он взглянул вдаль, где стояли люди с собаками и соколами. Две собаки выслеживали дичь в болоте, но осенний день не благоприятствовал охоте, – до сих пор не встретилось ни одной цапли и ни одной птицы. Маслав подозвал к себе ближайшего слугу.

– Гей, Дидко, выпустите соколов проветриться и потом возвращайтесь с ними. Губа поедет со мной, здесь больше нечего делать.

И он указал рукой на ладьи, к которым и направился.

Вшебор глазами дал знак Собку, чтобы он не тревожился о нём, сам Долива пошёл вслед за князем. – Маслав, как бы торопясь вернуться, поспешно спустился к ладьям, вскочил в одну из них и приказал забрать коня для него самого и Губы.

Взгляд его упал на бедно одетого Вшебора, стоявшего перед ним в ожидании приказаний.

– Ты не можешь ехать со мной в этой Сермяге, – сказал он, – останешься пока в ладье, а потом пойдёшь пешком в замок. Когда мы вернёмся, Губа прикажет выдать тебе одежду из моей гардеробной, и ты будешь одет, как пристало моему охмистру. Не бойся, – со смехом прибавил он, – будет тебе и цепь, и всё прочее! У меня всего этого вдоволь. Я хочу, чтобы люди восхищались моим двором, а не смеялись над ним.

Он подозвал Губу и шепнул ему что-то на ухо, указывая на Вшебора. Между тем ладьи, в которых сидели на вёслах и стояли с баграми несколько мазуров, стали быстро переезжать реку. В глубоких местах все брались за вёсла, а на мели отталкивались баграми. Люди работали живо, подгоняя друг друга, как будто чувствовали, что пан их не любит ждать!

Маслав, стоя в ладье, уже не говорил ничего, хотя слушателей было достаточно, он только несколько раз указал Вшебору рукой на замок, видимо, гордясь и чванясь тем, что он им владел.

Действительно, замок, расположенный на возвышенном берегу реки, имел очень величественный вид, а на валах виднелся народ, видимо, поджидавший своего господина. Когда ладья причалила к борогу, и из неё вывели коней, Маслав наклонением головы простился с Доливой, сел на своего великолепно убранного коня и в сопровождении Губы поехал в замок, высоко подняв голову и приняв вид грозного владыки… Снизу было видно, как раздвигались люди наверху при его приближении, а через минуту на валах раздались громкие крики многочисленной толпы, приветствовавшей Маслава.

Вшебор, задумчивый и угнетённый, поплёлся вслед за ним к замку. Быть может, он вспомнил то время, когда видал Маслава маленьким и жалким перед королевой, которая относилась к нему с презрением.

По пути к замку Вшебор внимательно присматривался со всему, что окружало Маслава. Народу везде было много, и хоть он уже был собран в сотни и полки, но всем своим видом и одеждой более напоминал полудиких людей, чем воинов. И вооружены они были не одинаково. Начальников трудно было отличить от простых солдат. Все они сидели и ходили в полном беспорядке, кричали и ссорились между собой.

Во дворах замка стояли бочки и кадки с пивом; часть людей, сидя на земле, ели и беседовали, другие, лежа, отдыхали.

Около прежнего бенедиктинского костёла стояла толпа гусляров, колдунов, старых баб и черни, вышедшей из лесов.

Внутри открытого храма горел уже огонь, около которого двигались женщины в белых одеждах. Перед вывороченными дверьми костёла стояли длинные древки, вбитые в землю с изображение богов, сделанных наспех, грубыми и безобразными.

Между ними стоял выкопанный из земли каменный чурбан, который должен был изображать божество в трёх шапках, с заложенными на груди руками, в которых он держал меч и каравай.

Гусляры, рассевшись на земле под ним, бренчали на гуслях и подпевали, а народ окруживший их, внимательно слушал.

У дверей вновь отстроенного деревянного замка стояла толпа народа, и суетились слуги нового князя в нелепых пёстрых одеждах.

Очевидно, старались одеть их попышнее, но не умели этого сделать, и каждый, выбрав, что ему нравилось, напялил на себя, заботясь только о том, чтобы било в глаза. Всё это имело дикий вид. Только на некоторых было полунемецкое платье, видимо, награбленное из королевского замка.

Важнейшие граждане, – несмотря на свои дорогие платья и жупаны, цепи и позолоченные пояса, – несмотря на то, что были и умыты, и причёсаны, всё же выглядели простыми пастухами. Видно, на этом дворе, собранном наспех и кое-как одетом не было никакого порядка. Там и сям в этой толпе вспыхивали ссоры, завязывались драки, и слышались удары дубинок и шум борьбы. Толкали друг друга и дрались до тех пор, пока дубинка одного из старших не прекращала ссоры.

Визг и вой собак, ржание коней и отдалённый шум воинского лагеря сливались в один смешанный гул, в котором трудно было разговаривать, не повысив голоса, чтобы быть услышанным, – и эти приподнятые голоса ещё увеличивали общую шумиху.

Вшебор без труда пробрался сквозь толпу; – никто даже не взглянул на него, все только толкали его, и он не знал бы, куда идти, если бы не вышел в это время из замка Губа и не повёл его за собой.

По знаку Губы приблизился старик, которому Губа и передал Вшебора. В сенях замка тоже толпилось много народа. Пройдя через какие-то тёмные закоулки, переходы и коридоры, по которым сновала челядь, Вшебор с своим проводником вошёл в полутёмную избу. Её маленькие окошечки, задвинутые изнутри ставнями, едва пропускали свет сквозь щели. Это был, должно быть, какой-нибудь склад или гардеробная владельца замка, вся заваленная одеждой, оружием и всевозможными, очевидно, награбленными вещами, которые лежали на полу и висели по стенам. Всё, что доставляла война, было захвачено и сложено здесь Маславом. Целыми кучами свалены были вещи, собранные из разных замков, от разных владельцев, со всех концов страны, различной ценности и самого разнообразного вида. Те, что сложили их здесь, не умели даже отличить более ценных вещей от менее ценных. Дорогое и дешёвое, хорошее и плохое всё было свалено вместе в одну кучу, как рожь или сено, свезённые в амбар.

– Эй, вы, – крикнул старик, отворить дверь. – Берите, что хотите. Так приказал пан! Не стесняйтесь! – и он указал на кучи одежды и полки, нагромождённые всяким добром.

– Выбирайте: чего душа пожелает! Вы видите, у нас есть что выбрать! – и, поглаживая голову, старик усмехнулся. На одной из полок лежали отдельной кучкой золотые и позолоченные цепи. Старик подошёл и, выбрав несколько, взвесил их на руке, остановился на самой тяжёлой цепи и хотел уже подать её Вшебору, но вдруг заметил на ней следы засохшей крови, пробурчал что-то себе под нос и пошёл к дверям, где стоял чан с водой. Выполоскав в нём цепь, он начал вытирать её полой своей одежды.

Вшебор с отвращением стал одеваться, – отказаться было невозможно. Старик с готовностью помогал ему и всё время советовал выбрать все самое лучшее, но не тратить даром времени. У него была только одна забота – выполнить, как можно лучше, приказание пана.

– Только поторопитесь, – говорил он. – Его милость не любит ждать и желает, чтобы вы были при нём за столом… А давно уже пора… – Из разных углов он вытащил: пояс с мечем, меховую шапку, богатое верхнее платье и всё, что было нужно для того, чтобы Вшебор угодил новому пану. Сверх всего этого старик накинул ему на шею золотую цепь и, с улыбкой осмотрев его, повёл к выходу.

Из гардеробной в столовую снова пришлось идти тёмными коридорами и переходами… Уже издали Вшебор услышал доносившиеся из неё громкие голоса. Старый плоцкий замок не отличался большим великолепием внутреннего убранства: он был закопчён от дыма, а все убранство горниц составляли самые простые деревянные столы и лавки. Каким он был с незапамятных времён, таким остался и теперь – со столами из толстых досок, с огромными лавками, устланными теперь кожами и сукном. В других горницах не было даже полов, а только сглаженная земля, насыпанная листьями, а зимой – соломой и вереском.

В горнице, игравшей роль столовой, было много разряженных, как на празднике, гостей. Для князя было устроено сидение на небольшом возвышении, прикрытое чёрным сукном. Около него занимали места сразу бросавшаяся в глаза своей непохожей на остальных внешностью, – пруссаки с зверскими лицами, вооружённые топорами, дротиками, луками и кремнёвым оружием.

Главою их был кунигас, относившейся к Маславу совершенно запросто, а тот – волей неволей должен был принимать доказательства его расположения. Это был человек среднего роста, широкоплечий, толстый с заплывшими от жира глазами, едва видневшимися из-под бровей, в обхождении решительный и не обращавший никакого внимания на торжественность обстановки, какую усиливался поддержать Маслав. Он считал себя совершенно равным ему и отвечал ему гордо и высокомерно. Новый князь, должно быть, нуждался в нём, потому что, хотя лицо его часто выражало неудовольствие и гнев, он всё же терпеливо переносил такое обхождение гостя.

Иногда он обводил взглядом своих придворных, ему хотелось, чтобы двор его произвёл на пруссаков впечатление настоящего княжеского, и потому-то все были разряжены, как на праздник, и вооружены.

По старому обычаю, в горнице не было женщин.

Заняв место в конце стола, Маслав посадил около себя кунигаса, приказав подостлать ему на сиденье красное сукно. Перед ними были поставлены серебряные блюда, а так как для других уже не хватало серебра, то остальные удовольствовались глиняной и деревянной посудой.

Вшебору Маслав указал место за другим столом, приказав ему распоряжаться там.

За исключением пруссаков, которые нисколько не стеснялись, и громко разговаривая, сейчас же принялись есть и пить, все остальные, сидевшие за столом, придворные Маслава, вероятно, соблюдая приказание самого пана, хранили боязливое молчание. Но так как они к этому не были приучены, то от времени до времени и среди них вырывался у кого-нибудь громкий возглас или взрыв смеха, который сейчас же затихал под грозным взглядом повелителя. Слуги прислуживали неумело; сталкиваясь друг с другом, а за дверями слышались угрозы, брань и жалобные крики; но всё же пир окончился бы вполне благопристойно, если бы не кубки, стоявшие перед гостями и постоянно пополнявшиеся. Мёд развязал язык этим людям, не привыкшим сдерживать вспышки гнева и веселья. К концу пиршества ничто уже не могло остановить шума и криков, хотя выражение лица князя становилось все угрюмее. А тут ещё явилась целая стая своих и чужих псов, бросившихся глодать брошенные под стол кости и своим лаем и визгом ещё более усиливших общий гомон.

В конце трапезы, по старому обычаю, все гусляры и певцы, сидевшие около храма, собрались в обеденную горницу. Они ворвались целой толпой, торопясь занять места на лавках около стены, а те, кто не нашёл места, расселись на земле; зазвучали гусли, и раздались крикливые напевы.

Но Маслав и с этими должен был считаться, – ведь за ним шёл весь народ; перед ними поставили пиво и мёд, слушали их пение и игру, а некоторые из сидевших за столом, подогретые вином, стали вторить им и хлопать в ладоши.

Всё это мало напоминало пир в княжеском доме, – но, видно, иначе и не могло быть.

Пруссаки этим не смущались: они с удовольствием попивали мёд, подставляя для этого рог, который носили у поясов, и похваливали угощенье. Уж трапеза близилась к концу, – все угощенье понемногу исчезло со столов, и остались только жбаны, – как вдруг двери из внутренних покоев замка с шумом отворились, и в горницу вбежала какая-то странная фигура. При виде её пруссаки в испуге повскакивали с лавок, а Маслав побледнел, как мертвец.

Да и было чего испугаться!

Вошедшая была старая, худая и высокая женщина с седыми, растрёпанными волосами, падавшими ей на плечи, едва прикрытая грубым бельём и даже не подпоясанная, босая и как бы вырвавшаяся из тюрьмы или из рук палачей.

Её бледное, сморщенное лицо и горевшие пламенным гневом серые глаза с красными, опухшими от слёз веками, выражали глубокое, почти безумное, горе.

Она вбежала с громким, неудержимым, бессмысленным криком, в котором ничего нельзя было разобрать, – перепуганная, рассерженная, оглядывавшаяся назад, как будто за ней гнались.

Отталкивая руками тех, кто стоял у неё на дороге, она добежала до стола и стала, как вкопанная, перед Маславом, вперив в него безумный взор. Князь, бледный, не владеющий языком, вскочил с места и руками указал своим придворным на это приведение, которое они пропустили в горницу. Пруссаки, перепугавшись неизвестно чего, хватались за ножи, – остальные повскакивали с мест, – и в горнице все пришло в смятение. Тогда и Вшебор двинулся от стола.

В это время люди, вбежавшие за бабой, схватили её за руки, но она, вырываясь от них, упала на землю, как раз подле того места, где сидел князь. Маслав с ужасом отшатнулся.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю