290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Кунигас » Текст книги (страница 3)
Кунигас
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 20:30

Текст книги "Кунигас"


Автор книги: Юзеф Игнаций Крашевский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

– Спытек погиб? А что сталось с усадьбой?

Собек, покрутив рукой в воздухе, указал ею на землю.

– Я смотрел издали, как дымилось наше гнездо, – сказал он, – его уже нет больше, и никого нет в нём, ничего не осталось… Раненый Жутва, дотащившийся с пожарища до лесу, где я и нашёл его умирающим, сказал мне только то, что пан наш уложил целую гору трупов, пока добрались до него, и погиб рыцарскою смертью. Злодеи рассекли его на куски.

Женщины, услышав это, с громкими рыданиями упали на землю, но никто не посмел удерживать их от слёз! А Собек, не прибавив больше ни слова, повалился тут же, где стоял, у огня, потому что ноги отнялись у него от изнеможенья. Доливы и Лясота отошли в сторону, оставив плачущих оплакивать своё горе и печальную судьбу, и советуясь между собой о том, что предпринять дальше.

Теперь их отряд увеличился тремя пешими людьми, потому что и Собек ведь должен был присоединиться к ним. Братья согласились на том, чтобы посадить женщин на коней, а самим идти пешком. Лясоту нельзя было лишить его старой исхудавшей клячи, потому что он не мог идти. Но такой способ путешествия значительно усложнял дело.

Два брата отошли в сторону посоветоваться между собой, и хотя в решении своём оба были единодушны, но тем не менее поглядывали друг на друга так, как будто собирались кусаться, и взгляды, которым они обменивались, были полны недоверия. А всему виной была девушка, на которую зарились оба, и потому пытливо заглядывали в глаза друг другу; Мшщуй подозревал Вшебора, а Вшебор Мшщуя.

– Я дам моего коня девушке, – сказал Мшщуй, подбоченившись, – и сам пойду рядом с нею, чтобы он не испугался чего-нибудь и не упал.

– Почему ты, а не я? – насмешливо заметил Вшебор, – ведь и я это могу сделать.

– А почему же непременно тебе должна достаться девушка? – сердито оборвал другой.

Они обменялись неприязненными взглядами.

– Потому что девушка мне нравится! – засмеялся Вшебор.

– И мне тоже, – возразил Мшщуй.

– Ну, и мне!

– И мне!

Они начали перебрасываться резкими словами, измеряя друг друга такими взглядами, как будто собирались вызвать на бой.

Ни один не желал уступать.

А так как оба были пылкого нрава и легко раздражались, то и теперь, казалось, готова была разразиться буря. Но, к счастью, им стало стыдно перед людьми и перед самими собой.

– Ну, послушай, – сказал Вшебор, понизив голос, – не время нам драться из-за чужой девки, бросим всё это. Прежде надо спасти её и мать, а потом уж решать, чья она будет. Пусть Спыткова и дочка сами выберут себе коня, а мы оба пойдём за ними.

Мшщуй кивнул головой.

– Только ты не воображай, – прибавил он, – что я тебе так легко уступлю её. Ты знаешь, что со мной шутки плохи.

– Да и со мной тоже… Мы знаем друг друга.

– Ну, разумеется… Да и нечего тут спорить. Никто не может взять девушку силой.

Вшебор презрительно усмехнулся.

– Почему? – спросил он. – Женщин чаще всего берут силой.

– Ну, силой, так силой, – пробормотал другой.

И снова чуть-чуть не поссорились. Ещё хорошо, что вся их ссора происходила в стороне, так что никто не мог их подсмотреть и подслушать. Они замолчали на время, но, расходясь, затаили в душе гнев и неприязнь друг к другу.

Ночью надо было, кое-как сложив шалаши, затушить огонь, чтобы он не выдал их, а одному, по очереди, стоять на страже. По счастью, ещё хмурое осеннее небо в тот день не разлилось дождём по земле.

С рассветом стали готовиться в путь. Вчерашнее соревнование началось снова, но без слов пока. Оба брата спешили подать коней женщинам, беспокоясь о том, какого выберет себе девушка. И, торопя друг друга, они обменивались горящими взглядами, и никто в этом споре не думал уступить другому.

Уже были связаны узлы и мешки, которые должен был захватить с собой Собек, мать и дочь оделись и ждали, когда все двинутся в путь. В это время перед ними появились братья Доливы со своими конями. Марта Спыткова поблагодарила и выбрала себе коня Вшебора, потому что этот конь был крепче и сильнее, а она хотела посадить дочку позади себя, чтобы не расставаться с нею в пути, но тут вмешался Мшщуй и заявил, что кони их ослабели, а путь предвиделся долгий и нельзя было ехать вдвоём на одном коне.

Девушка стояла в нерешимости, не желая расставаться с матерью, да и матери не хотелось отпустить её от себя. Они уже готовы были идти пешком. Доливы всё ещё стояли перед ними, мешкать было невозможно.

– Милостивая пани, – сказал Мшщуй, – теперь некогда раздумывать. Садитесь вы на одну лошадь, а девушка – на другую, – мы пойдём рядом с вами, и она будет у вас на глазах.

Но девушка жалась к матери, и Спыткова не могла решиться. Лясота, которому помогли сесть на коня, заметил:

– Что тут торговаться, – когда надо спасать жизнь!

Тогда мать, обняв дочку и шепнув ей что-то на ухо, села на коня Вшебора, а Касю предоставила Мшщую, который бросил брату презрительный и насмешливый взгляд.

Девушку звали Катериной – по имени одной из наиболее уважаемых в то время святых.

Итак, с Божьей помощью, все двинулись в путь лесными тропинками, – так что ехать приходилось гуськом и девушка очутилась за матерью, но она так закуталась и закрылась, что Мшщуй не видел даже её глаз.

Проходя мимо брата, Вшебор шепнул ему на ухо.

– Не надейся, что ты долго будешь наслаждаться с нею, я возьму её потом себе.

– Ну, увидим, – сказал Мшщуй.

– Увидим…

– Посмотрим.

Маленький караван нарочно выбирал самые глухие тропинки, по которым не ступала ещё нога человеческая. Лес тянулся непрерывно, и как льстил себя надеждою Долива, должен был вывести их к Висле; в то время вся страна представляла из себя один огромный лес, только местами вырубленный и расчищенный.

Куда бы ни пошёл человек, – ближе или дальше, везде перед ними был лес, а если и попадалась иногда поляна или луг, то за ней сейчас же снова начинался бор. Так ехали они долго, – но вдруг лес начал редеть с юга, и Мшщуй, забежав в испуге вперёд, увидел перед собой широкую, плоскую, открытую со всех сторон равнину.

Правда, за этой равниной снова расстилались густые леса, но так далеко, что при медленном передвижении потребовался бы целый день, чтобы доехать туда. Как раз в той стороне и должна была протекать та Висла, за которой они хотели укрыться. Надо было хорошенько обдумать положение, чтобы не стоять долго на виду среди поредевшего леса.

Собек предложил, оставив узлы и мешки, тихонько подползти вперёд, чтобы рассмотреть местность.

Дым, в различных местах поднимавшийся над землёю, свидетельствовал о том, что долина эта не была совершенно опустошена.

Собек влез на дерево и увидел вдали спалённый замок, полуразрушенные стены костёла, но что хуже всего – ему показалось, что он видит огромный лагерь конных и пеших людей, несколько больших костров, около которых паслись стада, лежал рогатый скот и кони и возвышались кучи каких-то сваленных вместе предметов.

Он догадался, что они, по несчастью, набрели на один из тех караванов, которые, переходя от селенья к селенью, грабили и разоряли усадьбы, замки, монастыри и костёлы, равняя их с землёй.

Была ли это окрестная чернь, пруссаки или Маславово войско – об этом трудно было догадаться, но для беглецов оно было одинаково плохо.

Женщины встревожились и хотели было сейчас же возвращаться назад, в лесную чащу, хотя лагерь был расположен на большом расстоянии от того места, где они находились; все сошлись на том, чтобы взять влево и пробираться в ту сторону, где виднелись леса и этими лесами обойти долину. Собек, который был смелее других, советовал переждать в лесу, пока он проберётся вперёд и все разузнает. Хоть Лясота отговаривал его от этого намерения, и женщины боялись лишиться слуги, но для путешественников было очень полезно узнать, что делалось в той стороне, куда они направлялись. Спор продолжался не долго; Собек был так уверен в себе и выражал такую готовность отправиться на разведки, что пришлось ему уступить. Человек бывалый, он знал, что и как надо говорить, кем прикинуться перед разными людьми, и надеялся, что в толпе черни никто не обратит на него внимания. Крестьянская одежда и простой говор давали ему возможность пробраться, не возбудив подозрения.

Лагерь был расположен на значительном расстоянии от опушки леса, и Собек должен был прокрадываться так, чтобы никто не заметил, что он вышел из лесу.

Долину пересекал ручей, по берегам которого росли густые вербы и лозняк. Собек до самого берега этого ручья полз по земле через весь луг. Очутившись среди кустов и осторожно пробираясь среди них, он мог подойти к самому лагерю и, никем не замеченный, появился в нём, как будто шёл от стада, пасшегося над водой.

С ловкостью дикого человека, которым так же, как зверем, руководил инстинкт и опыт, Собек вошёл в лозняк. Издали только зоркий глаз охотника мог бы заметить слегка колыхавшиеся ветви там, где он, осторожно пробираясь, задевал их. Но он избегал и этого, и, где только было можно, держался около самой воды.

Это осторожное передвижение над речонкой заняло у него довольно много времени; наконец, он услышал ржание коней, рёв скота и шум и говор огромной людской толпы. Он был уже около самого обоза. Ловкий и смелый Собек спрятал свой топор в лозах, а сам вышел из них, неся в руках пук наломанных ветвей; идя по дороге, он изгибал их и переплетал между собой. Никто даже не оглянулся на него, и он, с лозами под мышкой, вошёл в стадо рассыпавшихся по лугу коней.

Отсюда он уже хорошо разглядел, что перед ним было не войско, не чехи и не пруссаки, а просто толпа разнузданной черни, бродившей с кольями и дубинами от усадьбы к усадьбе.

Со смехом и криками они делили награбленную добычу.

В центре лагеря лежали связанные женщины и подростки, взятые в неволю.

Немного поодаль валялись выброшенные из лагеря трупы, а около них с ворчаньем бегали собаки. Грабители не сооружали ни палаток, ни шалашей и спали под открытым небом на голой земле.

Повсюду виднелись громадные костры, а на них жарились бараны и зарезанный скот. Тут же стояли раскрытые бочки, из которых каждый черпал, сколько хотел. На земле кучами лежало награбленное в костёлах и усадьбах богатство.

В различных местах лагеря возвышались изображения языческих богов. Старых было недостаточно, поэтому наделали новых, грубо и неумело вытесанных из дерева.

Раздавались языческие вызывающие песни, толпа была пьяна, но пела с жаром.

Собек стоял так, среди стада коней, не зная, на что решиться: идти ли дальше, или возвращаться, когда к нему подошёл подвыпивший работник, который, с бичем в руке, присматривал за стадом, и стал внимательно присматриваться. Старик, ни мало не перетрусив, продолжал плести ветви, в свою очередь приглядываясь к нему.

– Плохой корм! – забормотал он, чтобы начать разговор.

– Да, для коней, – сказал Собек, – но для нас всего вдоволь. Что же ты голоден, что ли? – смеясь, он.

– Я-то нет, да мне скотину жаль.

– Э, что с нею станется! Ведь она нам даром досталась, ты сгонял её по усадьбам, что ж за беда, если которая-нибудь и подохнет. Надо же и воронам чем-нибудь питаться, – спокойно говорил Собек.

– Ну, ну, – пробурчал работник, – пора бы уже бросить всё это… В окрестностях не осталось ни одной усадьбы, ни одного монастыря, или хоть костелишка, – а я уж стосковался по хате.

– Что же ты в ней оставил? – спросил Собек, – девку, что ли?

– Да, может, ещё и не одну, – возразил работник. – Я не бобыль, могу их взять.

Он повернул голову по направлению к лагерю.

– Вон там их сколько! Как старшины повыберут себе, нам останутся только бабы!

– А вы вернётесь к своей, оно и лучше будет. Там никто её, верно, не обидел, если все ушли, – говорил Собек.

– Да, да, – забормотал работник, – может быть, все, а может быть, и не все.

Он зевнул и одновременно вздохнул, а потом ни с того, ни с сего так хлопнул бичем, что кони шарахнулись в сторону, а пастух рассмеялся.

– Ну, уж теперь, верно, вернёмся, видно дальше делать нечего, когда ничего уже не осталось, – заметил Собек. – И я уж скучаю без хаты.

– Да, как же, так тебе и вернулись! – сказал пастух. – Осталось ещё Ольшово. Там, в замке запёрлись магнаты, а у них сокровища большие и девок сила, и никак их не взять! Вот мы и должны выкурить барсуков из норы!

– Это что ещё за Ольшово, я не слыхал? – возразил старик.

– Потому что ты старый и глухой! – смеялся пастух. – А где же ты был, когда мы туда ходили?

– Я? – сказал Собек. – Да я же пас коров, я ничего не знаю.

– Там они много наших положили, мы должны были уйти, но мы их возьмём!

Проговорив это, пастух принялся свистать и как будто потерял охоту к дальнейшему разговору.

Собек тоже никак не мог справиться с своей работой, лоза не гнулась, а ломалась, и он, ругаясь и проклиная, заявил, что пойдёт искать лучших прутьев. Никто не обращал на него внимания. Он снова пошёл в кусты над речкой. Скрылся в них весь, постоял, прислушался, притаившись, нашёл спрятанный топор, засунул его за пояс и, заметив, что пастух опять улёгся на сырой земле, пустился в обратный путь, с прежней осторожностью пробираясь между кустами по направлению к лесу.

Смелая вылазка окончилась благополучно, потому что никто не обратил на него внимания.

Все ускоряя шаги, он дошёл так до лесной опушки и, выбравшись ползком из кустов, добежал, никем не замеченный, до чащи леса.

Здесь по следам конских копыт на влажной земле, он добрался до того места, где с нетерпением ожидали его остальные путники, со страхом думая о том, удастся ли ему что-нибудь разузнать. Спыткова уверяла, что он такой опытный и ловкий человек, какого нет больше на свете, поэтому и покойный муж выбрал его в провожатые ей и дочери. Собек вернулся раньше даже, чем его ожидали. Завидев его издали, все окружили его с расспросами.

– Ну что же вы там видели? Что за люди? – спросила Спыткова.

– Да всё та же чернь, которая была и у нас в Понце, – сказал Собек. – Я не только видел их собственными глазами, но даже и разговаривал с их пастухом. Пожалуй, скоро уж они, разделивши добычу, разбредутся по своим хатам, – для них уж ничего не осталось кроме одного только Ольшовского замка. Там запёрлись вельможные паны и набили у них не мало людей; они думают взять их голодом, потому что иначе никак не могут.

– Ну, ну, – прервал его Лясота, – этого уж они не дождутся. В Ольшове сидит старый Белина, он уж ко всему ранее приготовился и не дастся им в руки, хоть бы пришлось и год продержаться. Я Белину знаю. Люди смеялись над ним, что он, живя в безопасном месте, так всегда укреплялся, вооружался, окапывался и собирал запасы хлеба, – как будто готовился к осаде. Видно, он один знал, что делал.

– При Болеславе все думали, что уж всякая опасность миновала; он один только не верил в обращение и пророчил, что когда-нибудь язычники разрушат костёлы, а нас всех – христиан вырежут.

– Он один только знал и ведал, что должно было случиться, – со вздохом прибавил Лясота.

– А почему же бы нам, милостивый пан, – заговорил Собек, кланяясь ему в ноги, – вместо того, чтобы ехать за Вислу, до которой так трудно добраться, – не направиться в Ольшовский замок? Я бы нашёл туда дорогу! Все помолчали.

– А ты разве хорошо знаешь дорогу? – спросил Лясота.

– Да уж провёл бы вас, – поглаживая себя по голове и покачивая ею, отвечал старик.

– Да примут ли нас там? – прибавил старший Долива.

– Ну, как же они могут не принять? – возразил Лясота, – мы с ним одного рода. Они – мне близкая родня. Белина никогда ещё не отказывал в гостеприимстве христианину и рыцарю.

– Да ведь мы не съедим его! – прибавила Спыткова, которая схватилась за эту мысль, как за якорь спасения.

Не возражали и братья Доливы, да и никто не оспаривал этой счастливой мысли, – всё дело было только в том, каким способом и с какой стороны добраться до Белины. По словам Собека, до Ольшова было полтора или два дня дороги, и надо было подходить к замку осторожно, потому что хоть чернь и отступила от него, но кругом стояли часовые и стража и легко можно было попасть в их руки.

Мшщуй напомнил об этом, а Лясота одобрил план действий. По всей вероятности, черни не отказалась от мысли овладеть Ольшовым и потому оставила там хоть небольшой отряд.

И на этот раз Собек с готовностью вызвался пойти на разведки. Этого человека, – узнав его хорошенько – невозможно было не полюбить; он никогда не обнаруживал утомления, вечно готов был служить свои панам, ел мало и спал немного, спрошенный о совете, давал его охотно, но, если его не спрашивали, мог молчать хоть полдня и никому не надоедал. Ещё до наступления вечера путники, ради безопасности, углубились в лес, и Мшщуй тут же уступил Собеку свою роль провожатого.

Весь следующий день можно было употребить, не спеша, на переезд в Ольшовский замок. И женщины повеселели, ободрённые надеждой очутиться вскоре среди своих и не ночевать под открытым небом в лесной чаще, где всегда можно было ожидать нападения Маславовых отрядов и пленения.


Глава 3

До рассвета, в пасмурную погоду, пустились в путь. Ещё ночью зачастил спокойный, осенний дождь, похожий на густую мглу. По уверению Собека, такие дожди предвещали долгое ненастье. Лесные тропинки размокли и стали скользкими, промокли вскоре и путники, а женщины, хоть и кутались, во что только могли, чтобы защититься от холода и сырости, – продрогли и тоже вымокли.

Спыткова утешала себя разговором с провожатыми, но как только разговор смолкал, тяжёлые мысли одолевали ею, и она с трудом удерживалась от слез.

Мшщуй и вчера, и сегодня старался не отлучаться от девушки, ведя под уздцы её коня и отстраняя ветви, чтобы они не ударили её. Но Кася избегала даже глядеть на него, а дождь позволял ей так кутаться, что даже глаз её не было видно.

Старшая пани охотно разговаривала с шедшим около неё Вшебором, изливая на него свои бесконечные жалобы.

А так как тот, кто хочет приобрести расположение дочери, должен понравиться и матери, то Вшебор не тратил времени даром, и то, что терял у дочери, старался выиграть у матери. И в душе своей посмеивался над Мшщуем. Мшщуй и без того был сильно не в духе; уже несколько раз на свои вопросы Касе он не дождался от неё ответа.

Девушка была скромна, боязлива и поразительно молчалива, как будто не сознавала своей молодости. Может быть, впрочем, так повлияли на неё душевная боль и испуг. Долива не мог допытаться от неё ни слова, – если же она шептала что-то в ответ, то так быстро и тихо, что ничего нельзя было разобрать.

За то мать говорила за двоих. Вшебор мог узнать от неё не только всё, что было ему нужно, но и ненужное. Марта Спыткова рассказала ему про свою молодость, проведённую на Руси, про первое сватовство, свадьбу, отъезд в Польшу, – про жизнь свою с мужем и все свои и его приключения до самых последних событий, – и не раз, а несколько раз, все с новыми добавлениями, рассказала она ему всю историю своей жизни. При этом она то плакала, то смеялась, вспоминая что-нибудь весёлое и забывая о печальном, потом опять плакала, и опять смеялась, поблескивая чёрными глазами, как будто ещё чувствуя себя молодой.

Рассказывала о себе, о муже, о всех своих поклонниках, которые готовы были влюбиться в неё, если бы только она позволила, и обо всём, что только приходило ей на память. Эти разговоры, видимо, были ей необходимы, потому что, если не было при ней Доливы, она подзывала Собека, обращалась к дочери и только на короткое время умолкала.

Этим способом она, вероятно, боролась со своим горем, потому что, как только она переставала говорить, слёзы текли из её глаз. Вшебор не давал ей длинных реплик, достаточно было одного слова, чтобы нескончаемая повесть потянулась снова.

За один день он так подружился с матерью Каси, как будто бы они уже давно были знакомы.

А так как в то время люди были искреннее, чем теперь, то он мог смело навести разговор на дочку и, осыпав её похвалами, дал матери понять, что она ему очень приглянулась.

– Ну, да ведь она ещё ребёнок, совсем ещё незрелая и слабая, – недовольно возразила Спыткова, – её ещё рано отдавать мужчине. Ей бы ещё забавляться с голубями, да песенки петь. Хозяину мало было бы от неё толку, какая она хозяйка! Да где там! Ей ещё далеко до этого.

И она покачивала головой.

Вшебор не настаивал, может быть, даже радуясь в душе, что Спыткова не имела намерения поскорее сбыть дочку.

Положение Мшщуя было гораздо хуже – он прямо мучился.

Кася ему не отвечала, поэтому он сам, чтобы позабавить её, рассказывал ей всё, что приходило в голову. Иногда она приоткрывала лицо, чтобы взглянуть на мать или поправить платок, и тогда Мшщуй видел голубой глазок, часть белой шейки или румяные щёчки, из-за платка выбивались колечки золотых волос, – но она крепче куталась в платок, а перед Мшщуем снова были только складки покрывала, по которому стекал дождь. И так печален был этот взгляд молоденькой, балованной девушки, столько было в нём ещё неулегшегося страха и страдания!

Старый Лясота по-прежнему молчал всю дорогу. Дембец с Собеком, быстро подружившиеся между собой, шли впереди и тихонько разговаривали. Они сошлись так легко и так хорошо понимали друг друга, как будто долго ели похлёбку из одной миски. Смелая вылазка Собека внушила Дембецу такое почтение к товарищу, что он стал относиться к нему, как к отцу или начальнику, и исполнял все его приказания. Собек зорко следил за тем, чтобы в пути не натолкнуться на людей и не встретиться с бродягами, поэтому он избегал лесных дорог, а шёл прямо по лесу.

Все удивлялись его зоркости, тонкости слуха и остроты обоняния, позволявшим ему различать малейший свет, стук или запах. Если в воздухе чувствовался запах гари, то он уже наверное знал, где горит, – и далеко ли или близко, и что именно – дерево, мокрые листья или прогнившее дупло. Втягивая носом воздух, он узнавал, близко ли вода, нет ли где поля, и издалека, по одному виду, мог отличить лес от бора. Он первый замечал, если что-нибудь мелькало в чаще, и безошибочно узнавал, зверь это или птица, самый незначительный шум, незаметный для других, тотчас же улавливало его чуткое ухо. Иногда в кустах раздавался шелест или хлопанье птичьих крыльев, а он, не поднимая даже головы, определял, что перебежало через дорогу, и что взлетело кверху. След на земле был для него, как бы открытой книгой, в которой он спокойно читал. Он замечал все: и сломанную ветку, и брошенную подстилку, и луг, объеденный скотом, и замутившуюся воду.

Благодаря этому, у них всегда была пища: он указывал Доливам, где искать зверя, и какого именно, – а в речке сам, без всякого сачка, руками ловил рыбу. При всём своём спокойствии он никогда не оставался без дела: собирал по дороге грибы и ягоды, прислушивался, приглядывался и всё это делалось с таким видом, как будто это не стоило ему ни малейшего усилия.

А Доливы, положившись на его опытность, уже не вмешивались и не дали советов, а следовали его указаниям, потому что он никогда не ошибался.

Так он подвигались понемногу вглубь леса, но несмотря на все предосторожности, всё же несколько раз в продолжение дня испытали тревогу. Посреди леса Собек почуял запах гари, но уверял, что костёр, наверное, давно уже потух, и остался только дым, курившийся над отсыревшими головнями. Присматриваясь внимательнее, он заметил кучу наломанного и сложенного вместе хворосту, очевидно приготовленного человеческой рукой для постройки шалаша. Осторожно приблизившись, они нашли спящего человека, который, внезапно пробудившись, сделал движение, чтобы вырваться и убежать. Но Дембец и Собек бросились на него и повалили его на землю, боясь, как бы он не донёс о них врагам.

Собек едва не размозжил ему голову топором, но вовремя сообразил, что это просто беглец, скрывающийся в лесу, а вовсе не член разбойничьей шайки, грабящей города и села. На него было просто страшно глядеть, хотя он был молод и силен, – так он страшно исхудал без пищи, питаясь только водой, листьями и кореньями. Голодная лихорадка сделала его полубезумным и отняла силы. Глаза его сверкали таким страшным пламенем, как будто у него все горело внутри.

Когда путники, оправившись от испуга, поняли, с кем имеют дело, они почувствовали жалость к несчастному. Его подняли с земли, а когда подъехали остальные, Спыткова дала ему кусок чёрствого хлеба, на который он набросился, не помня себя, и ел его, не видя и не слыша того, что происходило вокруг.

В первую минуту от него ничего нельзя было добиться. Он жадно ел и понемногу успокаивался после испуга внезапного пробуждения от горячечного сна.

Лясота, всегда с особенной жалостью относившийся к таким же несчастным, как он сам, пристально всматривался в худое, почерневшее лицо беглеца. В изменившихся чертах его он уловил что-то знакомое, как будто где-то им виденное.

Беглец тоже взглянул на него, и из его уст вырвалось первое слово:

– Лясота!

– Боже милосердный! Да ведь это Богдан Топорчик! – крикнул старик, всплеснув руками. – Что же ты делаешь здесь, в лесу? Ведь ты же был вместе с Казимиром, и мы думали, что ты ушёл с ним за границу к немцам, потому что ты был всегда при нём. Королевич любил тебя и не должен был тебя оставлять.

Только теперь развязался язык у Топорчика.

– Он и не оставил меня, – сказал он, – это добрый и богобоязненный государь, только люди нехорошо и нечестно поступили с ним! Я случайно отстал от его двора, раньше чем он уехал к матери. Потом уже не к кому было ехать, и невозможно было догнать его. Разразилась буря, и вот что сталось со мной.

Невольный стон вырвался из груди Богдана при этих словах. Все, стоя подле него, смотрели на него, с глубоким сочувствием. И вот маленький караван увеличился ещё одним бедняком, а пока его накормили и сговорились между собой, как быть дальше, настал вечер.

Ольшовское городище было уже недалеко; надо было решить теперь же, ехать ли дальше, или переждать до следующего вечера и, с наступлением мрака, подойти к замку.

Спыткова, – неспокойная и усталая, – настаивала на том, чтобы ехать сейчас же, другие колебались. Бросить Богдася Топорчика на произвол судьбы было немыслимо, и всем невольно пришла в голову одна и та же мысль, – что чем больше народа явится в замок, тем неохотнее их примут. Теперь их было уже восемь, а в голодное время прокормить в осаждённом замке столько людей – было не лёгкой задачей.

Белины были известны своим христианским милосердием, но и они должны были прежде всего позаботиться о безопасности и прокормлении собственной семьи.

Никто, однако, не заговаривал об этом первый – всем было неловко. Когда спросили Собека, он посоветовал ехать и не медля, пользуясь наступившей темнотой. Богдась, подкреплённый пищей и немного оживившийся, предлагал идти с ними, пока хватит силы. Спыткова достала из корзины несколько капель какого-то напитка и велела дать ослабевшему Топорчику, который почувствовал себя несколько свежее.

Перед вечером дождь затих, и не смотря на мрак, все двинулись в путь. По расчёту Собека, а он никогда не ошибался, они должны были ещё до рассвета подойти к долине, среди которой находилось Ольшовское городище Белинов.

Впереди шёл Собек с Дембцем, за ними ехал Лясота и обе женщины, возле которых шли братья Доливы; Богдана Топорчика Мшщуй вёл под руку, потому что он был ещё слаб.

Лясота, отвечая на вопросы Спытковой, рассказал ей о Топорчике следующее: он вырос при дворе королевича Казимира в качестве товарища его игр, так как происходил из старого и знатного рода. Ему предсказывали блестящее будущее, учили его бенедиктинские монахи и поражались его способностям, что, однако, не помешало ему, отдаваясь науке, сохранить в себе рыцарский дух.

Во время пути Лясота подозвал его к себе, желая узнать от него, как он попал в беду, из которой спасся только чудом. Но Топорчику, видимо, не хотелось рассказывать об этом, и он всю вину свалил на собственную неосторожность, и об одном только можно было догадаться, – что его послали с целью подготовить помощь для королевича, которому угрожало такое изгнание, какому уже подверглась незадолго перед тем его мать.

И вот, принеся себя в жертву, преследуемый врагами, отрезанный от Казимира, он оказался вынужденным блуждать по лесу в то время, как вся страна была объята грабежами и пожарами, а ему оставалось только спасать свою жизнь…

При имени Маслава, Богдан затрясся всем телом, зарычал, сжал кулаки, как будто готовясь к борьбе, и громко воскликнул, что он предпочёл бы погибнуть с голоду или от руки черни, чем рассчитывать на милость Маслава. – Я не мог вымолвить даже имени этого собачьего сына, так оно меня давит! – говорил он. – Он всему виною, он – изменник. Пусть вся наша кровь падёт на его голову! Не может быть, чтобы Бог не покарал его! Сначала преследовали и выгнали королеву, которая презирала его, как он того и заслуживал, а потом задумал умертвить королевича и забрать власть в свои руки. Негодяй знал отлично, что когда польская кровь и страна превратятся в пустыню, то люди будут звать на помощь хоть разбойника! Но лучше уж погибнуть, чем искать у него милостей!

И по обычаю того времени, Топорчик принялся осыпать ругательствами и проклятиями Маслава, которого никто и не думал защищать.

– Он хуже пса, – это правда, – прервал его Лясота, – но если у него будет сила, то те, кому мила жизнь, придут с поклоном к нему!

– Нет, не дождётся этого разбойник, не дождётся, пока нас осталась хоть небольшая горсточка! – заговорил Богдан. – Разве мы не можем призвать снова внука Болеслава? Он теперь ушёл от нас, но если мы его попросим, – он вернётся и будет править нами, – не как отец, а как дед, потому что он рыцарь по духу, муж богобоязненный и разумный. Неужели же нас уже истребили, как пчёл, всех до единого? Если сохранится хоть горсточка, император поможет ему для того, чтобы не позволить чехам чрезмерно увеличиться присоединением нашей земли. Надо идти к нему, просить и умолять!

– Да ведь он сын Рыксы! – тихо проговорил один из Долив.

– Я это знаю, – горячо прервал Топорчик, – я знаю, что у нас никто не любил королевы-матери и ей приписывали все дурное. Но я ведь там жил, я все видел. Всё это иначе было! Королева – набожная и разумная, – её не любили за то, что она была сурова к людям, но она была милостива и справедлива. Говорили про не, что она не любила наших, а окружала себя немцами, всё это правда, но ведь и наши к ней не шли с доверием, а старые языческие обычаи отталкивали её и возмущали. Она боялась наших и предпочитала проводить время с набожными и мудрыми людьми и беседовать о святых делах. У них она спрашивала совета, потому что больше не у кого было спросить. А наши косились на неё за это.

– Ах, Боже мой! – отдохнув немного, продолжал Топорчик. – Трудно понять, как всё это случилось с нами! Чувствуем только, что на нас обрушился Божий гнев за то, что мы не уважали собственных государей. За это теперь чернь села нам на плечи!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю