156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Христианство в Китае: история и современность » Текст книги (страница 10)
Христианство в Китае: история и современность
  • Текст добавлен: 24 сентября 2016, 03:51

Текст книги "Христианство в Китае: история и современность"


Автор книги: Владимир Дацышен




Жанры:

   

Религия

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 15 страниц)

5.3. Православие в Китае
Российская духовная миссия в Китае в начале ХХ века

В начале ХХ века произошли коренные преобразования в Российской духовной миссии в Пекине, приведшие к началу активной миссионерской православной деятельности в Китае. После восстания ихэтуаней и выезда миссии из Пекина ее глава архимандрит Иннокентий в июле 1901 г. был вызван в Россию для решения вопроса о полном прекращении православной миссионерской деятельности в Китае. Прежде чем покинуть Китай, начальник миссии открыл миссионерскую школу в Шанхае [560]560
  На средства Миссии был приобретен участок на севере Американской концессии (в Чапее). Первое крещение китайцев в Шанхае епископ Иннокентий совершил в ноябре 1902 г.


[Закрыть]
, купил вокруг Северного подворья в Пекине несколько крупных строений, съездил в Бэйдайхэ, где благодаря его стараниям началось восстановление церкви [561]561
  Миссия в Пекине была оставлена на попечение иеромонаха Авраамия, а школа в Шанхае – Сергия Чана.


[Закрыть]
. В апреле 1902 г. царским указом начальник миссии в Пекине получал сан епископа с присвоением наименования «Переславский» [562]562
  В Александро–Невской лавре Иннокентий (Фигуровский) был возведен в сан епископа Переславского, в соответствии с наименованием первого епископа, назначенного в Китай в 1721 году. Ежегодное содержание миссии было увеличено на тысячу с небольшим рублей и определено в 16 800 рублей.


[Закрыть]
. Летом 1902 г. епископ Иннокентий сформировал миссию в количестве 34 человек, из которых четверо имели академическое образование, в нее также входили 10 послушников, мастеровые и проч. [563]563
  Вместе с Иннокентием в Китай отправились иеромонахи Симон, Неофит и Пимен, диакон Нил Милютин, иеродиакон Симон, псаломщик Илларион Туркевич и др.


[Закрыть]
. Православным миссионерам предстояла не только пропаганда христианства среди китайцев, но борьба с другими христианскими конфессиями, не признававшими православие [564]564
  В 1900 г. протестантский миссионер Иммануил Генар вслед за Тимоти Ричардом провозгласил православие третьим соперником протестантизма в Китае наряду с материалистическим агностицизмом и католицизмом. Он писал, что православные «чают» национального величия и греческой ортодоксии больше, чем христианства. Западного протестанта беспокоил тот факт, что Россия, помимо огромной железной дороги и банковских операций, решила заняться еще и миссионерским движением.


[Закрыть]
. Члены миссии выехали из Петербурга в Порт–Артур по железной дороге в двух вагонах, специально предоставленных для них.

Епископ Иннокентий вместе со своими соратниками поселился недалеко от развалин подворья Российской духовной миссии в Пекине. Территорию миссии расширили [565]565
  Ее площадь составила более 12 га.


[Закрыть]
и обнесли кирпичной стеной. В 1902 г. началось восстановление Успенского монастыря. Миссия занялась активной хозяйственной деятельностью [566]566
  В 1902 г. недалеко от миссии купили участок земли в 8 десятин за 15 тыс. рублей, построили там кирпичный завод на восемь печей. Этот завод в год давал до 2,5 млн. кирпичей. В торговых рядах Пекина приобрели лавку, где производился размол и продажа зерна. На подворье работали переплетная, сапожная и другие мастерские, был посажен сад.


[Закрыть]
. Будущие проповедники начали учить китайский язык, овладевать различными ремеслами, необходимыми при работе с простыми китайцами. К началу 1904 г. в типографии Успенского монастыря печатался русско–китайский словарь и другая литература. Для создания женской православной общины летом 1903 г. в Пекин из Красноярска прибыла старица Евпраксия с четырьмя послушницами. В 1903 г. в Успенском монастыре крещено 53 человека, проведено пять обрядов бракосочетания и шесть обрядов погребения. В 1905 г. постриг приняла и первая китаянка, албазинка Пелагея Марковна Жуй.

Преодолев противодействие русских дипломатов [567]567
  Деятельность главы Российской духовной миссии в Пекине встречала нарекания и противодействие со стороны представителей русской власти в Китае. Властям не нравилась его критика существующих порядков, кроме того, представители финансового и дипломатического ведомства были решительно против распространения православия и русской духовной культуры среди китайского населения. Уже в августе 1902 года, сразу же после приезда епископа в Пекин, чиновник особых поручений российского Министерства финансов Д. Д. Покотилов высказал обеспокоенность намерением православных миссионеров заняться миссионерской деятельностью.


[Закрыть]
, Иннокентий открыл православную школу в Тяньцзине. На берегу моря в Бэйдайхэ начала функционировать церковь во имя Преображения Господня, миссионерский стан там возглавил брат Герасим [568]568
  Он представлял тип нового православного миссионера в Китае, современники отмечали: «Брат Герасим – человек бывалый, в свое время был семьянином, управлял своим домом в одной деревеньке Саратовской губернии, получил небольшое наследство от отца. Деньги были – захотелось ему свет посмотреть, поехал он ко святым местам… Он уже освоился с китайским разговорным языком, обычаями туземцев, полюбил их и стремился ближе стать к деревенской жизни простолюдинов». См.: Поездка в горы. Записка миссионера в Китае. Пекин, 1905. С. 8.


[Закрыть]
. Особое внимание Иннокентий обратил на южные районы Китая. В конце 1902  г. епископ выехал из Пекина на юг, он провел первую литургию в Шанхае, посетил Ханькоу, Гуанчжоу и Гуйлинь, где провел службы и крестил несколько молодых китайцев. Иннокентий основал миссионерский стан в Фынкоу, недалеко от Ханькоу, где около 300 местных жителей дважды, в 1898 и 1901 годах выражали желание принять православие и даже российское подданство. В 1903 г. в этом районе, в местечке Юаньцзякоу диакон Сергий Чан начал катехизацию и основал часовню. Затем Иннокентий купил 500 десятин земли около Цзуньхуачжоу недалеко от Ланьчжоу. Епископскую кафедру Иннокентий планировал перенести из Пекина в Дальний.

В ведение Российской духовной миссии в Пекине перешло, хотя и не сразу, и русское православное население, появившееся в Маньчжурии в связи со строительством КВЖД [569]569
  Первоначально, в ноябре 1900 г. Священный Синод определил: «православное население Северной Маньчжурии сопредельной с Забайкальской епархией поручить ведению Забайкальского епископа».


[Закрыть]
. В 1902 г. по ходатайству миссии шесть обслуживавших церкви Северной Маньчжурии священников с согласия министра финансов и военного министра перешли в ведение Пекинской духовной миссии. 29 мая 1903   г. указом Священного Синода полоса отчуждения КВЖД в духовном отношении (по церковному ведомству) была подчинена начальнику Пекинской миссии. С 1 июля священнослужители в приходах по железной дороге в Китае объявлены состоящими на службе КВЖД по церковному отделу.

К началу Русско–японской войны в ведении Российской духовной миссии в Пекине были Успенский монастырь, посольская Сретенская и Ханькоуская церкви, отделения миссии в Шанхае, Харбине, Хайларе и на станции Маньчжурия, церкви в Урге и Бэйдайхэ, строящаяся церковь в Урумчи, часовня в Юньцзякоу, а также не восстановленные после восстания ихэтуаней церкви в Калгане и Дундиньане. Кроме того [570]570
  В миру Виноградов Сергей (1876—1933). Окончил духовное училище и духовную семинарию во Владимире.


[Закрыть]
, в ведении епископа Иннокентия было 13 приходских церквей на КВЖД. В штате миссии находились сам епископ Иннокентий, архимандрит Авраамий, иеромонах Симон, священник Николай Шастин, катехизаторы Сергий Чан, рукоположенный в 1904 г. епископом из дьяконов в священники, и Иннокентий Жун, а также три учителя китайского языка [571]571
  Штатные места двух священников и катехизатора при епископской кафедре были вакантными.


[Закрыть]
.

Главными противниками православных миссионеров в Китае в этот период были российские дипломаты и предприниматели. В 1902   и 1903 годах Д. Д. Покотилов [572]572
  Покотилов Дмитрий Дмитриевич (1865—1908) – выпускник Факультета восточных языков Санкт–Петербургского университета. В 1895—1905 годах – агент Министерства финансов в Китае, в 1905—1908 годах – посланник в Пекине.


[Закрыть]
докладывал в Петербург, что миссионерская деятельность грозит дополнительными проблемами, полагая, что «…попытки нашего епископа распространять православие среди туземцев в центральном и южном Китае могут привести только к печальным результатам». В январе 1903 г. министры финансов и иностранных дел отправили в Св. Синод специальное отношение «с изложением сведений о деятельности Начальника Духовной Миссии в Пекине, Преосвященного Иннокентия, Епископа Переславского». Министр иностранных дел писал: «… принятый на себя Епископом Иннокентием почин в активной пропаганде православия является прямым нарушением традиционной политики нашей в Китае». Он просил «не отказать разъяснить Епископу Иннокентию нежелательность с политической точки зрения предпринятых им шагов и быть может указать Его Преосвященству на Маньчжурию, как на ближайшее поле деятельности для его архипастырьских трудов». Летом 1903 г. Св. Синод обсудил данные проблемы и принял решение, «что проповедь Слова Божия… не может не входить в число задач представителей Православной Церкви, но… поручить указом Начальнику Пекинской Духовной Миссии Преосвященному Иннокентию обратить особое внимание на проживающих в Маньчжурии русских» [573]573
  См.: Российский государственный исторический архив. Ф. 796. Оп. 184. Д. 5210. Л. 6—8.


[Закрыть]
.

Война с Японией изменила ход событий на Дальнем Востоке. Сразу после начала войны Св. Синод предписал Иннокентию «принять зависящие от него меры к приостановлению, впредь до восстановления спокойного течения политической жизни на Дальнем Востоке, миссионерскую деятельность находящихся в его ведении православных духовных лиц» [574]574
  Там же. Л. 10.


[Закрыть]
. В феврале 1904 г. по инициативе Иннокентия в Харбине было организовано Братство православной церкви в Китае [575]575
  Проект Устава Братства, после знакомства с ним адмирала Е. И. Алексеева, был утвержден епископом Иннокентием. Председателем Братства выбран Иннокентий, его помощником и казначеем стал священник П. Богданов, делопроизводителем – А. Ф. Гертович, членами – священники П. Фигуровский, Т. Евтитиев, Николай (Алексеев), Дионисий, И. Ф. Чистяков. Всего в члены Братства в Харбине записалось 17 человек. Пожертвования внесли 36 человек, на сумму 3060 руб. С марта 1904 г. Духовная миссия вначале в Харбине, а затем в Пекине начала издавать журнал «Известия братства православной церкви в Китае».


[Закрыть]
. Война с Японией привела к окончательному разрыву Иннокентия с властями КВЖД. С самого своего основания администрация Общества КВЖД выступала против распространения православия в Китае, боясь, что это может вызвать осложнения как с китайскими властями, так и со своими хозяевами или партнерами в Европе. Предназначение Российской духовной миссии они видели лишь в обеспечении духовных потребностей русского православного населения в Маньчжурии, но не в распространении православия в китайском обществе. Иннокентий же считал, что на основе православия возможно сближение и объединение «сродных во многом по духу» «двух великих народов». Летом 1907 г. КВЖД была изъята из ведения епископа Переяславского. Так миссионеров освободили от несвойственных им функций, что пошло только на пользу основной работе. Хотя, с другой стороны, данная акция создала и новые проблемы материального плана. В «Китайском благовестнике» отмечалось, что это «лишило миссию единственного источника доходов, подорвало благосостояние устроенных на миссионерские средства для нужд местного населения подворий миссии и во многом парализовало деятельность самой миссии».

Епископ Владивостокский и Камчатский Евсевий (Никольский) [576]576
  Владивостокско–Камчатская епархия образована в 1899 году, тогда же ее возглавил Евсевий (Никольский).


[Закрыть]
, в ведение которого были переданы все православные приходы в Маньчжурии, также временами поднимал вопросы организации миссионерской деятельности среди китайцев [577]577
  Камчатский миссионер Нестор (Анисимов) писал в то время: «Господь ниспослал Владыке Евсевию святое желание учредить особые миссии в Маньчжурии и в среде китайцев и образовать викарную кафедру для управления миссионерским делом в западной половине епархии и в Корее» См.: Вернувшийся домой: Жизнеописание и сборник трудов митрополита Нестора (Анисимова). Т. 1. М., 2005. С. 187.


[Закрыть]
.

Что касается территорий, отобранных в Маньчжурии у России японцами, то Иннокентию удалось добить возвращения собственности православной церкви[578]578
  В марте 1906 г. Иннокентий отправил в Дальний и Порт–Артур послушника Успенского монастыря Ф. М. Власова и китайца Андроника Ма с целью наведения справок об оставленном во время войны церковном имуществе, проблемы решались через японского адвоката в Дальнинском градоначальстве.


[Закрыть]
. Японцы вернули Пекинской миссии шесть церковных зданий, две часовни и два православных кладбища. Таким образом, миссия сохранила свое присутствие в Южной Маньчжурии, взяла на себя ответственность за сохранение русских кладбищ в Китае. В 1908 г. епископ Иннокентий сам приехал на открытие памятника павшим русским воинам в Порт–Артуре[579]579
  Очевидцы описали выступление главы миссии: «Сказано было о высоком достоинстве и патриотизме воинского звания, так как усилия людей избежать войны покуда еще не увенчались никаким успехом, что мир обеспечивается боевой готовностью наций, что могилы героев всегда будут почитаться святыней, чему теперь мы видим разительный пример, когда люди, чуждые нам по крови и религии, чествуют память наших героев. Владыка закончил свою прочувственную речь приглашением помолиться об упокоении почивающих здесь наших бойцов». См.: Известия Братства Православной Церкви в Китае (Китайский Благовестник). Вып. 23–24. 1908. С. 17.


[Закрыть]
.

После возвращения из поездки в Россию в 1907 г. епископ Переславский со своими соратниками и единомышленниками с новой силой взялись за дело православного миссионерства[580]580
  В отчете о работе Миссии за 1907 г. начальник миссии назвал Китай «широким полем деятельности для истинно верующих русских людей», отметив, что «только усиленное распространение православия в недрах Китая может в будущем спасти Россию от нового грозного монгольского нашествия».


[Закрыть]
. В 1909 г. в Пекине находилось около 25 членов миссии, большая часть послушников и монахи. В Пекине работали миссионеры: епископ Иннокентий, архимандриты Авраамий и Симон (Виноградов), иеромонахи Амвросий, Христофор и Сергий, иеродиаконы Никон и Питирим, монахи Аникита, Варлаам, Патермуфий, Мелиссен и Порфий, послушники Федор Власов, Гергий Сулданов, Златко–Гюрич Попов, Александр и Сергей Истомины. Женская община насчитывала десять человек. Большое значение имела и деятельность миссионеров–китайцев. Священник Михаил Тан опекал около 600 православных в районе Юнпинфу, священник Михаил Мин заведовал миссионерским станом в деревне Дундинъань. К началу 1914 г. в составе Российской духовной миссии в Китае числилось 85 человек, реально работали в Пекине 35 русских и 46 китайских миссионеров.

Период 1907–1917 годов стало самым плодотворным в деле развития православного миссионерства в Китае[581]581
  Деятельность миссии осложняли лишь политические проблемы русско–китайских отношений. Например, в 1913 г. в «Китайском благовестнике» отмечалось: «Политические осложнения между Россией и Китаем из‑за Монголии поставили нашу Миссию в тяжелые условия. Не только чиновники, но и народ стали относиться недоверчиво к нашей деятельности и очень враждебно к православным китайцам. Поэтому в последнее время никто. Кроме маньчжур не решается принимать православие.». См.: Андреева С. Г. Политические события начала ХХ в. в Китае и судьба Российской (православной) духовной миссии в Пекине // XXXVI научная конференция к 70–летию А. А. Бокщанина «Общество и государство в Китае». М., 2006. С. 96.


[Закрыть]
. Уже в 1907 г. было крещено 96 китайцев, а численность православной китайской общины превысила 800 человек. За десятилетие эта цифра выросла на порядок. К концу 1915 г. в шести провинциях, где велась миссионерская деятельность, насчитывалось 5587 православных китайцев, проживавших в 670 населенных пунктах. В 1914 г. миссия имела свои станы в 32 населенных пунктах, в том числе четырнадцать Чжили[582]582
  Миссионерский стан в Тунчжоу возглавлял священник Михаил Мин, рукоположенный в 1908 году.


[Закрыть]
и двенадцать в Хубэе, а также в Цзянсу, Чжэцзяне, Цзянси, Шаньдуне и других провинциях. Только в окрестностях Шанхая в 1916 г. численность православных китайцев превысила 1 тыс. человек. К 1917 г. в Хубэе миссионерская работа велась уже в 17 населенных пунктах, в них работали миссионеры–китайцы. В расположенном в 150 км от Ханькоу местечке Фынкоу в 1907–1912 годах работала православная школа. В провинции Хэнань работа велась в городах по железной дороге и ряде отдаленных мест. В Кайфыне в 1907 г. православный миссионерский стан был открыт Матфеем Хуаном, знакомым с библией через протестантов.

В сентябре 1907 г. в Пекине было открыто духовное училище, в которое приняли десять учеников из разных школ. Смотрителем училища назначили архимандрита Симона, церковное пение преподавал Павел Фигуровский, учителя были русские и китайцы. В 1909 г. в Китае действовало девять начальных православных школ для мальчиков и одна – для девочек, в 1912 г. наситывалось уже девятнадцать школ для мальчиков и две для девочек[583]583
  В 1915 г. в православных школах училось 423 ученика.


[Закрыть]
.

В 1913 г. Российская духовная миссия в Китае приобрела подворье в Москве с целью учреждения там духовной семинарии для китайцев. Есть свидетельства о том, что некоторое число православных китайцев успело поработать и поучиться в Москве.

Заслуживают внимания достижения миссионеров в области синологии, уже по истечении первых 10 лет своей работы в Пекине Иннокентий заявил о себе как авторитетный ученый. Изданный в 1909    г. в типографии Успенского монастыря двухтомный «Полный китайско–русский словарь» включал в себя 16 845 иероглифов и 150 тыс. их сочетаний[584]584
  Иннокентий /Фигуровский/. Полный китайско–русский словарь. Т. 1—2. Пекин: Тип. Успенского монастыря при русской Духовной миссии, 1909. В конце 2–го тома помещены следующие приложения: 1) указатель ключевых знаков, расположенных по количеству черт; 2) указатель иероглифов, расположенных по ключам; 3) указатель к отысканию трудных знаков, расположенных по количеству черт. Там также имеются таблицы: «Отличительные признаки чинов гражданских и военных», «Таблицы числительных знаков», «Китайские династии», «Провинции Китая», «Календарь», «Имена числительные».


[Закрыть]
. Позднее издавались и другие словари епископа Иннокентия[585]585
  Иннокентий /Фигуровский/. Карманный китайско–русский словарь. Пекин: Тип. Успенского монастыря при русской Духовной миссии, 1914. В этот словарь включено около 10 тыс. слов в порядке русской транскрипции иероглифов с указанием тонов пекинского диалекта, в конце книги помещен указатель иероглифов, расположенных по ключевым знакам.


[Закрыть]
. После его смерти современники писали, что за 33 года управления миссией покойный митрополит Иннокентий среди постоянных трудов находил время и для своих ученых занятий. По их мнению, Иннокентий Фигуровский являлся одним из лучших синологов своего времени.

Материальная база православного миссионерства в Китае во многом зависела от деятельности открытых в России и Маньчжурии подворий Пекинской миссии. К 1917 г. миссия имела пять подворий, основную часть дохода давало Московское подворье. Еще в 1903    г. с благословения Синода подворье Пекинской духовной миссии было открыто в Петербурге. Оно находилось под покровительством епископа Ямбургского Сергия Старгородского, заведующим подворьем был назначен иеромонах Василий Бирюков. В 1914 г. в штат входило семь человек, в том числе четыре иеромонаха во главе с иеромонахом Леонидом, но китайцев среди них не было[586]586
  Место досталось бесплатно, землю на Воронежской улице пожертвовала И. С. Беляева. Подворье занималось исполнением духовных потребностей и работой с населением прилегающих рабочих районов. Среди задач подворья было привлечение средств для нужд миссионерской деятельности. Но денег в Китай оно так и не посылало, направляло все для собственного развития. Данных о какой‑либо миссионерской деятельности среди китайцев в России штатом этого подворья не имеется. Лишь периодически выражалась надежда на то, что «рано или поздно подворье получит возможность быть подспорьем для дела проповеди евангельской в отдаленных странах Востока и в своих стенах воспитывать будущих миссионеров из китайцев и русских». Правда, в 1903 г. в печати отмечалась готовящаяся отправка в Петербург четырех мальчиков–китайцев из Шанхайской катехизаторской школы для продолжения образования.


[Закрыть]
.

В 1913 г. открылось подворье в Москве, которое обустраивал приехавший из Пекина архимандрит Авраамий (В. В. Часовников). В 1913 г. на праздник 300–летия Дома Романовых в Россию приехал сам епископ Иннокентий. За время 4–месячного пребывания в Петербурге Иннокентий совершал там богослужения при участии протодиакона албазинца о. Василия. Тогда же начался сбор средств на строительство в Пекине памятника к 300–летию Дома Романовых.

Православие и русская эмиграция после революции 1917 года

Новая политическая ситуация, вызванная революцией и гражданской войной в России, не способствовала развитию миссионерства в Китае. Финансовые поступления резко сократились, старые накопления потрачены на помощь армии в Первой мировой войне. В 1919 г. в Китае закрыли все православные миссионерские станы. Финансовые и материальные средства, сохранившиеся в миссии, мобилизовали на поддержку беженцев из России. Главе миссии удалось доказать китайским властям права церкви на все имущество, не допустить его передачу в собственность СССР после подписания советско–китайского договора 1924 года. Однако архиепископу не удалось защитить имущество миссии от разбазаривания и разворовывания российскими эмигрантами, чиновниками и генералами, что и называлось современниками в качестве основной причины материального упадка православных учреждений в Китае. Несмотря на трудности, православие в Китае не исчезло, более того, китайская православная община обозначила свою самостоятельность. В 1930 г. китаец протоиерей Чан Сицзи (иначе Чан Фу) в Тяньцзине основал первый в Китае китайский православный молитвенный дом – СвятоИннокентьевский храм.

После окончания гражданской войны в России начальник Пекинской миссии не признал Советской власти и в силу своего положения и личностных качеств фактически стал главой всей русской эмиграции в Китае. Российская духовная миссия в Китае на основании постановления патриарха Тихона и Высшего Церковного Совета от 7 (20) ноября 1920 г. перешла во временное подчинение Зарубежному Архиерейскому Синоду. В 1922 г. определением Зарубежного Синода РПЦЗ была образована новая епархия – Пекинская и Китайская. В пределах этой епархии образованы викариатства: в Шанхае во главе с епископом Симоном (Виноградовым) и в Тяньцзине во главе с епископом Ионой (Покровским). Большую известность получила деятельность епископа Ионы Ханькоуского (Покровского) [587]587
  Иона (Покровский) Ханькоуский (1888—1925). Родился в семье крестьянина Калужской губернии, сирота, усыновлен дьяконом Покровским. С Белой армией отступил в Западный Китай, переехал в Шанхай, принят на службу в Духовную миссию в сане архимандрита. В 1922 г. возведен в сан епископа Тяньцзиньского, назначен настоятелем Свято–Иннокентьевской миссионерской церкви в г. Маньчжурия. В 1996 г. указом Правящего Архиепископа Западно–Американского и Сан–Францисского причислен к лику святых.


[Закрыть]
. В 1928 г. владыка Иннокентий был удостоен сана митрополита, и Пекинская миссия продолжала активно работать по всему Китаю [588]588
  Состав Пекинской миссии в конце 1920–х годов: начальник архиепископ Пекинский Иннокентий, секретарь иеродиакон Нафанаил, епископ Шанхайский Симон, глава Харбинского Благовещенского подворья и настоятель храма в честь Благовещення Пресвятой Богородицы епископ Забайкальский и Нерчинский Мелетий, настоятель Успенского кафедрального собора С. Чен (члены причта протоиерей А. Пеляев, священник Владимир Дэ, протодиакон Василий Дэ, иеродиакон Нафанаил), настоятель Свято–По–кровской церкви в Тяньцзине иеромонах Никанор и диакон той же церкви М. Афанасьев, глава подворья в г. Маньчжурия и настоятель храма Святого Иннокентия протоиерей Владимир Извольский; настоятель храма Воскресения Христова в Мукдене протоиерей о. Иуда Приходько, настоятель кладбищенской церкви–памятника в Дайрене протоиерей о. М. Ерохин; настоятель Свято–Софийской церкви (построена в 1927 г.) в Циндао архимандрит Федор, настоятель домовой церкви в Урге игумен Серафим, настоятель Благовещенской церкви в Чапее (Шанхай) архимандрит Макарий. См.: Караулов ^Сведения о Харбинской епархии // Пристань на Сунгари. Харьков, 1998.


[Закрыть]
. Глава 18–й миссии умер 28 июня 1931 г. и был погребен в склепе церкви «Всех святых мучеников».

После окончания гражданской войны на Дальнем Востоке, в сентябре 1922 г. была открыта Харбинская епархия при 28 церквях, имевшая статус временной[589]589
  В 1922 г. уже на первом Епархиальном собрании возбуждено ходатайство перед Архиерейским Синодом временно открытую Харбинскую епархию утвердить постоянной. Но ходатайство было отклонено Архиерейским Синодом в виду того, что образование самостоятельной Харбинской епархии опротестовали Владивостокский епископ Михаил и Архиепископ Пекинский Иннокентий. В феврале 1926 г. третье Епархиальное собрание вновь постановило ходатайствовать перед Заграничным Архиерейским Синодом об утверждении Харбинской епархии как постоянной.


[Закрыть]
. Епархию последовательно возглавляли выехавшие в 1920 г. в Китай архиепископ Оренбургский и Тургайский Мефодий (Герасимов)[590]590
  В миру Герасимов Маврикий Львович (1856—1931). Родился в семье барнаульского священника. Окончил Томскую духовную семинарию и Казанскую духовную академию. С 1894 г. – епископ Бийский, с 1899 г. возглавлял Забайкальскую епархию, с 1913 г. – Томскую, с 1914 г. – Оренбургскую.


[Закрыть]
и архиепископ Нерчинский и Забайкальский Мелетий (Заборовский)[591]591
  Митрополит Мелетий (Заборовский Михаил Васильевич) родился в 1869 г. в селе Гилевском Тюменского уезда Тобольской губернии. Сын протоиерея. Окончил Тобольскую духовную семинарию и в 1889 г. принял сан священника. Овдовев, поступил в Казанскую духовную академию, принял монашество. Служил в Сибири, был ректором Томской духовной семинарии. С 1908 г., став епископом, возглавлял Барнаульскую и Якутскую кафедры. В 1920 г. переехал из Читы в Харбин, где жил и работал в подворье Пекинской духовной миссии. В 1930 г. возведен в сан архиепископа. После кончины митрополита Мефодия в 1931 г. архиепископ Мелетий был назначен главой Харбинской православной епархии в сане митрополита. По инициативе митрополита Мелетия для пополнения лиц духовного звания в 1934 г. в Харбине был открыт Институт Святого Владимира, во главе с о. Димитрием (Вознесенским). Вначале в институте было три факультета: богословский, политехнический, а также восточно–экономический, но впоследствии остался только богословский. В 1938 г. им была открыта духовная семинария. Умер Мелетий в Харбине в 1946 году.


[Закрыть]
. В архиерейский сан посвятили протоиерея Николая Вознесенского, ставшего епископом Дмитрием Хайларским, и архимандрита Ювеналия (Килина), ставшего епископом Цицикарским. Епископ Нестор основал Камчатское подворье в Харбине. В 1929 г. в епархии насчитывалось более 40 приходов, три бесприходных храма, молитвенный дом и два монастыря (женский и мужской). В самом Харбине имелось 14 приходов и три бесприходных храма, а также молитвенный дом в городской тюрьме, два монастыря и одна закрытая церковь. В 1920–1930–х годах в Трехречье, где компактно проживало русское казачье население, построили пять церквей и один монастырь, в 1930 г. церковь в городе Сахаляне (напротив Благовещенска) также вошла в Харбинскую епархию. Центром православной жизни в Маньчжурии с 1900 по 1966 год был Свято–Николаевский кафедральный собор[592]592
  В 1929 г. его настоятель – протоиерей о. Леонтий Пекарский. Последний настоятель собора – о. Стефан У.


[Закрыть]
. Православная церковь в Маньчжурии практически не занималась миссионерской деятельностью, но о влиянии православия на китайцев говорит тот факт, что китайские власти не позволили советскому руководству КВЖД в 1924 г. убрать с вокзала в Харбине икону Святителя Николая, мотивирую это тем, что икона пользуется почитанием у местного населения.

Непростая ситуация с развитием православия сложилась в Синьцзяне, куда в 1920 г. вместе с отступившими белыми воинскими частями прибыло несколько священников. В Суйдуне (район Кульджи), Чугучаке и Урумчи служили Феодосий Солошенко, Григорий Штокалко, Василий Федюшин и др. Во второй половине 1920–х годов синьцзянские приходы были объединены Иннокентием (Фигуровским) в отдельное благочиние во главе с иеромонахом Серафимом[593]593
  После отъезда в 1931 г. Серафима в Палестину благочиние в Синьцзяне перестало существовать.


[Закрыть]
.

Церковная православная жизнь в Китае осложнялась спорами между двумя центрами – Пекином и Харбином. Например, когда Пекинская миссия открыла храм в Хайларе, со стороны Харбинской епархии последовал протест, однако спор не получил канонического завершения. Но когда в Шанхае открывалось Харбинское подворье, Синод заставил передать его Пекинскому епископу. Вопрос о границах двух епархий был вынесен на рассмотрение Архиерейского Синода, который указом от 26 ноября (9 декабря) 1926 г. предложил архиепископу Мефодию и архиепископу Иннокентию организовать разграничительную комиссию[594]594
  В Харбинскую комиссию вошли протоиерей Л. Викторов, Н. Л. Гондатти, Е. Н. Сумароков, в Пекинскую – протоиерей Пинаев, протоиерей Успенский, юрисконсульт Ребрин.


[Закрыть]
. В конце 1920–х годов произошел раскол православной общины и священничества в Шанхае[595]595
  И. И. Серебренников в своем дневнике писал в мае 1932 г.: «Как‑то вообще неблагополучно обстоит в русской церкви в Китае. Все это от проклятого безвременья…. не могу не упомянуть здесь, что не так давно скончавшиеся наши дальневосточные митрополиты Иннокентий Пекинский и Мефодий Харбинский были в жестокой ссоре между собой» См.: Китай и русская эмиграция в дневниках И. И. и А. Н. Серебренниковых. Т. I. С. 186.


[Закрыть]
. Во время Второй мировой войны изменились границы юрисдикции двух православных центров в Китае. Летом 1942 г. из ведения Пекинской миссии в юрисдикцию Харбинской епархии перешли почти все церкви на территории Маньчжоу–го[596]596
  Свято–Иннокентьевская в Маньчжурии (священник Федор Васильевич Боголюбов), Казанско–Богородицкая в Хайларе (протоиерей Артемий Трофимович Глинский), Свято–Николаевская в Синьцзине (игумен Варсонофий, в миру Прокопий Суханов), Михайло–Архангелская в Дайрене (протоиерей Иннокентий Степанович Петелин), Табынско–Казанская женская обитель в Дайрен–Канакаши (игуменья Ангелина, в миру Антонина Федоровна Теренина), Нерукотворного Спаса в Мукдене (протоиерей Иуда Михайлович Приходько, протодиакон о. Игнатий Шуан).


[Закрыть]
.

К началу 1920–х годов на территории Китая, в Харбине и в Трехречье, образовалось несколько старообрядческих общин[597]597
  Еще в 1901 г. в Петербурге появились планы переселения в Маньчжурию старообрядцев. 23 мая 1903 г. вышел секретный указ об утверждении правил их переселения на КВЖД. Сами старообрядцы – из России и других стран – в принципе были согласны на переселение, но не спешили, проявляя осторожность. Планы не реализовались из‑за поражения России в войне с Японией. Однако русское освоение Маньчжурии в начале ХХ века привело к появлению в этом районе и старообрядцев. Кроме того, старообрядцы жили в Синьцзяне.


[Закрыть]
. В 1917 г. старообрядцы, проживающие в Харбине, объединились в приход, образовав в Петропавловскую общину. В начале 1921 г. в Харбин эмигрировал старообрядческий епископ Амурско–Иркутский и всего Дальнего Востока Иосиф[598]598
  Епископ Амурско–Иркутский и всего Дальнего Востока Иосиф (в миру Иаков Исакович Антипин или Антипов) (1853—1927) родился в Пермской губернии и происходил из семьи уральских беспоповцев. В 1863 г. с родителями, старообрядцам часовенного согласия, переехал в дер. Павловскую Ачинского уезда Енисейской губернии. В 1896 г. в Томской старообрядческой обители вместе с женой присоединился к Древлеправославной Церкви Христовой и был рукоположен в иереи своей деревни. В 1911 г. принял пострижение с наречением имени Иосиф и в том же году хиротонисан в епископа Иркутского архиепископом Московским Иоанном (Картушиным) и епископом Рязанским Александром (Богатенко). В 1913 г. избрал своим постоянным местом жительства с. Бардагон Амурской области.


[Закрыть]
. В конце 1922 г. приход харбинских старообрядцев возглавил о. Иоанн Кудрин, а в 1925 г. в Харбине был освящен Петропавловский старообрядческий кафедральный храм–собор. После смерти епископа Иосифа в Харбине сложилась конфликтная ситуация, расколовшая старообрядческую общину, что стало предметом рассмотрения на заседании Освященного Собора Древлеправославной Старообрядческой Церкви Христовой в Москве 1 сентября 1927    года. На этом же Соборе заслушали отказ епископа Климента (Логинова) управлять Амурско–Иркутской епархией из‑за несогласия некоторых приходов, что было принято Собором. В 1929 г. на Иркутско–Амурскую кафедру возведен епископ Афанасий (Федотов) с наречением титула Амурско–Иркутский и всего Дальнего Востока[599]599
  Епископ Амурско–Иркутский и всего Дальнего Востока Афанасий (в миру Амвросий Феофанович Федотов) (1879—1938) родился и прожил почти всю свою жизнь в с. Тарбагатай, Верхнеудинского уезда, Иркутской губернии. В сан священника рукоположен в 1923 г. в г. Харбине в возрасте 44 лет. Хиротония в сан епископа Афанасия состоялась в 1929 г. в Томске. В 1938 г. осужден и расстрелян, в 1989 г. – реабилитирован.


[Закрыть]
. Ему поручались все приходы епархии, находящиеся как на территории Советской России, так и в Китае. В ведении епископа Афанасия, жившего в Забайкалье, приходы находились до 1937 года[600]600
  В 1940 г. Свято–Петропавловский приход принят в ведение Белокриницкой Митрополии (митрополит Силуян, Румыния). В том же году для Маньчжурской епархии был рукоположен Тит Деевич Качалкин (епископ Тихон), который выехать на место не смог и остался в Румынии, где в 1943 г. был избран новым митрополитом Белокриницким.


[Закрыть]
.

В начале 1930–х годов отдельный приход открыли в с. Покровка, на р. Илгачи. Покровку населяли выходцы из Забайкалья, Западной Сибири и центральной части России. Храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы построили в селе на вершине самого высокого холма[601]601
  По данным японского исследователя Ц. Цукада, еще в 1922 г. в находящемся рядом с Покровкой селе Верх–Кулях был построен храм Успения Пресвятой Богородицы, перестроенный в 1932 г. В Верх–Кулях жил протоиерей Иоанн Севостьянович Шадрин.


[Закрыть]
. В 1932 г. настоятелем этого храма назначили о. Иоанна Старосадчева. Кроме старообрядцев белокриницкой иерархии в Китае проживало и значительное количество старообрядцев–беспоповцев поморского согласия, имевших несколько общин в Харбине и других местах Китая. В целом, их численность в Китае в первой половине XX века достигала несколько тысяч человек, только в Северо–Хинганской провинции по статистике в 1939 г. проживало 1700 старообрядцев.

Слабость православных институтов в Китае способствовала усилению движения экуменизма, униаты образовали «Русскую католическую Церковь». Их влияние было заметным в Харбине, Тяньцзине и Шанхае. Первыми православными священниками в Китае, воссоединившимися с Вселенской церковью в диаспоре, были отец и сын Коронины. Протоиерей Константин Коронин воссоединился с Римом в 1923 году, его отец протоиерей Иоанн – в 1925–м. Затем к этой конфессии присоединились архимандрит Николай Алексеев, иерей Захарий Ковалев и диакон Георгий Гиц. В 1927 г. отец Николай удалился в монастырь францисканцев в г. Цинанфу, в следующем году переехал в Пекин, где апостольский делегат архиепископ Константин совершил над ним обряд присоединения к католической церкви. В 1928 г. Папа Римский отправил униатского священника в Харбин. 31 марта 1928 г. в Харбине была учреждена Русская католическая епархия[602]602
  Русская католическая церковь основана в Санкт–Петербурге в XIX веке и состояла из русских православных христиан, попросивших о воссоединении с Римом. В 1917 г. митрополит Андрей Шептицкий основал экзархат для католиков византийского обряда в России во главе с протопресвитером Леонидом Федоровым. Экзархат никогда не входил в состав римско–католических епархий в России, но подчинялся непосредственно Апостольскому Престолу. Численность экзархата к моменту основания оставляла всего около 100 верующих и не более пяти священников. В 1921 г. экзархат официально утвержден Апостольским Престолом и приобрел все черты «Церкви своего права». Однако в Советском Союзе уже в 1920–х годах Русская католическая церковь фактически прекратила свое существование, сохранившись только за границей.


[Закрыть]
. Ее административное руководство осуществлял назначенный 31 марта 1928 г. управляющим «Русской Католической Епархией византийско–славянского обряда в Маньчжурии» доктор богословия, архимандрит Фавиан Абрантович[603]603
  Фавиан (Фабиян) Иванович Абрантович (1884—1946) был ректором католической семинарии в Белоруссии, в 1928 г. он вступил в Орден марианцев. В 1939 г. он ездил в Рим, на обратном пути его застала война, и во Львове архимандрит был арестован НКВД. По официальной версии, он был арестован за незаконный переход границы и осужден на 10 лет.


[Закрыть]
, который прибыл в Китай 6 ноября 1928 года[604]604
  Папа Римский передал в ведение Фавиана здание польской семинарии Св. Кароля колледж для девушек при монастыре урсулинок, приют для девочек при францисканском монастыре и францисканский колледж в Синьцзяне.


[Закрыть]
.

В декабре 1929 г. в польской семинарии был открыт приют для русских сирот, который получил название «Русское Католическое Епархиальное Училище», а позднее – Лицей Св. Николая[605]605
  В 1930–х годах лицей размещался в Русской католической миссии в районе Мо–дягоу. В 1932—1935 годах лицей возглавлял католический священник, член Ордена марианцев иеромонах о. Иосиф Германович. Выпускник лицея 1937 года, иркутянин по рождению Аполлон Катков (Андрей) (1916—1995) стал епископом Нивплийским.


[Закрыть]
. В начале 1930–х годов небольшая русская католическая община, численностью около 200 человек, сложилась в Шанхае, в 1930–х годах район Шанхая был выделен в отдельную Греко–католическую епархию при сохранении общего руководства за архимандритом Фавианом Абрантовичем[606]606
  В русской католической епархии Шанхая, помимо архимандрита Николая Алексеева, бывшего настоятелем Никольской Греко–католической церкви в Шанхае до 1947 года, в разное время трудились еще несколько священников: Феодор Виль–кок, Иоанн Мильнер, иеромонах иезуит Венделин Яворка. Многие русские, в том числе и дети православных священников в Шанхае, посещали католическую школу «College de Sainte Jeanne d'Arc», находившуюся рядом с православным собором.


[Закрыть]
. В клире русской католической епархии в Китае на 1935 г. состояло пять иереев и иеромонахов, один иеродиакон, четыре монаха, 12 монахинь, принадлежавших с Ордену урсулинок[607]607
  Датой основания Ордена урсулинок считается 1535 год, создан Ангелиной Ме–ричи из Ломбардии. Покровительницей этой организации была мученически убитая в IV в. гуннами девица Урсула.


[Закрыть]
, 14 сестер из Ордена францисканок. Миссия сестер урсулинок была открыта в 1928    г. в Харбине для сближения православных и католиков из числа эмигрантов из России. Присланные из Европы монашки во главе с игуменьей Лайолой Марией Сливовской[608]608
  София Мария Сливовская (1884—1957). Родилась в польской дворянской семье. С 1923 г. работала директором школы во Львове.


[Закрыть]
основали рядом с польским костелом Конвент (колледж) Святой Урсулы. Для сближения с ученицами православного происхождения католические монашки приняли византийско–славянский обряд. Монахини, урсулинки и францисканки занимались педагогическими и воспитательными инициативами. Среди воспитанниц колледжа урсулинок были и китаянки[609]609
  Среди первых воспитанниц католического колледжа были три сестры Хао, родители которых отдали детей на воспитание европейцам после оккупации Маньчжурии.


[Закрыть]
. Русских католиков–мирян насчитывалось в Харбине около 150 человек. В Тяньцзине служил священник–униат Диодор Колпинский[610]610
  Русский дворянин, окончил Петербургский кадетский корпус, университеты в Риме и Петербурге. Умер от холеры летом 1932 года.


[Закрыть]
. В 1939 г. Папа Римский назначил апостольским администратором Маньчжурии, руководителем миссии восточного обряда и директором Лицея Св. Николая в Харбине архимандрита Андрея Цикото[611]611
  Андрей Цикото (1891 – 1958). Окончил семинарию в Вильно и Католическую академию в Петербурге. В 1933—1939 годах возглавлял Орден марианцев.


[Закрыть]
. В 1948 г. католический апостольский администратор был арестован в Харбине китайскими властями и передан советским органам.

В 1930–х годах Пекинская православная миссия продолжала работать, несколько даже расширив свое присутствие в Китае[612]612
  Протоиерей Димитрий Успенский командирован в Гонконг в 1933 г. начальником Российской духовной миссии в Китае епископом Виктором (Святиным). В то время в Гонконге проживало немало православных эмигрантов из России. Помимо их окормления, отцу Димитрию также поручили окормлять домовые храмы в Гуанчжоу, Макао и Маниле.


[Закрыть]
. После смерти Иннокентия (Фигуровского) кафедру возглавил (стал главой 19–й миссии) архиепископ Симон (Сергий Виноградов). Другим претендентом на кафедру был сын Митрофана Цзи, протоиерей Сергий Чан Фу (Чан Сицзи), обратившийся за поддержкой к гоминьдановскому правительству в Нанкине. Правительство Китайской Республики утвердило его начальником Российской духовной миссии в Пекине. Сергий Чан доказывал, что основная задача миссии – проповедь христианства среди китайцев, а не забота о русских эмигрантах[613]613
  Русские эмигранты в Тяньцзине так оценивали ситуацию разногласий между китайскими православными священниками и русскими: «Как волка ни корми, а он все в лес смотрит. Так, кажется, обстоит дело и с китайцами. Как с ними не возись, какие услуги им не оказывай, – благодарности ждать не приходится. Возникают опасения, как бы этот конфликт не разросся в ссору православных русских и китайцев между собой и не повлек за собой захват китайцами русской православной миссии в Пекине.». См.: Китай и русская эмиграция в дневниках И. И. и А. Н. Серебренниковых. Т. I. С. 186—187.


[Закрыть]
.

Весной 1933 года, после смерти архиепископа Симона, главой Российской духовной миссии в Пекине (последней, 20–й) стал епископ Виктор (Святин)[614]614
  В миру – Леонид Викторович Святин (1893—1966). В 1921 г. был пострижен в монахи в Успенском монастыре в Пекине и получил имя Виктор. В 1922 г. стал настоятелем Покровской церкви в Тяньцзине. В ноябре 1932 г. в Белграде рукоположен в епископа Шанхайского, в 1937 г. был возведен в сан архиепископа.


[Закрыть]
, накануне рукоположенный в епископа Шанхайского. Новый епископ был представителем русских беженцев, он не был подготовлен к миссионерской деятельности, которой и не занимался[615]615
  Русский эмигрант И. И. Серебренников писал: «К сожалению, молодой епископ почти все свое епископское время провел на миру, ему не пришлось посидеть в тиши монастырской кельи. Мне кажется, он вступает в свое епископское служение без достаточного запаса богословских знаний. За свое пребывание здесь он не усвоил так необходимых в Китае языков: английского и китайского. Едва ли поэтому он сможет развить здесь когда‑либо миссионерскую деятельность. Он был и останется нашим беженским пастырем, любимым своею паствою» См.: Китай и русская эмиграция в дневниках И. И. и А. Н. Серебренниковых. Т. I. С. 269—270.


[Закрыть]
. Данное назначение оспаривал Сергий Чан, обратившийся за поддержкой в Москву к местоблюстителю патриаршего престола митрополиту Сергию (Старгородскому) и получивший его признание. Еще в 1930 г. протоиерей Сергий Чан основал в Тяньцзине первый в Китае китайский православный храм, который был назван Свято–Иннокентиевским. Одновременно из китайцев сформировался главный храмовый административный совет. В этот храм для принятия участия в церковной жизни приходили не только верующие китайцы, но и русские. В богослужении использовался китайский язык. В 1933 г. протоиерей Сергий Чан через посредство митрополита Японской православной церкви Сергия (подданного СССР) установил связь с православной церковью в Советском Союзе и признал Московскую патриархию. Этот поступок вызвал острые противоречия между ним и Виктором (Святиным). Сергий Чан не признал нового главу миссии, возведенного вскоре в сан епископа[616]616
  Учрежденную Чан Фу Китайскую православную церковь называли «красной партийной церковью», и его противники даже подстрекали белоэмигрантов во время проведения воскресного богослужения кидать в окна храма камни, устраивать беспорядки. Движение Чан Фу было поддержано китайской церковью и частью русской церкви. Таким образом, во главе с Чан Фу Китайская православная церковь впервые превратилась в независимую церковную организацию для китайских верующих. Тяньцзиньский Свято–Иннокентиевский храм всегда относился к Китайской православной церкви, служившие в этом храме священники были китайцами, после Чан Фу там служили Жуй Сяньчжан, Ду Жуньчэнь, Ду Ли–кунь и прочие.


[Закрыть]
.

Одним из центров православия в Китае стал Синьцзян. В начале 1930–х годов вместе с беженцами из СССР туда прибыло еще несколько православных священников[617]617
  В числе вновь прибывших были священнослужители Павел Кочуновский, Михаил Маляровский, Иоанн Филонский, Дмитрий Любов, Кудрявцев.


[Закрыть]
. В 1934 г. Собор епископов в Сремских Карловцах ходатайством начальника Пекинской миссии епископа Виктора постановил хиротонисать отца Ювеналия (Килина) в епископа Синьцзянского, второго викария Русской духовной миссии с резиденцией в Урумчи[618]618
  Епископ Ювеналий (в миру Иоанн Кельсиевич Килин) (1875—1958). В 1889 г. закончил Сарапульское уездное училище, в 1900 г. пострижен в монахи с наречением имени Ювеналий. После войны в 1946 г. владыка назначен на Шанхайскую кафедру, в том же году закончил богословский факультет в Харбине. В 1947 г. он вернулся на Родину, где был определен епископом Челябинским, затем возглавлял кафедры в Иркутске, Омске, Ижевске.


[Закрыть]
. Но рукоположенный в 1935 г. в епископа Синьцзянского Ювеналий так и не смог выехать к месту служения.

Важным центром православия в Китае был Шанхай. В 1934 г. в Белграде состоялось посвящение в епископа Иоанна (Максимовича). Епископ Шанхайский восстановил церковное единство в Шанхае. При нем в 1934 г. Был достроен собор в честь иконы Божьей Матери (построен вместо разрушенного японским снарядом кафедрального Богоявленского собора, похожего на разрушенный в Москве Храм Христа Спасителя)[619]619
  В 1940 году, например, в этом соборе на пасху собралось до 5 тыс. человек. См.: Воскресенский ДЯШанхай многоликий // Восточная коллекция. 2006. № 3. С. 25.


[Закрыть]
. В 1935 году, когда Российская духовная миссия в Пекине торжественно отметила свой 225–летний юбилей, в Шанхае было учреждено «Китайское православное братство»[620]620
  Возглавлял «Китайское православное братство» известный бизнесмен Андрей Павлович Юй (Юй Цяцин), его заместителями были адвокат Петр Чжан и священник Илья Вэнь.


[Закрыть]
. Наместником духовной миссии в сане архимандрита в Шанхае стал Гавриил (Огородников)[621]621
  Огородников Дмитрий Иванович (Гавриил) (1890—1971). Эмигрировал во время Гражданской войны, в 1926 г. он поступил на службу в Миссию, в 1931–м принял монашество. В 1934—1937 годах служил в Дальнем, в 1937—1938 годах был настоятелем церкви в Тяньцзине, в 1938 г. переведен в Шанхай. В 1948 г. переехал в СССР, где был рукоположен в епископа Хабаровского и Владивостокского.


[Закрыть]
.

Существование двух православных епархий в Китае осложнилось в годы японской оккупации, а после начала Второй мировой войны православная церковь в Китае оказалась изолированной от всего православного мира[622]622
  Современные китайские историки обвиняют православную церковь в сотрудничестве с оккупантами. Китайцы полагают, что с целью снискать покровительство японского империализма, российская православная церковь примкнула к агрессорам, а прояпонская марионеточная власть посредством православной общины стала организовывать эмигрировавшие в Китай белогвардейские элементы, прежде всего, создав Антикоммунистический комитет российских эмигрантов.


[Закрыть]
. На завершающем этапе войны, когда победа Советского Союза над Германией и поражение Японии в войне на Дальнем Востоке уже не вызывали сомнений, православное духовенство в Китае предприняло попытки сближения с Москвой. В 1944 г. архиепископ Виктор через советское посольство обратился с рапортом на имя патриарха Алексия с просьбой о воссоединении с патриаршей церковью. В марте 1945 г. с тем же предложением обратился в Москву из Дайрена (Дальнего) священник Иоанн Петелин. В 1945 г. с возведением в сан архиепископа был принят в общение Московской патриархией Хайларский викарий Харбинской епархии Димитрий (Вознесенский)[623]623
  Вознесенский Николай Федорович (1871 – 1947) – выпускник Московской духовной семинарии, настоятель собора в Благовещенске (1909—1920). С 1923 г. настоятель Иверской церкви в Харбине. В 1934 г. был рукоположен во епископа Хайларского.


[Закрыть]
. Наиболее активно искал связи с Москвой архиепископ Нестор (Анисимов), известный в прошлом своими связями с русскими фашистами и японцами[624]624
  Нестор, в миру – Анисимов Николай Александрович (1884—1962). В 1907 г. пострижен в монашество, рукоположен в сан иеромонаха и отправлен миссионером на Камчатку. В 1914—1915 годах руководил санитарным отрядом на фронте. В 1916 г. был избран в первого самостоятельного епископа Камчатского и Петропавловского, в 1921 г. основал Камчатское подворье в Харбине. В 1933 г. епископ Нестор возведен в сан архиепископа. В 1945 г. назначен Святейшим патриархом Московским и всея Руси Алексием управляющим Харбинской епархией.


[Закрыть]
.

С окончанием Второй мировой войны православие в Китае вступает в новый этап своего развития. 27 декабря 1945 г. постановлением Священного Синода Русской православной церкви Российская духовная миссия в Пекине и Харбинская епархия вошли в юрисдикцию Московского Патриархата (Харбинская и Пекинская епархии)[625]625
  В июле решение об обращении с этой просьбой было принято на Епископском совещании в Харбине, в августе с подобной просьбой обратился архиепископ Виктор. Определением Синода от 27 декабря 1945 г. решено считать воссоединенными с Русской Православной Церковью с 26 октября 1945 г. всех архипастырей в Китае – архиепископов, епископов и архимандритов, начальника Корейской миссии, а также клир и мирян Харбинской епархии.


[Закрыть]
. На территории Китая был образован Восточно–Азиатский округ Московского Патриархата, с пребыванием возглавлявшего округ архиепископа Нестора в городе Дальний. Это привело к расколу: часть духовенства пошла за епископом Шанхайским Иоанном и осталась в подчинении Зарубежной церкви.

В июне 1946 г. на территории Китая был образован ВосточноАзиатский экзархат Московского Патриархата, который возглавил Нестор[626]626
  Архиепископ Нестор был возведен в сан митрополита и возглавил Харбинскую епархию в начале 1946 г. после смерти митрополита Мелетия.


[Закрыть]
с возведением его в сан митрополита Харбинского и Маньчжурского[627]627
  Округ объединял несколько епархий и пользовался определенной самостоятельностью.


[Закрыть]
. Он озвучил планы возобновления миссионерской деятельности миссии в Пекине, но патриарх внес коррективы в систему управления дальневосточными епархиями, и архиепископ Виктор перешел в непосредственное подчинение патриарху[628]628
  Тем не менее, Нестор создал миссионерский комитет, в помещении Благовещенского храма Пекинского подворья планировалось открыть миссионерские курсы китайского языка и начальную миссионерскую школу. Во Внешней миссии при экзархате была учреждена Китайская духовная миссия в Фуцзядяне (китайском районе Харбина) во главе со священником Даниилом Хэ. На Богословском отделении лицея Св. Александра Невского было открыто Ориентальное отделение, на котором преподавался китайский язык.


[Закрыть]
, а Российская духовная миссия была переведена в непосредственное ведение Московской Патриархии. 22 октября 1946 г. Священный Синод постановил утвердить в должности начальника Российской духовной миссии в Китае архиепископа Пекинского Виктора (Святина) и считать его находящимся по епархиальным делам в юрисдикции экзархата, а по делам миссии – в личной юрисдикции экзарха. Этим же определением Пекинская епархия и ее шанхайское викариатство были утверждены в составе Восточно–Азиатского экзархата. Таким образом, на территории Китая сформировались два церковных центра – экзархат в Харбине и миссия в Пекине.

В 1948 г. китайские власти арестовали в Харбине митрополита Нестора и нескольких русских священников, а затем депортировали их в СССР[629]629
  13 июня 1948 г. в кафедральном соборе Харбина духовенство епархии служило молебен о собирающемся в путешествие – в Москву на Собор – экзархе, митрополите Несторе. Рано утром в понедельник 14 июня экзарх был задержан китайскими властями. Одновременно с ним задержаны секретарь Епархиального совета Е. Н. Сумароков, секретарь владыки Нестора священник Василий Герасимов и монахиня Зинаида (Брид–ди). Генеральное Консульство СССР в Харбине было информировано о том, что митрополиту Нестору инкриминируются деяния политического характера, что заключенные не подлежат освобождению и депортируются в СССР. В Хабаровске митрополит Нестор на суде был обвинен в антисоветской деятельности: она заключалась в написании книги «Расстрел Московского Кремля» и совершении панихид по убиенным в Ала–паевске родственникам семьи императора Николая II. Владыка Нестор восемь лет провел в заключении в мордовском поселке Явас. С 1956 г. – митрополит Новосибирский и Барнаульский, с 1958 г. – митрополит Кировоградский и Николаевский.


[Закрыть]
. В управление Харбинской епархией вступил епископ Цицикарский Никандр[630]630
  В миру – Викторов Леонид Николаевич (1891 – 1961) – главный военный священник Земской Приамурской рати (1922). После эмиграции служил в Ханькоу и Харбине. Хиротония во епископа состоялась 22 сентября 1946 года.


[Закрыть]
, утвержденный Москвой в должности управляющего экзархатом.

Некоторые перемены произошли в церковной жизни в Синьцзяне, где в 1946 г. после смерти настоятеля Кульджинского прихода Ф. Солошенко прихожане возбудили ходатайство перед Московской Патриархией о назначении священника из СССР. На должность благочинного православных церквей Синьцзяна и настоятеля Николаевского храма в Кульдже был назначен протоиерей Д. Млодзяновский. Из‑за отсутствия в это время связи с Пекином он находился в непосредственном ведении Московской Патриархии. Восстановленное Синьцзянское благочиние состояло из следующих приходов: в Кульдже, кроме большого храма, был малый, возглавляемый В. Кочуновским, в Чугучаке служили о. Акимов и Е. Тимаков, в Урумчи – И. Филонский, в Лоуцоугоу – М. Маляровский[631]631
  Освобождение Синьцзяна Народно–освободительной армией Китая открыло возможности для восстановления прерванных связей Синьцзяна с Пекином. Из Пекина, не зная о назначении Млодзяновского, направили на должность настоятеля храма в Урумчи протоиерея Геннадия Карасова. Несогласованность в действиях Пекина и Москвы привела к некоторым недоразумениям. Г. Карасов в январе 1951 г. погиб, а в 1952 г. был отозван в Советский Союз Д. Млодзяновский, его место занял протоиерей П. Кочуновский. Старые распри возобновились, православная община раскололась на сторонников Москвы и Пекина.


[Закрыть]
.

В условиях гражданской войны в Китае усугубился раскол православной церкви. Положение осложнялось и тем, что Шанхайский епископ Иоанн (Максимович) вернулся в ведение Зарубежного Синода[632]632
  Зарубежный Синод в 1946 г. возвел епископа Иоанна в архиепископы и сделал его независимым от Пекина. Большая часть священников и все эмигранты, не принявшие советского гражданства, признали полномочия архиепископа Иоанна.


[Закрыть]
. Гоминьдановское правительство, враждебно относившееся к начальнику миссии владыке Виктору, принявшему советское гражданство, покровительствовало владыке Иоанну, признавая его законным представителем интересов православной церкви в Китае и начальником миссии. Епископ Иоанн предпринимал меры к перерегистрации и переоформлению церковного имущества. Северное подворье миссии в Пекине (Бэйгуань) предполагалось сделать китайской собственностью. Интересы владыки Виктора в Китае защищали представители советских властей[633]633
  Владыка Виктор писал в Москву: «мне в первые же дни управления пришлось встретиться с крайней агрессией православного китайского духовенства. теперь православные китайцы и маньчжуры снова восстали против меня». В рапорте патриарху Алексию протоиерея Валентина Синайского из Пекина говорилось: китайцы идут стадно за своими священниками. Если Миссия будет захвачена китайцами, то миссионерское дело в Китае быстро придет к концу, так как старые китайские священнослужители дряхлы, а молодые, не в осуждение им будет сказано, недостаточно проникнуты христианским духом и смотрят на свое служение как на заработок». См.: ПоздняевД. Православие в Китае (1900—1997). М., 1998. С. 99.


[Закрыть]
. В октябре 1946 г. архиепископ Виктор был даже арестован китайскими властями в Шанхае[634]634
  Он был арестован за участие в Антикоминтерновском союзе.


[Закрыть]
. Для того, чтобы сохранить за архиепископом Виктором имущественные права на территорию миссии в Пекине, использовались документы, подписанные китайской и советской сторонами 31 мая 1924 года, в которых говорилось, что Бэйгуань является собственностью СССР[635]635
  В свое время начальник 18–й Духовной миссии митрополит Иннокентий (Фигуров–ский) сохранил Бэйгуань за Миссией лишь потому, что ему удалось оспорить этот документ и доказать китайским властям, что правопреемником церкви на владение имуществом не может являться атеистическое советское государство. Через двадцать лет начальнику 20–й Миссии для сохранения Бэйгуаня пришлось доказывать обратное, фактически безвозмездно отдавая советским властям церковные земли.


[Закрыть]
. Положение миссии в гоминьдановском Китае осложнялось и враждебным отношением к ней со стороны инославных миссионеров, все они видели в православной миссии «советское учреждение» в Китае. Впрочем, именно так ее называли иногда и русские архиереи. Местное русское духовенство в большинстве своем мечтало о возвращении в Россию, часть намеревалась эмигрировать. К осени 1948 г. в Шанхае проживало 8 тыс. русских эмигрантов, многие из них стремились покинуть Китай. Массовая эмиграция началась после занятия коммунистами Пекина, 4 мая 1949 г. отбыл на Филиппины и архиепископ Шанхайский Иоанн (Максимович) со своей паствой и клиром. Большая часть епархиального имущества была вывезена, документы Совета миссии частично уничтожены.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю