332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Гаков » Журнал «Если», 1998 № 05 » Текст книги (страница 11)
Журнал «Если», 1998 № 05
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:11

Текст книги "Журнал «Если», 1998 № 05"


Автор книги: Владимир Гаков


Соавторы: Дмитрий Караваев,Евгений Харитонов,Майкл Коуни,Станислав Ростоцкий,Василий Горчаков,Константин Дауров,Уильям (Вильям) Браунинг Спенсер,Морган Лливелин,Наталия Сафронова,Юлия Мочалова



сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 23 страниц)

Глава 14

Еще какое-то время ушло на то, чтобы тщательно изучить счет и убедиться, что это не плохой сон, а страшная пугающая реальность. Я даже не мог сообразить, что делать дальше. Одно было ясно: Баскас вскоре забеспокоится, почему я не явился к нему и не принес ружье, и, конечно же, пошлет за мной полицейскую машину, а заодно прикажет проверить счета во всех магазинах города, продающих спортивное оружие. Я купил ружье в Бонитоне, в двенадцати милях от Фалькомба. Баскасу ничего не стоит установить это, сверить номер и предъявить мне обвинение в предумышленном убийстве.

Возможно, следовало сказать ему, что я потерял ружье, но это сразу не пришло мне в голову, а теперь было поздно.

Я купил его полгода назад, копия счета должна была еще храниться в магазине. Я опять внимательно изучил все цифры, точки, пометки, пытаясь за что-то зацепиться. Счет являлся гарантией на шесть месяцев, в течение которых можно вернуть ружье или заменить какие-либо его части. Оплатить следует лишь работу мастера. Именно в этом я увидел проблеск надежды.

Близился полдень, я ничего еще не ел, но нельзя было терять ни минуты. Натянув дождевик, я покинул яхту и поспешил на стоянку у отеля «Уотерменс-Армс», где оставил вездеход.

Я миновал деревушку Вэстридж в шести милях от города. Глядя на телеграфные столбы и ТВ-антенны на крышах, я представил, как бегут по ним во все спортивные магазины округи недобрые вести обо мне. Затем я попытался успокоить себя тем, что полицейские расследования известны своей медлительностью и консерватизмом. Начнут прежде всего с магазинов Фалькомба.

Но тут же вспомнил, что Баскасу присуще вдохновение, когда он полагается на интуицию. Он вполне может начать с Бонитона.

Спустившись с горы, я въехал в городок, припарковал вездеход и, поплотнее закутавшись в дождевик, быстро юркнул в спортивный магазин.

Чтобы собраться с мыслями, я принялся рассматривать костюмы для подводного плавания. Несмотря на время года, покупателей было человек шесть. Их обслуживала безразличная и бесцветная девица, сидевшая за кассовым аппаратом. Я подошел к девушке.

– Не могли бы вы помочь мне? – вежливо справился я.

Она подняла брови в молчаливом вопросе, и меня поразило ее сходство с регистраторшей из «Фалькомба».

– Несколько месяцев назад я купил у вас ружье для подводной охоты, но что-то в нем не ладится. Мне кажется, барахлит пружина спускового механизма… – Я еще говорил что-то в этом же роде, выдумывая несуществующие дефекты моей злосчастной покупки, а девица смотрела куда-то мне в лоб, так что я даже испугался, не выскочил ли у меня там прыщ.

Однако она выслушала меня до конца.

– Я всего лишь кассирша. Вам нужен мистер Уолтэм.

– Да? Где я могу его найти?

– Его сейчас нет.

– Поймите: ружье, которое я у вас купил, имеет шестимесячную гарантию! Поскольку я обнаружил в нем неисправности, то прошу заменить его.

Я намеренно повысил голос, и на меня уже оглядывались. Именно этого я и добивался.

Но кассиршу это ничуть не тронуло. Она была невозмутима.

– У вас есть гарантийная квитанция? – спросила она.

– Я потерял ее.

– Без квитанции мы не можем произвести замену.

Наконец-то разговор вошел в нужное мне русло.

– Вы могли бы проверить это по имеющейся у вас копии. Там указана дата.

– Но я ничего не понимаю в этом. Вам нужен бухгалтер.

– А где он?

– Я же сказала вам, мистера Уолтэма нет.

– Послушайте, мисс, – я наклонился к ней и, улыбаясь, заглянул в глаза, надеясь, что в них появится хоть искорка интереса. – Это очень важно. Пожалуйста, достаньте старые квитанции, будьте так добры, милая девушка. Это займет у вас лишь одну минуту.

– Я не знаю, где они. Это не мое дело, и у меня на это нет времени. Мне надо обслуживать покупателей.

– Тогда принесите их сюда, я сам найду свою квитанцию.

Я чувствовал, что почти уговорил ее. Очевидно, мой случай внес какое-то разнообразие в ее монотонную жизнь.

– Откуда мне знать, может, вы найдете какую-нибудь чужую квитанцию и заявите, что она ваша?

Я вытащил из карманов кучу всяких документов, способных удостоверить мою личность.

– Джон Мэйн, – прочитала она. – Но мы все равно ничего не сможем сделать для вас, до тех пор пока вы не принесете ваше ружье.

– Я обязательно принесу, мне надо только уточнить дату гарантии, вот и все.

И тут произошло чудо – она направилась в контору и через минуту вернулась с толстой пачкой квитанций, которую вручила мне. За это время у кассы уже образовалась небольшая очередь, поэтому девушка тут же поспешила на свое место, оставив меня одного.

Я начал просматривать квитанции и сам себе не верил, что нахожусь так близко к цели. Вот что значит хорошо спланированная операция! Все, что мне оставалось, – изъять злополучную копию, и тогда никто не узнает, кто купил это проклятое ружье. Если, конечно, к тому времени, когда сюда заявится Баскас, мое имя выветрится из памяти этой бестолковой девицы.

Но даже это мне не грозит, ибо Баскас наверняка обратится прямо к управляющему, а девица и знать об этом не будет.

Несмотря на удачу, в моей душе началась паника, ибо я никак не мог отыскать проклятую квитанцию. Пальцы стали сухими и неуклюжими, я то и дело смачивал их слюной и думал, почему мне кажется, что инспектор уже идет по моему следу? Я представил его листающим телефонную книгу, нажимающим кнопки видеофона…

– Простите, сэр.

Обернувшись, я увидел рядом с собой лысого клерка. Не обращая на него внимания, я продолжал свою работу. Но он настойчиво постучал по моему плечу. Очевидно, это и был управляющий.

– Извините, одну минуту, – пробормотал я.

– Простите, но мне нужны эти квитанции, – возразил клерк и протянул руку.

Я понял, что дело дрянь. Если не отдам, разразится скандал. Во всяком случае, пока он рядом, я не смогу осуществить задуманное. Пришлось тоже улыбнуться и отдать ему всю пачку.

– Всего лишь на одну минуту, – сказал он извиняющимся тоном. – Понимаете, запрос из полиции…

Я покинул магазин, когда клерк все еще разговаривал по телефону.

* * *

Когда я был мальчишкой, то часто представлял себя сбежавшим каторжником, которому приходится подолгу скрываться от закона. Во время семейных воскресных прогулок по Национальному парку, сидя в одиночестве на заднем сиденье машины, я предавался мечтам.

Вот я прячусь в густых зарослях кустарника. Это мне казалось довольно романтичным, особенно если удобно устроиться на мягком сиденье старого семейного вездехода. Понятно, у меня с собой имелся спальный мешок, а в зарослях папоротника было тепло и уютно. Лай ищеек едва долетал сюда, они, конечно, давно уже потеряли след. Я нахожу пещеру и сухим хворостом маскирую вход в нее; питаюсь я в основном ягодами, иногда корнями. Беглецы всегда питаются корнями различных растений.

Когда я впервые испытал вкус романтики побега, мне было двенадцать. Тогда я попробовал утолить голод сосновым корешком и нашел его несъедобным.

Второй раз я стал беглецом, когда вышел из спортивного магазина и сел в вездеход, дрожа от страха и не зная, куда ехать.

Вначале я решил убраться как можно дальше, лучше всего, на другой конец страны, залезть там в какую-нибудь дыру и затаиться, пока все не утихнет или не найдут настоящего убийцу. Но всегда оставалась вероятность того, что убийцу не найдут. Баскас настолько войдет в азарт, выслеживая меня, что на альтернативу никогда не согласится. Здравый смысл и опыт взрослого человека подсказывали мне, что скрыться надолго еще никому не удавалось. У меня кончатся деньги. Вместо свободной жизни в лесной глуши – прозябание и голод в какой-нибудь ночлежке.

Очевидно, остается одно – в Фалькомб и там все обдумать, избегая встреч с Баскасом, до тех пор пока я не найду новых данных об убийстве Меллорза. Это надо сделать немедленно.

Я развернул вездеход и поехал назад, в Фалькомб. Прежде всего я решил поговорить с Дориндой. Я не знал, в какой степени она причастна ко всему, но был уверен, что она что-то знает. Возможно, ее тайна – это тайна вины, и в этом случае не стоит надеяться, что Доринда поделится ею. Но это все же шанс, и я должен им воспользоваться.

* * *

Регистраторши за конторкой не оказалось. Вместо того чтобы заниматься своими прямыми обязанностями, она болталась либо в кухне, либо в дамской комнате. Как могла она знать, где кто находился в день убийства? Я быстро пересек холл, взбежал по лестнице и постучался в номер Доринды.

Я понимал, что рискую, если Доринда откроет не сразу. Но она открыла немедленно. На мгновение остолбенев, она быстро нашлась и прямо-таки втащила меня в номер.

– Джон, тебя ищет полиция!

– Я знаю.

Повесив промокший плащ, я внимательно посмотрел на Доринду. Выражение ее лица было таким, какое я и предполагал увидеть – удивленное и испуганное. На ней был зеленый халатик, волосы растрепаны, глаза опухшие, словно после сна.

Взглянув на постель, я заметил, что покрывало смято. Это была ее собственная комната, обжитая и благоустроенная, утратившая почти все приметы гостиничного номера. Ее хозяйка сделала нужные перестановки, купила стул, не похожий на казенную мебель, повесила картины. В углу стоял большой стереовизор.

– Зачем ты здесь? – Она нервно оглянулась на дверь, словно боялась, что в нее вот-вот войдет Баскас, такой же реальный, как мужчина на экране.

– Найдется у вас что-нибудь выпить? – попросил я.

– О, конечно.

Доринда тут же щедро плеснула в стакан виски из бутылки, которую достала из небольшого бара – еще одного нестандартного дополнения к обстановке. После минутной заминки она налила и себе тоже.

– Спасибо, – я осушил стакан.

Я не знал, как начать разговор, поэтому вдруг сел на кровать, а она как-то неловко пристроилась на стуле.

– Доринда, у меня большие неприятности, – начал я без обиняков.

– Оказывается, мое ружье… – я осекся и умолк.

– Из него был убит Уолл? – догадалась она.

– Да. Но я солгал, сказав, что оно не мое. Баскас, однако, уже знает, что оно принадлежит мне.

– Что ты хочешь от меня?

– Не знаю. Я подумал, что, возможно, вы…

– Придумаю для тебя алиби? – опять помогла она мне.

За ее спиной на экране демонстрировал свою мускулатуру какой-то приверженец здорового образа жизни. Он красовался на корме яхты. Это, должно быть, был обычный грубо сработанный рекламный клип.

– Я никак не могу понять, как мое ружье могло оказаться в шахте подъемника…

Не мог же я просто спросить: не она ли его взяла? Я уже стал сомневаться, стоило ли приходить сюда.

Но Доринда неожиданно окинула меня оценивающим взглядом. Теперь ее поза изменилась, она сидела, слегка откинув назад голову, и смотрела на меня из-под полуопущенных тяжелых век. Я вдруг подумал, не балуется ли миссис Меллорз наркотиками.

Наконец Доринда медленно поднялась со стула.

– Извини, Джон, я отлучусь на минуту, – она вышла в ванную, плотно закрыв за собой дверь.

Я сидел на ее кровати, безразлично глядя на экран, и гадал, что она задумала. Парень менял позы, делая вид, что любуется морской далью.

Наконец Доринда появилась, и я почему-то невольно посмотрел на ее руки, словно ожидая какого-то чуда, но они были пусты. Она стремительно подошла и села рядом. Это было столь неожиданно, а матрас столь податлив, что я невольно повалился на Доринду, но это ее ничуть не обескуражило.

Не успел я опомниться, как, к моему великому удивлению и ужасу, ее зеленый халатик распахнулся, и я увидел розовые соски. Она обхватила меня за шею и привлекла к себе. Я неловко уткнулся лицом в ее щеку и волосы, а она уже что-то нашептывала мне на ухо и прижималась все сильнее. Ее нога легла на мое бедро…

Понимая, что произошло ужасное недоразумение, я лихорадочно перебирал в памяти, что в нашем разговоре могло послужить поводом для столь странного поведения Доринды. Не всякая женщина решится лечь в постель без поощрения. Моя рука все еще лежала на ее талии. Не шевелясь, я тупо глядел на экран, надеясь, что если буду лежать неподвижно, Доринда, возможно, задремлет в моих объятиях.

Но она не проявляла никаких признаков сонливости. Наоборот, ее рука стала шарить по моему телу. Что делать? Меня совсем не привлекала эта особа, более того, она даже не волновала меня.

На экране что-то изменилось.

К молодому силачу присоединилась женщина в бикини. Я видел их со спины. Склонившись, они что-то внимательно разглядывали. Наконец парень отошел, а женщина повернулась лицом к зрителю. Это была Доринда. В руках у нее было ружье для подводной охоты…

Вот она поднимает правую руку с ружьем и, поддерживая ее левой, целится. Я увидел дымок выстрела и блеснувшую разматывающуюся леску!

А Доринда, реальная Доринда, лежавшая рядом, внезапно недовольно спросила:

– В чем дело? Что с тобой, Джон?

Она поднялась и рассерженно уставилась на меня. Я не знал, что ответить.

Глаза Доринды странно блестели, в них появились слезы.

– Ты хотя бы мог попробовать… – неожиданно громко сказала она. – Господи, я не ждала от тебя любви. Я никогда ее не ждала и никогда ее не получала. Но если я оказалась в постели с мужчиной, то вправе надеяться, что он тоже выполнит свою часть договоренности…

– Договоренности? – растерянно переспросил я.

– Не изображай из себя святую невинность, болван, – теперь она уже почти кричала. – Тебе нужно было алиби, а мне… О черт, ты знаешь, что мне было нужно. Я хотела помочь тебе, идиот. Сказать, что это я взяла ружье, а потом потеряла его. Я могла бы утверждать, что видела его у кого-то другого, да мало ли что я могла придумать. Я бы помогла тебе, но ты даже не захотел… – Голос ее прервался и она, пряча лицо, разрыдалась.

Лицо убийцы. Я видел, как ее палец нажимал на курок. Она была на моей яхте и она умеет обращаться с оружием.

– Вы умеете стрелять из ружья для подводной охоты? – спросил я резко и грубо.

– Что это значит? Ты о чем?

Я кивком указал на экран. Она взглянула и залилась краской. На экране парочка улыбалась и о чем-то щебетала, а затем парень с довольным видом вытащил на палубу увесистую скумбрию.

– Отличный выстрел, – прошептал я ехидно.

– Это просто любительские съемки, – растерянно пояснила Доринда и вдруг как-то странно посмотрела на меня. – А ты о чем подумал, Джон?

Она уже вполне овладела собой после разочарования и конфуза.

– Ну, например, о признании, – не стесняясь более, заявил я.

– Признании? – недоуменно повторила Доринда и вдруг, сорвавшись, снова перешла на крик: – Ах ты подлец, сукин сын! Какое признание? Как ты смеешь? – Она была в бешенстве и теснила меня к двери. – Убирайся вон, негодяй! Ты еще смеешь запугивать меня? Ты убийца, ты прикончил спящего человека, трус! – Она распахнула дверь настежь. – Вон! Немедленно вон!

Ее крик гулким эхом отозвался в пустом коридоре. Я услышал, как открываются двери, и пустился наутек.

Глава 15

Спустившись в холл, я уже не мог избежать встречи с регистраторшей, которая на этот раз, к несчастью, сидела на месте. Она безразлично повернула ко мне свое неподвижное кукольное лицо и что-то произнесла. Однако я быстрым шагом миновал ее, а затем швейцара в дверях и оказался на улице. С опаской посмотрел направо, а затем налево, ибо был уверен, что на крик Доринды со всех сторон уже мчатся к отелю полицейские машины.

Но улица была пуста. Направо, стиснутая мрачными старинными особняками, она спускалась к пристани, налево – шла под гору, как бы следуя естественному рельефу полуострова, чтобы у самого предгорья встретиться с дорогой из Бонитона.

– Вызвать вам такси, мистер Мэйн? – неожиданно услышал я над ухом голос швейцара Картера.

Я испуганно обернулся и, должно быть, в этот момент был похож на зайца, выскочившего прямо на охотника. Но Картер смотрел на меня вполне миролюбиво. «Притворяется, подлец, он ведь знает, что я в бегах», – подумал я со злостью и что-то крикнул ему, не помню что. Швейцар, увидев мое лицо, испугался и попятился назад. Я бросился бежать вверх по улице, а он, остолбенев, стоял, глядя мне вслед. Мне было плевать, что он в этот время думал.

Вскоре я свернул на тропу, идущую вдоль берега, и только тут замедлил шаги. Тропа вилась между скал; внизу, слева, к морю вел каменистый спуск, еще левее виднелись редкие здания и небольшие летние отели. Дорога была мне знакома, возможно, поэтому я и выбрал ее сейчас. Минуя летние домики туристов, я держал путь к Бухте Морских Звезд.

Я позволил интуиции руководить мною и моими поступками, хотя разум подсказывал, что эта дорога приведет меня к развалинам одинокого коттеджа, поваленному дереву, к мыслям и тоске по Сюзанне. А это мне не поможет. Бухта – это тупик.

Тропа завершилась ступенями, спускавшимися к широкому песчаному пляжу. Отлив еще не кончился, песок был мокрым и серым, в неглубоких озерцах беспомощно лежали лодки. Я остановился и оглянулся. На прибрежной дороге стояло одинокое, запертое на зиму кафе. За дорогой, где не было ни домов, ни иных построек, низкий лужок заканчивался мелколесьем. Я поспешил в этом направлении, перешел через дорогу, минуя пустую стоянку для машин у кафе, и через широкие ворота вышел в поле. Бредя по густой траве, я чувствовал себя беззащитным и открытым всем взорам и даже немножечко жалким и смешным.

Наконец я достиг деревьев и остановился в их тени. Тяжелые капли дождя скатывались с листьев и падали у моих ног. Мне надо было подумать и принять наконец какое-то решение.

Первым делом – найти ночлег. «Глоток виски и добрый сон помогли бы завтра что-то предпринять, – размышлял я. – Можно было связаться, например, со Страттоном и потребовать, чтобы тот отправил меня куда-нибудь с полуострова». Перспектива альтернативного мира, где мне ничего бы не грозило, представлялась теперь вполне заманчивой. Может, там я нашел бы ответы на загадки этого мира…

Я взглянул на часы – половина пятого. Страттон, наверное, еще на станции, он часто работал допоздна. Чтобы добраться туда, предстояло проделать путь в три мили и пройти по улицам городка, где не избежать встречи с людьми Баскаса.

Путь мой лежал мимо больницы, и я решил зайти туда. Если полиция не обнаружила на стоянке мой вездеход, я могу потом воспользоваться им. А там у меня припрятана бутылочка шотландского виски.

Становилось темно, мокрые ветки хлестали по лицу, когда я начал спуск вниз. Пару раз я упал, поскользнувшись на мокрой тропе, разбил колено и поранил ладони. Путь в темноте становился все сложнее, порой я почти полз и едва не угодил не то в нору, не то в пещеру, но вовремя учуял тяжелый запах зверя. Я и сам уже чувствовал себя зверем, усталым, тяжело дышащим, загнанным, и с иронией вспоминал свои детские фантазии о побегах.

Лес кончился, и я неожиданно наткнулся на ограду из колючей проволоки. Еще одно испытание для моего человеческого достоинства и моих брюк.

Понемногу я стал соображать, где нахожусь. Этот луг должен соседствовать с открытой стоянкой для трейлеров, а от нее до больницы не более полумили.

Я поднялся по откосу на городскую улицу. Она была пустынна, но достаточно хорошо освещалась фонарями, чтобы любой мог заметить странную промокшую фигуру, бредущую куда-то в пятницу в пять часов вечера. Каждый мог запомнить, в каком направлении шла эта фигура, если этим потом заинтересуется полиция. Немало найдется и добровольных охотников доложить о странном прохожем. Я надеялся только на дождь, который не располагал к прогулкам…

Мне действительно повезло. Я не встретил ни единой души на своем пути и благополучно добрался до больницы. Войдя в ворота, я быстро спрятался в телефонной будке и сделал вид, что набираю номер видеофона. Отсюда был виден мой вездеход. Он стоял там, где я его оставил – у стены. Не может быть, чтобы полиция не заметила моей машины. Действительно, кто-то уже стоял, укрывшись под навесом крыльца у бокового входа в больницу, куда может войти всякий нуждающийся в срочной помощи.

Пока я пребывал в нерешительности в телефонной будке, с крыльца сошла девушка. Остановившись, она посмотрела на небо, а потом на маленький вездеход, стоявший неподалеку, словно решала, как сильно она промокнет, преодолевая это расстояние. Свет фонаря упал на ее лицо, и я узнал симпатичную медсестру Марианну Питерс. Ее складная фигурка и знакомое личико, да еще то обстоятельство, что она оказалась так близко, усугубили чувство одиночества и неприкаянности. Я понял, как мне необходимо чье-то участие. Почти не сознавая, что делаю, я вышел из телефонной будки и тоже направился к маленькому вездеходу. Мы достигли его почти одновременно.

Марианна уже открывала дверцу, когда увидела меня, стоящего по другую сторону машины. На ее лице отразился испуг, который, впрочем, скоро сменился удивлением. Я не был уверен, что девушка меня узнала.

Охранник, вышедший вслед за ней на крыльцо, посмотрел в нашу сторону, но, должно быть, решил, что я знакомый Марианны, ибо продолжал без особого интереса изредка посматривать на нас.

– Вы кто… что вам нужно? – спросила девушка.

– Марианна, это я, Джон Мэйн. Могу я поговорить с вами?

– Джон Мэйн? О, простите, я не узнала вас. Что-то случилось?

Она быстро села в вездеход и открыла дверцу с моей стороны. Я тоже сел. В темноте мне был виден лишь ее профиль, но я заметил, как она посмотрела в сторону охранника. Она повернулась ко мне. На ней была короткая юбка, и открытые колени белели в темноте. В ней было столько обаяния чистоты и молодости! Кажется, я готов был наделить ее любыми достоинствами и красотой – после того ужаса, который я испытал с Дориндой. Я печально вздохнул.

– Марианна, я в опасности, – просто сказал я, решив, что лучше быть с ней откровенным. – Меня разыскивают в связи с убийством Меллорза. Я хотел бы поговорить с вами, но если вы потребуете, чтобы я покинул машину, я подчинюсь. Ведь мы почти незнакомы.

– Чем вам помочь? – спросила Марианна ровным голосом. Она не дала согласия, но и не оттолкнула меня. К тому же она задала разумный вопрос.

– Отвезите меня на Исследовательскую станцию. Там я буду в безопасности. Я не могу воспользоваться своей машиной и не могу просто идти пешком по городу. Меня сразу же схватят.

– А если они следят за станцией?

– Тогда вы проедете мимо и высадите меня где-нибудь в ста ярдах от нее. А там я уж сам доберусь. Даже если меня поймают, никто не узнает, что это вы привезли меня туда.

Марианна все еще разглядывала меня, но в темноте я не мог видеть выражения ее лица. Она не казалась напуганной, а просто изучала своего незваного попутчика. Это был мокрый, грязный, измученный усталостью человек.

– Как ваши пальцы? – вдруг спросила Марианна, нажимая на стартер. Машина тронулась.

– Хорошо.

Марианна спокойно и уверенно вела машину под проливным дождем, и вскоре впереди засветились огни станции. Город остался позади, мы ехали вдоль высокой живой изгороди, и я думал, что буду делать, если Страттон откажется помочь мне. Марианна включила отопление, в машине стало тепло, и, несмотря на промокшую одежду, неприятно прилипшую к телу, я понемногу согрелся.

У станции она сбавила скорость.

– Спасибо, – поблагодарил я.

– Не стоит, – ответила Марианна. Машина остановилась. Из будки выглянул часовой. Я посмотрел на окна станции. Страттон был в своем кабинете. Я даже видел его склоненный затылок. Видимо, он что-то сосредоточенно читал или разглядывал.

Вдруг в окне возник другой человек: высокая, знакомая фигура, одетая во все темное. Полицейский инспектор Баскас.

Марианна тоже узнала его и мгновенно нажала на стартер, позволив машине бесшумно подняться и исчезнуть, прежде чем часовой приступил к своим обязанностям. Когда я обернулся, то увидел, что он преспокойно вернулся в будку, решив, что мы просто хотели найти укромное местечко да раздумали. Я молчал, Марианна тоже. Вскоре она остановила машину у края дороги за высокими деревьями, где нас не могли увидеть со станции.

Я сидел, собираясь с силами, чтобы снова выйти под дождь. Моя одежда почти успела высохнуть в тепле салона. Марианна тоже молчала и смотрела на дорогу. Турбины тихо гудели, дождь барабанил по крыше.

– Спасибо, – наконец сказал я, приподнявшись с сиденья и протягивая руку к двери.

– Что вы собираетесь делать?

– Подожду, пока не уйдет Баскас, и постараюсь как-то дать о себе знать Страттону. Но так, чтобы не заметил часовой.

– Я недостаточно хорошо знаю доктора Страттона. Вы уверены, что можете доверять ему?

– У меня больше никого нет.

Марианна повернулась и посмотрела на меня. Ее лицо было серьезным.

– Послушайте, вы хоть немного могли бы доверять мне, – сказала она, как мне показалось, с упреком.

– Я думал, вы не хотите заниматься чужими проблемами.

– Да. Но это уже произошло, хочу я того или нет. Я не могу оставить вас здесь.

Вездеход тронулся.

– Куда мы едем? – спросил я.

– Ко мне, конечно.

Вскоре я уже сидел, завернутый в одеяла, в теплой квартире, со стаканом виски в руке и смотрел, как хорошенькая девушка готовит мне ужин. Это казалось невероятным, неправдоподобным, как сон, после всего, что я пережил несколько часов назад. Не хватало только камина и горящих поленьев, но откуда этому взяться в квартирке одинокой медсестры? Зато я мог любоваться Марианной.

Сменив униформу на красный свитер и ярко-голубые брюки, она энергично помешивала что-то на сковороде. Потом мы ели яичницу с ветчиной и зеленым горошком (черт побери, именно это блюдо я готовлю себе сам). Мы немного побеседовали, напряженность и настороженность прошли.

Мы загрузили грязную посуду в посудомойку и приготовили себе новую порцию напитков. Марианна пила пиво. Я люблю, когда девушки пьют пиво. В этом есть что-то нормальное, здоровое.

– А теперь, – сказала она, когда мы уселись поудобней, – расскажите мне все.

Может, это глупо, но я рассказал о себе все. О своей первой встрече с Сюзанной, о Страттоне и его научных теориях, о Пабло, Дике, Меллорзе и Доринде, о посещениях параллельных миров. Я также рассказал ей, как в одном из них встретился с ее двойником. Наконец я дошел до смерти Меллорза и последующих событий и завершил повествование сегодняшним днем.

Когда я закончил, Марианна долго молчала, глядя на меня, а затем сказала:

– Значит, все события теперь разворачиваются вокруг вашего ружья. Джон, вы считаете, что именно из него был убит Меллорз?

– Я знаю это. Я проверил номер. А теперь это знает Баскас.

– Но это не означает, что вы его убили, не так ли?

– Доказательства косвенные, но это мало убеждает инспектора, поскольку я соврал ему. Все указывает на меня, и у него нет другого подозреваемого, кроме, быть может, Доринды.

Марианна задумчиво посмотрела на меня.

– Вы полагаете, она способна на это?

– Я почему-то не могу представить ее в роли убийцы. По крайней мере, сейчас. Я вспоминаю, как она вела себя в деловых вопросах… все ее поведение тогда и после. Она думает, что я убил ее мужа. – Это для отвода глаз, уловка.

– Тогда кто же?

– Не знаю. А ты как думаешь? – продолжал я, переходя на «ты».

– Скорее всего, доктор Страттон, – просто сказала Марианна.

– Но у него алиби! – воскликнул я в недоумении.

– Я знаю. Можешь считать это интуицией. В конце концов, я едва знаю его. Но кто-то совершил убийство, и у кого-то есть фиктивное алиби. Подумай, Страттон – ученый. Этот проект – его детище, а мистер Меллорз все время мешал ему, он готов был восстановить весь город против станции. К тому же доктор Страттон… Ты говорил что-то об эмоциональном потрясении, не так ли? Насколько я понимаю, он все еще надеется, что ты сможешь вернуть ему Сюзанну…

Марианна смотрела мне в глаза, я не мог понять ход ее мыслей.

– Что бы ты сделал, если бы все же нашел ее в одном из параллельных миров? – вдруг спросила она.

– Не знаю, – откровенно признался я.

– Она, должно быть, действительно необыкновенная.

– Да.

Марианна неожиданно улыбнулась.

– Тебе не кажется бестактным, что в обществе молодой привлекательной особы – более того, в гостях у нее – мы обсуждаем достоинства другой женщины?

Марианна прекрасно понимала, на какую зыбкую почву мы ступаем и как это может отразиться на моем настроении.

– Прости, Марианна.

– Она умерла, Джон. Она участвовала в проекте и теперь мертва.

В голосе Марианны прозвучали еле заметные нотки раздражения.

– Она проиграла, и теперь ее нет. Давай оставим этот спор.

Даже будучи слегка опьяневшим от нескольких порций виски, я все же почувствовал возникшее между нами напряжение.

– Я объяснил тебе суть проекта. Ты знаешь о мирах и о том, что в них происходит. Но верить в полную параллельность событий не следует, иначе ты не увидела бы меня здесь. Сюзанна где-то там, она существует!

Я сам испугался, уловив нотки отчаяния в своем голосе.

– Что же ты намерен делать в таком случае, черт побери? Искать ее во всех временах, как древнегреческий герой? Оставь это, Джон. Вернись к своим яхтам и друзьям, уладь дела с полицией и миссис Меллорз и забудь Сюзанну. Эта девушка не была настоящей, реальной. Она – призрак возможного.

– Давай не будем говорить о ней.

– Как хочешь.

Мы попытались переменить тему разговора, но это оказалось невозможным – как всегда, когда важная беседа внезапно прерывается и славное не сказано, но продолжает незримо присутствовать и напоминать о себе. Для постороннего наш дальнейший разговор был спокойным и даже содержательным, но мне и Марианне все время мешал образ белокурой девушки, стоявшей за каждым сказанным словом.

Вскоре Марианна ушла к себе, а я уснул в кресле, закутавшись в одеяла.

* * *

Утром Марианна разбудила меня. Она была дружелюбна и приветлива, но я чувствовал скрытую настороженность, словно она опять не доверяла подозрительному типу, который провел ночь в ее квартире.

– Кстати, я поговорила с одним из твоих друзей, – сказала она.

– Да?

– Я позвонила доктору Страттону. Решила, что это безопасней, чем твой звонок. Он сказал, что приходить на станцию не надо, потому что полиция ведет наблюдение. Он попросил тебя быть в Бухте Морских Звезд в десять утра, и еще сказал, что если ты будешь там ровно в десять, он тебе поможет.

Говоря это, Марианна не смотрела на меня.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю