332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Виктория Мельникова » И сбоку бантик – 2 (СИ) » Текст книги (страница 18)
И сбоку бантик – 2 (СИ)
  • Текст добавлен: 17 декабря 2020, 12:30

Текст книги "И сбоку бантик – 2 (СИ)"


Автор книги: Виктория Мельникова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 19 страниц)

Азават, наконец, подойдя к калитке, тоже втянул воздух, словно прислушиваясь к ощущениям. Северный Великан определенно недовольно фыркнул и почесал кончик носа.

Дизайнер, смешно подпрыгивая, обходил вокруг некроманта кругом, подбирая с земли выброшенные лоскуты ткани: Рей особо не церемонился с драгоценными образцами, кидая их куда попало. Наконец толстяку надоело и он, недовольно поджав губы, достал из кармана платок и промокнул им лоб.

Сдается мне – я потеряла дизайнера. Хотя может не так уж и плохо, мы никак не могли договориться относительно расцветки и фактуры ткани. Слишком непрактичные материалы предлагал ром Перье: красивые, бесспорно, но ноские ли?

Рей же внезапно бросил свое занятие и заинтересованно уставился на мужчину, который настороженно притих. Я бы тоже испугалась, посмотри некромант на меня так: с гастрономическим интересом.

– Платок, – внезапно оживился Азават сбоку, – от него просто несет магией смерти.

И вроде сказал негромко, но ром Перье, застывший словно суслик, внезапно переменился в лице и посмотрел на платок с ужасом, хотя казалось куда уж дальше. Дизайнер буквально откинул от себя лоскут ткани, словно отравленный.

– Ч-ч-ч-что вы имеете в виду?

– Откуда он у вас? – небрежно осведомился некромант, подбирая платок с земли.

– Это подарок, – невнятно проблеял дизайнер, хватаясь за сердце.

– От кого?

Судя по тому как сжал губы ром Перье – не скажет. И подарок от женщины, не удивлюсь, что если от той самой ромеи Альмы. И имя кстати такое знакомое. Старинное, его не встретишь у каждой второй горожанки. Откуда только мне его знать?

– Может быть, мы поговорим внутри? – взмолилась, перебивая допрос: уж очень заинтересованные взгляды на меня кидали появившиеся на улице соседи. Не хватало только нового скандала. Маленькая шумиха вокруг заведения еще никому не мешала, но боюсь, масштабы сплетен приобретают угрожающие размеры.

– Я настоятельно не советую заносить эту дрянь внутрь 'Кобылы', – отрезал решительно Рей.

– Да что вы себе позволяете! Ромея Альма прекрасный человек и ее подарки никак не могут... – начал, задыхаясь от возмущения толстяк, наступая на некроманта, решительно подталкивая юношу животом.

– Охотно верю, что следователи МУБ по достоинству оценят вашу историю, – мерзко улыбнувшись, выдал Рей, принюхиваясь к клочку ткани.

Со стороны могло показаться, что юноша дразнит дизайнера, пронося платок около лица, вдыхая аромат. Ром Перье, который еще недавно готов был устроить скандал на всю улицу, разом сник. Коротенькая аббревиатура не нравилась никому в городе. Точнее от нее предпочитали держаться подальше. Толстяк бросил на меня обиженный взгляд, словно я была виновницей подобной ситуации или, как минимум, подбросила ему платок.

Рей же, тоненько свистнув, тщательно упаковал лоскут в бумажный пакет, который достал неизвестно откуда, словно из воздуха.

Когда от ограды, в ответ на свист, отделилась тень, я не удивилась, как впрочем и Крэг с Великаном, но ром Перье с ужасом смотрел на представителя моих 'охранников'.

– В МУБ, Альезу, – отдел короткий приказ некромант и охранник послушался! Исчез, растворившись в тени изгороди. Хотя какая тень среди бела дня?

Поежилась. Все-таки не привыкла я к подобному. Эти люди профессионалы и как я могла верить, что от кого-то сбежала в Артвиль? Или что смогла скрыться, оторвавшись на улочках города. Мне все время позволяли так думать, чтобы не ранить гордость. Вот уж Тео потешался, но ни словом не обмолвился, щадя мою гордость. Против воли вздохнула. Вернулся бы.

– А теперь мы можем и поговорить, – улыбнулся Рей, распахивая калитку.

Толстяк недовольно поджал губы. Мужчина хотел было возмутиться, но, еще раз посмотрев в сторону изгороди, подобрал с земли корзинку с образцами и нехотя шагнул вперед.

– У меня что-то уже, однако, нет желания работать по специальности.

– Ну и зря, – выдала внезапно молчащая Ирна, – у леи самая лучшая гостиница! И все будут рассматривать интерьер "Кобылы" и говорить о дизайнере.

Удивилась столь пылкому заявлению со стороны вдовушки. Судя по решимости на лице матушки Энаи, он верила в то что говорила. Да и то ли половник, то ли скалка в ее руке – явно для моей защиты. Рада, что все опасения в ее адрес беспочвенны, но вот ее дочка... мотнула головой отгоняя непрошеные мысли, с девчонкой потом разберусь. Безусловно, судьба Ларра беспокоит меня, но выжить пока хочется больше, чем вывести на чистую воду вертихвостку.

У меня тут гибель Синода, а еще эти странные приобретения земли, куда ж думать о матримониальных планах Энаи! Как теперь сведешь концы с концами? Понимаю, действовать приходилось быстро: Тео не зря уничтожил весь состав священнослужителей, фактически подставляясь под гнев богов с которыми они общались.

И вдруг меня осенило! Вот откуда мне знакомо это имя. Этакое старинное, редкое! Она одна из владелиц тех выкупленных участков для октограммы.

– А вашу даму сердца случайно не ромеей Альмой Турэ зовут?

 Дизайнер остановился и удивленно посмотрел на меня. Судя по минутной заминке именно так и было. У меня же затрепетало сердце. Неужели ниточка?

– Предположим, – сухо кивнул дизайнер, – но какая вам, право слово, разница?

 Я же переглянулась с Реем. Вряд ли юноша знал про октограмму, но не заметить мой интерес, да и странную осведомленность фамилией объекта воздыхания рома Перье, не мог. Сложно будет объяснить. Да и верила ли я безоговорочно некроманту? Нет. Что если он заинтересуется странным ритуалом? Тем более по профилю так сказать.

Но надо же хоть кому-то доверять!

– Мне знакомо это имя, – пробормотала, направляясь в сторону здания. Тащить всякую дрянь в 'Кобылу' не хотелось, но там было определенно больше шансов быть в безопасности.

– Откуда, лея!

Толстячок, поспешно засеменил за мной, едва поспевая: я уже почти бежала под защиту навеса здания. Вдруг что-то случится прямо сейчас? Не платок, так пуговица, оживший агрессивный шнурок или запонка. Опасность может прийти откуда угодно. Да-да! Я – параноик! Но живой параноик.

 – Лея! Постойте же! Откуда дворянка может знать простую горожанку?

– Очень правильный вопрос, – кивнула, открывая дверь гостиницы, но вместо общего зала свернула в комнаты кочевников.

Подала знак Ирне, чтобы она принесла чай и закуски. Пусть будет хотя бы видимость светского ужина, хотя собственно и не перед кем. Сегодня в 'степном зале' почти никого: лишь в дальнем углу сидело двое стариков и курили кальян. Крэг же, бросив на некроманта быстрый взгляд и будто бы договорившись с ним о чем-то мысленно, покинул помещение, плотно закрыв двери. Как минимум лишних гостей можно не ждать.

В воздухе ощутимо пахло вишневым табаком и подкисшим молоком. Отметила, что вентиляция не справляется и надо поставить дополнительные амулеты. Хотя, наверное, с точки зрения простых степняков, запахи в помещении очень даже родные. Мне собственно же было наплевать, вот уж где точно никто не побеспокоит и не придется отвлекаться. Тем более на этом зале стояла дополнительная защита и именно сюда должен был перемещаться персонал в случае опасности.

Дизайнер поморщился, как и прочие мои спутники.

Впрочем, очень скоро мужчину захватила 'непохожесть' зала для кочевников от остальных помещений. Тут ром еще не был: высокий, округлый потолок, как в юртах; маленькие окна, отчего в зале царил полумрак, разбавленный светом из-под ног – это горели 'магические' очаги. Полный уют степных жилищ! Никаких стульев: только низкие столики около неживого огня, богато расшитые ковры и стопки подушек.

Тонкие, почти осязаемые струйки ароматного дыма стелились по полу, ластясь к пушистым шкурам и покрывалам, словно подчиняясь ветру. Увы, степного 'дыхания', как называли свои ветра кочевники, мне не хватало, потому его функцию выполняла система магической вентиляции.

На стенных играли блики от ярких всполохов искусственных очагов. Такой огонь выглядел как настоящий. Он тихо трещал 'паленьями', периодически вспыхивал, жадно лизал полумрак и даже грел руки.

На подобный артефакт я потратила много времени. Это мое самое последнее изобретение. Дриада еще сказала, что шикарные мозги мне достались, жаль только свой талант трачу на гостиницу. Ну и пусть! Зато сколько одобрительных 'ох-хо-хо!' я услышала от степняков! Определенно заниматься 'Кобылой' мне нравится, больше чем спасать мир или свою шкуру.

Ром Перье застыл, заворожено рассматривая интерьер. А это еще мужчина не мог оценить магической защиты, которая наложена на помещение, вот уж где точно настоящее произведение искусства! Правда я пятеро суток потом даже ложку поднять не могла, но оно того стоило.

Я заслуженно гордилась этим местом. Самым уютным в гостинице, хотя, наверное, и диковато выглядящем для простого обывателя. Потому, увидев восхищение в глазах дизайнера, невольно улыбнулась. Кому не радостно, что его детище нравится профессионалам?

Впрочем, как минимум Азавата мой зал не впечатлил, Великан огляделся по сторонам и недовольно поморщился. Вздохнув, коснулась стены, подпитывая магией артефакты. По ногам заскользил магический ветерок, а посторонние запахи начали слабеть. В глазах привычно потемнело, отчего хотелось чертыхнуться. Похоже, без регулярной работы над потоками мой резерв еще уменьшился. Так я совсем простой горожанкой стану!

– Прошу! – указала в свободный 'угол', наверное, единственный, где помимо шкур и подушек был низенький диванчик.

Азават, проигнорировав диван, сел на пол, скрестив ноги 'по-турецки', подражая кочевникам. От меня, правда, не укрылось что под колено великан подтолкнул подушечку.

– Итак, ром Перье, подскажите, как давно вы знаете ромею Альму Турэ.

Рей тоже оставил без внимания низкий диванчик, удобно примостившись на ковре. Юношу нисколько не смущала обстановка и похоже он чувствовал себя в своей тарелке.

– А почему собственно я должен отвечать на ваши вопросы, ром?– нахмурился дизайнер, отрываясь от созерцания интерьера.

На самом деле... толстяк прав. Как мы можем заставить его?

– Потому что я сотрудник МУБ, – усмехнулся Рей, закатывая рукав и демонстрируя светящуюся татуировку-значок.

Удивленно уставилась на оголенное предплечье некроманта. Ну надо же! А я и не задумывалась, какие документы предоставляли в министерстве для обозначения своего статуса. Тео всегда хватало только имени. С другой стороны, а если дизайнер сейчас скажет: 'предъявите ордер на допрос'? Или что там вечно кричали в зарубежных фильмах. Но, судя по поникшим плечами толстяка, подобных фраз тут не знали.

– Около месяца, – потерянно прошептал толстячок, сжимая в руках тот самый лоскут контрабандного эльфийского шелка.

– А работаете с леей Тиной?

– Чуть больше месяца.

Рей выразительно на меня посмотрел. Да уж, сомнений быть не может: разве случается такое стечение обстоятельств?

 – Вы намекаете... никогда! – жарко воскликнул дизайнер, – мы и познакомились совершенно случайно!

 Азават, который из нашего рассказа ни слова не понимал, как и моих перемигиваний с Реем, задумчиво разглядывал помещение, изредка поводя носом. Казалось, великан полностью отрешен от происходящего.

– Случайно! – упрямо повторил мужчина, заметив наши с некромантом скептические взгляды, – да и зачем ей лея? Ромея Альма никаких общих дел с гостиничным делом не имеет. Она скромная вышивальщица, работает дома, не разгибая спины. Да она, если хотите знать, бывшая жрица, одна из лучших при храме была!

Ром Перье сначала говорил тихо, а потом едва не кричал. Я даже засомневалась вначале. А может? Ну бывают же такие совпадения. И имя совершенно случайно было в списке владельцев земли. Тем более купила участок почтенная горожанка с полгода назад. Разве была я тогда знаком с Герольдом? Нет, чокнутый дракон сидел себе тихо-мирно в заточении башни и не помышлял ни о каких сомнительных ритуалах. Хотела было выдохнуть облегченно, но тут все испортил Азават:

– Зачем одной из жриц уходить из храма? Служба богам это уважение, почет, титул, детей опять же заводить большинство богов не запрещает. Почему?

Лицо дизайнера вытянулось. Действительно. Об этом мужчина просто не задумывался. Возможно, там был скандал? Ну не верю я, что житель Истрана добровольно откажется от всех благ просто так.

– Может, завела порочащие связи с начальством? – предположил Азават, словно разговаривая сам с собой.

Рей же уже делал какие-то пометки на листке бумаги. Не удивлюсь, если сейчас позовут кого-то из моих мальчишек – отнести запрос в МУБ. Скоро охрана на входе в министерство будет знать всех 'лисят' в лицо. Слишком уж часто ребята там мелькают.

– Не смейте клеветать на ромею Альму! Она была лучше ученицей лея Бруха! – взвился лей Перье, осознав, на что намекал великан.

– Ах, лей Брух... – Рей оскалился, – и как... скорбит по почившему лею?

 – Весь город скорбит, ваши шутки не уместны! – надулся дизайнер, – это же ужасно! Со смертью жрецов из синода мы как на ладони перед богами!

Рей застрочил с новой силой, неудобно пристроив лист бумаги на колене. Я же обдумывала ситуацию. Получается, в столице могут быть и другие 'горожане', а на самом деле бывшие соратники синода. Не просто так же почтенная ромея ушла с теплого места, чтобы работать, не разгибая спины, дома за вышивкой.

– Вы правы, недоразумение какое-то, – мило улыбнулся Рей, тщательно сворачивая лист бумаги, заслужив два ошарашенных взгляда: мой и Азавата.

– А? – как-то тупо переспросил дизайнер, на вдохе, словно уже намереваясь начать новый монолог в защиту своей дамы сердца.

– Говорю, вы совершенно правы, ром Перье, столь почтенная ромея просто не может заинтересовать МУБ, – толстячок неуверенно кивнул, едва Рей сделав паузу, уставился на него, ожидая реакции, – надеюсь, этот инцидент останется между нами? Ни к чему ромее Турэ знать, что имела место столь досадная ошибка.

– А платок? – удивленно спросила, не понимая поведения Рея.

– А платок, лея Тина, скорее всего, был ошибочно классифицирован вашим человеком как опасный, – с нажимом и видимым неудовольствием заметил некромант, и уже повернувшись к дизайнеру добавил, – дилетанты!

Я хотела было возразить, что вряд ли что-то может сбить 'нюх' Азавату, как великан очень выразительно на меня посмотрел, словно призывая замолчать. Спустя мгновение непонимания, пришло озарение, что Рей отвлекает дизайнера, дабы тот не поспешил с выяснениями к даме сердца, а заодно не рассказал ей о том, что ее личность раскрыта. Поспешно заткнулась и попыталась изобразить раскаяние.

– Прошу прощения, ром, что обидела невольно вашу даму сердца. Ведь ромея Турэ ваша возлюбленная?

Толстяк покраснел и вздохнул.

– Разве это возможно? Ромея такая... такая!

Стало понятно, что бывшая жрица вовсю крутит бедным мужиком, а ром настолько пребывает в своих фантазиях, что собственно и не задумывается зачем 'такой' женщине он: стареющий, лысоватый мужчина с внушительным животом, переваливающимся через ремень. Небогатый, некрасивый, не самый известный. В целом и общем одни сплошные 'не'. Любовь? Я вас умоляю! У бывшей жрицы был весь цвет дворянства для выбора и после этого переключиться на рома Перье?

– И как вы познакомились? – улыбнулась мужчине, подбадривая.

  Собственно никакого стимула дизайнеру не требовалось, мужчине был нужен только повод, чтобы поговорить о любимой.

Рей одобрительно мне кивнул. Как минимум, послушав историю можно сделать ставки, действительно ли эта была случайность или пора все-таки бить тревогу и это спланированная акция?

Конечно, мне бы хотелось, чтобы ромея Альма оказалась бедной девушкой, покинувшей храм из-за домогательств старшего жреца. Гордая, независимая. Женщина, которая решила, что лучше жизнь простой горожанки, чем подстилки начальства. А в роме Перье бывшая ученица лея Бруха разглядела ранимую и трепетную душу человека искусства. Ну чем черт не шутит?

– О! – взгляд мужчины затуманился от приятных воспоминаний, – она пришла ко мне со своими работами. Потрясающая вышивка. Хотела чтобы я взял их на реализацию к клиентам. Ведь бедняжка ушла из храма только в том, что на ней надето! Ни средств к существованию, ни жилья. Ей сдает комнату в своем доме жутко зловредная старуха с сумасшедшей дочерью! Даже чаю спокойно не попить: за стенкой у хозяйки постоянно кричит эта блаженная!

Задумчиво пожевала губу. Видела я этих жриц, на них золота как на новогодних елках, так что денег номинально на ромее Альме было одето ого-го! Хватит на несколько лет безбедной жизни. Да и именно на ее имя записан дом, так что про съем квартиры ромея могла только соврать. Но что за таинственная старуха и сумасшедшая дочка? Кто они? Или так дом 'прячут', отваживая нежелательных соседей?

– Бедная ромея, – протянула я, встречаясь глазами с Реем.

Судя по всему, в голове у некроманта пронеслись те же самые мысли. Азават благоразумно молчал, хотя взгляд у него был... он явно сомневался в вменяемости моего дизайнера, уж очень странно звучала эта история.


ГЛАВА 19

  Конструктивного диалога с дизайнером так и не получилось: толстячок то и дело косился на Рея и задумчиво жевал губу. Наверняка в голове у лея Перье крутилось, отчего рядом со мной находится представитель МУБ. Нет, слухи вокруг моего заведения и меня лично ходят разные, но... не обошел вниманием мужчина и мои обручальные браслеты, только отчего-то решил, что это подарок некроманта.

– Лея, смотрю вас можно поздравить! – широко улыбнулся толстячок, начисто игнорируя Рея, который пытался вернуть разговор к ромее Альме, – наверное потому ваш спутник столь подозрителен. За любимую женщину переживаешь больше обычного. Даже на превышение полномочий пойти – раз плюнуть.

 Дизайнер недовольно посмотрел на задумчивого некроманта. На секунду мы замолчали, недоуменно переглядываясь все втроем: я, Рей и Азават. В чем была связь между министерским некромантом и моими браслетами? И причем тут использование власти?

До Северного Великана дошло быстрее остальных. Азават самым неприличнейшим образом заржал – потому что назвать это смехом, язык не поворачивался. Пришлось объяснить, что Рей тут совершенно не причем.

Впрочем, видя как затрясся дизайнер, только сейчас осознавший, что некромант действовал в соответствии с инструкцией (хотя в виновность возлюбленной так и не верил), я даже поморщилась.

Потому дизайнер достаточно быстро раскланялся, оставив у меня зарисовки, выполненные восковыми мелками, образцы ткани и кружев.

  Азават все еще продолжал мерзко похихикивать, поглядывая на меня, чем раздражал еще больше.

 – И что ты думаешь? – поинтересовалась у некроманта, игнорируя гадко смеющегося Великана.

Не то чтобы Рей был лучше кандидатурой для консультации. Тем более в свете того, интересы чьей богини мы затрагивали, но больше не было никого с кем бы хотелось вести диалог. С Грэгориком разве что, но оборотню сейчас не до меня. И вообще, стоит рядом только оказаться Тео, как Грэгорик как с цепи срывается. Та самая мужская ревность? Так или иначе, оборотень будет еще пару дней отходить до нормального человека, потому пока идти к нему с предположением – неправильно.

– По-моему, жутко мерзкий розовый, – пожал плечами некромант, поддевая верхний образец ткани.

– Не розовый, а пудровый, – машинально поправила и недовольно тряхнула головой, – я не об этом спросила!

– А о чем?

– На счет ситуации с ромом Перье!

Мне показалось, Рей поморщился. То ли ему не нравилось присутствие Азавата, то ли просто не хотел отвечать на этот вопрос.

– Я думаю, стоит проверить подобных 'ушедших от дел' приближенных Синода, возможно удастся найти зацепку.

– Уже, лея. Я отправил записку в МУБ, доверенным лицам. Не думаете же вы, что умнее сотрудников министерства.

Пожала плечами. Точно не умнее: с самого начала меня провели и с кочевниками и со стипендией, потому, может, мои слова и звучали глупо, но как не спросить, если от этого зависит моя жизнь?

– А что это даст? – подал голос, молчащий до этого Великан, – Синод мертв, а, значит, бунтовщики 'обезглавлены', разве нет?

Рей, прищурившись, посмотрел на Азавата. Мне вот тоже непонятно откуда он знает про заговорщиков? Или сделал вывод из тех скудных фактов, что прозвучали? Или Великаны не так просты как кажутся?

– Синод это оружие. Гарант лояльности толпы, не более того. Реально удержать светскую власть они не смогут. По крайней мере, в глазах аристократии и ближайших соседей. Оборотни, драконы и пустынники консервативны и ведут переговоры только с властителем. Собственно Сигурд в свое время стал королем именно так.

– А если цель заговора посадить своего наместника? Ведь Северный Лорд тоже не коренной житель герцогства Истран? – озвучила давно терзавшие меня мысли. Что если именно драконы и спровоцировали конфликт?

Эта мысль не давала мне покоя с того самого момента как я узнала про то, что на короля покушаются и не все вертится вокруг моей персоны. Ведь должна же быть какая-то цель у оппозиции Сигурду. Только власть. К чему еще убивать короля?

– Все не так просто, – покачал головой Рей, – из простого народа никто не знает особенностей смены династии на землях Истрана, но королем может стать не любой. Ирр Эмерти вроде бы вам уже озвучивал.

Значит именно земли королевства. Территория. Это ключевой момент? Задумчиво посмотрела на некроманта. Это подсказка? Может, стоит наведаться в Университетскую библиотеку. В конце концов, я там в теории числюсь, даже пару раз мои лисята относили свитки с выполненными заданиями на кафедру. Что может обуславливать земля? Какой-то ритуал противостояния Ашур? Она же была прежде покровительницей территории. Или наоборот. Преклонения. Нужно быть одобренным ею? Но тогда у заговорщиков море шансов.

– Например, ирр Эмерти, – съехидничал Азават, покосившись на меня.

– Ну да, к слову, – невозмутимо кивнул Рей, – хотя народ наверняка взбунтовался бы, не поддержи его Синод. Все-таки резня десятилетней давности...

Поежилась. Вспомнились слова о нестабильности Тео. Зверь, пробудившийся без альтеи – страшен. И сколько их таких? Тео, Сигурд... но ведь король смог удержаться, а Тео? Не зря ему угрожал лей Арсен.

– А из местного дворянства? Те кого не устраивает, что у верхушки власти стоят исключительно Северные Лорды?

– Пять-семь, – пробормотал некромант, доставая блокнот и ручку, – хотя в свете открывшихся фактов, я бы хотел проверить...

Подозрительно уставилась на Рея. Тео представил его как простого некроманта. Откуда у него столько уверенности, что его рассуждения заинтересуют МУБ. Полномочия, власть? Так ли прост Рей? Парню лет шестнадцать от силы, а выглядит на двенадцать-тринадцать, но уже успел 'оженить' на себе Энаю, сделать дриаду любовницей. А еще некроманта опасается даже Грэгорик. Да что же не так с этим мальчишкой?!

– А я могу...

– А вам не стоит лезть в это дело, Лея! Ирр Эмерти весьма однозначно охарактеризовал предел вашего участия во всем этом, – отрезал некромант, заканчивая писать.

Пораженно застыла. Это он мне сейчас? Неужели не понимает, что ожидание нападения, хуже смерти? Я так с ума сойду, пока они разберутся с проблемой. Но как узнать самостоятельно? Выходить из 'Кобылы' я не собираюсь. Как бы не терзало меня любопытство, страх оказаться распятой на столе в одном из домов столицы – сильнее. Посылать 'лисят'? страшно. Вдруг воспользуются детьми? Замкнутый круг какой-то!

Может быть, мне поможет другое знание? Ведь должно же быть что-то, что упускают местные, потому что для них это в порядке вещей, а я замечу несоответствие. Везет же иногда в книгах? И стоит сосредоточится на особенностях принятия власти и землях Истрана?

Невольно встретилась глазами с Азаватом. Почему у меня такое чувство, что он что-то знает?

– Господин Азават, господин Азават! – послышался из коридора взволнованный голос.

В дверном проеме показалась голова поваренка. Мальчишка мельком оглядел зал и, собирался уже было, юркнуть назад, но тут заметил нашу компанию и с облегчением вздохнул. Протиснулся в приоткрытую дверь и подбежал к нам.

Рей не обратил на мальчика никакого внимания, а мы с Великаном удивленно уставились на поваренка. Странное дело, почему мой персонал с кухни разыскивает Азавата? Появись в дверях Асек или Пуффе, я бы решила, что принесли какую-то депешу с голубятни, но... Рульян? Имя мальчика вспомнилось с трудом. Я, конечно, люблю свой персонал, но вертких помощников Амиры так и не выучила, тем более, что они частенько менялись.

– Господин Азават? – взволнованно поинтересовался мальчик, комкая в руках белый колпак, – леечка!

Казалось Рульян сейчас расплачется. Странно, что поваренок ищет именно Азавата: почти уверена, что Амира не позволяет своим работникам разгуливать по 'Кобыле', потому если о существовании великанов и знала вся гостиница, то вряд ли каждого в лицо и поименно. Вот и Рульян совершенно не представлял, сидит ли перед ним нужный Великан.

– Азават, – спокойно подтвердил мужчина, бросая на меня косой взгляд.

Пожала плечами. А я тут причем? Для меня приход поваренка тоже неожиданность.

– Меня вас дядька Крэг велел позвать. И тетка Амира. У нас там ваш, с Анри! А главнучего вашего, Мухха-Бута нету!

Хмыкнув над исковерканным именем 'главнючего', представила зачем Крэгу потребовалось посылать за нами? Сам не смог дойти? Знает же где мы, и от общей мы залы совсем не далеко.

– Что? – удивленно спросил Рей, поднимая голову от блокнота с заметками.

– Ваш, говорю, здоровый такой северянин, врезал Анри! – возбужденно поведал мальчишка, – дядька Крэг его держит, но дюже большой! Драка!

Мальчик так радостно взвизгнул 'драка', что я на секунду поморщилась, а потом до меня дошел смысл сказанного. Азават сообразил быстрее меня – сразу поднялся, и коротко кивнул Рульяну:

– Веди.

Я тоже поспешила следом за мальчиком и Рей, закатив глаза, двинулся за нами следом. Походя мимо главного зала мельком заглянула в помещение. Ни Крэга, ни 'котенка'. И отчего они оставили пост без охраны? Неужели там такая серьезная драка? С участием Анри? Да он любому из соотечественников Азавата на один зуб. Но что не поделил кондитер и Великан?

Со стороны кухни ни звука, а музыка из зала только увеличивала нервозность. Хорошо, что гости не догадываются о драке у них под боком, но это скорее заслуга специальных изоляционных амулетов. Мне не хотелось, чтобы клиенты слышали шум от готовки и официантов, передающих заказ. Как оказывается и против скандалов помогает.

Картина же открывшаяся мне на кухне поистине больше походила на какой-нибудь кадр из дешевой комедии: перевернутые столы, за которыми спрятались поварята, размазанный по стенам крем и ревущая Муся в углу. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что виновники конфликта – Ингарек и Анри тоже обнаружились прямо посреди зала, но первым делом я отметила именно плачущую троллиху.

Сцена как из водевиля: великана изо всех сил сдерживал Крэг, 'котенок' то ли прикрывал, то ли оттеснял покрасневшего Анри к углу. Амира пыталась успокоить Мусю, а Ирна испуганно обводила взглядом разгромленную кухню.

– Не поняла... – сурово сказала, оглядывая помещение. Что за?..

  Кондитер, воспользовавшись тем, что большая часть присутствующих переключила свое внимание на меня и, ухватив со стола поднос с пирожными, ловко запустил ими в Крэга и Ингарека. Что ж, тогда становится понятным, кто кидался тортами, которые некрасивой горой стекали по стенам.

Ингарек предпринял еще одну попытку прорываться, но Крэг выдержал. Ирна испуганно взвизгнула, услышав то ли боевой клич, то ли рев Великана. Этак они мне всю прислугу перепугают, а у меня полный зал народа! Кто будет подавать еду и встречать гостей. Хотя, оглянулась, готовить на такой кухне проблематично.

– Мсе ахена, Ингарек! – крикнул Азават, подходя к соотечественнику и едва не за шкирку отдирая великана от Крэга.

Ингарек, услышав 'нюхача', разом обмяк и покорно дал отвести себя в сторону. Не знаю, что уж такого сказал Азават, но великан полностью принял ситуацию и прекратил буянить. Анри, видя, что враг сдался и больше не кидается на него, гадко усмехнулся и предпринял попытку швырнуть в сторону великана нарезкой овощей, так 'удачно' стоявшей на столе.

– Анри! – угрожающе крикнула.

Кондитер посмотрел на меня с ненавистью, будто это я самолично ввязалась в драку против него, но руку от блюда убрал.

– Из-за чего погром?

Анри, демонстративно молчал, сложив руки на груди. Я же переводила взгляд то с одного, то на другого. В голове у меня даже не укалывалось, как эти двое могли встретиться, не то что подраться. Тем более, что Анри обычно избегал конфликтов, вызывая этим мое одобрение, но сейчас на лице у кондитера расцветал синяк, а сам великан, естественно, не пострадал.

– Я жду! – повторила на всякий случай. А вдруг кто-то не расслышал?

– Это все.. из-за меня... – подала голос троллиха, вытирая слезы с лица ладонью, – простите, лея.

Понятнее не стало. Переглянулась с Азаватом. Похоже ему тоже не известна причина, не смотря на то, что он перекинулся с соотечественником парой фраз на певучем незнакомом языке. Ингарек молчал великан упрямо смотрел в пол, не поднимая головы, отвечал односложно и никак не прояснял ситуации.

– Я дрова с заднего двора приносила, а тут, Ингр... вызвался помочь.

  Непонимающе посмотрела на Мусю. Не вижу связи. Великану конечно плюс, что он помогает троллихе, тем более если вспомнить отношение северян к своим соседям, но драка?..

– А Анри...

– Пустите, – дернул плечом кондитер, сбрасывая руку 'котенка', – я лишь сказал правду. Что троллиху можно как вьючную силу использовать и тот факт, что она подстилка великана, не отменяет мужицкой силы этой твари.

Я ахнула и покосилась на Азавата. Откуда столько ненависти в адрес Муси? За все предыдущее время, что троллиха работает у нас, я не замечала какой либо агрессии в ее адрес со стороны домашних. Любопытство, опаска, подтрунивание, но не отвращение. Ведь именно это чувство прозвучала в столь 'лестном' эпитете, которым одарил кондитер мою Мусю.

Великан закаменел лицом и я испугалась, что драка начнется по новой. По крайней мере, Ингарек снова подобрался, готовый к прыжку. А я... я не верила, что это говорит Анри! Он же дамский угодник, безобидный тюфяк. Как ему чувство самосохранения отказало, сказать такое при великане? Хотя, если вспомнить его поведение после известия, что я отдаю Ирну замуж, то такие слова можно предположить.

– Райс, – попросила 'котенка', – отведите, пожалуйста, Анри ко мне в кабинет. Я хочу с ним побеседовать лично.

Вышибала кивнул и подхватил под локоток недовольного кондитера. Мужчина немного сопротивлялся, но против железной хватки Райса не пойдешь.

Я подождала пока Анри с конвоем скроется, и повернулась к своим сотрудникам. Мне как минимум нужная полная картина происходящего, чтобы понять – работал ли Анри у нас сегодня последний день или же эта вспышка гнева имеет под собой обоснованную причину и кондитер, извинившись перед Мусей, продолжит творить свои десерты.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю