332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Тина Фолсом » Бессмертная роза Куина (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Бессмертная роза Куина (ЛП)
  • Текст добавлен: 29 декабря 2020, 22:30

Текст книги "Бессмертная роза Куина (ЛП)"


Автор книги: Тина Фолсом






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц)

Тина Фолсом
Бессмертная роза Куина
(Вампирская Служба Личной Охраны – 6)

Полное или частичное копирование, выкладка на других ресурсах или передача книги третьим лицам БЕЗ УКАЗАНИЯ ГРУППЫ И ПЕРЕВОДЧИКОВ – ЗАПРЕЩЕНЫ! Книга не несёт в себе никакой материальной выгоды, предназначена только для личного пользования. и предоставлена исключительно в ознакомительных целях.

Переведено для группы WonderlandBooK

Переводчики: Shottik, Obraz

Редактор: Shottik

Русифицированная обложка: Inventia

Глава 1

Взглянув на календарь, Роуз Хаверфорд тяжело вздохнула. Даже не видя даты, она знала, какой сегодня день. Каждый год она чувствовала его, словно он высечен на ее костях, черепе и плоти. За несколько дней она начала ощущать тяжесть на сердце, а тоска омрачала настроение. Но сегодня вечером она почувствовала, как прежняя горечь поднимается внутри и надвигается, подобно нежеланному родственнику, который останется надолго и вызовет множество неприятных воспоминаний.

За последние два столетия она научилась справляться с этим. Более того, она нашла выход, который помог ей изгнать болезненные воспоминания о событиях, что изменили ее жизнь и сделали такой, какой она была сегодня и кем навсегда останется: созданием ночи, жаждущим человеческой крови. Вампиром.

Постоянно в годовщину своего превращения Роуз писала ручкой на бумаге письмо, которое никогда не отправит. Получатель давно мертв, но эта потеря все еще свежа и болезненна, как никогда. Роуз начала писать письмо дочери:

«Дорогая Шарлотта, прошел еще один год, и я все еще по тебе скучаю. Я сдержала общение, хотя никогда не была той матерью, которую ты заслужила. Ты бы очень гордилась своим пра-пра-правнуком Блейком. Он умный молодой человек, амбициозный и хорошо образованный, который однажды всего добьется».

Роуз застонала. Возможно, ей стоит вычеркнуть последнее предложение. В конце концов, она солжет самой себе.

«Он умный молодой человек, хорошо образованный и… высокомерный и эгоцентричный. Когда я учредила целевой фонд для Блейка, чтобы облегчить ему жизнь, то не предполагала, что он потратит его на жизнь в роскоши, а не на развитие своей профессии и самоутверждения. Но что я знаю о мужчинах? Тем не менее, он моя плоть и кровь, и я поклялась защищать каждого из своих потомков. Однако, учитывая его образ жизни, наша линия на нем может оборваться. Не думаю, что он остепенится и заведет семью. Исходя из моих слов, ты решишь, что я не люблю его, моя дорогая дочь, но я люблю. Просто… – Она подняла ручку от бумаги и вздохнула… Он слишком сильно напоминает твоего отца, хотя совсем на него не похож. У Блейка темные волосы и смуглая кожа, в отличие от типичного британца Куина, такого красивого и очаровательного. – И, в довершении всего, такого смертоносного. – Я хотела бы познакомить тебя с отцом, но никогда бы не рискнула, чтобы он узнал. Ты понимаешь, так ведь? Он превратил бы тебя в одного из нас, а я не могла позволить ему лишить тебя нормальной жизни: возможности иметь детей и семью».

Роуз смахнула непроизвольную слезу. Она обещала себе не плакать, не погрязнуть в жалости к себе, но всякий раз, когда думала о Куине Ролстоне, втором сыне маркиза Торнтона, которого любила с такой страстью, не могла сохранить ледяное самообладание, о котором все знали. Её называли самым хладнокровным вампиром по эту сторону Миссисипи. И все же в ее венах текла горячая кровь, а сердце билось за тех, кого она любила, за семью, что потеряла, за единственного живого потомка пра-пра-пра-правнука Блейка. Не смотря на свои опасения по поводу образа жизни Блейка, она заботилась о нем. Кровь не вода, и для нее он был сыном, который нуждался в руководстве.

«Я планирую последовать за ним на Западное побережье. Мои сумки собраны. В Чикаго меня ничего не держит, так как Блейк решил переехать в Сан…»

С громким грохотом французские двери, ведущие в ее маленький сад за двухэтажным домом, распахнулись с такой силой, что стекла разбились, и осколки цветного стекла усеяли бесценные ковры и мебель. Но не время беспокоится о таких мелочах. Не теряя бесценных секунд, Роуз засунула незаконченное письмо в журнал мод и сердито посмотрела на незваного гостя. Ворвался мужчина, которого она надеялась больше никогда не увидеть. На этот раз ей бы хотелось, чтобы слух о том, что вампиры не могут войти в дом без приглашения, оказался правдой, но это только сказка.

С красным горящими глазами и с выпущенными клыками, которые ясно указывали на его намерение, Киган ворвался в гостиную, а три его головореза последовали за ним. Отлично, мудак явно рассчитывал на бой и выложил все карты на стол. Ничего удивительного. Сейчас она не могла вспомнить, почему верила, будто это мужчина не воплощал зло.

Роуз за свою долгую жизнь переспала с кучей придурков, и Киган не исключение. По крайней мере, увидев его истинный характер, она быстро ушла, но, видимо, он не позволит ей легко ускользнуть. Ей следовало довериться своим инстинктам и уйти прошлой ночью. Теперь слишком поздно.

Его ноздри раздувались, когда он шел к ней. Ярость отражалась в глазах, которые не отрывались от нее. Роуз видела, как он раньше так смотрел на других несчастных, которые теперь мертвы. Инстинкты призывали ее отступить, но гордость диктовала оставаться на месте. Роуз давно перестала прятаться от мужчины и не собирались начинать вновь.

Киган молниеносно схватил ее за горло и крепко сжал, словно петля палача, подняв вверх.

– Где это, черт возьми? – процедил он сквозь зубы, и Роуз почувствовала его отвратительное дыхание.

– Не знаю, о чем ты говоришь, – с трудом выдавила она из-за ограниченного запаса воздуха, который он ей предоставил.

Киган сжал сильнее.

– Лживая шлюха!

Свободной рукой Киган ударил Роуз по щеке. От силы удара ее голова запрокинулась. Роуз почувствовала запах собственной крови, что текла из носа, затем по рту и подбородку. Ощущение напоминало китайские пытки водой: чертовски раздражало. Но Роуз не почувствовала боли. Слишком много адреналина растеклось по ее венам, предотвращая ощущение страха, который должен окатить тело с головы до ног от знания, на какую жестокость способен Киган, когда его предают. А его предали. Она.

Он уставился на нее, будто думал найти ответ на свой вопрос в ее глазах. Роуз придется разочаровать его высокомерную задницу.

– Называй меня, как хочешь, – выплюнула она, едва дыша. Это не имело значения, потому как вампиры не могут задохнуться. Они могут потерять сознание на время, но смерть для них наступает иными способами.

– Я спросил: где, блять, это?

Роуз попыталась отрицательно покачать головой, но не смогла, из-за его захвата. Киган посмотрел на мужчин.

– Обыщите все здесь!

Трое вампиров с большим количеством мускулов, чем мозгов, с предвкушением ринулись исполнять приказ, чтобы разнести ее дом в пух и прах. Роуз все равно. Она планировала оставить все это в любом случае. Ее агент по недвижимости завтра собирался выставить дом на продажу.

Глядя на поиски головорезов, стало очевидно, что потребуется серьезный ремонт, прежде чем дом будет пригоден для просмотра любыми потенциальными покупателями.

– У меня этого нет, – солгала Роуз.

После очередного удара у Роуз сломался нос, ей придется вправить его, прежде чем начнется исцеление, чтобы он не сросся криво.

– Я видел по камере слежения, чертова сука! – прокричал Киган.

Черт! Роуз знала, что в его офисе есть камера, но какой урод устанавливает камеру в спальне?

– Ты записывал нас в постели? Чертов извращенец!

Мысль о существовании записи с их сексуальными утехами вызвала тошноту. Если бы у нее была возможность, она бы вернулась туда и стерла все записанное. Но, к сожалению, этот план накрылся.

– О, я буду смотреть эти видео, когда пожелаю. И ты ничего не сможешь с этим поделать.

В ней вспыхнула ярость. Не задумываясь, Роуз ударила коленом ему по яйцам. Удовлетворение охватило ее, когда рука Кигана ослабла на ее шее, он согнулся, а на лице отразилась боль. Но ее ликование было недолгим. Увидев затруднительное положение хозяина, два вампира мгновенно бросились на нее. Несмотря на ее скорость и ловкость, они оставят от нее мокрое место при попытке сбежать. Хотя она искренне считала, что у нее нет шанса, никогда не сдавалась, не попытавшись.

К тому времени, как головорезы схватили ее, завели руки за спину и удерживали их в неудобном положении, Киган оправился от причиненного ему вреда. Роуз попыталась подвигать плечами. Его искаженное болью лицо стоило того, однако ей хотелось, чтобы это продолжалось дольше. Роуз не сожалела о своем действии, хотя теперь прежний любовник выглядел более злым, чем когда он ворвался к ней домой.

– Попытаешься еще раз и окажешься на кончике моего кола.

Роуз с насмешкой подняла бровь.

– Валяй. Убей меня. – В ярости от ее насмешки Киган достал кол и бросился на нее. – Ты никогда это не найдешь. Потому как оно не здесь, – спокойно добавила она, заставив его остановиться.

– Где спрятала?

Роуз злобно рассмеялась.

– Ты действительно думаешь, что я настолько глупа, чтобы рассказала тебе?.. Мужчины.

– Я убью тебя, – пригрозил Киган.

– Я не боюсь смерти. Я прожила долгую жизнь. И устала от всего.

Отчасти это правда. Она прожила долгую жизнь и не боялась смерти. Роуз умирала и раньше. Сегодня как раз годовщина ее смерти, перерождения. Но правда в том… о чем он не должен догадаться… что, как бы она сильно не презирала свою вампирскую жизнь, она не устала от нее, поскольку нее есть цель.

– Каждого можно вынудить говорить.

Киган окинул диким взглядом комнату, ища что-то.

– Не меня. У тебя на меня ничего нет Киган. Ты должен знать это.

– Даже у тебя есть слабое место. Даже у тебя, Роуз.

Вена на его виске пульсировала, свидетельствуя о раздражении.

– Если даже и так, ты никогда не узнаешь. Я самый хладнокровный вампир на этой стороне Миссисипи, ты разве не в курсе? Я не создаю эмоциональную связь. Давай, разрушь мой дом. Увидишь, что мне все равно.

Ей не все равно. Будучи человеком, Роуз росла в богатстве, став неопытным вампиром, еле сводила концы с концами, пока не создала себе репутацию и, в конце концов, не сколотила большое состояние, о котором ее родители даже не мечтали. Но материальные вещи для нее ничего не значили. Киган прищурился и вновь осмотрел комнату. Его взгляд задержался на антикварном столе, где Роуз писала письмо всего несколько минут назад. На столе ничего не лежало, за исключением двух предметов: модного журнала и ручки.

Со сверхъестественной грацией, которой так славился их вид, он преодолел расстояние до стола и взял ручку. Колпачок лежал на столешнице.

– Пишешь мемуары?

Роуз попыталась пренебрежительно пожать плечом.

– Хочешь экземпляр, когда я закончу?

– О чем читать? Чушь шлюхи, которая холодна в постели, как глыба льда? Дырка в замороженной индейке намного приятнее моему члену.

– Не льсти себе, – возразила Роуз. – Твой член не заполнит даже дырку кролика.

Один из головорезов хихикнул, прежде чем смог сдержаться. Это оказалось большой ошибкой: с вампирской скоростью Киган накинулся на парня и, вонзив кол в грудь, превратил того в пыль. После чего развернулся с пылающими глазами.

– У кого-нибудь есть еще мысли по этому поводу?

Роуз почувствовала, как два вампира, которые по-прежнему удерживали ее, застыли от вопроса босса.

– Я так и думал. – Киган вернулся к столу. – Так на чем мы остановились?

Он постучал пальцем по виску с насмешкой.

– Ах, вспомнил, мы обсуждали, для чего ты использовала ручку. – Киган указал на пустой стол. – Раз я не вижу никаких неоплаченных счетов, ты не выписывала чеки.

Роуз вздернула подбородок без всякого выражения на лице. Внутри же она дрожала. Десятилетия лжи и обмана, блефа и притворства, научили ее сохранять бесстрастное выражение лица. И навыку, как же сменить тему.

– Может, мне превознести достоинство твоего маленького члена, написав об этом стихотворение.

На этот раз ее оскорбление не вызвало никакого эффекта. Киган только усмехнулся.

– Хорошая попытка, Роуз. Но даже ты не тратишь силы в пустую и… – Он повернулся и направился к месту, где убил своего помощника. – … Мы уже закрыли эту тему. Но спасибо, ты подтвердила, что я на правильном пути.

Роуз с ужасом наблюдала, как Киган рылся в столе, вытаскивал ящики и опустошал их, бросая содержимое на пол. Счета, ручки и канцелярские товары рассыпались по ковру. Когда последний крошечный ящик и его содержимое упали, Киган раздраженно выдохнул.

– Блядь! – выругался Киган.

Непроизвольный вздох облегчения сорвался с ее губ, такой тихий, что, казалось, никто не заметил, но Киган резко посмотрел на нее с пронизывающим взглядом.

– Это здесь? Твоя Ахиллесова пята.

Киган повернул голову к столу и посмотрел на единственный предмет, что лежал на нем.

– Конечно.

Киган взял журнал и встряхнул. Из него выпал лист. Но Киган поймал его прежде, чем он достиг пола.

– Попалась.

Сердце Роуз сжалось. С триумфальной усмешкой, Киган пробежался глазами по словам, написанными ею, а затем оглянулся на нее, посмеиваясь.

– Так-так, Роуз. Кто бы мог подумать, что у тебя есть сердце? Достаточно долго ты меня дурачила. – Затем он указал на письмо, щелкнув по нему пальцами. Роуз знала, что произойдет дальше. Теперь у него появился способ воздействия на нее. Он использует ее любовь к собственной плоти и крови. – Считаю, у тебя два варианта: верни мне украденное, и я позволю твоему маленькому внуку жить… – Киган взял драматическую паузу. – Нет, и я его убью.

Беспомощное бульканье вырвалось из ее горла. Потому как из-за нее пострадает Блейк. Ведь Роуз не сможет пожертвовать многими жизнями ради одной? Если она отдаст Кигану украденное, у него появится средство контролировать чужие жизни и уничтожать тех, кто ему противостоит. Киган станет настолько могущественным, что победит. Она не могла допустить этого, спасая одну жизнь.

– Не стоит меня шантажировать. Хочешь убить его, убей. – Ее сердце обливалось кровью за Блейка. Несмотря на все его недостатки, он этого не заслуживал. Блейк должен прожить долгую и счастливую жизнь.

Киган прищурился и приблизился. Начал изучать ее, но она знала, что он увидит, только ее решимость бороться с ним. Затем он вновь вернулся к чтению письма. Закончив, Киган самодовольно ухмыльнулся.

– Прости, Роуз. Считаю, я не использовал возможность должным образом уговорить тебя. Давай попробуем еще раз? – На следующих словах его обычный голос превратился в ледяной. – Если ты не отдашь это мне, я его обращу.

Ее горло сжалось, не дав сделать вдох.

– Нет, – сумела она выдавить из себя.

Киган подошел ближе, понизив голос.

– Да.

– Не делай этого.

Киган улыбнулся, и, если бы она не знала его так хорошо, то подумала, что это по доброте душевной.

– Ты так ненавидишь свой вид, что хочешь спасти своего пра-пра-правнука, от участи стать одним из нас. Тогда спаси его.

Роуз сглотнула. Должен быть другой путь.

– Этого здесь нет. Я спрятала.

– Мы пойдем вместе.

Она быстро покачала головой.

– Я оставила строгие инструкции: если не приду одна, это уничтожат.

В глазах Кигана вспыхнуло недоверие. Мышцы шеи напряглись, видно, что он пытался взять себя под контроль. Роуз даже не вздрогнула.

– Даю два часа, чтобы это принести.

Отчаявшись, что не выиграла больше времени, Роуз придумала еще одну ложь.

– Есть еще… меры предосторожности, которые я приняла. Только в определенное время у меня есть доступ.

Киган сузил глаза, и Роуз быстро добавила.

– Подобно замку с задержкой при открывании в банке. Мне нужно как минимум двадцать четыре часа.

Киган выдохнул с раздражением.

– Если ты обманешь меня, я найду Блейка. И сделаю его превращение самым ужасным событием в жизни. Ты поняла?

Роуз лишь кивнула.

– Я буду наблюдать за тобой. У тебя двадцать четыре часа, или я выслежу твоего мальчишку.

Киган последовал за своими двумя приспешниками и скрылся в ночи. Роуз вздрогнула. Из последних сил она добралась до дивана и упала на него. У неё из глаз хлынули слёзы и потекли по щекам. Она не могла позволить Блейку повторить ее участь. Она пообещала Шарлотте и себе, что ее дети и дети их детей будут жить нормальной жизнью. Никому не придется нести вечность вампира. Никогда вновь.

– Где ты, когда так нужен? – закричала Роуз. – Куин, сейчас ты обязан мне помочь. Ты мне должен. Блейк и твоя плоть и кровь.

Глава 2

Куин скользнул на пассажирское сиденье, а Оливер занял место водителя внедорожника и завел двигатель.

– Жаль, что ты не можешь задержаться подольше, – сказал Оливер, когда повернул автомобиль на неосвещенную проселочную дорогу, оставляя позади дом, где в узком кругу Служба Личной Охраны праздновалось образование новой кровной связи.

Были приглашены только вампиры и их пары… ну, и Оливер. Не забыли и о собаках: Зейн привез с собой Зи, а Самсон и Далила подарили своей маленькой дочурке Изабелле маленького щенка. Если они не будут осторожными, то Служба Личной Охраны скоро превратится в цирк.

– Нужно возвращаться в Нью-Йорк. Кроме того, что мне здесь делать? Смотрел бы, как Зейн строит щенячьи глазки Портии так же, как и его щенок? – Куин усмехнулся. – Лучше убраться отсюда. Все это может быть заразным.

Человеческий паренек впереди него криво усмехнулся… да, он был пареньком, которому едва перевалило за двадцать, хотя Куин тоже выглядел очень молодо, он нес на своих плечах опыт и воспоминания двухсот лет. Два очень долгих и одиноких столетия, несмотря на тот факт, что Куин никогда не был один и всегда окружал себя самыми горячими цыпочками с превосходными задницами. Но нахождение в толпе не прогоняло пустоту в сердце. Куин почувствовал это физически сегодня вечером. Ему было больно наблюдать, как большинство его друзей счастливо со своими кровными парами.

– Как будто ты когда-либо собираешься остепениться, – заявил Оливер. – Эй, мужик, жизнь, которой ты живешь – это моя мечта. Женщины слева, справа и по центру. Ты все делаешь правильно.

Куин поймал в зеркало заднего вида восхищенную улыбку Оливера и выдавил привычную очаровательную улыбку. Он отлично усовершенствовал ее за последние два века и теперь сам не мог сказать, насколько фальшивый. Если это не было достижением само по себе!

– Хей, парень, это только со стороны легко. Поддерживать статус плейбоя требует много времени… и энергии.

Куин подмигнул в ответ, запихнув мысли о своем прошлом глубоко в недра памяти.

Оливер разразился смехом.

– Правда! Я не против такой от работенки. – Он пошевелил бровями в ответ, словно Граучо Маркс[1]1
  Граучо Маркс – американский актер и комик Америки времен 80-х


[Закрыть]
. – И энергии у меня хоть отбавляй.

– Молодость! – Куин закатил глаза. – Ты не ценишь искусство соблазнения. Потребуются умение и хитрость, чтобы затащить женщину в твою постель.

– А также деньги, хороший прикид и большой член!

Куин не смог сдержать улыбки.

– Ну, это действительно помогает. Но тогда, конечно, тебе не хватает всего двух вещей.

Оливер повернулся к нему, напрочь забыв о дороге перед собой.

– Смотри куда ты едешь! – напомнил ему Куин.

Его молодой коллега фыркнул, показывая свое недовольство.

– Ты даже не видел моего члена!

– Да и, благословит меня Бог, надеюсь, что не увижу, – Куин засмеялся, не в силах сдержаться.

Оливер посмотрел на него через зеркало заднего вида.

– У меня есть все, что необходимо!

– Как скажешь, парень.

Его глаза начали слезиться, и Куин едва смог произнести эти слова, чтобы не разразиться хохотом.

– Ты не веришь мне? Что? Думаешь, раз ты вампир, а я нет, то не могу иметь внушительный «агрегат»?

Куин покачал головой.

– Не могу поверить, что мы говорим о таком.

– Ну, так что? Считаешь, что лучше в этом, потому что вампир?

Куин решил не подначивать Оливера сравнивать особенности двух видов. С усмешкой он подмигнул приятелю.

– Если бы ты занимался этим столько же, сколько я, скорее всего, был бы даже лучше. Думаю, ты был бы естественным.

В глазах Оливер появилась гордость.

– Ты, правда, так считаешь?

– Уверен. Я вижу, как девушки на тебя смотрят. – Куин протянул руку и взъерошил его темные волосы, которые как всегда торчали в разные стороны, как будто парень только что встал с кровати. – Конечно, сейчас они все хотят потрогать твою буйную шевелюру. Но, поверь мне, это твой козырь: ты будешь заманивать их своим невинным видом пай-мальчика, и, трах-бабах, они все у тебя в кармане.

Оливер улыбнулся от уха до уха.

– Да!

Он выглядел таким невинным и молодым. Куин почувствовал, как его сердце замерло на мгновение. Когда-то и он был таким же: переживающим за свое будущее. Полным надежды. Влюбленным. И потом в один миг он потерял все: свою жизнь, своею надежду, свою любовь.

Куин прочистил горло, отчаянно пытаясь подавить воспоминания и вымолвить первые слова, которые пришли ему на ум.

– Тебе нужно приехать ко мне в Нью-Йорк. Мы сможем повеселиться и подцепить парочку цыпочек.

– Правда? – Голос Оливера был полон благоговения, как будто ему только что вручили ключи от «Ламборджини». – Ты серьезно? Чувак! Это потрясающе!

Куин вздохнул. Теперь парнишка не уймется, по крайней мере, пока они не прибудут в аэропорт, где их ожидал частный самолет Службы Личной Охраны, который доставит его в Нью-Йорк. Это лучше, чем вариться в своих мыслях. И, возможно, визит Оливера будет кстати. Джейк, который в данный момент руководил офисом в Нью-Йорке, тоже мог присоединиться к ним, и тогда втроем они отправятся «поохотиться». Он мог научить парнишку парочке своих приемов, ради удовольствия. Когда Оливер станет старше, то поймет, что не важно, скольких девушек он завоевал, важно, кого именно.

– Почему бы тебе не поговорить с Самсоном и не попросить пару недель отпуска? Уверен, что согласится. Теперь, когда Зейн стал домоседом, мне не с кем ходить на вечеринки.

Лицо Оливера засияло как рождественская елка.

– Ты имеешь в виду, что стану таким как Зейн? Словно займу его место?

Куин хмыкнул.

– Ты, наверно, разыгрываешь меня, Оливер! Никто не может сравниться с Зейном!

– Но я ведь займу его место, верно? – осторожно повторил Оливер.

Куин похлопал его по плечу, радуясь энтузиазму юноши. Тем не менее, он не мог прекратить его дразнить.

– Эта ноша слишком велика. Справишься?

– Ты говоришь время и место, и я твой! – заявил Оливер, сияя ему белозубой улыбкой.

Куин кивнул, немного повернув голову в сторону, когда заметил кое-что краем глаза. Его голова дернулась, когда впереди них показался темный участок дороги. Черт!

– Оливер! Осторожно! – крикнул Куин.

Оливер резко повернул голову и уставился на препятствие перед ними: на их пути появились дорожные конусы, которые ограждали место ремонтных работ на этом отрезке пути, оставленные на ночь, но проблесковые огоньки, обычно обозначающие такие ремонты, сегодня не горели – в темноте их едва можно было различить. Справа не было объезда – только отвесные скалы.

– Черт! – вырвалось у Оливера.

– Разворачивай!

Как только Оливер крутанул руль влево, чтобы избежать столкновения с экскаватором, их ослепил свет несущейся навстречу машины. Со скоростью вампира Куин резко повернул руль вправо, а Оливер в этот же момент ударил по тормозам. Раздался визг покрышек, и задняя часть машины заскользила. Колеса начали прокручиваться по гравию для строительной площадки, не находя опоры. Машина практически беспрепятственно летела прямо на экскаватор. Безумно выворачивая бесполезный руль и нажимая на педаль тормоза, Оливер пытался избежать столкновения. С громким стуком автомобиль врезался в борт опрокинутого небольшого экскаватора. Только сейчас Куин заметил рядом с ним кран.

От силы удара раскрылись подушки безопасности, но окна разбились, и с ужасом Куин смотрел, как Оливера выбросило из машины. Он не пристегнул ремень безопасности.

Куина удерживал ремень, а подушка безопасности мешала обзору.

Он попытался отстегнуться и понял, что ремень заклинило. Куин выпустил когти и, разрезав материал, услышал щелкающий звук, затем огляделся и увидел движение за пассажирским окном. Когда он повернул голову, то увидел большой стальной лист, подвешенный к балке крана и движущийся на него. Куин замер. Черт! Нет шансов выбраться. Металл его обезглавит. Это конец. Его жизнь не пронеслась перед глазами; возможно, это не действует на вампиров. Только одна мысль пронеслась в голове. Наконец, он обретет покой.

«Роуз».

Куин в последний раз глубоко вздохнул.

«Роуз мы вновь будем вместе. Наконец».

Когда на автомобиль упал металл, Куин ощутил удар. Его отбросила влево на рулевое колесо. Все потемнело.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю