332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Татьяна Кадуцкая » Призрачный мост Матиара (СИ) » Текст книги (страница 1)
Призрачный мост Матиара (СИ)
  • Текст добавлен: 16 апреля 2020, 13:01

Текст книги "Призрачный мост Матиара (СИ)"


Автор книги: Татьяна Кадуцкая






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 34 страниц)

Мирная Татьяна
Призрачный мост Матиара

Глава 1

Виридия – столица королевства Аврея-Десетра...

Кап… Кап… Кап…

Сколько сейчас?.. Час ночи?.. Два?.. Сколько уже прошло времени с того момента, как он попал сюда?..

…В мрачном сером кабинете бледного от волнения парня продержали долго. Выходя, он машинально оглянулся: за окном были уже сумерки, небо давило своей влажной серостью, спрятав за низкими тучами закатное солнце. Тогда мозг пронзила острая и совсем неуместная мысль – открыть окно, распахнуть его настежь и впустить внутрь хоть немного свежего, чистого воздуха, чтобы не задохнуться окончательно!..

Кап… Кап… Кап…

Вода продолжала мерно капать, раскалёнными гвоздями вбиваясь в виски издёрганного паренька. Подтянув колени к груди, он сидел на узкой койке, прижимаясь спиной к холодной стене. Худой, бледный, с несоразмерно длинными руками и ногами, острыми локтями и коленками, подросток был похож на кузнечика. Длинная светлая чёлка закрывала лицо, торчал только подбородок. Пальцы то нервно сжимались в кулаки, то разжимались. И тогда было видно, как дрожат руки мальчишки. На вид ему было лет пятнадцать-шестнадцать, уже не ребёнок, но и до парня не дотягивал. Так… парнишка. Он сидел, едва заметно раскачиваясь вперёд-назад, не обращая внимания на боль в позвоночнике, бьющемся о стену. Голова взрывалась от мрачных, тяжёлых, словно бетонные плиты, мыслей. Что будет завтра?..

Из угла послышался противный писк. Подросток тут же выпрямился, убирая с лица волосы и напряжённо вглядываясь в темень. Крысы!!! Неизменные спутники тюрем! Они пробирались сквозь самые толстые стены и не боялись защитных заклинаний. Умные, хитрые твари! И наглые! Крысы шныряли вдоль стены, не обращая внимания на людей. А если запрыгнут?.. Мальчишка с надеждой посмотрел на соседа по камере. Но поможет ли тот незнакомцу, всего час назад появившемуся на пороге?.. Паренёк даже не успел разглядеть мужчину в тюремной робе, помнил только издевательскую ухмылку конвоира.

– … Эй, Род-урод! К тебе новенький!.. Не скучайте, детки!

И мерзко заржав, вышел, оглушительно хлопнув дверью. Растирая затёкшие после магических пут руки, парень глянул на сокамерника и испуганно сглотнул, напоровшись на светлый, вымораживающий взгляд. Но даже не это напугало его. Глаза того, кого назвали Родом, в темноте светились. Оборотень!

– Привет! – выдохнул подросток.

Заключённый ничего ему не ответил, улёгся на своё место, повернувшись спиной. Новенький осторожно опустился на свободную койку у противоположной стены, оглядывался по сторонам и не верил, что это происходит с ним на самом деле. Ещё несколько часов назад он был свободным человеком, жил в столице королевства, имел работу, жильё, пусть съёмное, и строил планы на будущее. А теперь… Завтра будет встреча с магом-дознавателем и уж он-то точно сможет снять амулет с шеи задержанного. Паренёк коснулся золотого обруча, нащупывая пальцами выбитый рисунок, и горько усмехнулся, вспоминая истинное назначение украшения. Что же будет завтра?!.

А крысы словно сошли с ума. Они хаотично бегали по камере, совершенно не боясь людей. Мальчишка ахнул, когда одна из них, привстав на задние лапы, сунулась на соседнюю койку.

– Крысы! – крикнул он.

Оборотень резко сел и выругался. Теперь они вдвоём наблюдали за зверьками. Крысы метались по камере, тыкались мордочками в толстые стены, пищали и бежали дальше. Длинные голые хвосты волочились следом. Род брезгливо поморщился, перевёл взгляд на сокамерника и насторожился. Мальчишка весь подобрался и застыл, даже не заметил чересчур шуструю крысу, ткнувшуюся носом в грязные кроссовки. Новенький, не мигая, смотрел в воздух перед собой, словно видел там что-то.

…Время застыло, остановилось конкретно в этой точке. Он видел замершие пылинки в тусклом свете лампы, каплю воды, так и не разбившуюся о каменный пол. Гул, затихающий где-то глубоко в сознании, и, сменившая его, абсолютная тишина. Тишина, пугающая, сводящая с ума. И вдруг всё лопнуло, словно мыльный пузырь. Раз – и всё!..

Крысиный писк, дыхание оборотня, стук капель и грохот собственного сердца, предчувствующий… Что? Вокруг расползалась странная пустота. Казалось, что парень может потрогать её руками, вдохнуть внутрь. И он вдыхал, чувствуя, как забиваются ею лёгкие, не могут дышать, не могут раскрыться. И задыхаясь, мальчишка с болезненным стоном выдохнул:

– К стене!!!..

По тюрьме пробежала лёгкая вибрация, а затем оглушительный грохот сотряс здание. Подросток зажмурился, инстинктивно закрывая руками голову, почувствовал, как воздушная волна опрокидывает его навзничь, как острые камешки врезаются в кожу. Уши заложило до боли, до стона. Дышать было невозможно от колючей пыли. Мальчишка откашлялся, протирая глаза, и замер, открыв рот от удивления. Стены с крохотным решётчатым окошком под потолком больше не было. На её месте высилась куча обломков, а вверху – неожиданно чистое, звёздное небо. Оборотень уже вскочил на ноги и, не оглядываясь, бросился на манящую свободу. Новенький побежал следом, стараясь не выпускать сокамерника из вида, но почти сразу стал отставать: не мог угнаться за сильным, выносливым нелюдем. Мимо бежали такие же заключённые, получившие призрачный шанс обрести волю. Громогласно вопила тюремная сирена. Охранники пытались задержать беглецов. Слышались выстрелы, хлопки от заклинаний и проклятий, крики, ругань. Яркие прожекторы вылавливали бегущих, чтобы полицейским было легче их найти. С тихим шелестом пролетали магические ловчие сети. Мальчишка чуял их и успевал за считанные секунды отскочить в сторону. Но у других так не получалось. Он видел, как сеть накрыла Рода. Оборотень упал, дрыгая ногами, и запутывался всё больше. Другие заключённые оббегали неудачника, перепрыгивали, а некоторые попросту наступали на него, не сводя глаз с искорёженных взрывом ворот.

Род насторожился, когда рядом присел его новенький. Мальчишка трясущимися руками торопливо стягивал сеть, оглядываясь по сторонам. Мужчина замер, чтобы не мешать ему, и едва высвободил руку, стал выпутываться сам. Подросток отбросил сеть и умоляюще глянул на оборотня. Тот вдруг схватил сокамерника за грудки и отбросил прочь, прямо на огромный кусок стены с острыми краями. Парень зашипел сквозь зубы, больно ударившись об один из них, а потом замер. На том месте, где он только что стоял, извивалось чёрное кружево проклятия. Род уже вскочил на ноги и бросил на новенького нечитаемый взгляд. Защитив мальчишку от проклятия, оборотень вернул долг жизни, и мог бы продолжать свой путь один, но он решил иначе.

– Не отставай!

Подросток сначала вздрогнул от рокочущего баса, а потом обрадовался и побежал следом, стараясь не споткнуться и ловко перепрыгивая обломки тюремной стены и корчащихся в магпутах пойманных заключенных. Он так увлёкся, что не сразу понял, куда направляется оборотень, даже значения не придал тому, что они бегут в другую от ворот сторону. Волк, прячась в тени, бежал к гаражам, где стояли автолёты. Паренёк восхищённо глянул на широкую спину товарища, только сейчас сообразив, что на автолёте у них куда больше шансов уйти от погони.

Заметив приоткрытые двери, Род вскинул руку, велев новенькому затаиться, а сам, крадучись, скрылся в здании. Со своего места мальчишка прекрасно видел, что происходит внутри. Это было полуосвещённое помещение, где в два ряда стояли полицейские машины. Оборотень бесшумно крался, прячась за чёрными кузовами, и вдруг застыл с поднятой ногой, так и не сделав шаг. Оказалось, не один Род был таким умным. У одного из автолётов сидел заключённый, пытаясь открыть замок.

– Помочь? – мрачно предложил волк и едва успел увернуться от пролетевшей мимо монтировки.

Незнакомец, приняв Рода за полицейского, бросился на него, но заметив тюремную робу, опустил руки и сплюнул.

– Я думал охрана! – мужчина, взъерошив чёрные волосы, опять метнулся к автолёту. – Хороший замок! Мать его!..

Род, кликнув мальчишку, присел рядом с беглым. Тот мельком глянул на подростка, но ничего не сказал, только недовольно поджал губы. После нескольких неудачных попыток открыть дверь, оборотень подхватил металлическую штуковину с пола, собираясь разбить стекло.

– Жопу не боишься порезать? – послышалось от входа в гараж.

Заключённые торопливо нырнули за автолёт, ожидая выстрелов и окриков полицейских «выходить с поднятыми руками». Но в гараже было тихо. Род осторожно выглянул – и грубо выругался, поднимаясь на ноги. Следом поднялись и остальные, с интересом поглядывая на мужчину в оранжевом комбинезоне.

– Может, этим попробовать дверь открыть? – дерзко, но с опаской в глазах поинтересовался ещё один беглый, демонстрируя ключ от машины.

Волк подошёл к нему, шумно втянул воздух, чувствуя свежий запах крови, и скривился, подозрительно глядя на мужчину:

– Из Рыжей стаи?

– Моя стая – целый мир! – хохотнул заключённый, оказавшийся оборотнем, как и Род.

– От тебя смердит человеческой кровью. Ты убил охранника?

Мужчина взъерошил тёмно-русые волосы и нагло осклабился:

– Он не хотел по-хорошему отстать от меня, – и глянул на что-то за дверью. – Гнал от самой камеры… гнида!

Теперь уже и остальные посмотрели в том направлении. Подросток ничего не заметил, а вот оборотень напрягся, на скулах дёрнулись желваки.

– Это не охранник…

– Опер? – уточнил черноволосый мужчина, тоже разглядевший убитого.

Рыжий кивнул:

– Угу! Заработался на ночь глядя, бедный, – и, когда другой заключённый торопливо направился к трупу, напомнил: – Эй! Я уже забрал у него ключики!..

Светловолосый мальчишка с трудом осознавал, что рядом с ним на самом деле убивают, проклинают, что в нескольких метрах лежит тёплое, но уже мёртвое тело. Подросток тряхнул головой, хватаясь за виски: всё происходящее казалось чем-то сюрреалистическим, неудачным розыгрышем: арест, побег, заключённые рядом – словно он смотрит триллер. Парнишка мельком глянул на часы и с удивлением понял, что с момента взрыва прошло от силы минут десять. А ему казалось, что прошли часы…

– Открывай машину! – велел Род оборотню.

– С чего мне брать вас с собой? – волк недовольно прищурился и махнул рукой в сторону. – Вот! Аппаратов хватает! Берите любой!

– Раздери вас Тьма! Быстрей! Повяжут нас! – выругался вернувшийся черноволосый маг, судя по переливающейся нашивке на тюремной робе, и на ходу выхватил у Рыжего ключ. – Полетели отсюда! Потом разберёмся!

На улице послышались торопливые шаги, и все отмерли. Предательски громко пискнул замок. Беглые, чертыхаясь, вскочили в салон автолёта. Маг швырнул в подоспевших тюремщиков несколько проклятий и даже завёл двигатель, собираясь взмыть вверх. В этот момент один из упавших на землю полицейских слабо шевельнулся, дрожащими руками прицелился и выстрелил – и щуплый парнишка, который последним забирался в автолёт, вдруг охнул, хватаясь за бок. Род выругался, глядя на расползающееся тёмно-красное пятно на одежде, но сделать ничего не успел: Рыжий вытолкнул подстреленного из машины и захлопнул дверь.

– Полетели! Всё равно он жмур!

Маг неуверенно глянул на Рода. А тот уже выскочил наружу, подхватил стонущего мальчишку и запрыгнул в опустившийся автолёт. Оборотень благодарно кивнул мужчине за рулём и повернулся к Рыжему:

– Ещё раз так сделаешь – загрызу!

Рыжий волк почувствовал силу оборотня с пугающим серо-голубым взглядом. Бросил затравленный взгляд на его правое запястье, где мерцал ограничитель. Такие браслеты надевали особо опасным заключённым, чтобы сдерживать их силу, контролировать и подавлять при сопротивлении, оправданно опасаясь, что в иной ситуации их не удержат никакие стены и замки. Мужчина сидел молча, трусливо вжав голову в плечи. Магу тоже было не до разговоров. Он вёл автолёт, напряжённо глядя по сторонам. Подросток лежал на коленях Рода и часто дышал. Бок жгло калёным железом. Перед глазами двоилось. Голоса сливались в неразборчивый гул. Ускользающим сознанием паренёк почувствовал чужое касание и едва успел разобрать слова мага.

– … Может, и дотянет!.. Надо остановить кровь. Перевяжи ему рану. Выберемся – вылечу.

А липкая темнота подступала всё ближе. Подросток облизал пересохшие губы, почувствовал пальцы волка на своей шее.

– Амулет Муи? – удивился Род.

Последнее, что расслышал мальчишка, был ехидный смешок Рыжего:

– А шкет-то под личиной! Вдруг стукач?.. Добей его!

И чёрное беспамятство поглотило обескровленное, вымученное сознание.

Клейкая темнота то отпускала, то вновь утягивала обратно. Нестерпимо жгло в боку. И эта боль отрезвляла, помогала выныривать из опасной черноты, которая манила, звала, но интуиция твердила, что шаг туда станет последним. А потом боль исчезла. Не было вообще ничего. Только ощущение себя в этой пустоте, словно в том самом мыльном пузыре, который окружил за несколько секунд до взрыва в тюрьме. И всё повторилось: пузырь лопнул, обрушив на вернувшееся сознание свет, звуки, запахи и боль, уже не такую сильную, скорее отголоски прежней. Нос различил влажный запах земли, мха и прелых листьев. Едва заметно дрогнули пересохшие губы. Кто-то тут же смочил их водой.

– Очухался, малец?

Парень узнал голос черноволосого мужчины. Открыл глаза, щурясь и часто моргая с непривычки, попытался рассмотреть незнакомое место. Но не получилось: всё плыло, сливаясь в серую пелену с размытыми силуэтами.

– Где мы? – прохрипел подросток сквозь пересохшее горло. – В тюрьме?

– Не каркай!

Мимо прошёл тот самый Рыжий, который выбросил его из автолёта, как мешок с мусором. Паренёк настороженно сжался, уже куда более осмысленно оглядываясь по сторонам. Серое рассветное небо позволило рассмотреть тёмное, явно нежилое помещение с дырой вместо окна. Обшарпанный, грязный потолок, в разных местах заляпанный плесенью. Такие же мшистые кляксы покрывали стены, расползаясь от углов в разные стороны. Серо-зелёный взгляд мальчишки зацепился за провалившийся пол. Даже показалось, что там кто-то есть. Раненый нахмурился. Где они? Как сюда попали? Где привычный многоголосый гул толпы? Где шум транспорта, где вой сирены, который он слышал, даже теряя сознание от боли?.. Подросток заволновался, неосознанно сжимая кулаки. Расслабился, только когда к нему подошёл Род. Волк присел рядом и внимательно посмотрел на бледного паренька, перехватил его встревоженный взгляд.

– Не бойся! Мы выбрались из тюрьмы и из самой Виридии.

– Я ничего не помню, – признался мальчишка.

– Тебе хорошо прилетело от легавых. Много крови потерял. Я думал, мы тебя живым не довезём. Ты едва дышал, когда мы оторвались от погони и спрятались в лесу. Егор подлечил тебя.

– Егор – это я, – представился маг, склонившись над кипящим котелком.

Только теперь подросток вспомнил про мужчину, суетящегося вокруг небольшого, явно магического огонька.

– Спасибо за помощь, Егор! – поблагодарил он колдуна.

– Сочтёмся, – отмахнулся тот. – Тебя как зовут-то?

– Дан.

– Дан… А дальше?

Раненый замялся, явно не желая рассказывать о себе. Оборотень выпрямился:

– Дан – так Дан. Моё имя ты уже знаешь. Тот Рыжий волк – Кароль.

И мужчина вышел на улицу. Подросток медленно, чтобы не потревожить рану, сел и зябко поёжился. Он был голый до пояса, если не считать бинт. Егор усмехнулся, наблюдая, как паренёк разглядывает бок, осторожно трогает белую ткань.

– Хорошо, что в полицейском автолёте была аптечка, – сказал маг, – а то и не знаю, как бы мы справились. Я немного подлечил тебя магией, но сильно колдовать не могу.

– Почему?

– У оперов есть слепок моей ауры. Если сильно колдану, они засекут, опознают мою магию и вычислят, где я. Понимаешь?

– Не очень, – признался подросток. – Я обычный человек, у меня нет друзей среди колдунов.

Мужчина выгнул чёрную бровь.

– Странно! Аврея-Десетра – королевство магов. Ни в одной другой стране нет такого количества колдунов и колдуний!

Дан отвёл глаза, делая вид, что разглядывает аккуратную повязку. Егор хмыкнул, но больше эту тему трогать не стал, лишь сказал:

– Такие слепки берут в тюрьме, чтобы маги не могли колдовать, чтобы не применяли сильные заклинания и проклятия. Ту же Иглу, например, …

Парень закивал головой, перебив мужчину:

– Я слышал об этом заклинании. Оно работает как портал.

– Именно, – кивнул Егор, протягивая раненому старую гнутую кружку. – Пей, это тебе поможет.

Подросток с сомнением глянул на донышко, где было не больше двух-трёх ложек жидкости, но не стал спорить, послушно глотнул горьковатый отвар.

– Спасибо.

– Как ты себя чувствуешь? Рана сильно болит?

– Всё нормально.

– О-о-ой! – маг скривился.

– Что такое? – всполошился Дан.

– Терпеть не могу это выражение! – признался мужчина и пояснил: – Когда человек говорит «всё нормально», это то же самое, что «отвали, чувак!» Этакий завуалированный, культурный посыл на х..!

Мальчишка не сдержал смешка, тут же хватаясь за отозвавшийся болью бок, и весело глянул на колдуна:

– Я не имел в виду «отвали, чувак!» Я себя чувствую не очень хорошо и не очень плохо. А это значит – нормально.

– Ну-ну! – Егор поднялся. – Повязка пусть ещё побудет для надёжности, хотя рану я затянул, кровить она не должна. Ты выпил отвар?.. Хорошо! Полежи пока, а взрослые дяди помозгуют, что делать дальше.

Парень остался один. В полуразрушенной лесной сторожке сразу стало темно и неуютно. Надоедливо звенели комары, скрипела на ветру разбухшая от сырости дверь. Дан лежал и не шевелился, стараясь услышать всё, о чём говорили мужчины на улице.

– … Надо затаиться и переждать. Само облавы сейчас! – Рыжий Кароль сплюнул, исподлобья поглядывая по сторонам.

– Согласен, – отозвался Егор, – но не здесь. Мы ещё слишком близко к людям. Да и про домик этот, я думаю, многие знают. Лесничие и охотники – точно.

– Котс! Зря автолёт утопили в болоте, – погоревал Род.

– Ты чё?! На них же маяки стоят, – хохотнул Кароль. – Я и так не волоку, как нам удалось до этого леса добраться.

– Может, легавые покрупнее пташку ловят? – предположил маг и мечтательно протянул: – Эх, сейчас бы Иглу – и на север… – мужчина запнулся, перехватив взгляды своих неожиданных попутчиков, и сокрушённо развёл руками: – Но пока нельзя. Придётся ножками топать.

Рыжий волк разозлился:

– Какая Игла?! У тебя ограничитель на руке, как и у Рода!

Егор выудил из кармана причудливо изогнутую металлическую булавку с прозрачным наконечником в виде капли:

– А у меня волшебный ключик есть.

– У убитого опера взял? – догадался Род, с интересом наблюдая за колдуном.

Тот кивнул и пояснил:

– Наши ограничители работают на магии. Это – стандартный ключ, главное – заклинание знать.

– А ты знаешь?

– Знаю.

И в подтверждение своих слов, мужчина вставил ключ в скважину и что-то шепнул себе под нос. В тот же момент в прозрачной капле вспыхнул золотистый свет, и серебристый металл на руке мага ожил. Переплетенные звенья браслета провернулись вокруг своей оси, щелкнули – и ограничитель упал на землю. Егор с нескрываемой радостью разглядывал собственное запястье, медленно, даже опасливо, шевельнул пальцами, и между ними тут же вырос клочок тумана.

– Ништяк! – присвистнул Кароль.

– А моё? – Род с надеждой протянул магу свою правую руку, где был похожий браслет, только металл отличался.

Егор растерялся:

– Это менсах (металл, сохраняющий магию даже рядом с оборотнями, – Прим. авт.), он работает на другом заклинании. Может, ты слышал, что говорили легавые, когда надевали на тебя ограничитель?

– Нет.

– Тогда извини, – маг отвернулся.

Оборотень зло дёрнул свой браслет, раз-другой – и грубо выругался, с завистью глядя на освободившегося колдуна.

Тихо шумел просыпающийся лес, изредка потрескивал сухостой, затерявшийся среди зелёных деревьев. Серебристая поволока тумана затягивала всё вокруг. Робко отозвалась самая первая пташка. Мужчины прислушались в ожидании звонкой трели, но малиновка молчала.

– И куда мы пойдём? – наконец, заговорил Егор.

– А я вообще не уверен, что нам надо идти вместе, – резко ответил Род.

– Хочешь, чтобы я свалил?

Оборотень шумно выдохнул, Дан даже через стену услышал.

– Ты маг!..

И в этих двух коротеньких словах, сказанных волком, было так много… Много пережитой ненависти, пролитой крови и смерти. Оборотни всегда враждовали с магами. Дан хорошо знал об этом, как и любой другой в их мире. Подросток принимал антипатию между волками и колдунами как данность, но никогда не сталкивался с ней в реальной жизни и не задумывался об её обоснованности. Так было всегда: оборотни избегали магов, а если сталкивались с некромантами, то бились до смерти – или некроманта, или своей. А колдуны сторонились зверолюдей, считая их на ступеньку ниже себя из-за второй ипостаси. Ведь оборотни жили стаями, кланами, подчинялись только своим вожакам и чтили исключительно свои законы и традиции. Да, за столетия жизни бок о бок, расы научились сосуществовать вместе, но до абсолютной гармонии было ещё очень далеко. Всё хорошее в оборотнях вызывало у многих недоверие, а вот жестокость и кровожадность как раз легко вписывались в образ, созданный магами. И сейчас это показалось Дану такой глупостью! Словно кто-то специально это придумал, чтобы полюбоваться, как уничтожают друг друга две сильные расы Гебы. Вот рядом с ним оборотень Род и колдун Егор. Обычный человек с первого взгляда и не разберёт, кто из них кто. Но и волк, и маг помогали простому смертному парню, которого едва знали. Помогали просто так, ни на что не рассчитывая. Значит, есть что-то ещё, помимо магии и звериной крови, есть характер, душа, которые и определяют истинную ценность и значимость каждого разумного существа!

Дан заволновался: ему не хотелось, чтобы Егор уходил. Лучше пусть уйдёт Кароль!.. Подросток услышал тихий смех колдуна.

– Я-то могу свалить… Пацана, правда, жалко. Загнётся. Ты его сам не вылечишь. А к целителям вам нельзя…

Послышалась грубое ругательство оборотня. И Егор весело закончил:

– …Так что, волки, щёлкайте зубами от досады и терпите колдуна в своей компании, пока Дан не оклемается.

Мальчишка в покосившейся сторожке не сдержал счастливой улыбки. А вот голос Рода был откровенно злым:

– Кончай лыбиться, колдун! Бесишь! – и волк заговорил с собратом. – Ну, а ты, Рыжий?

– Да хрен его знает!.. Через лес идти всем вместе сподручнее. Тем более это Себатанская пуща: тут вонючие болота кругом, да и местное зверьё не прочь побаловаться человечинкой. Говорят, в этих лесах до сих пор пак-теры водятся (ящеры – коренные животные Гебы – Прим. авт.). Здесь каждый год столько люда гибнет… – Кароль хохотнул, но в смехе отчётливо сквозила тревога. – Так что я за то, чтобы гулять по этому лесочку всем разом. А как Егорка смогёт Иглу намагичить, переправите меня по нужному адреску в благодарность, так сказать, и не поминайте лихом!

Словно специально издалека донёсся вой, но кто выл: волк или другой зверь – Дан не разобрал. Да и не до того стало, потому что пришло яркое, острое осознание, что они отнюдь не в парке развлечений и стоит зазеваться – живо превратятся в обед или ужин для местных хищников.

– Здешняя стая? – предположил Кароль.

– Да. Нас почувствовали, – тихо ответил Род, – заявляют о своей территории. Надо будет пообщаться с ними.

– Вместе пойдём?

– Нет. Я сам, но позже.

Егор не вмешивался в их разговор: пусть волки сами разбираются со здешними «родственничками». Спустя минуту мужчина поднялся с полусгнившей скамейки и сказал:

– Пора на боковую. Хоть пару часов покемарить! – и предупредил оборотней. – Я на эту халупу кину пару «защиток» (защитные заклинания – Прим. авт.) для спокойствия.

Род согласно кивнул:

– Хорошо. Идите спать. Я покараулю первым. Потом Кароль сменит меня.

А Рыжий уже прицепился к магу:

– Слушай, а ты можешь сделать так, чтобы комары не залетали внутрь?

– Могу! – кивнул маг. – Вот сниму ботинки с носками – всё комарьё сдохнет на подлёте!

И засмеялся, довольный собственной шуткой. Род только головой качнул, хотя и на его губах мелькнула улыбка.

– Да иди ты, хохмогон!.. – огрызнулся Рыжий и отстал от колдуна.

…Мальчишка тяжело вздохнул и устало прикрыл глаза, чувствуя накатившую слабость и выступивший на лбу пот. Дан даже не ожидал, что обычное подслушивание так вымотает его. Недавнее ранение и кровопотеря сильно ослабили организм. Когда Егор и Кароль вошли внутрь, подросток уже провалился в глубокий сон.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю