290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Сладкое зло (СИ) » Текст книги (страница 6)
Сладкое зло (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 14:00

Текст книги "Сладкое зло (СИ)"


Автор книги: Стар Дана






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Наверно… время пришло.

Мне девятнадцать. Имею право. Каринка вон, давно уже как кайфует, вдоволь наслаждаясь интимной жизнью. А я всё боюсь. Боли боюсь, мамы боюсь… Боюсь, что моя грудь в глазах моего первого мужчины окажется слишком мелкой, или моё тело превратится в бревно.

В общем, берегу для чего-то. И сама не знаю для чего.

Быть может, не для чего, а для кого.

Для Давида.

И я уверена в этом.

Просто хочу. Просто так решила. Что он будет моим первым.

Сердце захотело. А душа поддержала.

***

Давид неспроста подобрал мне такую одежду. Оказалось, что мои шмотки чем-то напоминают его. Здорово! У нас похожая одежда, в одном цвете, в одном стиле. Теперь мы уж точно выглядим как безумно влюблённая парочка.

Вот только… он голов на десять выше меня. Не только в длину, но и в ширину. К тому же эта разница в возрасте… Наверно подобные вещи смущает прохожих.

Если честно, я бы дала ему лет двадцать шесть. А если бы сбрил щетину – то все двадцать три. Если судить только по лицу. Потому что его тело… Оно было дьявольски горячим! Это тело принадлежало взрослому самцу-доминанту, с редкой, практически мальчишеской улыбкой. Его глаза, они кстати тоже меняли оттенок, когда Давид улыбался. Когда он находился в расслабленном, спокойном состоянии. Когда не бил никому морды, когда просто наслаждала тишиной, находясь рядом со мной, бережно сжимая мою руку, обнимая за талию, катая на байке. Его глаза становились светлее.

И да, я была первой девушкой, которую он осмелился прокатить на мотоцикле.

Так по крайней мере он мне сказал. Его «Харлей» для женщин был под запретом. А я… кажется я стала исключением. Той самой избранной, для которой боец решил нарушить строгие правила.

У меня прям гордость в жилах запульсировала, а щёки, как обычно, обожгло смущением.

Надеюсь, он сказал мне это искренне. А не солгал, чтобы произвести впечатление.

***

Когда я примеряла новую одежду, мужчина смотрел на меня так, будто реально хотел слопать. В глазах полыхает ураган восторга, мощные руки сжаты в кулаки и скрещены на груди, вот-вот и его футболка, в районе широких плеч, треснет по швам. Самое главное – джинсы между ног здоровилы стали ему уж слишком малы. Там во всю выпирало его великое достоинство.

Неужели… в этой тесноте виновата я?

А может две привлекательные девушки-продавщицы?

Но он ни разу не глянул в их сторону, будто кругом, не считая меня, была пустота.

***

С шоппингом было покончено, мы снова сели на байк и теперь уже отправились в спортзал. Не успели было припарковаться, как нас со всех сторон окружили улыбающиеся школьники с рюкзаками за спиной.

– Ребяяят, ребят! Это ведь Безжалостный.

– Невероятно!

– Точняк это он!

Шпана налетела на Давида словно саранча, пока он заботливо снимал с меня шлем и помогал спуститься с байка на землю.

Ну ничего себе! Он прям местная знаменитость среди подрастающего поколения. Улыбка парализовала мое лицо, до покалывающей боли, когда ребятня восторженно вопила, тыча пальцами в моего, так сказать, парня, заваливая боксера вопросами и одновременно делая селфи.

– Можно автограф?

– А как нам накачаться до такого уровня?

– А вы не знаете где можно купить стероиды?

Посыпалось со всех сторон.

Давид закрыл меня своим габаритным телом от надоедливой мелочи, грозно гаркнув:

– Так мелкота! А ну быстро, марш в школу!

– Ну пожалуйстааааа, – заскулили щенки.

– Быстро валите на занятия, рано вам ещё тестостерон фигачить. Пипки не отросли. Хотя бы шестнадцать исполниться – приходите на треню. Поговорим. – Деловито хмыкнул, но всё же расписался им на память на ранцах.

Когда мужчина общался с детьми, он даже присел на корточки, чтобы мелкой школоте было лучше слышно.

Если для меня этот человек был чересчур огромным, то что можно сказать про детишек? Они на фоне «Чемпиона ринга» смотрелись и вовсе крохотными муравьишками.

– Спасибо, Безжалостный! И удачного боя! – детишки шустро разбежались кто-куда.

И снова я улыбаюсь до адской боли в челюстных суставах!

Какой милый.... Ну серьезно! И детей кажется любит. А дети вооон как его любят! Местная знаменитость

По глазам видно. Сейчас они такие добрые, нежные, совершенно не такие, как во время драки.

Два разных человека в одной оболочке – ангел и демон.

И меня, если честно, чертовски заводит эта взрывоопасная смесь!

– Прости. – Самодовольно поправляет непослушную чёлку, – Вот так всегда! Пристают паршивцы! Приходится пинки раздавать. – Похвастался.

Сложил ручища на груди, усмехнулся. Довольный, самолюбивый бог Олимпа!

К меня как обычно слюна потекла на его стальные бицепсы, обтянутые кожанкой, а глаза ослепли от идеальной белоснежной улыбки.

Не уж то реставрация?

Каждый зуб один к одному.

Сверкает как в рекламе пасты «Блендамед». Не удивительно. Он ведь боксер. Видать, зубки у этого бешеного драчуна уже в свои тридцать полнейшая керамика.

– Ладно, девочка, пошли. Нужно ещё подготовиться к бою – отработать несколько ударов с братьями в спарринге. Так, для разогрева. – Оправдался.

– Как скажешь, – промямлила, направляясь в помещение со стеклянной дверью, с вывеской с изображением полуголых мужиков со штангой в зубах.

Очень смешно!

На подходе к миру «Похоти и совершенства», я почувствовала, как мои бедные ноги превратились в вату.

Стеклянные врата Рая отворились и… я споткнулась на ровном месте. Электрические заряды пронеслись по всему телу, внутренности вывернуло наизнанку! И если бы Давид вовремя не придержал бы меня за локоть, я бы неуклюже растянулась прямо на этом миленьком коврике в виде сердечка с надписью «Welcome».

Осмотрелась... Большое светлое помещение с огромными окнами, заставленное разнообразными машинами для наращивания мышц. Чуть дальше, в соседней комнате, расположился импровизированные ринг, на котором двое сексапильных парней, в одних только трениках, приспущенных на бёдрах, отрабатывали четкие удары в специальную перчатку. И эти горячие хлопцы – ну просто копия друг друга. Как зеркало. Они близнецы.

– Это Молот и Наковальня, – Давид похлопала меня по плечу, подталкивая ближе к ребятам.

– А в р-реальной жизни они кто? – прерывистый выдох, я близка к глубокому обмороку.

– Антон и Егор.

– Салют, детка! – воскликнул один из бойцов, продолжая наносить мощные хуки в перчатку своему напарнику.

– Здаров, чемпион! Не хошь и нам представить свою новую девчушку? – помещение наполнилось хриплым басом, а там на тренажерах я увидела ещё двоих верзил, которые в паре делали жим лёжа. Один здоровяк – темноволосый бородач с серёжкой в левом ухе, лёжа на спине, подбрасывал то вверх-то вниз тяжеленную штангу, увешанную металлическими блинами, а другой амбал его подстраховывал. Когда напарник повернулся ко мне лицом, одарив лучезарной улыбкой, я вдруг поняла, что знаю этого мальца – голубоглазую гориллу с татушкой быка на выпуклой, гладко выбритой груди.

Буйный.

Каринкин хахаль.

– Это Соня. Она моя… – Дальше он запнулся. – Подруга.

– Та самая, о которой ты нам все уши прорычал. – Темноволосый бородач с карими глазами лениво отбросил в сторону штангу, будто это был безвестный веник, а не стокилограммовый штырь, и, покрутив руками, размявшись, встал с тренажера. – Приятно познакомиться, я Димон. – Протянул рук в знак знакомства.

Если прикоснусь к нему, кому-то срочно придётся сделать мне искусственное дыхание, чтобы спасти от обморока.

Мысленно перекрестилась и осторожно вложила в его медвежью пятерню дрожащие пальцы. Меня шандарахнуло молнией! Будто прикоснулась к оголённому проводу, не иначе.

Восхитительные мужчины! Никогда не видела ничего подобного!

До сих пор не могу унять восторг. Супер! Без лишних слов. Одни эмоции.

Давид ещё немного пообщался с Димоном, но я, к сожалению, не могла сосредоточится на их разговоре, потому что перед глазами постоянно мелькали их совершенные кубики пресса, на которых поблескивали капельки пота, их каменные мышцы, которые сжимались и разжимались во время тренировок, их упругие, подкачанные задницы, втиснутые в боксёрские шорты, приспущенные на аппетитных бёдрах.

А ещё у меня между ног неприлично мокрело, когда я в наглую таращилась на их интересные татуировки с оригинальными узорами.

Когда я снова взглянула на братьев с забавным прозвищем «Молот и Наковальня» то, тут же побледнела от шока. Руками вцепилась в локоть Давида, что-то невнятное промычала, глядя на то, как парни принялись делать друг другу инъекции в бицепсы.

– Д-давид…

– Тшшш, девочка, – придержал меня за талию, – Это не то, что ты подумала. Это просто синтол. Не наркота. Мы за здоровый образ жизни.

Буйный с Димоном (именуемый «Потрошителем») гласно расхохотались, толкая друг друга в бочину локтями.

Уколов друг друга, близнецы устроили махач кулаками.

Специально, чтобы передо мной повыделываться.

– А т-ты, ты тоже делаешь такие инъекции? – с испугом в голосе.

– Ты что, у меня всё своё, натуральное. Я чистый потомок русских богатырей.

Ага, твои потомки наверно раз сто уже в гробу кувыркнулись, если бы узнали, что вместо коня ты щеголяешь на байке, а вместо медовухи, прямо за рулём квасишь пивас.

Это шутка, конечно же. При мне Давид никогда не пил за рулём.

– Я-ясно. – Расслабилась.

Что ещё за синтол? Я не понимала, но исходя из интонации, интуитивно поверила его словам. Надо бы погуглить. Наверно какой-нибудь жутко мощный гормон.

– Крошка, мне нужно будет немного помахаться с братишками, подождёшь? Там за углом есть кафе, можешь сходить перекусить, прогуляться. У тебя в запасе ещё два часа.

– Хорошо. Я, пожалуй, пойду, подышу воздухом.

О, даааа! Бегом, бегом прочь, на улицу, на воздух!

Мне нужен таймаут, нужна передышка, нужен глоток чистого кислорода!

Иначе… иначе грядёт скорый обморок.

Меня никто не готовил к встречи с реальным ходячим Божеством!

Не думала, что они действительно… такие, мать их, горячие красавцы!

Давид будто мысли мои прочитал, раз предложил выйти прогуляться. Неужели настолько заметно? Что я в ступоре, а мои щёки будто облили кипятком.

В этот миг я ненавидела и презирала своё дурацкое смущение!

Думаю, что любая бы на моём месте ужа давно бы кончилась при виде всей этой полуголой, бесподобной красоты.

Поэтому мне срочно нужен был глоток свежего воздуха!

С радостью побегу в кафе, потому что я ещё очень молода, чтобы умирать… От переизбытка чувств, от сумасшедшего сердцебиения, от невыносимых спазмов внизу живота.

Я вылетела на улицу ещё до того, как Давид снял свою футболку и забрался на ринг.

Иначе, реально отправилась бы в больничку, а не на бои.

До того долгожданного момента, когда бы увидела его мастерский нокаут, адресованный врагу.

ГЛАВА 1 3 .

Про свой кошмарный инцидент в первый рабочий день я, естественно, никому рассказывать не стала. Особенно маме. Хотя конечно же хотелось вдоволь выплакаться кому-то в жилетку. Каринке, например. Но в общем-то это было не обязательно, ведь мы познакомились с девчонкой своём недавно. А сегодня собирались немного развлечься.

Уххх! Как же дико я устала за этот месяц! Выдохлась, словно ломовая лошадь!

Мамке сказала, что мы с моей новой подругой идём в кино.

Врать нехорошо. Но чё поделать, если иногда капец как нужно.

Она конечно же полдня считала мне всякие поганые нотации, типа, чтобы я ни с кем не разговаривала, по улице впотьмах не шарахалась, да юбку подлиннее надела. Ту самую, в которой бабушку принимали в “Комсомол”.

Отлично!

Она бы мне ещё предложила дедовские штаны нацепить и не мыться неделю перед этим «грандиозным» событием. А потом зануда позвонила Карине, чтобы та подтвердила, что я действительно собираюсь в кино.

Перед выходом из дома придира ещё раз оценила мой внешний вид и, в коем-то веке, улыбнулась:

– Удачи, доча. Я буду звонить каждые тридцать минут.

– Ну маааам, – закатила глаза, стукнув себя ладонью по лбу, – Лучше пиши сообщения. Я не смогу отвечать на звонки во время сеанса, ты же знаешь.

– А что хоть за фильм?

– Эммм… Ирония судьбы три.

– Хм! Интересно! Не слышала, чтобы на этот фильм сняли трилогию… Я бы тоже посмотрела. – Призадумалась, а мне до острых мурашек не понравилась её мимика.

– Ладно, пока! – поспешила делать ноги.

– Ой, стой! – резко схватила меня за руку, дёрнула на себя и, сердито выдохнув, застегнула пуговицы блузки до самого подбородка.

– Я ведь задохнусь.

– Не задохнёшься. Так ты похожа на подзаборную девку. А это что? – схватила за подбородок, повернула голову к свету, – Помада??

О, Боже!

Кажется, я реально живу в монастыре!

Снова недовольно фыркнула, достала платок из кармана и грубо провела по губам:

– Чтобы больше никогда не видела. Иначе... знаешь, что будет.

Ничего не ответила. Пулей выскочила в подъезд, с силой хлопнув дверью.

Достала!

Почему она до сих пор думает, что мне девять лет?

Клянусь, когда я начну нормально зарабатывать – сразу же съеду в другую квартиру и буду жить так, как решу сама. Это ведь до боли обидно… то, как низко она меня оскорбляет и много чего запрещает. Живу как в тюрьме. С чёрствым, холодным человеком. Который лишний раз не похвалит, не обнимет. И… может ударить.

Иногда в голове возникают такие страшные мысли, что лучше бы она послушала отца и сделала аборт. Чем жить вот так вот, как сейчас.

Так, как живу я – не пожелаешь ни одному врагу.

***

С Кариной мы договорились встретиться у неё в общаге. Девчонка вообще была без комплексов и это мне в ней безумно нравилось! То, чего по сути не хватало мне.

Когда она открыла дверь своей простецкой комнатушки, её глаза округлились до размера теннисных шариков. Девчонка ни с того, ни с сего закашлялась, подавившись жвачкой, которую жевала наверно уже часа два.

Подобная реакция возникла и у меня, когда я оценила и её внешний вид тоже.

«Ну прям вылитая вокзальная проститутка!» – первое, что взбрело на ум.

Но мне блин, если честно, понравился её смелый наряд: короткий чёрный топ, клетчатая «мини», однотонные чулки, сапоги на тонкой шпильке и крутецкая кожаная курточка, которую она, вероятно, одолжила у подруг по комнате.

– О-о-о, мать моя женщина! Ты прям вылитая монашка! Ты б ещё в парандже приперлась! – хохотнула блин «Жрица любви» и, схватив меня за локоть, втащила внутрь.

– С тобой невозможно не согласиться, именно поэтому я здесь, просить помощи у опытной модницы. И так еле-еле у «дьяволицы» отпросилась. Кстати, куда мы идём?

– Потом скажу… – Карина призадумалась, прикусив свою пухлую, накрашенную ярко-красной помадой губищу, вероятно, занялась размышлениями на счёт нового «апгрейда».

Повертела меня, покрутила. То в одну сторону, то в другую. Стащила с волос резинку, позволяя тяжёлым свинцовым локонам рассыпаться на плечах. А затем, грубо взъерошила волосы пальцами.

– Эй! – выругалась, отстранилась.

– Цыц! Вооот, уже лучше! Так хоть стала немного похожа на девушку, а не на бабушку-библиотекаря.

Плевать, что она там кряхтит!

Я вот нисколечки не обиделась!

Ко мне, между прочим, вчера самый настоящий красавчик района клеился. А значит есть ещё порох, так сказать!

Пока я тут внутренне дулась на подругу, безумица резко разорвала на мне блузку! Так жёстко, что пуговицы с мясом выдрала.

– Эй, ты чтоооо?

– Ой, ну хватит уже ныть! На нервы действует! Ты где вообще взяла это тряпьё? На машине времени сгоняла в эпоху «Палеолита»?

– Очень смешно! Ха-ха! Между прочем фирменная вещь. Мама подарила.

– Дешевый отстой.

– Ты права. – С печалью опустила голову. Да кого я блин обманываю! – Я ненавижу свой стиль. – Призналась.

– Окей. Значит, будем работать над твоим новым имиджем, детка. У тебя крутецкие волосы и офигенные глаза! Ты что, линзы носишь?

– Не-а. Всё натуральное. – Похвасталась. Хоть с этим природа не обидела.

– Клёва! Так-с, – ещё раз прошлась по мне взглядом дотошного стилиста, – Снимай джинсу. Не годятся. В таких только огороды в деревне капать. – Снова нахамила и бросилась к старенькому комоду, – На вот, примерь.

В моих руках тут же появилась коротенькая джинсовая юбка с разрезом на левом бедре. Прикольная! Возражать не стала, быстро переоделась.

– И лифчик лучше снять. – В заключении добавил мой персональный «эксперт моды», – Чтобы соски торчали, блузка ведь практически прозрачная. Тогда каждый встречный на твоём пути кобель – твой.

– Ах-ха-ха! – Я чуть было не подавилась от собственного смеха.

От души просмеявшись, скрестила руки на груди, якобы защищаясь.

Ну уж нет! Такие рекомендации – уже чересчур.

– Не мнись как целка! Расслабься… – Карина легонько встряхнула меня за плечи, – Ты почти готова! Осталось навести марафет на фейсе и можно зажигать! Обещаю, сегодняшний вечер для тебя окажется незабываемым!

Девчуля права!

«Меняйся всегда!» – вот главное правило успеха.

А вечер… действительно оказался незабываемым.

***

От Карины приятно пахло, да и вообще сегодня девчонка выглядела чертовски горячей! Настолько, что я по-доброму ей завидовала. Пока не увидела собственное финальное отражение в зеркале.

С ума сойти!

И в шоке не узнала себя!

Совсем другая! И мне… мне блин это до опупения нравится!

Макияж не такой, навязчивый, как у подруги. По-своему интересный: большие синие глаза стали ещё более выразительней, ресницы длиннее, нос аккуратней, губы пышнее, а скулы как у аристократки. Но помимо мейкапа, в моём новом образе всё же сохранилась некая скромность. И эта черта придавала имиджу оригинальную изюминку.

– Отлично! Ты красотка! Давай, детка, на выход. Или опоздаем. – Одной рукой Карина схватила меня за запястье, другой – прихватила сумочку, и поспешила покинуть свою тесную, типичную как для общаги, комнатушку.

Перед выходом она всё же заставила меня переобуться – в полусапожки на достаточно высоком, но устойчивом каблуке.

Когда мы выбежали на улицу, я снова, уже в третий раз, задала один и тот же волнительный вопрос:

– Так куда мы идём?

– Достала, блин! Хотела устроить сюрприз! Ну да ладно… Уже голова болит от твоих доставучих вопросов. В клуб мы идём. Меня туда пригласил один безумно сексуальный красавчик. Будем тусить и отрываться до самого рассвета!

– Окей. Извини.

То, что «до рассвета» мне не очень понравилось. Я обещала маме, что буду дома не позже двенадцати. Что ж, думаю четырёх часов для первого «выхода в свет» нам хватит.

Странно, и почему Карина отмалчивалась на счёт того, чтобы признаться в какое именно место мы идём? А может она не говорила правду специально?

Просто потому, что не хотела пугать раньше времени.

Вскоре, мои догадки подтвердились.

***

Сначала мы около часа колбасились в электричке, затем ещё минут сорок на такси, а после минут пятнадцать тащились пешком. Признаюсь, под конец такого «развесёлого кросса» я выдохлась как ездовая дворняга и жутко устала.

Даже пятки натёрла! Поэтому мне уже больше ничего не хотелось. Лишь с головой нырнуть под одеяло, в тепленькую кроватку, дома, чтобы как можно скорей избавиться от этих бесноватых ходуль.

Весь путь от начала до его конца в кармане пальто я с волнением сжимала перцовый баллончик. Некоторые прохожие мужчины как-то недобро на нас поглядывали. Одни – облизывали истекающие слюной губы, или почухивали набухшие ширинки, а другие – весело посвистывали вслед.

Надеюсь, эти пошлые свисты они адресовали Карине. Она, естественно улыбалась мужскому вниманию, а мне вот было противно. Я почувствовала себя дешевой подзаборной проституткой. Хотя, моя одежда была менее развратной, чем её: белая блузка, с рваным декольте, короткая джинсовая юбка, а сверху – кашемировый плащ, длиной до колен. У Карины же все самые сочные достоинства её молодого, привлекательного тела демонстрировались открыто и напоказ случайным встречным кобелям.

Хорошо, что было ещё светло. Но когда мы добрались до конечной «точки назначения», на небе появились первые звёзды. И тут мне поплохело по-настоящему. Потому что Карина вдруг резко дернула меня за рукав пальто в сторону кустов, утаскивая прочь от тротуара, за которыми расположился высокий забор с колючей проволокой.

– Что за??

Но не успела я возмутиться, как эта ненормальная курица бесцеремонно пихнула меня в какую-то страшную дырку, спрятанную в тех самых колючих кустах, через которую мы попали на территорию старого, заброшенного склада.

– Ну Каринааа! – зашипела, отряхивая испачканные руки, – Какого хре…

Но договорить не успела. Бесстыжая девчонка грубо зажала мне рот ладонью, пригрозив:

– Тише, не шуми! Иначе привлечёшь внимание бродячих собак!

Охренеть просто!

– Уже почти пришли, – добавила, осматриваясь по сторонам, – За мной. И ни звука. – Потащила следом.

Шлёпая по лужам, прячась за ржавыми грудами металлолома, мы добрались до некого разваленного здания, возле которого толпились незнакомые люди, разодетые в кожаные косухи, матёрые джинсы и банданы. Среди толпы также были девушки – вульгарные путаны с шестым размером бюста, с мордами разукрашенных матрёшек, в коротких мини-платьях, больше напоминающих ночнушки.

– Вуаля! Мы на месте! – торжественно объявила девчонка, подталкивая меня к толпе.

– Ну спасибо, Каринка! – зарычала, глядя на весь этот сброд и на место, в которое мы блин попали, – Супер! Сюрприз удался!

На что она мне, как обычно, с пофигизмом огрызнулась:

– Да расслабься ты! Пора бы уже снять памперсы и вылезти из-под маминой юбки! Сегодня у тебя начнётся новая жизнь! Я тебе сейчас такое покажу… уууух… Будешь ещё долго ночами не спать и с мокренькими трусишками вспоминать сегодняшний сумасшедший вечер!

– Божеее, ну хватит меня уже пугать!

– Всё, летс гоу!

Она потащила меня прямиком к высокорослому амбалу, обритому налысо, который, несмотря на ранний март месяц, стоял на улице в одной чёрной футболке, деловито скрестив свои огромные руки-базуки на выпуклой груди, которые были сплошь разукрашены татуировками. С пауками. Жуткими такими тарантулами. Кажется, этот кентавр исполнял роль секьюрити, дежурившего на пропускном пункте.

Где мы? И что он чёрт подери охраняет?

Судя по общей обстановочке – вход в Преисподнюю.

– Здаров, лысый! Буйный велел передать. – Карина, адресовав смазливую лыбу шкафу, сунула ему какую-то пластиковую карточку, которую я, увы, не успела разглядеть в темноте.

Ну девчонка! Совсем без тормозов!

Хвала небесам, качок не обиделся её бесстрашной грубости, за то, что обозвала лысым. Молча кивнул, а затем вдруг выпалил ответ. Хриплым, прокуренным басом:

– За мной.

Открыл тяжелую скрипучую дверь, ту самую, которую вальяжно охранял за своей спиной-горой и повёл нас в темноту, куда-то вниз по лестнице. Толпившаяся шваль на улице гневно заревела, видимо обиделись, что кто-то вот так вот нагло проскочил без очереди.

Стоило нам только войти внутрь, как по ушам резанула громкая, бесноватая музыка, а в ноздри ударил приторный запах табака. Хотя… вряд ли это был табак. Тут смердело чем-то куда более тяжёлым.

Наркотой, например.

– И кто же тебя пригласил в это стрём… эммм… необычное местечко? – прижалась к подруге, от страха даже ногтями вцепилась в её тощее запястье, увешанное тонной браслетов, гаркнув на ухо, пытаясь перекричать оглушающий музон.

– Да так, паренёк один. – Рыкнула в ответ, придерживаясь такой же тональности.

– Давно вы дружите?

– Не особо. Просто встретились вчера на остановке. Он меня на своём байке до универа подбросил. И я сразу же влюбилась… Представляешь, этот красавчик спас меня от выговора декана! Так бы опоздала на контрошу.

Ну офигеть просто!

Чем дальше я узнаю кое-какие подробности от Карины, тем хуже становиться моё самочувствие. Особенно, беспокоит желудок. Который уже заколебался отфинтовывать в груди опасные пируэты.

Получается, мы тупо попёрлись на свиданку в слепую, по приглашению от какого-то неизвестного гангстера, которого девчонка знает не более десяти минут.

– Как хоть его зовут-то?

– Кого? – крикнула, вопросом на вопрос.

– Парня того, который приглашение всучил! – У меня уже, ей Богу, горло разболелось от такого извращённого общения на повышенных тонах, благодаря этой дьявольской музыке, гремящей отовсюду так лихо, что даже стены вибрировали, как при землетрясении.

– Нууу, просто Буйный.

Можно уже начинать паниковать?

– А имя?

– Да ХЗ.

Супер!

Нам конец.

ГЛАВА 1 4 .

На следующий день, перед утренним свиданием, я встала пораньше и больше часа крутилась возле зеркала, решая, что надеть и как уложить волосы. Мать проснулась позже меня, но выглядела она как огурчик. В принципе, мама была в настроении (ещё бы, после того, как заглушила горе целой чекушкой), особо донимать вопросами не стала. Я ведь бесстыже наврала ей, что фильм был невероятно трогательным и что нам с Каринкой очень понравилась эта смазливая драма. Она кивнула, даже улыбнулась, поспешив на работу.

И я тоже поспешила. Чтобы ни в коем случае не опоздать на встречу, и чтобы, пока мать закрылась в ванной, тайком вынести вчерашние потрёпанные огрызки в мусорку.

Мне чертовски повезло, что самые крупные синяки я заработала в невидимых местах, которые спрятала под одеждой. Но левую скулу все-таки пришлось замазать тоналкой.

***

Сегодня двадцать второе марта, восемь тридцать утра, и сегодня я впервые совершила жуткое преступление – прогуляла первую пару по грамматике.

Просто потому, что очень хотела встретиться с Давидом.

Вот и начался «скат по наклонной». Сегодня прогуляю пару, завтра получу «неуд» на зачёте, а послезавтра меня вышвырнут из универа.

Отлично! Так держать, подруга!

Но разве разум может противиться чувствам?

Разумеется, нет.

Поэтому на свой страх и риск я всё же попёрлась в назначенное место.

В это замечательное утро погода радовала нас своим необычно-аномальным теплом. На небе поблескивало приветливое солнышко, пели птички, на фруктовых деревьях распускались ароматные цветы. Вдохнув запах весны я, вприпрыжку, скакала по тротуару, одаривая каждого встречного прохожего лучезарной улыбкой.

Сегодня я надела белый свитер, голубые джинсы, а сверху лёгкое пальтишко бежевого цвета. Волосы распустила, слегка подкрутила концы на плойку.

Через минуту уже буду на месте. И первое, что увидела, когда подошла к кафешке – отполированный до кристального блеска крутецкий байк.

Тот самый, который я видела два дня назад.

И снова весь кислород выветрился из лёгких, в голове всё завертелось-закружилось, а кости в ногах превратились в вязкое желе.

От страха хотелось развернуться и бежать назад. Но это было бы жутко неправильно. Всё же, пересилив собственную неуверенность, сделав несколько глубоких вдохов – переступила порог кафе «Сладкие пончики».

Давид, подперев подбородок рукой, сидел за самым последним столиком, задумчиво уставившись в окно. Заскучал, бедолага. Меня, небось высматривает. Когда я подошла ближе – тут же обалдела! Потому что столик был завален всевозможными булками, плюшками, пироженками.

Весь этот пир – смерть для моей бесстыжей задницы.

И особенно для бёдер.

Но отказываться от ухаживаний мужчины – как-то неуважительно.

– Доброе утро, Крошка! – он явно повеселел, когда увидел того, кого так яро ждал, – Прости, не удержался. Купил всё. Не знал, что именно ты будешь сегодня.

От такой щедрости у меня даже язык на несколько секунд онемел.

– Доброе утро, Давид. Ох, спасибо большое! – неловко улыбнулась, – Но я, скорей всего, столько не съем. Если ты мне конечно же не поможешь.

Сам здоровяк ничего не ел. Только кофе глушил. Без сахара.

Просто сидел и лыбился своими белоснежными винирами.

– Я не ем сладкое и мучное. Лишь иногда. Сейчас, перед летом, решил немного подсушиться.

– Ясно. – Пожала плечами, а он вдруг как истинный джентльмен отодвинул для меня стул.

Первое время я жутко стеснялась. Вчера все-таки вела себя более раскрепощенной. Но вскоре расслабилась. Потому что мне стало настолько легко с мужчиной, словно мы знали друг друга с пелёнок. Я не ощущала ни капли того дискомфорта, которого должна ощущать девушка, общаясь с мужчиной старше её на десять лет. Не прошло и минуты, я перестала думать об этой приличной разнице. Расслабилась. И получала удовольствие от нашей встречи.

Сначала навесила себе стереотипов, мол он такой весь из себя, опытный, состоявшийся мужчина, чей кошелёк пузырился от крупной суммы денег, от которого шарахаются как от сбежавшего из вольера саблезубого тигра. Поэтому я на его фоне выгляжу маленькой, безалаберной деточкой.

Но самое главное – он жутко опасный и жутко сексуальный громила!

И к слову, ещё до моего прихода крепыш заказал мои самые любимые лакомства.

Как только угадал?

Неужели ночью смотался в штаб ФСБ и по-быренькому нарыл на меня инфу «о личной жизни». На самом деле, мне показалось, что у нас, таких разных с виду, как у слона и моськи, есть много чего общего. В интересах, например.

Я люблю готовить – он любит есть. Давид обожает брюнеток, а у меня от природы темный цвет волос и я ни разу в жизни не красилась. Он любит качаться и практически живёт в спортзале, а я безумно фанатею от здоровил с каменными руками. И так далее… Подобных примеров можно приводить уйму.

Как-то давным-давно, в шутку, я наклеила себе на «карту желаний» горячего мужчину с оголенным прессом, восседающего на байке с татухами и телом мускулистого быка – и вот теперь вылитый он, огрызок из журнала, сидит передо мной и вовсю рассказывает пошлые анекдоты, а я хохочу как полоумная.

Ну разве не прелесть?

При этом его права рука как-то странно дёргается под столом, а в глазах буянит дикое вожделение. Периодически властный взгляд мужчины скользит к моей груди, да так нагло, что я даже ощущаю пощипывание в сосках. Будто это он не глазами, а руками мнёт мои ареолы, жадно растирая твёрдые бусинки между своими горячими пальцами, так настырно, что моё тело колотит от непристойного желания и от покалывающей дрожи, лавинной шнырявшей туда-сюда вдоль позвоночника.

Полчаса пронеслось на одном придыхании. Мы здорово пообщались. Я даже немного рассказала о своей личной жизни, а он… вот он практически ничего толкового о себе не смог выдать. Сказал лишь то, что ведёт с «братьями» какой-то бизнес через интернет (торгует стероидами и спортивным питанием), путешествует по городам и арендует спортивные залы, где тренирует спортсменов.

Глянула на часы и жутко расстроилась. Через полчаса мне нужно быть в универе. Наша встреча подошла к концу. Ах как же сильно не хотелось расставаться. Сидела бы часами и глядела на самого шикарного в мире мачо, слушая его забавные истории. Он много говорил о спорте, о поединках, о своих поездках по миру. К слову, был очень крут, всесторонне развит и уже даже объездил полмира. В отличии от меня, комнатного таракана.

Я то и делала, что улыбалась и восторгалась, не моргая, не отрывая взгляда от мужчины. И не я одна, между прочим. Официантки пытались кокетничать с моим ухажером. И пофиг, что у нас якобы свидание. Но боксёр не обращал на прилипал никакого внимания. Смотрел лишь на меня. Так же бесстыдно, как я и на него – будто одним лишь взглядом срывал одежду и как дикий зверь делал своей прямо на этом шатком, пластиковом столе, посыпанным сладкой пудрой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю