290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Сладкое зло (СИ) » Текст книги (страница 11)
Сладкое зло (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 14:00

Текст книги "Сладкое зло (СИ)"


Автор книги: Стар Дана






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Меня переклинило. Обычно в подобные моменты я напрочь теряю контроль, когда в венах хлещет сумасшедшая ярость.

Ногой вышиб дверь тачки, вылетел на улицу и озверел до пены на губах!

Эти самоубийцы только что вырыли себе могилки. Даже не помню, когда в последний раз так срывался. Вот так вот, чтобы до искр перед глазами, до огня в мышцах! От души въебашил каждому уёбку в порядке очереди. Вырубил с одного удара. Кажется, чьи-то мозги все же вылезли через уши, когда я лупил по этим ходячим мешкам с дерьмом руками и ногами, вымещая на тварях всю свою вселенскую месть.

А Соня… она обмякла на грязном асфальте. Её крохотное тельце подбрасывало от дрожи. Блять! Кажется, эти гандоны всё же успели что-то с не сделать!

Самое худшее оправдалось.

Рядом с девчонкой я увидел использованный шприц.

Конец.

Пидарам не жить.

***

Из последних сил она рванула ко мне, повисла на руке, когда я схватил одного из уёбков за шиворот и энергично хуярил разбитым в кровь кулаком по его окровавленной роже. Безжизненным огрызком ублюдок немощно болтался в воздухе. Только его тело периодически подёргивалось от сильных ударов. Если бы не девушка, я бы точно забил мразину до смерти.

Она остановила. Умоляла отпустить. Затем, издав странный хрип, закатила глаза и упала на пол. Именно это спасло жизнь отморозкам – я отвлекся.

Нужно было немедленно отвезти Соню в больницу.

Вот только она умоляла этого не делать. Это было её последняя, просьба перед тем как малышка лишилась чувств.

Маячить на глазах у ментяр и общественности мне тоже не очень хотелось. Поэтому я решил разрулить беду самостоятельно.

Подхватил худышку на руки, крепко прижал к груди, понёс к машине.

Адская дрожь не покидала мои мышцы до самого утра, а по венам хлестал кипяток.

– Что же ты натворила, девочка? – Поцеловал в лоб, осторожно укладывая на заднее сидение, – Из-за тебя я практически стал убийцей.

ГЛАВА 2 2 .

С шоппингом было покончено, мы снова сели на байк и теперь уже отправились в спортзал. Не успели было припарковаться, как нас со всех сторон окружили улыбающиеся школьники с рюкзаками за спиной.

– Ребяяят, ребят! Это ведь Безжалостный.

– Невероятно!

– Точняк это он!

Шпана налетела на Давида словно саранча, пока он заботливо снимал с меня шлем и помогал спуститься с байка на землю.

Ну ничего себе! Он прям местная знаменитость среди подрастающего поколения. Улыбка парализовала мое лицо, до покалывающей боли, когда ребятня восторженно вопила, тыча пальцами в моего, так сказать, парня, заваливая боксера вопросами и одновременно делая селфи.

– Можно автограф?

– А как нам накачаться до такого уровня?

– А вы не знаете где можно купить стероиды?

Посыпалось со всех сторон.

Давид закрыл меня своим габаритным телом от надоедливой мелочи, грозно гаркнув:

– Так мелкота! А ну быстро, марш в школу!

– Ну пожалуйстааааа, – заскулили щенки.

– Быстро валите на занятия, рано вам ещё тестостерон фигачить. Пипки не отросли. Хотя бы шестнадцать исполниться – приходите на треню. Поговорим. – Деловито хмыкнул, но всё же расписался им на память на ранцах.

Когда мужчина общался с детьми, он даже присел на корточки, чтобы мелкой школоте было лучше слышно.

Если для меня этот человек был чересчур огромным, то что можно сказать про детишек? Они на фоне «Чемпиона ринга» смотрелись и вовсе крохотными муравьишками.

– Спасибо, Безжалостный! И удачного боя! – детишки шустро разбежались кто-куда.

И снова я улыбаюсь до адской боли в челюстных суставах!

Какой милый.... Ну серьезно! И детей кажется любит. А дети вооон как его любят! Местная знаменитость

По глазам видно. Сейчас они такие добрые, нежные, совершенно не такие, как во время драки.

Два разных человека в одной оболочке – ангел и демон.

И меня, если честно, чертовски заводит эта взрывоопасная смесь!

– Прости. – Самодовольно поправляет непослушную чёлку, – Вот так всегда! Пристают паршивцы! Приходится пинки раздавать. – Похвастался.

Сложил ручища на груди, усмехнулся. Довольный, самолюбивый бог Олимпа!

К меня как обычно слюна потекла на его стальные бицепсы, обтянутые кожанкой, а глаза ослепли от идеальной белоснежной улыбки.

Не уж то реставрация?

Каждый зуб один к одному.

Сверкает как в рекламе пасты «Блендамед». Не удивительно. Он ведь боксер. Видать, зубки у этого бешеного драчуна уже в свои тридцать полнейшая керамика.

– Ладно, девочка, пошли. Нужно ещё подготовиться к бою – отработать несколько ударов с братьями в спарринге. Так, для разогрева. – Оправдался.

– Как скажешь, – промямлила, направляясь в помещение со стеклянной дверью, с вывеской с изображением полуголых мужиков со штангой в зубах.

Очень смешно!

На подходе к миру «Похоти и совершенства», я почувствовала, как мои бедные ноги превратились в вату.

Стеклянные врата Рая отворились и… я споткнулась на ровном месте. Электрические заряды пронеслись по всему телу, внутренности вывернуло наизнанку! И если бы Давид вовремя не придержал бы меня за локоть, я бы неуклюже растянулась прямо на этом миленьком коврике в виде сердечка с надписью «Welcome».

Осмотрелась... Большое светлое помещение с огромными окнами, заставленное разнообразными машинами для наращивания мышц. Чуть дальше, в соседней комнате, расположился импровизированные ринг, на котором двое сексапильных парней, в одних только трениках, приспущенных на бёдрах, отрабатывали четкие удары в специальную перчатку. И эти горячие хлопцы – ну просто копия друг друга. Как зеркало. Они близнецы.

– Это Молот и Наковальня, – Давид похлопала меня по плечу, подталкивая ближе к ребятам.

– А в р-реальной жизни они кто? – прерывистый выдох, я близка к глубокому обмороку.

– Антон и Егор.

– Салют, детка! – воскликнул один из бойцов, продолжая наносить мощные хуки в перчатку своему напарнику.

– Здаров, чемпион! Не хошь и нам представить свою новую девчушку? – помещение наполнилось хриплым басом, а там на тренажерах я увидела ещё двоих верзил, которые в паре делали жим лёжа. Один здоровяк – темноволосый бородач с серёжкой в левом ухе, лёжа на спине, подбрасывал то вверх-то вниз тяжеленную штангу, увешанную металлическими блинами, а другой амбал его подстраховывал. Когда напарник повернулся ко мне лицом, одарив лучезарной улыбкой, я вдруг поняла, что знаю этого мальца – голубоглазую гориллу с татушкой быка на выпуклой, гладко выбритой груди.

Буйный.

Каринкин хахаль.

– Это Соня. Она моя… – Дальше он запнулся. – Подруга.

– Та самая, о которой ты нам все уши прорычал. – Темноволосый бородач с карими глазами лениво отбросил в сторону штангу, будто это был безвестный веник, а не стокилограммовый штырь, и, покрутив руками, размявшись, встал с тренажера. – Приятно познакомиться, я Димон. – Протянул рук в знак знакомства.

Если прикоснусь к нему, кому-то срочно придётся сделать мне искусственное дыхание, чтобы спасти от обморока.

Мысленно перекрестилась и осторожно вложила в его медвежью пятерню дрожащие пальцы. Меня шандарахнуло молнией! Будто прикоснулась к оголённому проводу, не иначе.

Восхитительные мужчины! Никогда не видела ничего подобного!

До сих пор не могу унять восторг. Супер! Без лишних слов. Одни эмоции.

Давид ещё немного пообщался с Димоном, но я, к сожалению, не могла сосредоточится на их разговоре, потому что перед глазами постоянно мелькали их совершенные кубики пресса, на которых поблескивали капельки пота, их каменные мышцы, которые сжимались и разжимались во время тренировок, их упругие, подкачанные задницы, втиснутые в боксёрские шорты, приспущенные на аппетитных бёдрах.

А ещё у меня между ног неприлично мокрело, когда я в наглую таращилась на их интересные татуировки с оригинальными узорами.

Когда я снова взглянула на братьев с забавным прозвищем «Молот и Наковальня» то, тут же побледнела от шока. Руками вцепилась в локоть Давида, что-то невнятное промычала, глядя на то, как парни принялись делать друг другу инъекции в бицепсы.

– Д-давид…

– Тшшш, девочка, – придержал меня за талию, – Это не то, что ты подумала. Это просто синтол. Не наркота. Мы за здоровый образ жизни.

Буйный с Димоном (именуемый «Потрошителем») гласно расхохотались, толкая друг друга в бочину локтями.

Уколов друг друга, близнецы устроили махач кулаками.

Специально, чтобы передо мной повыделываться.

– А т-ты, ты тоже делаешь такие инъекции? – с испугом в голосе.

– Ты что, у меня всё своё, натуральное. Я чистый потомок русских богатырей.

Ага, твои потомки наверно раз сто уже в гробу кувыркнулись, если бы узнали, что вместо коня ты щеголяешь на байке, а вместо медовухи, прямо за рулём квасишь пивас.

Это шутка, конечно же. При мне Давид никогда не пил за рулём.

– Я-ясно. – Расслабилась.

Что ещё за синтол? Я не понимала, но исходя из интонации, интуитивно поверила его словам. Надо бы погуглить. Наверно какой-нибудь жутко мощный гормон.

– Крошка, мне нужно будет немного помахаться с братишками, подождёшь? Там за углом есть кафе, можешь сходить перекусить, прогуляться. У тебя в запасе ещё два часа.

– Хорошо. Я, пожалуй, пойду, подышу воздухом.

О, даааа! Бегом, бегом прочь, на улицу, на воздух!

Мне нужен таймаут, нужна передышка, нужен глоток чистого кислорода!

Иначе… иначе грядёт скорый обморок.

Меня никто не готовил к встречи с реальным ходячим Божеством!

Не думала, что они действительно… такие, мать их, горячие красавцы!

Давид будто мысли мои прочитал, раз предложил выйти прогуляться. Неужели настолько заметно? Что я в ступоре, а мои щёки будто облили кипятком.

В этот миг я ненавидела и презирала своё дурацкое смущение!

Думаю, что любая бы на моём месте ужа давно бы кончилась при виде всей этой полуголой, бесподобной красоты.

Поэтому мне срочно нужен был глоток свежего воздуха!

С радостью побегу в кафе, потому что я ещё очень молода, чтобы умирать… От переизбытка чувств, от сумасшедшего сердцебиения, от невыносимых спазмов внизу живота.

Я вылетела на улицу ещё до того, как Давид снял свою футболку и забрался на ринг.

Иначе, реально отправилась бы в больничку, а не на бои.

До того долгожданного момента, когда бы увидела его мастерский нокаут, адресованный врагу.

***

На часах восемь утра. Давид до сих пор спит, пока я пытаюсь прийти в себя после ночного кошмара, который я пережила будто на собственной шкурой, в самой, что ни на есть реальной, реальности. С сумасшедшей дрожью в пальцах тянусь к стакану с водой, как вдруг, мой взгляд останавливается на телефоне Давида, который лежит на моей прикроватной тумбочке.

Соблазн был слишком велик… Внутренний голос нашептывал: «Возьми! Смелей! Пока он спит!»

Залпом осушила стакан, но вода не потушила тот пожар, который разыгрался в моей глотке после ночи аномальной лихорадки. Несколько раз я оборачивалась на спящего мужчину, несколько раз тянула руки к телефону... но так и не решалась прикоснуться без спроса к чужому. Телефон – это как маленький блокнот. Там может быть спрятана целая жизнь человека. По картинкам, или по фотографиям, можно определить черты характера его владельца.

Внутренний голос кромсал меня ржавыми топорами.

Нужно сделать выбор. И сделать его прямо сейчас.

Сил ждать, терпеть, реветь… больше нет!

Соня…

Что же ты выберешь?

Сладко зло?

Или горькое… но добро.

Если бы телефон сам бы не мигнул, я бы наверно не решилась.

Как раз в этот момент, когда я топталась на месте, Давиду пришло сообщение.

Виброзвонок меня конечно же напугал. Поэтому, подскочив на месте, сама не поняла, как так быстро схватила в руки «Айфон».

Сообщение высветилось на главном экране.

Виски сдавило в тиски, а лёгкие превратились в гранит, когда я прочитала всего несколько слов от абонента с именем «Макс»:

«Сегодня идём на кита. Через час, как обычно».

Что за ерунда?

Они что, собрались на рыбалку?

Фууух!

С облегчением выдохнула, радуясь, что о ни о какой расчленёнки там и в помине не было и намёка.

Но не тут-то было…

– Дай сюда!!! – телефон выпал из рук, когда мне на ухо, будто морозной лавиной, обрушился грозный, мужской рык, – Я, по-твоему, что – инвалид?! Сам дотянусь!

Что?

В чём дело?

– Т-там сообщение пришло. С-случайно увидела. – Заикаясь.

Мне было страшно глянуть на него даже одним глазом. Я узнала его только по одежде, в которой он вчера ложился спать. Всё остальное – будто принадлежало другому существу.

Уснул одним человеком, а проснулся… монстром.

Таким заведённым я видела любимого лишь пару раз. И тогда я поняла, что это сообщение не просто предложение от братьев сходить на рыбалку, а кое-что весьма важное. Например, зашифрованное послание.

«Ты должна будешь сообщать мне о каждом его шаге! – в голове зашипел голос Виктора, – О любом! Даже если ему приспичит по нужде! Иначе… кто-нибудь снова пострадает. Соня, ты ведь умная девочка! Жизнь других людей, невинных, беззащитных граждан, в твоих руках. Будь благоразумной!»

Исходя из необъяснимой вспышки гнева, я попала в точку. И еще я задела его гиперчувствительное ЭГО.

– Дай сюда! – он буквально вырвал с пальцами свой телефон из моих рук и с ненавистью уставился на экран. Несколько секунду молчал, а потом сжал смартфон настолько сильно, что я подумала – раздавит. – Больше никогда не трогай мои вещи без моего разрешения, Соня!

«Соня», не «Крошка» – вот ещё одно доказательство, что он злился, когда назвал меня по имени.

– Неужели! – Чёрт! Кажется, лихорадка продолжается! Поэтому я забила на инстинкт самосохранения, ляпнув дурацкую глупость. – Получается, что если я просто захочу посидеть на стуле, мне нужно спрашивать ТВОЁ разрешение?

Давид в спешке начал одеваться. Рывком натянул джинсы, футболку, нервно взъерошил пальцами волосы.

– Просто помолчи. – Практически спокойно. – Не трогай меня сейчас.

– Уезжаешь?

– Да. Сделаю одно дело и потом можно будет собирать чемоданы. – Подошёл ко мне, без каких-либо тёплых чувств поцеловал в щёку. Холодно так, отстраненно. Я бы так даже бродячую собаку не поцеловала. – Дождись меня. Прошу… – чуть мягче добавил, всматриваясь в моё лицо своими тёмными, практически чёрными зрачками, в которых кишел настоящий хаос, при этом продолжая поглаживать мои скулы большими пальцами.

– Давид... – Не выдержала. Мне захотелось прямо сейчас расставить все точки над «i»! – Что значит это сообщение? Куда ты уезжаешь? Это ведь… ты ведь… не причастен к тем нападениям и грабежам?

– Если захочешь есть – в холодильнике полно еды. Часа через три буду.

– Давид! Давид!!!

Но он даже не обернулся.

Хлопнул дверью, выскочил во двор. С такой яростью хлопнул, что стёкла на окнах задрожали волнообразным ходуном.

ГЛАВА 2 3 .

Я реально как серийный, жаждущий секса маньяк, пялился на её пышную попочку и не мог сосредоточится на тренировке. Пару раз даже про*бал несколько ударов. Димас конкретно так по печени вжарил и сам ошалел, что впервые смог надрать задницу Безжалостному.

Млять! Джинсы, которые я ей подарил – были бомбезными!

Так странно… Никогда не думал, что настолько помешаюсь на девчонке.

Удивительные ощущения! Всё готов ради неё сделать. Даже в космос за луной смотаться.

– Ты это дело брось, парень. Совсем охренел? – Димон взбунтовался, когда понял, что я знатно протупил.

Мы только начали махаться, а у меня уже синяк под рёбрами намечается.

– Да я специально поддался, – захрипел, растирая пульсирующую шишку, не отрывая взгляда от двери, в которой исчез мой личный сорт героина.

Херь это всё. Завтыкал. Просто задумался, что там у моей малютки спрятано под маечкой. Фааак! Снова придётся бежать в туалет, снимать напругу в штанах. Иначе, ну никак не сконцентрироваться!

– Окей. Надеюсь, что в Подполье ты будешь более собранным. Это ведь всё из-за девки? Лучше бы ты отправил её домой. А ещё лучше забыл. О ней. Навсегда. Ты какой-то странный в последнее время.

– Нет. Я в норме. Просто в глаз что-то попало… – Наигранно почесал перчаткой левое веко.

Димон недовольно нахмурился:

– Не упусти шанс стать чемпионом, бро. Сегодня твой решающий бой. Выиграешь – и может кто-нибудь действительно важный тебя заприметит. Тогда ты реально можешь стать звездой, а не хрустеть костяшками за копейки в обители крыс и плесени.

Киваю.

С ним невозможно не согласиться.

***

Около часа мы отрабатывали новые удары и приёмы, а затем я шурую в зону с тренажерами, чтобы маленько подтянуть мышцы перед финальным поединком. Сегодня я должен выложиться на ринге все сто. И даже больше. Не только перед публикой, но и перед моей маленькой музой.

О, да!

Помимо Крошки, теперь я буду назвать её муза. Соня – единственная девчонка, при виде которой я как придурошный школьник кончаю в собственные трусы. От одного лишь этого нежного взгляда, от одного лишь едва ощутимого прикосновения яйца взрываются в хлам! Наполняются пульсирующей спермой, превращаясь в свинцовые гири! Что за ху*та? Мне даже становится трудно ходить. Эти шары так и тянут “ко дну”!

Даже не замечаю, как губы растягиваются в довольной ухмылке. Всегда так… стоит лишь на миг подумать о девчонке. Хотя, че там! В последнее время я лыблюсь как невменяемый психопат, двадцать четыре часа в сутки. Потому что все это время думаю лишь о Крохе.

– Ты чё такой довольный? Чё лыба до ушей? – в комнату заваливаются близнецы.

Швыряю на пол штангу, выдыхаю, заканчивая последний подход, как вдруг замечаю, как эти упыри ржут и пялиться на мой острый стояк, который таранит влажные от усиленной тренировки треники.

– Парни, я кажется того... – невнятно лепечу, залпом осушая бутылку с водой, но они перебивают.

«Влюбился» – практически ляпнул это дерьмо в слух.

– Может шлюх снимем после боя и отпразднуем ещё одну победу?

Больше никаких шлюх! Отныне буду дрочить в собственный кулак и думать только о ней. Дам ей время. Столько, сколько захочет. Чтобы привыкнуть, чтобы принять решение лечь со мной в койку. Тогда, когда она сама захочет.

Я сбрендил!

Что за чертовщина такая?

Не узнаю себя. Не я это.

Хотя, если честно, новый я нравлюсь себе больше.

– Идите нахрен со своими шлюхами. Не могу больше ни на кого смотреть. Что со мной, бля?

– Ты просто лошара. – Отвечают хором, продолжая давиться хохотом.

В комнате появляется Димас с Максом. Теперь все в сборе.

Димас мнётся, но всё равно выходи в центр помещения и уверенным тоном вещает:

– Слушай, бро ты это… – неловкая пауза, – прекращай свои понты. Нам не нужны проблемы. Не связывайся с девкой. Не влюбляйся. Сам знаешь, что будет.

– Или её грохнут. – Рычит Егор.

– Или тебя. – Продолжает Антон.

– Или всех нас. – Выносит свой вердикт Макс.

– А что будет, когда правда вскроется? За собой бедолажку потащишь? Долго ведь на одном месте не засиживаемся. – Димон смотрит на меня исподлобья, будто собирается бросить вызов.

Близнецы прекращают ржать. В воздухе начинает вонять презрением.

Я не собираюсь молчать, обдумывая это дерьмо. У меня на уме есть только один выход.

– Нет. Я просто уйду “на пенсию”. – Заявляю твёрдо, с уверенностью, с хрустом в кулаках.

– Дебил. – Димон лукаво корчит рожу. – На завод пойдешь? Там ты особо бабла на лечение сестрёнки не заработаешь.

– Выбирай… Или братва, или шлюха. – Макс окончательно теряет страх.

Вот тут я не выдержал.

Рехнулся! С катушек слетел и превратился в лютого монстра.

Это было ошибкой… Ошибкой назвать мою девушку шлюхой!

Ублюдок будто бы мне только что в лицо плюнул. А затем, ещё и вылил на голову ведро с говном.

Врезал. В живот. Со всей дури.

И пусть скажет спасибо, что не в морду. Иначе, замучился бы потом собирать раздробленные зубы с пола.

***

Пулей выскочил из зала, с яростью сплющил в руках пачку с куревом. Вытащил одну сигарету, закурил.

Млять! Бросил же! И снова взялся за это дерьмо. Просто бесит! И я не знаю как справиться с этим бешенством. Когда в моей жизни появилась ОНА приступы одичалости усилились. И так страдаю от проблемы с самоконтролем гнева, а тут сорвался! Въебашил Максу. Из-за девчонки.

Мне предстоит сделать сложный выбор.

Они… или она.

Кажется, когда я врезал своему брату, я уже сделал этот выбор.

***

Немного остыл, затушил бычок об асфальт, снова вернулся в помещение.

Надеюсь, Буйный долго харится не будет.

Сам виноват. За базаром нужно следить.

Некоторое время парни со мной не разговаривали. В принципе, они считали меня лидером, поэтому вскоре обиды забылись. Буйный занялся своей новой тёлкой, подругой Сони, остальные усердно готовились к бою, ну а я, после бодрящего душа, вышел устремился навстречу нежного голоса.

Крошка вернулась с прогулки. Мне пришлось встретить её в полуголом виде, ибо тело ещё не обсохло после банных процедур.

Какая милота!

Щёки малышки вспыхнули алым румянцем, в кукольных глазёнках блеснуло изумление! Меня здорово трухнуло, сердце в груди затарахтело как заведённое, а ширинка взъелась в член.

Гребанные джинсы! Трещали по швам!

Вряд ли это связано с новым гормональным курсом и резким набором мышечной массы. К тому же сегодня с утреца я вжарил себе в зад двойную дозу тестостерона.

Как же не вовремя она ворвалась в мою жизнь. Именно тогда, когда я сел на новый курс. Самоконтроль сейчас ни к чёрту. Переживаю, что всё же сорвусь нахрен и оттарабаню милашку во всех позах, во все её узенькие дырочки, наполняя Крошку своим горячим белком. Чтоб аж до моей глухоты и до её потери голоса, она верещала от удовольствия, пока я властно и грязно показывал ей весь необъятный космос, вбиваясь свои огромным членом в ее миниатюрную киску.

Я улыбнулся… И делал этот каждый раз, когда она, во время приветствия, задирала вверх свою миниатюрную головку, чтобы посмотреть на меня, как на огромный американский небоскрёб.

В этот миг по венам пульсировала не абы какая гордость. За свой внешний вид, за свои достижения во внешности. Мне приходилось много пахать, ломать себя, работать над своими изъянами. Очень долго и ооочень много. В итоге цель была достигнута. Я накачался до таких размеров, что люди стали преклонять передо мной голову и уступать дорогу. Это была самая приятная награда за непосильные старания.

Иногда я даже боялся обнимать Соню. Мог переборщить, не рассчитать силу и случайно раздавить мою хрустальную девочку. Но вскоре, научился контролировать свою мощь. Ради любимой малышки.

Сам не понял ка как сдурел. Наверно ещё тогда, в баре. Когда её впервые увидел. В башке что-то переклинило. И не только в башке. В груди тоже.

Сердце провалилось в желудок и забилось там, как проклятое, в критической агонии!

Между нами вспыхнула некая мощная связь!

Подаренная небесами.

Я посмотрел на неё, и в тот миг, когда наши глаза встретились, внутренний голос отчётливо произнёс в голове:

«Это она».

***

Когда мы приехали в Подполье, перед выходом на ринг, я закрыл глаза, сжал кулаки, представил в уме её сладкий образ и… даже услышал, как там, в зале, Соня выкрикивает моё имя.

Что ж, настало время в очередной раз бросить вызов смерти, чтобы произвести на девчонку ещё большее впечатление.

И я, естественно, не сомневаюсь, что выйду из этой схватки победителем.

ГЛАВА 2 4 .

Когда мужчина ушёл… я еле-еле успела добежать до туалета.

Меня вырвало.

Бледная, на вид, как тысячелетняя мумия, я искусала губы до мяса. Не помогало даже умыванием ледяной водой. Бродила из одной комнаты в другую, из одной в другую, до треска в пальцах сжимая телефон в ожидании новостей, живьём буквально тлея от безысходности, так и не смогла расслабиться, хотя бы на миг.

Как вдруг… получила сообщение.

«Здравствуй, Сонечка. Как дела? Что делаешь?»

Это был номер Виктора.

Меня снова швырнуло в холодный озноб. Да так, что я не могла пошевелить ни руками, ни ногами, чтобы написать ответное сообщение, или чтобы доползти до кровати.

Через пять минут раздался входящий вызов.

На звонок пришлось ответить. Иначе, «новый папочка» прямо сюда пошлёт целую роту омоновцев, чтобы утащить меня за решётку.

– Ну привет, «доченька»…

– Не смейте меня так назвать!

Возмущение было проигнорировано.

– Ты почему не отвечаешь на сообщение?

– В душе была.

– Запомни! У тебя в запасе есть тридцать секунд, чтобы ответить.

Иначе…

– Знаю! Посадите меня в тюрьму.

– Бинго, малышка, – ехидный смешок, – Ну что, как твои дела? Говорить можешь? Ты ведь у него дома?

– Да.

– Есть новости?

Меня накрыло ещё одной волной агонии.

– Н-нет. Пока нет.

Виктор мент. И его вряд ли проведёшь. Он ведь даже по голосу может запросто определить – вру я, или нет.

– А если честно?? Знаешь, милая, я так привязался к вашей семье… Что наверно буду рыдать, когда вас затолкают в грузовик с решётками и отправят далеко и надолго. Спрашиваю ещё раз, млять! Есть новости? И где твой стероидный обезьян?

– Он… Он… Я не знаю. Не уверена.

– Не заставляй меня давить на чувства.

– Кажется, он поехал на рыбалку.

– Вот как? И ничего подозрительного? Совсем? А тебя почему не позвал?

– Разве что…

Виктор затих. Даже задержал дыхание. Даже там, по ту сторону телефонного разговора, весь посторонний офисный шум практически стих.

Он знает, что я что-то не договариваю. Он как рентген… видит меня насквозь.

– Давид получил сообщение… В котором было написано «Сегодня идем на кита».

– ВНИМАНИЕ! Полная готовность! Они собираются брать кита! – вероятно, этот возбуждённый оклик уже был адресован не мне. – Соня! Когда он уехал?? – теперь уже мне.

– Полчаса назад. В чём дело?

– Скорей всего твой парень решил сегодня ограбить самый крупный банк в городе – «Кит Инвест Финанс». Спасибо за помощь. И за наводку.

Сказав это, Виктор быстро отключился. А я… я в ужасе швырнула телефон в стену.

***

Я не могла дышать полной грудью, не могла смотреть без слез на нашу совместную фотографию на заставке моего телефона. Я вспоминала его голос, его улыбку и то, как он голыми руками вытащил меня из-под обезумевшей толпы в момент нашей второй встречи. В тот миг я поняла, что влюбилась.

Но что же я делаю сейчас?

Я убиваю эту любовь. Швыряю её в грязь и топчу ногами.

Теперь меня грызла совесть. Отрывала кусок за куском… кусок за куском!

Тогда я поняла, что совершила ошибку. Когда исправлять было уже слишком поздно.

Я набирала номер любимого до тех пор, пока у меня не онемели пальцы. Но тщетно. Он не брал трубку. Абонент был недоступен.

Тогда я позвонила Максу, позвонила Диме – тоже самое!

Проклятье!

Нужно их предупредить! Немедленно!

И будь, что будет!

Может быть… случится чудо… и я успею.

Я ведь не переживу этого... Если по моей вине Давид пострадает. Его ведь могут ранить. В ходе перестрелки, например. Или даже хуже…

***

В панике, среди исходящих номеров братьев Давида, я отыскала номер телефона Карины и быстро нажала на кнопку вызова.

Увы, других вариантов по исправлению ситуации, я не видела.

«Давай же, возьми трубкууу!» – рыдала, бродила туда-сюда по комнате, спотыкаясь на каждом шагу.

– Алё… – Раздалось вялым эхом.

Вероятно, подруга ещё спала.

– Каринааааа! – я сорвалась в безвыходной истерике, – Нужна твоя помощь! Пожалуйста…

***

Сегодня двадцать второе марта, восемь тридцать утра, и сегодня я впервые совершила жуткое преступление – прогуляла первую пару по грамматике.

Просто потому, что очень хотела встретиться с Давидом.

Вот и начался «скат по наклонной». Сегодня прогуляю пару, завтра получу «неуд» на зачёте, а послезавтра меня вышвырнут из универа.

Отлично! Так держать, подруга!

Но разве разум может противиться чувствам?

Разумеется, нет.

Поэтому на свой страх и риск я всё же попёрлась в назначенное место.

В это замечательное утро погода радовала нас своим необычно-аномальным теплом. На небе поблескивало приветливое солнышко, пели птички, на фруктовых деревьях распускались ароматные цветы. Вдохнув запах весны я, вприпрыжку, скакала по тротуару, одаривая каждого встречного прохожего лучезарной улыбкой.

Сегодня я надела белый свитер, голубые джинсы, а сверху лёгкое пальтишко бежевого цвета. Волосы распустила, слегка подкрутила концы на плойку.

Через минуту уже буду на месте. И первое, что увидела, когда подошла к кафешке – отполированный до кристального блеска крутецкий байк.

Тот самый, который я видела два дня назад.

И снова весь кислород выветрился из лёгких, в голове всё завертелось-закружилось, а кости в ногах превратились в вязкое желе.

От страха хотелось развернуться и бежать назад. Но это было бы жутко неправильно. Всё же, пересилив собственную неуверенность, сделав несколько глубоких вдохов – переступила порог кафе «Сладкие пончики».

Давид, подперев подбородок рукой, сидел за самым последним столиком, задумчиво уставившись в окно. Заскучал, бедолага. Меня, небось высматривает. Когда я подошла ближе – тут же обалдела! Потому что столик был завален всевозможными булками, плюшками, пироженками.

Весь этот пир – смерть для моей бесстыжей задницы.

И особенно для бёдер.

Но отказываться от ухаживаний мужчины – как-то неуважительно.

– Доброе утро, Крошка! – он явно повеселел, когда увидел того, кого так яро ждал, – Прости, не удержался. Купил всё. Не знал, что именно ты будешь сегодня.

От такой щедрости у меня даже язык на несколько секунд онемел.

– Доброе утро, Давид. Ох, спасибо большое! – неловко улыбнулась, – Но я, скорей всего, столько не съем. Если ты мне конечно же не поможешь.

Сам здоровяк ничего не ел. Только кофе глушил. Без сахара.

Просто сидел и лыбился своими белоснежными винирами.

– Я не ем сладкое и мучное. Лишь иногда. Сейчас, перед летом, решил немного подсушиться.

– Ясно. – Пожала плечами, а он вдруг как истинный джентльмен отодвинул для меня стул.

Первое время я жутко стеснялась. Вчера все-таки вела себя более раскрепощенной. Но вскоре расслабилась. Потому что мне стало настолько легко с мужчиной, словно мы знали друг друга с пелёнок. Я не ощущала ни капли того дискомфорта, которого должна ощущать девушка, общаясь с мужчиной старше её на десять лет. Не прошло и минуты, я перестала думать об этой приличной разнице. Расслабилась. И получала удовольствие от нашей встречи.

Сначала навесила себе стереотипов, мол он такой весь из себя, опытный, состоявшийся мужчина, чей кошелёк пузырился от крупной суммы денег, от которого шарахаются как от сбежавшего из вольера саблезубого тигра. Поэтому я на его фоне выгляжу маленькой, безалаберной деточкой.

Но самое главное – он жутко опасный и жутко сексуальный громила!

И к слову, ещё до моего прихода крепыш заказал мои самые любимые лакомства.

Как только угадал?

Неужели ночью смотался в штаб ФСБ и по-быренькому нарыл на меня инфу «о личной жизни». На самом деле, мне показалось, что у нас, таких разных с виду, как у слона и моськи, есть много чего общего. В интересах, например.

Я люблю готовить – он любит есть. Давид обожает брюнеток, а у меня от природы темный цвет волос и я ни разу в жизни не красилась. Он любит качаться и практически живёт в спортзале, а я безумно фанатею от здоровил с каменными руками. И так далее… Подобных примеров можно приводить уйму.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю