156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Темный защитник (СИ) » Текст книги (страница 1)
Темный защитник (СИ)
  • Текст добавлен: 12 июля 2019, 02:00

Текст книги "Темный защитник (СИ)"


Автор книги: Селия Аарон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц)

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления!

Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения.

Спасибо.

Селия Аарон

«Темный защитник»

Серия: Защитники (книга 1)

Автор: Селия Аарон

Название на русском: Темный защитник

Серия: Защитники_1

Перевод: Света Пересичанская

Бета-коррект: Ясмина

Редактор: Eva_Ber

Обложка: Таня Медведева

Оформление:

Eva_Ber

Аннотация

С того момента, как увидел эту девушку в окне ее цветочного магазина, я почувствовал, что что-то еще помимо темноты овладело мной изнутри.

Чарли освещала мир, как маяк; светила для всех, кто потерял свет. Но она никогда не предназначалась мне, человеку, который без жалости убивал и собирал коллекцию кровавых трофеев.

Я думал, что если буду держаться от нее подальше, Чарли будет в безопасности и я не смогу ей навредить. Но я был не прав. Опасность следовала за мной как смерть на бойне. Я защищал Чарли от угроз, которые кружили надо мной, словно беспросветная метель, сбивал со следа и устранял очередного убийцу.

Но за все надо платить, особенно за второй шанс для такого человека, как я. Убивать ради нее легко. А вот жить для нее оказалось задачей потруднее.

Глава 1

Конрад

Я припарковался на своём постоянном месте под разбитым фонарем. Стук из багажника наконец-то стих, чему я был несказанно рад.

Машина, обогнув, осветила фарами маленькую, упавшую от сильных порывов ветра выцветшую вывеску. Выцветшую, если не считать одного яркого пятнышка, – магазин «Цветочный горшок Джесси».

Свет из окон отражался на мокром черном асфальте, а цветы в окне обещали романтику любому, кто рискнул тайно купить их. Чарли, владелица магазина, стояла за прилавком, ее черные волосы вились вокруг плеч, кажется, она суетилась с обрезками розовых и желтых роз в вазе.

«Как долго я смотрел на нее сквозь окна?» Я не мог сосчитать всех ночей, их было слишком много. Каждый раз мне хотелось войти и сказать что-нибудь. И каждый раз я оставался без ее теплого приветствия. Такая женщина, как она, не могла быть предназначена для такого мужчины, как я.

Новый удар из багажника прервал мои размышления.

– Брось это, Бенни, – выругался я шепотом. – Все кончено.

Он долгое время медленно истекал кровью. «Твою же мать, блин».

Чарли, склонив голову на бок, отстранилась, чтобы изучить дело своих рук. Не удовлетворившись, она вытянула свободный бант и отрезала немного атласной ленты. Потом девушка пробежалась ножницами вниз по лентам, разрезая и протягивая их. Те свернулись и завились, соприкоснувшись друг с другом, пока не стали похожи на дикий белый цветок. Женские пальцы работали с деликатной точностью, каждое движение сосредоточилось на создании красоты из ничего.

Я опустил взгляд на мои покрытые шрамами и испачканные чернилами кулаки. Старые раны и татуировки на теле рассказывали о крови, боли и жизни на службе у смерти. Я не мог представить что-то другое. Эти руки могли совершать насилие или применять силу и больше ничего. И все-таки, я представлял, как прикоснусь к коже Чарли и почувствую ее своими шершавыми пальцами. «Нежная, должно быть, такая нежная…»

Обернувшись к окну, я наблюдал за каждым движением, которое она совершала, сохраняя эти картинки в памяти. Она была как водная гладь, на поверхности которой отражались все эмоции девушки и тут же выдавали её состояние миру. Я хотел сохранить в сердце каждое выражение её прекрасного лица. Свои воспоминания я прятал так, чтобы потом можно было спокойно перебирать их. В зеркале заднего вида мелькнуло мое отражение: холодные глаза, твердый подбородок, сжатые челюсти и налет жестокости на лице. Я знал, кем был, ведь все, к чему я прикасался, прогнивало и умирало. Но я не мог запретить себе желать её.

Снова отстранившись, Чарли рассмотрела то, что создала, сосредоточенно нахмурив брови. Я достаточно много узнал о ней, пока наблюдал с улицы. Перфекционист. Общительная, однако же, осторожная. Она специально вела светские беседы, болтала о пустяках с покупателями, но жесты были закрытыми. Я раскопал немного больше, чем следует, и выяснил, что она не замужем. И нет парня. Двадцати шести лет, значит на семь лет младше меня. «Это не важно. Мы никогда не встретимся».

Черный «мерседес» прокатил мимо, шурша шинами по блестящей мостовой. Тонировка окон мешала мне рассмотреть водителя. Я напрягся, моя рука, как намагниченная, сама потянулась к холодному металлу под пиджаком. Машина проехала дальше и повернула. Когда красный свет задних фар исчез из вида, я расслабился и возобновил свою вахту. После долгого дня только одно наблюдение за Чарли могло успокоить бушующее внутри меня море крови. Я дышал одной местью, источал месть всеми фибрами души, пока однажды не взглянул на неё. И тогда я обрел покой. Я мог бы сидеть здесь часами и смотреть на нее.

Наконец-то довольная, девушка взяла вазу и поставила ее на кулер, стоящий ближе к входной двери. Она взглянула в ночь, ее глаза скользнули по моей машине. У меня зашевелились волосы на голове, когда она посмотрела в окно водителя – прямо на меня. Но мои окна были слишком затемнены. Она могла увидеть только черный прямоугольник стекла. Истинная тьма, сидящая за ним, была скрыта из вида. Чарли попыталась разглядеть то, что я никогда бы не позволил найти, а потом снова вернулась к своей работе.

Предсмертный хрип из моего багажника сообщил, что время вышло. Нужно было доставить Бенни на свалку, отвезти машину в мойку и немного поспать. Винс уже наметил пару дел на завтра, и они ждали своей очереди. Смена руководства всегда приносила мне массу работы. Но новый босс похож на старого – каждому боссу нужна работа такого человека, как я. Потянувшись переключить передачу, я уловил движение краем глаза и нагнулся, пока тот же самый «мерседес» не подъехал и не остановился возле меня. Теперь пассажирское окно было опущено, и чертов придурок с полуавтоматом «засветился» около моей машины. Оружейная стрельба и хлопки пуль, врезавшихся в металл, рассекли тишину ночи.

Водительское окно у меня разбилось. Я остался спокойным – хладнокровный, как снежные хлопья, падающие вокруг машины. Чарли должна была сообразить пригнуться; я знал это так же хорошо, как был уверен в том, что стрелявшего в меня урода я отправлю на тот свет раньше, чем его ствол остынет. Она была в безопасности на той стороне улицы. Я лишь надеялся, что она не смотрела в окно, так как здесь была чертова кровавая заварушка. Я открыл дверь ровно настолько, чтобы протиснуть мой 9-тимиллиметровый в щель.

Нажал на курок и вывел из строя заднюю шину «мерседеса» со стороны пассажирского сидения.

Негромкий выстрел моего пистолета затерялся в беспорядочном огне автоматной очереди нападавшего. Несколько выстрелов рассекли воздух, сопровождаясь щелчками. Ему теперь нужно было перезарядить оружие.

– Выходи, Конрад. Эта хренотень закончилась, – произнес высокий голос с характерным повизгиванием. Я узнал Джено – одного из ребят бывшего большого босса.

– Джено, это ты? – я притворился, что громко застонал. – Мне очень сильно досталось, приятель.

Последовала новая очередь выстрелов, теперь уже из маленького пистолета.

Я ждал щелчка. Как только услышал, как щелкнул затвор пустой обоймы, я выскочил и неожиданно засветил Джено прямо между глаз. Его удивленный взгляд заставил меня ухмыльнуться. Он упал на пассажирское сидение. Я выстрелил еще раз, теперь в переднюю шину. Затем прицелился выше в крыло машины и всадил три пули в двигатель. Водитель вскрикнул и попытался слинять. Идиот даже не обратил внимания на то, что у него пробиты шины.

Машина плелась по улице, двигаясь не быстрее, чем инвалидная коляска с электронным управлением. Водитель оказался в ловушке. А главное то, что он почти труп; просто сам еще не догадывался об этом. Обычно я не торопился с теми, кто пытался меня убить, но теперь я не мог позволить себе роскошь сделать это больнее, помучить его. Не в этот раз, когда Чарли могла увидеть подобную расправу.

Я бросил взгляд на ее магазин. Ее не было видно. Это хорошо. Я легко пробил переднюю шину выстрелом сзади.

Я уже знал, что будет дальше. Первоклассным убийцей я стал частично потому, что умел рассчитывать и планировать наперед. Устранение людей было чем-то наподобие логической головоломки. Если козел А видит, что козел Б был замочен, какой следующий шаг козла А? Дело в том, что я всегда знал следующие три шага, а не только один. Все, что мне надо сделать, – это подождать.

Я последовал за машиной и нырнул в сторону, когда водитель, не прицеливаясь, выстрелил еще пару раз. Машина, наконец, со скрежетом остановилась, двигатель показал большой кукиш и накрылся медным тазом из-за простреленных шин.

Я подкрался сзади, попав в облако пара и дыма из выхлопной трубы. Затем я услышал то, чего ожидал. Топот ног. Кто-то быстро бежал. Я встал и уложил шофера сзади одним выстрелом в голову. Он упал и проехался по тротуару, пока его лицо не размазалось по обочине.

Это хрень – стрелять человеку в спину. Но такие дела, как попытка меня устранить, не могут остаться без ответа, это нельзя спускать на тормоза. Я подошел к нему и узнал приятеля Джено – Майка. Я пустил ему еще одну пулю. Быстро. Беспристрастно. Я не почувствовал к нему никакой чертовой жалости.

Подъехала машина. Нет, минивен. Сидящая за рулем мать футболиста вытаращила глаза. Это стало мне сигналом. Я развернулся и побежал к своей машине. Она поддалась, несмотря на пробоины от пуль.

Я посмотрел в последний раз на магазин «Цветочный горшок Джесси». Я больше не смогу прийти сюда снова, после такого точно нет. Я проклинал Джено и того придурка, что загадил это место для меня. Одно единственное место в Филадельфии, где я мог почувствовать себя человеком, и то я потерял.

Чарли стояла у окна, прижав руку ко рту, побледневшая от шока, ужас исказил ее черты, стер краски. У меня заболело внутри, как будто осы жалили мою грудь. Это будет невозможно забыть. Вот какой ее жизнь будет со мной. Ужас, насилие и кровь. Никакой нормальной жизни.

– Прощай, Чарли.

Я завел машину и выехал с тротуара, пока вдалеке сирены не пообещали неприятностей.

Глава 2

Чарли

Черный БМВ со свистом пронесся по улице и скрылся за поворотом. Как только он исчез из вида, я выбежала из магазина и бросилась к «мерседесу». Разбитое стекло хрустело под ногами, мое дыхание превратилось в облако пара на фоне снежинок.

– Эй! Вы в порядке? – я подошла к открытой двери и взглянула на водителя.

Мне тут же стало плохо. Мертвый человек с остекленевшим безжизненным взглядом уставился прямо на меня с пассажирского сидения. Кровь тонкой струйкой стекала по носу из дырки между глаз. Я усилием воли сдержала тошноту и повернулась.

Другое тело лежало лицом вниз, не подавая признаков жизни, чуть дальше на краю тротуара. Я знала, что он не мог выжить. Не после того, как мужчина в темном костюме застрелил его почти в упор.

Но я должна проверить, вдруг он жив. Я наклонилась.

– Эй!

Человек не двигался. Я сунула руки в карманы своего пальто и сделала еще несколько шагов. Его затылок был похож на кровавое месиво. Волосы слиплись от крови и смешались с мозгом. Я отступила назад, наклонилась и меня вырвало. Остатки моего ланча забрызгали тротуар.

– Чарли? – мистер Чен стоял в дверях химчистки, расположенной двумя домами ниже.

– Оставайтесь внутри, – я подняла руку. – Здесь мы ничем помочь не можем.

– Я позвонил в полицию, – его голос с акцентом прерывался, когда он пытался докричаться до меня сквозь холодный воздух. – Вернись назад. Это небезопасно.

– Я уже, – я развернулась и поспешила обратно в магазин. Запотевших окон, на первый взгляд, видимо, не коснулась пролитая снаружи прямо перед ними кровь.

Закрыв и заперев дверь, я дошла до стойки. Мои ноги окоченели и застыли, а желчь жгла горло.

Сирены звучали громче и громче, пока красно-синие огни не отразились в окнах незанятого магазина на нашей улице. Две полицейские машины и машины скорой помощи остановились в конце улицы.

Я боролась с собой, решая, не выключить ли свет, притворившись, что у меня закрыто.

В конце концов, мистер Чен все видел и мог быть отличным свидетелем происшествия. Я не должна понадобиться копам. Я не хотела разговаривать. Ни о том, что произошло, и точно не о нем, не о нем определенно. Тот, кто следил за мной месяцами. Он ушел, его шины визжали, когда он проезжал нашу улицу и уносился в ночь. Что-то подсказывало мне, что он больше не вернется, не будет сидеть в машине на привычном месте по ту сторону улицы.

Я не знала, кем он был, ничего не знала о нем. Но почему-то, когда я замечала его машину под сломанным уличным фонарем, я чувствовала себя спокойно, под защитой. Это было нелепо, особенно учитывая, что мужчина был мне незнаком. Он мог ждать там, чтобы причинить мне вред. Это могло произойти не раз. Но такой задачи у него не было. Я чувствовала это. Вместо этого он лишь наблюдал.

Я никогда не видела его лица, пока он, крадучись, не пересек улицу с жаждой убийства в глазах. Он добил водителя уверенным выстрелом. В тот момент образ убийцы опалил мой мозг и врезался в память. Темные волосы, белая кожа, квадратная челюсть, покрытая щетиной, и светлые глаза. Я не смогла бы сказать, были они зелеными или голубыми, но они определенно были яркими и живыми. Он двигался агрессивно, каждая его часть источала расчетливую месть. Даже его хищная поступь кричала об опасности. Тем не менее, он был нереально красив для человека, который убил без угрызений совести.

Я вздрогнула и бросилась к двери. Я щелкнула выключателем, и магазин погрузился в темноту. Я только надеялась, копы не заметили включенный свет, когда подъезжали к кварталу. Мне удалось успокоиться, когда я нырнула в тень.

Специальный компрессор для лилий, стоящий справа от меня, издавал тихий шум и успокаивающее гудение. С этого ракурса я могла видеть «мерседес», но не мертвого человека на улице. Двое полицейских приблизились к автомобилю, держа пистолеты наготове. Вскоре они поняли, что мертвый человек внутри не представляет опасности, и убрали своё оружие. Один проверил внутри машины, пока другой осматривал выше и ниже по улице. Снег начал падать сильнее, образуя небольшие сугробы и слякоть.

Приехало подкрепление из офицеров, они разделились и стали стучаться в двери, прочесывая улицу. Два офицера прошли перед моими окнами и остановились. Я сильнее вжалась в стену, когда раздался громкий стук в дверь моего магазина.

– Мисс Фэйрбенкс. Выходите, мэм. – произнес молодой мужской голос, полный неуверенных ноток. – Ваши соседи сказали, что вы были на улице после случившегося. Мы хотели узнать, что Вы видели.

«Я видела убийцу в темном костюме с пристальным цепким взглядом, в котором читалось желание убивать».

Я не любила разговоры с полицией. От них были одни проблемы, а это последнее, что мне было нужно.

Снова раздался стук, в этот раз сильнее.

– Ну же, откройте! – другой хриплый голос сильно бил по моим ушам. Видимо, он был плохим копом против хорошего «мальчика» (прим. имеется в виду игра «в хорошего и плохого полицейского»).

Я отступила и прошла через заднюю дверь в глубину магазина. Офицеры разговаривали между собой, понизив голоса.

– Мы поговорим с Вашими соседями, затем вернемся сюда снова, и Вы позволите нам войти. Вы же не хотите, чтобы мы подумали, что Вы помешали на месте преступления или пытаетесь препятствовать нашему расследованию, не так ли? – видимо, плохой коп победил в их небольшом споре. – Это достаточный повод, чтобы отвезти Вас в участок, – он сделал паузу и прочистил горло. – Будьте готовы говорить, когда мы вернемся.

Когда все вокруг стихло, я с шумом выдохнула. Мне нужно было найти свою сумку и пробраться к задней двери. Я не хотела разговаривать с копами. Призраки прошлого пытались захватить мое сознание, их костлявые пальцы вторгались в мой мозг. Я отбросила эти мысли прочь. Я больше не жертва. Не в этот раз. Если полиция попытается на меня давить, то я позвоню своему адвокату.

Я подхватила сумку со стойки напротив широкой раковины, но мне так и не удалось пройти дальше. Чья-то рука с силой зажала мне рот, в ушах раздался голос с тихим предупреждением.

– Скажешь хоть слово, и тебе не жить, сука.

Резкая боль от удара по голове заставила увидеть искры перед глазами, а потом я провалилась во тьму.

Глава 3

Чарли

Боль от пощечины обожгла левую щеку и привела меня в чувство. Когда удалось сфокусировать взгляд, я рассмотрела полутемную комнату и крупного мужчину, стоящего передо мной. Его лысеющая макушка сияла в свете голой электрической лампочки без абажура, висевшей в нескольких футах над его головой. Я не чувствовала своих рук. Они были связаны за спиной, а ноги – привязаны к деревянному стулу, на котором я сидела.

– Берти, она проснулась! – он криво улыбнулся мне, демонстрируя отсутствие передних зубов и оставшийся вместо них черный провал над верхней губой.

Острая боль пронзила мою голову и расползлась по позвоночнику. Я застонала, когда раздались шаги с другого конца комнаты. Лампочка освещала лишь низ деревянной лестницы, не больше. Я не знала, где нахожусь, но было холодно. Озноб пробирал до костей так, что я стучала зубами. Запах гнили и плесени затруднял дыхание.

– Холодно? – в поле зрения возникли блестящие черные туфли. Один шаг, потом еще один. Появились темно-серые брюки, когда мужчина подошел и встал ближе.

Лысый мужчина отступил в сторону, уступив место новоприбывшему.

Тот, кого назвали «Берти», вошел в круг света. На вид мужчине было больше тридцати лет, у него были черные волосы, темные глаза и шрам, пересекающий челюсть. Его одежда была дорогой и опрятной, пиджак идеально сидел на его некрупном теле.

– Чарли, не так ли? – он покрутил золотое кольцо на левом указательном пальце, затем посмотрел на меня в упор.

Мои зубы застучали сильнее.

– От-т-пустите меня.

Он рассмеялся и широко развел руками.

– Не нравится наше гостеприимство?

Я отшатнулась от звука его голоса. Нечто темное в нем заставило меня вспомнить то, что я уже видела, от чего мурашки побежали по коже.

– Я просто хочу уйти.

Он прищурился.

– Не так быстро, Чарли. У меня будет к тебе пара вопросов.

Мои мысли закрутились со скоростью света. «Вопросы? Что ему надо?»

– Если не ответишь, или твои ответы мне не понравятся, мой приятель Гарри разозлится и выплеснет свою агрессию на тебя, – его взгляд прошелся вниз по моему телу, а затем вернулся к лицу. – Хотя, для начала, возможно, я захочу использовать свои методы.

Мое сердце болезненно сжалось.

– Ой, да ладно тебе, – он усмехнулся, его шрам натянулся на челюсти. – Я не так уж плох.

Я покачала головой, слезы брызнули и потекли по моим щекам.

– Пожалуйста.

– Давай начнем, – он снял пиджак и протянул его Гарри, затем стал закатывать рукава. – Откуда ты знаешь Конрада Мерсера?

– Кого? – я посмотрела на него.

Его улыбка дрогнула, когда рука рассекла воздух. Кольцо на пальце задело скулу. Моя голова дернулась в сторону, и я зашипела от боли.

– Попробуем снова, Чарли? – он опустился на корточки передо мной, положив руки на мои колени. – Откуда ты знаешь Конрада Мерсера? – его руки прошлись по моим бедрам. Я попыталась сомкнуть ноги, но они были полностью обездвижены.

Мое сердце грохотало в груди, и внутри все похолодело, когда он добрался до верхней части бедер.

– Я не знаю этого имени, пожалуйста, остановитесь, – я всхлипнула от своей мольбы.

Он провел руками по моей талии и расстегнул джинсы, от чего я задрожала.

– Я не поверю в это ни на секунду, Чарли. Он имеет обыкновение сидеть возле твоего магазина, наблюдая за тобой. Ты знаешь, о ком я говорю, не так ли? – он потянул молнию на моих джинсах вниз. – Симпатичные трусики.

Догадка вспыхнула в голове узнаванием.

– Машина? Черная машина, которая стоит через улицу?

– Это она, – его холодные пальцы скользнули под резинку белья.

– Не надо! – я дернулась и попыталась увернуться от его прикосновения, но деваться было некуда.

– Ты его девушка, так? – он поднялся и схватил меня за волосы, оттянув мою голову назад, угрожающе нависая надо мной.

– Что? Нет! – я попыталась придать уверенности моим словам. – Я не знаю его. Я его даже не видела до того вечера, когда он выстрелил в того человека, – я перешла на визг, голос был ломким.

Его хватка усилилась так, что кожа на моей голове уже горела. Затем другую руку он положил мне на горло.

– Ты врешь.

– Нет, – с трудом выдавила я, когда он надавил. Весь воздух застрял у меня в легких, пока его глаза сверлили меня.

Он не отстал, хотя и опустил взгляд на мои губы, однако повторил снова:

– Вот значит как, Чарли. Я дал тебе шанс. Ты солгала. Теперь я собираюсь делать с тобой все, что захочу. Когда закончу, позволю Гарри продолжить.

Гарри хмыкнул.

– Спасибо, босс.

– Не бери в голову, – он не отводил взгляда от меня. – И тогда ты будешь говорить нам правду. Где он живет. Как добраться до него. Ты расскажешь нам все, или мы будем отправлять тебя по кусочкам Конраду. Поняла?

Я не могла говорить, все мысли исчезли от его сжимавших рук и угрозы в его словах. Тьма накрыла меня пеленой, и мои веки опустились.

– Берт! – мужской голос прозвучал издалека, словно говорили в трубу.

– Нэйт? – уточнил он, жарко дыша мне в лицо. – Чего тебе, приятель?

– Молли звонит тебе. Сказала, что пробовала дозвониться на твой мобильный, но попадала на голосовую почту.

– Черт, – воскликнул Берти. Рука на горле исчезла.

Я сделала небольшой глоток воздуха и открыла глаза.

Берт стоял надо мной и вытаскивал из кармана телефон.

– В этой гребаной дыре нет сети.

Он оглядел бетонный пол и стены из шлакоблоков.

– Она говорит, что это срочно, – продолжал голос. – Что-то о ребенке.

– Черт, – он сделал шаг назад к лестнице и указал Гарри. – Составь ей компанию, но не трогай. Я буду первым, – он стал подниматься по лестнице. Его блестящие туфли исчезли друг за другом, пока, наконец, не захлопнулась дверь.

Мои легкие горели, когда я вдыхала и старалась отогнать тени, которые вставали у меня перед глазами. Я пыталась вращать руками, чтобы ослабить веревки и освободиться, но они не сдвинулись. Страх и отчаяние бурлили во мне. Дрянная смесь.

Гарри повернулся к свету.

– Ты и я, – облизнулся и хрустнул суставами. – Скоро, сучка.

Глава 4

Конрад

Я бросил ключи от машины Сэму.

– Там было ужасное месиво, но ничего необычного.

Сэм почесал свои сальные волосы и глянул на машину, в то время как Слим, три сотни фунтов тупости (прим: ок. 136 кг), подготавливал сварочный аппарат за его спиной.

– Кто это был?

– Бенни.

Я окинул взглядом ряд машин, кучки запчастей и парочку грязных механиков.

Сэм сплюнул на потемневший от масляных пятен бетонный пол.

– Дерьмо. Я был на свадьбе его сестры два месяца назад.

– Мазел Тов (прим.: на иврите – поздравление, пожелание удачи и счастья на свадьбе).

Я обернулся к связкам ключей, висящим в ряд вдоль стены мастерской, в то время как Слим стал работать со сварочным аппаратом.

– Моя «Ауди» готова?

– Да, ключи на крючке.

– Все, что нужно, уже там?

– Заряжено и загружено в багажник, как обычно.

Он имел в виду небольшой арсенал оружия, который я хранил в машине.

У нас с Сэмом была долгая история взаимоотношений. Он разбирал тачки, подчищал бардак, разбирался с проблемами и собирал арсенал первоклассного оружия в два раза дольше, чем я был наемным убийцей. Он был солидным, однако, всегда осторожным. Я его не винил.

Он присел на капот БМВ.

– Могу я надеяться, что ты больше не подкинешь таких посылок?

Я стащил знакомый ключ.

– Не сегодня.

– Думаю, это должно меня утешить.

Он покачал головой.

– Бенни был предан старому Сержу и никогда не выходил за рамки. Если Винс приказал его грохнуть, тогда… – он заломил свои руки. – Это заставляет задуматься, что же будет с остальными.

Я метнул взгляд на него через плечо.

– Ты продолжишь поставлять машины для главного, того, кто что-то решает, кем бы он ни был, и они оставят тебя в покое.

– Да, полагаю, что в этом ты прав.

Он почесал подбородок.

– Всё равно, я жду того дня, когда ты войдешь в эту дверь с пулей, предназначенной для меня.

– Сэм, если ты окажешься в моем списке, то никогда не увидишь, как я вхожу.

Он кивнул, смиренно опустил плечи.

– Я верю в это.

– Пока, еще увидимся.

Я оставил позади старую автомастерскую, открыв грязную дверь, и шагнул в холодную ночь. Я чувствовал усталость, мне просто необходимо было поспать. Дни бандитских разборок и кровопролития, хоть и хороши для бизнеса, но отбирают силы.

Мой мобильный пиликнул входящим сообщением. Я шел вдоль ряда маленьких стоянок напротив невзрачного склада, пока падал снег. Температура упала настолько, что застывало все, хотя никакое количество снега не могло скрыть грязь, что покрывала меня, мастерскую или город.

Я юркнул на водительское сидение и включил зажигание. Машина с урчанием завелась, пока я доставал телефон из кармана. Возможно, я обманул Сэма. Возможно, там было сообщение о новом убийстве, и сделать дело нужно, пока солнце не взошло. Я вздохнул и открыл сообщение.

«Твоя девушка у Берти. На Лернер-Стрит частный дом. Подвал. Поспеши».

Я сжал телефон так сильно, что экран треснул. Слова «твоя девушка» можно отнести лишь к одной персоне. Чарли. Этот мерзкий ублюдок, Берти, схватил ее. Я убил его отца два дня назад, окрасив пол маленькой булочной кровью старика. Берти не было в моем списке, хотя обычно нужно было убирать первых помощников босса. Я не спрашивал, почему. Это было не мое дело – задавать вопросы Винсу, я только выполнял заказы. Но неужели сейчас мне нужен заказ, чтобы стереть этого маленького говнюка Берти с лица земли? Он похитил Чарли. Я сильнее сжал руль. Он тронул то, что было моим.

Я встряхнулся. Я не убивал без оплаты, но ярость, которая сжигала меня изнутри, можно сказать, выделила момент, когда я взял Берти на мушку. Но сначала я должен был добраться до Чарли. Она не заслуживала этого, и я проклинал себя за то, что думал, что смогу наблюдать за ней, оставаясь незамеченным.

Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, я завел машину и плавно поехал по улице. На красный я каждый раз останавливался. При движении каждый раз включал поворотники. Это замедляло мое передвижение, но достаточно было одного неверного движения, чтобы привести копов у себя на хвосте. В этой поездке мне совсем не нужна была их компания. Все, что мне нужно было, это мой маленький арсенал в багажнике.

Сдавив руками руль, я двигался к частному дому. К ней. Она была там из-за меня. Потому что я был недостаточно осторожен. Конечно, они заметили. Черт возьми, они прислали Джено прямо ко мне. Они должны были догадаться, почему я так часто посещал одно единственное место. Твою мать.

Каждая пролетающая секунда была как ледяные иглы, врезающиеся мне в голову. Я знал, что Берти мог сделать. Черт, он научился некоторым своим самым грязным трюкам от меня.

Вопреки доводам рассудка безумно хотелось вдавить педали в гребаный пол, но я не мог этого допустить. Слишком многое было на кону. Чарли. Я бежал от мыслей о её окровавленном теле, истерзанном жестокими руками и еще более жестокими намерениями.

После бесконечного движения по переулкам я, наконец, подъехал к Лернер. Частный дом был окутан тьмой, свет был только в передней гостиной. Перед окнами мелькали тени. Я проехал вниз по улице, а затем повернул в переулок и припарковался несколькими домами ниже, рядом с ветхим гаражом.

Я быстро набрал ответное сообщение.

«Убирайся оттуда сейчас же или спрячься наверху и молись»

Нэйт знал, что делать, когда станет жарко. Мы были крепко связаны с тех пор, как бегали по улицам, не имея ничего, кроме одежды на плечах и плохих наклонностей. Я открыл багажник и вытащил автоматический пистолет «Глок-18», с полной обоймой патронов, которой меня обеспечил Сэм. У него был магазин ёмкостью 150 патронов. Это было больше, чем мне нужно, но в этой ситуации слишком много было лучше, чем недостаточно. Я перезарядил свой 9-ти миллиметровый, проверяя барабан, и сунул обратно под пальто. Я выбрал светошумовую гранату для большого показательного бума, чтобы начать вечеринку.

Мой телефон пиликнул, и толстые хлопья снега опустились на экран, когда я его вытащил.

«Пошел ты, чувак. Я искал возможность прикончить Петера вот уже два года. Я остаюсь и участвую».

«Нэйт, ты чокнутый сукин сын». Я тихо закрыл багажник и начал подкрадываться по тенистой аллее, стараясь держаться поближе к мусорным бакам и разбитым машинам, которые выстроились вдоль квартала. Ночь была тихая, на заднем дворе дома было темно, когда я подошел. Дом был двухэтажный, полностью оснащенный всем необходимым, вероятно, самый лучший в этом квартале, тогда, в 50-х годах. Сейчас он напоминал раковую опухоль, постепенно разрушаясь и мечтая о пожаре, чтобы положить конец такому существованию.

«Глок» тяжело оттягивал мою руку, пока я медленно поднимался по ветхой лестнице к заднему входу. Старая доска скрипнула на второй ступеньке. Я замер и прислушался. Ничего. Продолжив подъем по лестнице наверх, я потянул входную дверь на себя на пару сантиметров, в то же время, стараясь приглушить скрип петель. Треснувшее стекло входной двери смотрело в кухню. Она была пуста. В раковине была гора тарелок, грязный стол завален окурками сигарет.

Пар от моего дыхания клубился вокруг меня, когда я отклонился от двери и занес ногу. Нажал на дверную ручку, чтобы расширить проем. Дверь поддалась и распахнулась. Раздался крик из глубины дома. Я вырвал чеку у гранаты и бросил её подальше в длинный холл, который проходил посередине дома. Я прижался спиной к стене около двери и стал ждать. Еще крики. Граната взорвалась.

Продвинувшись внутрь, я дважды выстрелил в человека, который выбежал в холл, и ворвался за ним, пока он падал. Еще одним выстрелом в голову прикончил его, когда два парня метнулись в гостиную в передней части дома. Кто-то еще спешил вниз по лестнице. Я сбил его с ног выстрелом по коленям из моего 9-ти миллиметрового. Он покатился по лестнице и застонал, словно дешевая шлюха.

Я бросился в столовую и пригнулся, пока лохи в гостиной начиняли пулями стены между нами снова и снова. Штукатурка разбилась и лопнула, осыпавшись на меня, когда я присел пониже к полу. Парень с лестницы сменил стоны на вопли.

Дверь в холл открылась, и кто-то пальнул из мелкокалиберного оружия. Я упал на спину и стал отстреливаться, переведя «Глок» в автоматический режим и производя столько выстрелов, сколько нужно было, чтобы свалить козла.

Он упал в лужу крови, когда пули изрешетили его насквозь. Я сел и рассмотрел знакомую лысую голову. Гэри. Этот большой тупой мудак сам напросился. Было трудно разглядеть что-то за ним, но я готов поспорить, что он вышел из подвала.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю