332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Рой Медведев » Неизвестный Сталин » Текст книги (страница 16)
Неизвестный Сталин
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:26

Текст книги "Неизвестный Сталин"


Автор книги: Рой Медведев


Соавторы: Жорес Медведев

Жанр:

   

Политика



сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 60 страниц) [доступный отрывок для чтения: 21 страниц]

Арзамас-16

После двух командировок в Арзамас-16 в 1949 году группе Тамма предстояло полностью перебазироваться туда в 1950 году для проведения уже не только теоретических исследований, но и для осуществления конструктивных решений. Возникла потребность и в новых сложных производствах: постройке особого реактора для производства трития, а также завода по выделению легкого изотопа лития из природного лития. Технология производства дейтерия уже была разработана в ИФП под руководством Анатолия Александрова. Но для больших количеств дейтерия было необходимо строительство особого предприятия. Возникало множество других проблем, так как материалы, из которых создавалась конструкция водородной бомбы, отличались от тех, из которых монтировались атомные.

Решение об отправке группы Тамма в Арзамас-16 оформлялось как Постановление Совета Министров и подписывалось Сталиным. Но, несмотря на столь авторитетную подпись, наиболее важный сотрудник группы, Виталий Гинзбург, заместитель Тамма по теоретическому отделу и один из соавторов всего проекта «слойки», не получил от органов госбезопасности разрешения на выезд в столь секретный объект. Гинзбург был старше и опытнее Сахарова. В отличие от беспартийного Сахарова, Гинзбург был членом ВКП(б). Однако жена Гинзбурга, Нина, в это время находилась в политической ссылке. В 1945 году, когда она была студенткой Московского университета, ее арестовали вместе с группой студентов по обвинению в «контрреволюционной деятельности». После 9 месяцев тюрьмы ее отправили в ссылку. Она смогла вернуться в Москву только в 1953 году, после смерти Сталина. Поэтому Гинзбург был признан неблагонадежным. Это избавило его от славы быть вместе с Сахаровым «отцом» первой советской водородной бомбы, но в общем пошло ему на пользу. Он продолжал работать в ФИАНе очень успешно. В 1956 году он был избран действительным членом АН СССР. Тамм и Сахаров, приезжая в Москву, продолжали советоваться с Гинзбургом и иногда поручали ему некоторые расчеты. Недавно были опубликованы две книги Гинзбурга, одна из которых – его научная автобиография [133]133
  Гинзбург В. Л.О науке, себе и других. М.: Наука, 1997.


[Закрыть]
. В 2003 году Виталию Гинзбургу была присуждена Нобелевская премия по физике.

Сахаров и другие сотрудники Тамма прилетели в Арзамас-16 в марте 1950 года. Тамм прилетел в апреле с рюкзаком и лыжами, надеясь, очевидно, на прогулки по окрестным лесам. Однако во время первой такой прогулки, как вспоминает Сахаров, они еще не успели дойти до ближайшего леса, как «за нашей спиной раздалось грозное: „Стой, ни с места!“ Мы обернулись и увидели группу солдат, с очень недвусмысленно наведенными на нас автоматами, нас отвели к зданию, около которого ждал грузовик, приказали сесть в кузов на дно, вытянув ноги. Напротив, на скамеечке, сели четверо автоматчиков. Один из них сказал: „При попытке бегства и если подберете ноги – стреляем без предупреждения“» [134]134
  Сахаров А. Д.Воспоминания. С. 161.


[Закрыть]
.

Столь строгая режимность Арзамаса-16 объяснялась тем, что большую часть всех строителей города составляли заключенные нескольких лагерей. Этот, уже ставший городом объект, как пишет Сахаров в своих воспоминаниях, опубликованных в 1990 году, «представлял собой некий симбиоз из сверхсовременного научно-исследовательского института, опытных заводов и большого лагеря… Руками заключенных строились заводы, испытательные площадки, дороги, жилые дома для сотрудников. Сами же они жили в бараках и ходили на работу в сопровождении овчарок… Ежедневно по утрам мимо наших окон с занавесочками проходили длинные серые колонны людей в ватниках, рядом шли овчарки» [135]135
  Там же. С. 154–155.


[Закрыть]
.

Как Сахаров узнал вскоре после начала своей работы, заключенные, оказавшиеся в Арзамасе-16, даже те, кто был приговорен к небольшим срокам, практически не имели шансов на освобождение. «…У начальства была одна проблема – куда девать освободившихся, которые знают месторасположение объекта, что считалось великой тайной… Начальство разрешало проблему простым и безжалостным, совершенно беззаконным способом – освободившихся ссылали на вечное поселение в Магадан, где они никому ничего не могли рассказать. Таких акций выселения было две или три, одна из них летом 1950 года» [136]136
  Там же. С. 180.


[Закрыть]
. (Такие же ссылки в Магаданскую область практиковались и в Челябинске-40.) О выселении в Магаданскую область заключенных Сахаров узнал через три месяца после своего прибытия на объект совершенно случайно. В это выселение попала расконвоированная заключенная – художница Ширяева, которую Сахаров часто встречал вместе с Зельдовичем. Ширяева, попавшая в лагерь по антисоветской статье, занималась росписью потолков и стен в домах у начальства и в клубе, и общительный Яков Зельдович быстро с ней подружился.

«Однажды, уже летом, Зельдович разбудил меня среди ночи… Я. Б. был сильно взволнован. Он попросил у меня взаймы денег. К счастью, я только что получил зарплату и отдал ему все… Через несколько дней я узнал, что у Ширяевой кончился срок заключения и ее вместе с другими в том же положении вывезли с объекта „на вечное поселение“ в Магадан… Через несколько месяцев Ширяева родила. Я. Б. рассказывал, что в доме, где она рожала, пол на несколько сантиметров был покрыт льдом».

Родившаяся в Магадане девочка, Шура, дочка Зельдовича, выжила. Через 20 лет, в 1970 году, Сахаров встретил ее вместе с отцом в Киеве. Два главных теоретика, от творческого энтузиазма которых зависела в СССР судьба термоядерного оружия и связанная с этим внешняя политика страны, не могли летом 1950 года решить, казалось бы, намного более простую задачу: спасти беременную женщину и друга от полного беззакония и возможной гибели.

Хотя Зельдович, как и Теллер (и даже раньше его), понял невозможность первого варианта «двухступенчатой» водородной бомбы, теоретическая работа над вариантами этой модели продолжалась. Задача состояла в том, чтобы найти такой механизм сжатия дейтерия и трития или дейтерия и лития, который обеспечивал бы не сотни тысяч, а миллионы атмосфер. Возникла идея, что такое давление можно обеспечить сходящимися в одной точке мощными лазерными лучами. В США Теллеру подсказал нужную идею Станислав Улам, талантливый физик, эмигрировавший в США из Польши. Поэтому первая американская водородная бомба получила название «модель Улама – Теллера». Сверхдавление для трития и дейтерия в этой модели достигалось не взрывными волнами химических взрывчатых веществ, а своеобразной имплозией отраженной радиации атомного взрыва. Модель требовала большого количества трития, и для его производства были построены новые реакторы.

Подготовка к испытанию пока еще не бомбы, а специального устройства происходила в большой спешке. В Лос-Аламосе отменили ради этого выходной день в субботу (в СССР суббота тогда еще была обычным рабочим днем). Испытание было произведено 1 ноября 1952 года на небольшом атолле в южной части Тихого океана. Испытание прошло успешно. Атолл был полностью разрушен, и покрытый водой кратер от взрыва превысил милю в диаметре. Измерения показали, что сила взрыва равнялась 10 мегатоннам ТНТ. Это превышало мощность атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму, в тысячу раз. Результаты этого взрыва, объявленные американским правительством, вызвали в остальном мире шок и критику. Было очевидно, что столь фантастически мощная бомба не может быть использована против военных объектов. Она не могла быть оружием войны. Это было оружие геноцида и политического шантажа.

Более скромная по мощности водородная бомба Сахарова готовилась к испытанию без особой спешки. Сталин, получив доклад об испытании американской водородной бомбы в середине ноября, воспринял это как подтверждение своей уверенности в том, что США серьезно готовятся к войне с СССР. В ноябре 1952 года победу на выборах на пост президента США одержал Дуайт Эйзенхауэр. Крайняя спешка Теллера и других создателей американской водородной бомбы провести испытания даже несовершенного устройства весом более 60 тонн за несколько дней до выборов была связана именно с тем, что уже очевидный уход Трумэна из Белого дома создавал неуверенность. Эйзенхауэр мог отменить испытание. Как компетентный генерал он мог усомниться в целесообразности столь сверхмощного оружия.

В начале 1953 года Сталину доложили, что в СССР работы по созданию водородной бомбы, в двадцать раз более мощной, чем атомная, завершаются [137]137
  Фурсенко А. А.Конец эры Сталина // Звезда. 1999. № 12. С. 175.


[Закрыть]
. Однако до испытания этой бомбы Сталин не дожил. Оно было произведено 12 августа 1953 года. По американской классификации, это советское испытание обозначалось как «Джо-4», в честь «дяди Джо», как в США во время войны называли Сталина.

Эпилог

После успешного испытания первой советской водородной бомбы все главные участники проекта получили длительный отпуск для отдыха. После возвращения с юга на основе секретного решения Президиума Верховного Совета СССР почти все ключевые участники проекта получили щедрые награды. И. Е. Тамм, А. Д. Сахаров, А. А. Александров, Я. Б. Зельдович, Л. Д. Ландау и начальник Арзамаса-16 генерал П. М. Зернов были удостоены звания Героя Социалистического Труда. Молодых ученых экспрессом избирали в Академию наук. Курчатов и Харитон получили звания Героя уже в третий раз. Одновременно с этим званием ученым выдавалась и особая повышенная Сталинская премия, по 500 тысяч рублей каждому. Не забыли и о Виталии Гинзбурге, его наградили орденом Ленина.

После создания и испытания первой советской атомной бомбы в 1949 году звание Героя Социалистического Труда получили и многие работники органов госбезопасности, и начальники лагерей заключенных, прикрепленных к атомным стройкам. В 1953 году, в связи с арестом Берии, им повезло меньше. Генерал-лейтенант Павел Мешик, заместитель Берии, отвечавший за обеспечение режима охраны и секретности всех объектов атомной науки и промышленности и один из организаторов депортации на вечное поселение в Магадан освобождавшихся из лагерей в связи с окончанием срока заключения, был арестован и расстрелян вместе с Берией. Депортированные спецпоселенцы начали возвращаться в центральные области уже после 1955 года. Только из Магаданской области вернулись более 10 тысяч человек. Но им все же не разрешали селиться в больших городах и близко к границам.

После испытания сахаровской «слойки» усилия Сахарова, Зельдовича и многих других были объединены для создания более мощной двухступенчатой водородной бомбы, сходной с той, которую испытывали американцы. Эта задача была очень быстро решена. Испытание этой бомбы было проведено только через два года, 22 ноября 1955 года. Но это не значит, что ее нельзя было взорвать раньше. Просто было решено готовить сразу бомбу, а не «устройство». Ее испытывали, сбрасывая с самолета, а не на земле. Для этого нужна была очень большая модификация атомного полигона в Семипалатинской области и выселение десятков тысяч жителей из прилегающих к полигону районов. Для испытания последующих водородных бомб еще большей мощности был оборудован новый арктический полигон на Новой Земле.

Сталин и атомный ГУЛАГ
Рождение уранового ГУЛАГа

Главное сырье для атомной промышленности, урановая руда, нигде в СССР до 1942 года не добывалась. Начало атомной эры в Советском Союзе можно поэтому датировать 27 ноября 1942 года, когда Государственный Комитет Обороны (ГКО) принял Постановление № 2542 сс («сс» означает «совершенно секретно») «О добыче урана». Месторождение урановой руды в Табошарском районе Таджикистана было известно с начала века. Поэтому именно здесь было решено строить первый урановый комбинат. Выполнение этой работы было возложено на Наркомат цветных металлов, который уже имел свои предприятия в Средней Азии. Один из таких заводов следовало переоборудовать и уже к маю 1943 года довести его производительность до 4 тонн 40-процентного уранового концентрата в год. К концу 1943 года производительность этого завода следовало увеличить в три раза [138]138
  Атомный проект СССР: Документы и материалы. Т. 1.1938–1945 / Ред. Л. Д. Рябов. М. Наука: Физматлит, 1998. С. 275.


[Закрыть]
. 30 июля 1943 года, признав отсутствие существенного прогресса в добыче и обогащении урановой руды, ГКО Распоряжением № 3834 сс привлек к решению этой проблемы еще несколько наркоматов и ведомств: Комитет по делам геологии, Наркомат черных металлов, Наркомат машиностроения, Наркомуголь, Нарком-боеприпасов и другие, обязав их обеспечить урановый комбинат в Табошаре необходимым оборудованием и кадрами. Комитету по делам высшей школы вменялось в обязанность направить на постоянную работу на урановый комбинат 18 физиков и химиков и 450 студентов для работы в каникулярный период 1943 года.

Но и это распоряжение ГКО оказалось нереальным. Было прежде всего необходимо строить урановые рудники, добывать руду и транспортировать ее по горным тропам на ишаках и верблюдах на центральную обогатительную фабрику в Ленинабадской области. Студенты в период каникул для такой работы не подходили. Ответственным за урановую проблему был в то время зам. Председателя ГКО В. М. Молотов, и именно в его аппарате готовились проекты всех этих постановлений.

Игорь Курчатов, уже назначенный научным руководителем всех атомных проектов, требовал для начала работ по бомбе 200 тонн металлического чистого урана – 50 тонн для экспериментального реактора и 150 тонн для промышленного. Пока же у него были лишь 700 граммов уранового порошка, сохранившегося с довоенных времен. Возник тот казавшийся неразрешимым тупик, который предвидели руководители атомного проекта США, бравшие под свой контроль все те мировые центры добычи урана – в Бельгийском Конго, в Южной Африке и в Канаде, – которые остались без экспортных возможностей после оккупации Германией большей части Европы.

В Европе уран добывался в Саксонии, в бывшей Чехословакии и во Франции. Месторождения урана были также найдены в Болгарии. В администрации США знали, что в Советском Союзе уран не добывается, и именно это было главным фактором той надежды на атомную монополию, которая была доминирующей после 1943 года. Именно в конце 1943 года и в США, и в Великобритании были получены надежные сведения о том, что урановый проект Германии почти полностью остановился после разрушения союзными бомбардировками заводов по производству тяжелой воды в Норвегии. Германский проект был основан на реакторах, в которых замедлителем нейтронов для поддержания цепной реакции служила тяжелая вода, так как в этом случае требуется значительно меньше урана.

К началу 1944 года было очевидно, что окончание войны в Европе будет достигнуто без применения атомного оружия. Это, однако, не остановило Манхэттенский проект. Обладание атомным оружием стало выполнять для США новые функции.

Через два года после решения ГКО от 27 ноября 1942 года у Советского Союза урана все еще не было. Добровольцев для работы на урановых рудниках в среднеазиатских пустынях не находилось. Во всей системе урановой промышленности СССР к концу 1944 года работали около 500 человек, для которых не существовало ни жилых помещений, ни технической базы.

Геологи к этому времени открыли еще несколько месторождений урана в граничащих с Таджикистаном Узбекской ССР и Киргизской ССР. Но эти месторождения находились на расстоянии от 100 до 450 километров от обогатительной фабрики в Ленинабадской области. Транспортная производительность ишаков, каждый из которых перевозил от 75 до 100 килограммов руды по горным тропам, была невысока. Для одной тонны 40-процентного уранового концентрата следовало доставить на фабрику около двух тысяч тонн урановой руды. Даже в «богатой» урановой руде металлический уран составляет лишь 0,1 %.

Предвидеть пути решения всей проблемы в условиях советской экономики того времени было нетрудно. 8 декабря 1944 года Сталин подписывает Постановление ГКО № 7102 сс, согласно которому все программы по добыче и переработке урана передавались от Наркомата цветных металлов к Наркомату внутренних дел (НКВД) и ставились под контроль Берии. Это решало проблему кадров. Следующим Постановлением ГКО, также подписанным Сталиным 15 мая 1945 года, был создан объединенный Комбинат № 6 по добыче и переработке урановых руд для всего региона Средней Азии. Первым директором этого комбината был назначен полковник НКВД Б. Н. Чирков [139]139
  Ветров В. И., Кроткое В. В. Куниченко В. В.Создание предприятий по добыче и переработке урановых руд // Создание первой советской ядерной бомбы. М.: Энергоиздат, 1995. С. 170–198.


[Закрыть]
.

Получив в свое распоряжение урановые рудники, руководство НКВД уже в феврале 1945 года приняло решение «О направлении на урановый комбинат спецпереселенцев, крымских татар с Волгостроя, а также квалифицированных рабочих з/к, подобрать специалистов горняков, геологов, химиков, механиков, энергетиков из других лагерей» [140]140
  Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923–1960. С. 265.


[Закрыть]
. К августу 1945 года в распоряжении полковника Чиркова, вскоре ставшего генералом, находились уже 2 295 заключенных, но не «средних з/к», а имеющих опыт горных, рудных, химических и технических работ. Некоторые из них были репатриантами из Германии, имевшими опыт работы на немецких предприятиях. Были и «власовцы». Однако по специальному ходатайству НКВД было принято решение правительства «Об оставлении среди выявленных репатриантов „власовцев“ на строительстве ПГУ в Ленинабаде…» [141]141
  «Особая папка» Л. П. Берии. Архив новейшей истории России. Т. 4. Из материалов Секретариата НКВД-МВД СССР. 1946–1949 гг.: Кат. док. / Ред. В. А. Козлов, С. В. Мироненко // Государственный архив Российской Федерации. М., 1996. С. 31.


[Закрыть]

Перелом в добыче урана был достигнут. К концу 1945 года Комбинат № 6 переработал около 10 тысяч тонн урановой руды и получил 7 тонн уранового концентрата. В 1946 году было переработано 35 тысяч тонн урановой руды. К концу 1947 года Комбинат № 6 состоял из семи урановых обогатительных фабрик, получавших руду из восемнадцати рудников. Было переработано 176 тысяч тонн урановой руды и получено 66 тонн уранового концентрата. Это обеспечивало получение почти 25 тонн металлического урана.

В 1948 году производство уранового концентрата увеличилось вдвое. Но это все же не обеспечивало потребностей промышленного реактора, построенного недалеко от г. Кыштыма. Большая часть урана, который был загружен в этот реактор весной и летом 1948 года, была получена из трофейного урана и из восстановленных урановых рудников Чехословакии и Восточной Германии. Лишь к 1950 году, когда на Ленинабадском комбинате перерабатывалось ежегодно более 600 тысяч тонн урановой руды, решающее значение импорта было снижено. К этому времени на Комбинате № 6 работали 18 тысяч рабочих, из которых 7 210 составляли заключенные [142]142
  Система… С. 433, 354.


[Закрыть]
.

Однако до начала 1953 года почти половина всего урана, загружавшегося в новое поколение реакторов, выплавлялась из урановых концентратов, поступавших из Яхимовских урановых рудников в Чехословакии и из рудников предприятия «Висмут» в Восточной Германии. Эти предприятия до 1952 года находились под контролем и под охраной НКВД-МВД, и главной рабочей силой для добычи урана были немецкие военнопленные и гражданские лица немецкой национальности, интернированные на территории Венгрии и Чехословакии. Возможности использования военнопленных немцев, число которых на этих шахтах доходило до 50 тысяч человек в 1948 году, уменьшились с начала 1950 года в связи с общим решением правительства СССР об освобождении и репатриации немецких военнопленных.

Урановый ГУЛАГ расширяется

В 1950 году урановые рудники Средней Азии производили около 80 % всей урановой руды, добывавшейся на территории СССР. Кроме более 7 тысяч заключенных, требовавших особой охраны, здесь также работали несколько тысяч спецпоселенцев, крымских татар и молдаван. Молдаване, в основном из Бессарабии, имели с 1948 года право вернуться на родину. Однако их незаконно удерживали на Комбинате № 6 «из соображений секретности» [143]143
  «Особая папка» Л. П. Берии… С. 457.


[Закрыть]
. Добыча урана относилась к числу наиболее серьезно охраняемых государственных тайн, и возвращение молдаван в Бессарабию могло вызвать утечку информации. Руководство урановым проектом приняло в 1950 году компромиссное решение, начав переводить рабочих-молдаван из урановых забоев и иных опасных для жизни условий на другие работы в системе Комбината № 6.

В 1946 году сравнительно небольшие урановые месторождения были обнаружены в богатых редкими металлами породах Колымы. Во время войны число заключенных в Магаданской области сокращалось, частично из-за высокой смертности и частично благодаря решению ГКО и командующего Дальневосточной армией генерала И. Р. Апанасенко проводить мобилизацию для службы в Красной Армии и среди заключенных в лагерях Дальнего Востока. В этих лагерях было много военных, захваченных волнами террора 1937–1938 годов. Но в 1946 году исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ) Дальнего Востока стали пополняться депортациями националистов из Западной Украины и из Прибалтики.

Урановые рудники начали строить в 1947 году в системе так называемого Берегового лагеря Дальстроя в Магаданской области. «Береговой лагерь» входил в особую группу каторжных лагерей, которая по личной директиве Сталина была создана для «особо опасных» преступников. Их, очевидно, вообще не предполагалось отпускать на свободу. К числу таких «особо опасных» были отнесены члены троцкистских, меньшевистских, эсеровских, анархистских организаций, а также члены националистических, террористических и «других антисоветских групп». В эти «особлагеря» запрещалось отправлять обычных уголовников. Режим в «особлагерях» был очень суровый, но для конспирации или других целей эти лагеря обозначались не просто номерами, а живописными названиями: «Минеральный лагерь МВД», «Горный лагерь», «Озерный лагерь», «Дубравный лагерь», «Камышовый лагерь» и др. [144]144
  Кокурин А., Петров Н.МВД. Структура, функция, кадры // Свободная мысль. 1997. № 12. С. 110–111.


[Закрыть]
. В «Береговом лагере», входившем в эту же каторжную группу, рудники и прииски, разбросанные по огромной территории, получали поэтические и оптимистические названия: «Надежда», «Желанный», «Победа» и т. п.

Колымская урановая руда была намного беднее среднеазиатской. Но, несмотря на значительно меньший объем урановой продукции, масштабы добычи урановой руды были очень велики. Была построена только одна обогатительная фабрика по получению уранового концентрата с помощью центрифугирования.

Процесс обогащения очень прост. Урановую руду измельчают огромными жерновами, превращают в суспензию-пульпу и подвергают центрифугированию. Частицы руды с ураном, самым тяжелым веществом земной коры, оседают быстрее. Процесс повторяют несколько раз и урановый концентрат подвергают сушке. Эта обогатительная фабрика была построена в лагере «Береговой» группы «Бутугы-чаг», где в основном работали украинцы из Западной Украины, которая в 1945–1947 годах активно «зачищалась» от националистов. Всего в «Береговом лагере» в 1951 году находились более 30 тысяч заключенных [145]145
  Система… С. 167.


[Закрыть]
. Он состоял из нескольких отделений-лагпунктов. В них добывался не только уран. Здесь были также никелевые и кобальтовые рудники, угольные шахты и золотые прииски.

В главе «Сталин и водородная бомба» я писал о практике отправки заключенных из атомграда Арзамас-16 после окончания их сроков на вечное поселение в Магадан. Арзамас-16 в документах Главпромстроя МВД существовал под кодом «Строительство 880». В архивах МВД был недавно найден приказ по МВД от 7 декабря 1948 года № 001441, в котором говорилось: «Всех освобожденных от работы на строительстве 880 заключенных (2 000) направить в особый лагерь № 5» [146]146
  Там же. С. 167.


[Закрыть]
. Особым лагерем № 5 в системе Дальстроя и был «Береговой», или просто «Берлаг».

О практике отправки в Магадан освобождаемых заключенных писал в своих воспоминаниях и Сахаров [147]147
  Сахаров А. Д.Воспоминания. 1990.


[Закрыть]
. Атомный центр в поселке Сарово в 75 километрах от Арзамаса был наиболее засекреченным, так как именно здесь предполагалось осуществлять реальное изготовление атомных бомб для испытаний и в военном вариантах. Строили этот атомград, тогда известный как КБ-11, заключенные. Но в 1948 году, 2 и 31 мая, Президиум Верховного Совета СССР принял указы об амнистии для заключенных с небольшими сроками.

В недавнем описании истории Арзамаса-16 говорится, что «на 30 августа 1948 года из заключения было освобождено 2 292 человека». Большую часть освобожденных хотели оставить в атомграде вольнонаемными рабочими. Разрешить их выезд с территории МВД не могло, это раскрыло бы главную тайну существования и расположения атомного центра. Однако, как свидетельствует тот же очерк по истории центра, «освободившиеся из лагеря не имели запаса одежды, к работе относились плохо… Многие открыто заявляли, что не желают, отбыв срок наказания, снова быть в заключении» [148]148
  Голеусова Л.Как все начиналось: К 50-летию первого ядерного центра // Международная жизнь. 1994. № 6. С. 140.


[Закрыть]
. На этом описание судьбы этих 2 292 человек заканчивается. О том, что же с ними стало, автор очерка Л. Голеусова не упоминает.

Только текст приказа по МВД № 001441, обнаруженный в архивах в 1998 году, показывает найденное решение. Два нуля перед номером приказа по существовавшей в НКВД и МВД практике указывали на то, что данный приказ издан на основании резолюции Сталина [149]149
  Заполярье. 1991. 18 сент. [Статья в газ. сотрудника КГБ Коми АССР В. М. Полещикова о лагерях Воркуты.]


[Закрыть]
. В 1951–1953 годах были найдены новые месторождения урановой руды в более доступных местах, в Криворожской области Украины, недалеко от Пятигорска на Северном Кавказе, в Читинской области и вблизи города Шевченко на берегу Каспийского моря. В каждом из этих месторождений разработка руды начиналась с создания лагерей и обширных запретных территорий. Создание ИТЛ на базе урановых рудников продолжалось еще в течение долгого времени после 1953 года. Лишь введение в 1960-е годы взрывных методов добычи урановой руды (вместо забойных) и общие реабилитации и амнистии хрущевского периода сократили эту практику. Но «урановые города» оставались закрытыми до начала 1991 года.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю