332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Рената Фармер » Вслед за мечтой » Текст книги (страница 1)
Вслед за мечтой
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 19:53

Текст книги "Вслед за мечтой"


Автор книги: Рената Фармер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Рената Фармер
Вслед за мечтой

Пролог

Дверь мягко растворилась и выпустила худую, немножко вертлявую девушку, которой явно не шел строгий наряд секретарши. Она прошмыгнула мимо сидящей на диване Эллен, высокомерно задрав нос. Вслед за ней в приемную вышла дама средних лет, полная, со скорбным выражением лица.

Это бывшая секретарша, которая переходит куда-то в другое место, догадалась Эллен и вся внутренне подтянулась: на секретаршу тоже стоит произвести благоприятное впечатление, не исключено, что ее слово пока имеет вес. Какая важная!

– Мисс Харт? – спросила чопорно дама и, получив положительный ответ, начала пристально ее оглядывать и что-то бормотать себе под нос. – Серьезная – это хорошо, – расслышала Эллен. – Молодая – это плохо…

Почему это плохо? – удивилась она, не удержалась и спросила:

– Почему?

– Что почему, девушка?

– Почему плохо, что я молодая?

Но строгая секретарша только махнула рукой и буркнула:

– Подождите.

Наверное, босс – страшный бабник, решила Эллен. Ну ничего, не на такую напал. Может, он и эту колоду уволил, так сказать, за устарелостью?

Ей самой недавно исполнился двадцать один год, она уже успела поработать на одну компанию и теперь записалась на интервью в эту. Здесь обещали платить больше, да и, по правде сказать, там, откуда она только что уволилась, ей было не сладко. Мысль о том, что какие-то неприятности ей может принести ее молодость и красота, приходили ей в голову не впервые. И серьезный вид (в том числе и "взрослая» прическа, стоившая ей почти пятьдесят долларов!) был принят именно для защиты от таких вполне возможных неприятностей. По крайней мере, на интервью они ей явно не нужны. А потом – кто знает? Не исключено, что именно среди сотрудников Мейер-Бредли Фудс она встретит какого-нибудь симпатичного, доброго, умного мужчину… Эллен считала себя девушкой современной – да так оно и было! – и твердо знала, что не станет отказываться от выгодной партии.

Полная дама – миссис Девелин, вспомнила Эллен – приоткрыла дверь и о чем-то спросила человека, сидящего в кабинете. Эллен вытянула шею и увидела в щель расположившегося за столом мужчину, всего лет на десять старше ее. Очень хмурого. Будущего босса, если повезет.

Но что-то было в его грустных глазах, что заставило ее вздрогнуть.

И даже забыть о решимости противостоять любым возможным атакам.

Больше того – промелькнула неожиданная мысль:

А ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?

Но она ее тут же подавила. Что может быть пошлее романа с собственным боссом?

– Проходите, мисс Харт, – торжественно произнесла миссис Девелин и отступила, освобождая ей путь.

Экие здесь все надутые, подумала Эллен и, гордо подняв голову, прошла в кабинет.

Обладатель грустных глаз, казалось, даже ее не заметил. Он уткнулся в ее резюме, и, ожидая, когда эта процедура закончится, Эллен принялась его разглядывать – конечно, не в упор, а исподлобья.

Нет, на бабника не похож. И эти глаза… Печаль и суровость и некая бесовская искорка – все в них было, хотя она и видела их доли секунды, когда он отрывался от бумаг и бросал на девушку абсолютно незаинтересованные, как бы проверяющие, взгляды. Эллен отметила, что он даже не поздоровался с ней.

Он грубиян, решила она. И тут же поняла, что знает этот тип мужчин, довольно банальный: он напускает на себя страшно деловой вид, граничащий с хамством, лишь для того, чтобы привлечь к себе внимание. А потом, когда та, для кого это задумано, начнет изнывать от любопытства – а что это он такой загадочный? – он, как паук, хмуро втащит в свою паутину несчастную жертву, даже не позаботившись узнать, что она думает по этому поводу.

Эллен твердо решила не поддаваться на такие фокусы. И вообще, она пришла наниматься на работу, а не выбирать себе жениха. Она наконец начнет нормально зарабатывать. Жалко, конечно, что тогда пропадут зря все ее годы учебы на юриста, но…

И как раз тут мистер Кеннет Фонтейн произнес:

– Вы, я вижу, учились в университете?

– Да, – сказала Эллен и едва не ахнула: он посмотрел на нее в упор, слегка скучающе, но вовсе не наигранно. Такое бесстрастие сложно было бы подделать. И, кроме странного выражения глаз, ей бросилась в глаза волевая линия губ. Волевая, да, и какая-то… необычная. Манящая.

Пока он задавал Эллен вопросы, касающиеся ее умений, она старалась ни о чем таком не думать. Потом, к ее удивлению, он перешел даже к личным, ну, почти личным вопросам, и она снова впала в задумчивость. Положительно, загадочный человек. И почему эта миссис Девелин так беспокоилась насчет ее возраста? А что он сказал худышке, вышедшей перед ней? Может, он уже решил принять ее, а с Эллен разговаривает просто так, чтобы окончательно убедиться в ее непригодности?

Это мы еще посмотрим, строго одернула она сама себя, и насчет остального – тоже.

Неожиданно он отложил в сторону ее резюме и усмехнулся. Смерил ее своим задумчиво-скорбным взглядом.

– Знаете что, мисс Харт, – заявил он. – Вы приняты.

Она ахнула и едва сдержала радостный визг.

А он широко улыбнулся.

Все, все, все! – застучало у нее в голове. Получилось! А потом она бросила взгляд на своего, теперь уже не будущего, а настоящего босса и почему-то аккуратно дополнила свою мысль: и он будет мой!

Уже в дверях, прощаясь и договариваясь, к какому ей часу прийти завтра и что до этого сделать, она опомнилась и устыдилась.

Как девчонка-первокурсница, подумала она, покраснела и еще раз, на всякий случай, поглядела в его загадочные глаза.

Конечно, он будет моим… Может, не сразу… Но месяца через два…

Она знала себе цену. Вернее, ей казалось, что она ее знает…

1

– Прощай, Кеннет.

Эллен Харт задержалась в дверях офиса Кеннета Фонтейна, надеясь, что он хотя бы теперь уловит смысл ее слов. Но, к сожалению, если он и расслышал ее, то не придал сказанному значения или, как обычно, понял только то, что ему хотелось.

– До свидания, – механически пробормотал он, не отрывая глаз от документа, чтением которого был занят.

Судя по всему, он честно не догадывался, что Эллен прощается с ним, возможно, навсегда.

– Мне с утра предстоит долгая дорога, поэтому, как только закончу паковать вещи, я устроюсь в какой-нибудь отель и немедленно улягусь спать, – продолжала Эллен, пытаясь намекнуть ему, что она уходит из фирмы. – Со всеми остальными коллегами я уже попрощалась вчера на вечеринке.

– Очень хорошо, – коротко ответил он.

– Да-а. Мне до сих пор не верится, что я ухожу, – будто обращаясь к самой себе, сказала Эллен.

В этот момент Кеннет неожиданно оторвал глаза от доклада и посмотрел на нее. И, как обычно, почувствовав на себе проницательный взгляд его карих глаз, она сказала себе, что он чертовски привлекателен. Не только его глаза поражали своей ясностью и открытостью. Все черты лица были необыкновенно четкими: прямой нос, отточенные, угловатые скулы, идеальной формы подбородок. Густые черные волосы обрамляли его безупречное лицо и подчеркивали глубину темных глаз. Черный костюм с белой рубашкой и красным галстуком служили удивительным цветовым дополнением к его внешности. Одним словом, он выглядел потрясающе.

– Прости, Эллен, но у меня действительно нет времени на разговоры. С тех самых пор, как Мейер попросил меня разработать стратегию борьбы против Грэйт Грин Гросерс, у меня нет ни минуты свободного времени. Боюсь показаться бестактным, но мне срочно нужно закончить эту работу.

– Конечно, я понимаю, – тихо сказала Эллен, с трудом удерживая слезы. – Извини.

– Вот и прекрасно. Итак, никто не в обиде, – сухо подвел он итог и снова склонился над своими бумагами. – Увидимся в понедельник.

– Нет, не увидимся, – прошептала Эллен. – Никогда.

И вышла из его кабинета.

Не прошло и десяти минут, как туда ворвалась кузина Кеннета, Линда, директор по кадрам компании Мейер-Бредли Фудс, которой владел ее отец.

На этот раз Кеннет не сумел сдержать свое раздражение.

– Линда, тебе же лучше всех известно, что твой отец живьем сдерет с меня шкуру, если я не представлю ему хоть какой-нибудь проект!

Отбросив длинную прядь крашеных волос от лица, Линда сердито проговорила:

– Кеннет, ты просто идиот! Мало того, что ты был чудовищно бестактен и не нашел и двадцати секунд, чтобы по-человечески попрощаться со своей секретаршей, которая так безупречно работала на тебя, но теперь ты еще и отказываешься помочь мне найти новую секретаршу!

– Подожди, успокойся, – слегка присмирев, сказал Кеннет. – О чем это ты говоришь?

– Не прикидывайся дураком, Кеннет, – продолжала напирать Линда. – У тебя хватило наглости не прийти на прощальную вечеринку Эллен! Между прочим, я посылала тебе три записки о ее уходе и с просьбой помочь мне найти новую секретаршу. И если Эллен еще вчера на вечеринке пыталась прикрывать тебя, говоря всем, что ты очень занят, то уж я не намерена с тобой церемониться. – Она угрожающе нависла над столом, твердо упираясь в него руками, и сурово посмотрела на него. – Мне нужна твоя помощь. Ты должен выбрать замену Эллен, хочешь ты этого или нет.

Постепенно до Кеннета дошло, о чем говорит его кузина, и он удивленно спросил:

– Как? Эллен уволилась?

– Слушай, это уже слишком! Я послала тебе три записки!

Его лоб покрылся капельками пота, он почувствовал, что ему стало трудно дышать. Эллен уволилась, а без нее ему не справиться со своими делами!

– Клянусь, я не видел никаких записок, – безвольно пробормотал он.

Бросив на него косой взгляд, Линда открыла ящик с документами и сунула ему в руки три листка:

– Вот они. Похоже, что Эллен даже пыталась выложить их тебе под самый нос, но ты все равно не удосужился прочитать.

Кеннет бессильно обмяк в кресле.

– О боже! А я был так груб с ней!

– Представляю.

Кеннет бросил на кузину испепеляющий взгляд.

– Вообще-то я не сказал ей ничего дурного. Я просто сказал, что у меня нет времени, – пробормотал он.

– Конечно, у тебя не было времени, чтобы появиться у Эллен на вечеринке, у тебя не было времени, чтобы попрощаться с ней. Знаешь, ты просто слепой! Думаю, если в один прекрасный день никто не явится на работу, ты этого даже не заметишь!

– Это не смешно, Линда, – сказал Кеннет, вставая. – Я был очень занят. Меня можно простить.

– Несомненно. Я рада, что ты такой эмоционально уравновешенный человек, – с издевкой сказала она.

Но Кеннет пропустил ее замечание мимо ушей. Он действительно был занят, и все благодаря ее отцу, который завалил его работой. И Линда хорошо знала об этом. Было бы у него чуть побольше времени, он, несомненно, проводил бы свою верную, талантливую и неутомимую секретаршу достойно.

– И все же это не избавляет тебя от обязанности найти Эллен замену, – резко сказала Линда, выкладывая на его стол стопку резюме. – В понедельник я принесу еще. Тебе придется составить мне рекомендации и назначить дни для интервью.

– Считай, что это сделано, – заверил ее Кеннет.

Линда презрительно скривила рот и направилась к двери. Как только она вышла, он тяжело опустился в кресло и, навалившись на стол, обхватил руками голову. Как такое могло случиться? Да, он был груб и невнимателен, он пропустил ее прощальную вечеринку. Конечно, у него было много работы, но все же глубоко внутри он чувствовал, что обязан извиниться перед ней. Но она уже ушла, и вряд ли ему представится возможность исправить свою ошибку.

Хуже того, думал он, обреченно обводя глазами свой заваленный стол и забитые папками шкафы, мне будет невероятно трудно найти ей достойную замену. Два года назад Эллен взяла на себя всю второстепенную корреспонденцию, и только она разбиралась в папках и в любой момент могла найти нужные имена, адреса и номера телефонов.

На него свалилась крупная неприятность!

Конечно, он мог бы теперь отправиться к ней домой с просьбой помочь ему подготовить новую секретаршу, а заодно и попросить прощения. Это наверняка помогло бы избавиться от чувства вины перед ней и смягчить ее обиду. Кроме того, он мог объяснить ей, что просто не знал о ее увольнении. Он мог воспользоваться этим случаем, чтобы попросить ее вернуться на работу на пару недель, пока они не найдут ей замену.

Кеннет был уверен, что сможет упросить Эллен. Она была умной и искренней девушкой. Словом, лучшей среди лучших.

А он, будучи директором по маркетингу и рекламе, хорошо знал, как заставить людей смотреть на вещи с выгодной ему стороны. Хорошо владея искусством представлять очевидное в лучшем свете и зная, что Эллен всегда была к нему хорошо расположена, он был на сто процентов уверен, что в понедельник она, как ни в чем не бывало, будет сидеть за своей загородкой в его офисе.

Чтобы высушить слезы на глазах, Эллен стоило только вспомнить, сколько обид она перенесла от своего босса, сколько раз ей приходилось покрывать его, сколько раз он злоупотреблял ее добротой и вел себя так, будто она была удобной вещью, а не человеком.

Она понуро шла к машине, не чувствуя тепла мартовского солнца и свежести ветра, не замечая радостного цветения вокруг, возвещающего начало новой жизни. Она думала только о том, как отвратительно Кеннет обращался с ней, и ругала себя за то, что позволяла ему это.

Сидя за рулем машины, она всю дорогу к дому чувствовала, как боль и обида сдавливают ее сердце. Но еще сильнее был гнев. Утешала лишь горькая надежда – никогда больше не встретиться с этим человеком.

Вспоминать, как холодно он попрощался с нею, было невыносимо, но его грубость отрезвила ее и заставила посмотреть правде в глаза. Она приняла правильное решение и не станет сожалеть о нем.

Она страшно удивилась, когда, спустя всего пятнадцать минут после возвращения домой, услышала стук в дверь своей квартиры. Вот было бы здорово, если бы какая-нибудь добрая душа принесла мне ужин, подумала она и, переступая через чемоданы, открыла дверь.

На пороге стоял Кеннет, и радостное ожидание в ее глазах погасло.

– Зачем ты пришел? – холодно спросила она.

– Разве так встречают человека, который пришел извиняться?

Она молча смотрела на него. Теперь, когда он больше не был ее боссом, в ее душе ничто не шелохнулось. Теперь они были на равных, и она больше не зависела от него. Она уже выбросила его из головы и из сердца. Было непонятно, зачем он пришел, этот человек из прошлого.

– Я думаю, что Линда взяла на себя труд объяснить тебе, что сегодня был мой последний день. Ты поэтому пришел? Решил все-таки попрощаться?

Кеннет стоял, переминаясь с ноги на ногу.

– И да, и нет. Ты же знаешь, я был занят. Извини. Я чувствую себя дураком, что не узнал об этом раньше.

– Мои коллеги купили торт, и ты съел за обедом два куска, даже не заметив, что на нем было написано «Удачи тебе в Калифорнии». Ты закончил Принстон, но, кажется, так и не научился читать.

– А ты что, переезжаешь в Калифорнию? – изумленно спросил он.

– Да, моя мать там живет.

Она чуть не сказала, что переезжает, чтобы быть подальше от него. Может, и стоило сказать, но она не хотела, чтобы он знал, как все эти четыре года она отчаянно надеялась, что он обратит на нее внимание.

– Слушай, Кеннет, я занята. Мне нужно перенести вещи в машину, потом найти отель, так как квартиру я уже сдала, и хорошо выспаться, чтобы завтра пораньше выехать.

– А в какую часть Калифорнии ты переезжаешь?

– Какая разница! – Она устало пожала плечами.

Теперь, когда она вычеркнула его из своей жизни, он, похоже, пытался снова вписаться в нее.

– Эллен, ведь мы проработали вместе три года!

– Не три, а четыре.

– Да, наверное, четыре, – растерянно проговорил он, проходя в ее разоренную комнату. – И теперь ты просто уезжаешь. Тут что-то не так.

Впервые с момента его появления Эллен почувствовала, что начинает смягчаться. Он был прав. Что-то было не так. Но было поздно что-либо менять.

– Да, все это странно, – тяжело вздохнув, сказала она.

– И ты уезжаешь в самый напряженный для нас момент.

Это тоже была правда. И она сама сожалела об этом. Она не хотела бросать работу сейчас, когда компания, которая щедро платила ей на протяжении четырех лет, была на грани развала. Но год назад она поклялась, что если он в течение года так и не обратит на нее внимания, она уволится. Она перепробовала массу всевозможных способов, чтобы заинтересовать его. Она ждала, что он увидит в ней женщину и однажды куда-нибудь пригласит или, по крайней мере, поговорит с ней по-человечески. Но тщетно. Теперь ей ничего не оставалось, как отказаться от этой безответной любви.

Фактически она подписала увольнительную у отца Линды Эдварда Мейера задолго до того, как дела компании серьезно ухудшились. Но и позже, когда свалились все эти неприятности, Эллен, несмотря на то что выполняла очень ответственную работу, не изменила свое решение. Ее личная жизнь долго находилась в состоянии застоя, и теперь, во что бы то ни стало, нужно было сдвинуть ее с мертвой точки.

– Прости меня, – сказал Кеннет и, встретившись с ней глазами, одарил ее той обаятельной и глуповатой улыбкой, от которой ее сердце обычно таяло. – Знаешь, – продолжал он, не сводя с нее глаз, – если бы ты осталась на неделю и помогла мне подготовить новую секретаршу, ты бы просто спасла мою карьеру.

– Я не могу, – категорично заявила она.

– Ты что, нашла уже другую работу?

– Нет, но мне назначили интервью.

– Мы могли бы перенести его, – не задумываясь, сказал он, как будто все еще имел право давать ей распоряжения.

– Больше нет никакого «мы», Кеннет. Это касается только меня и новой компании, – возмутилась она.

– Какой компании? – продолжал расспрашивать он.

Кеннет никогда раньше не проявлял такого интереса к ее жизни. Она хорошо знала, что его любознательность была частью его природного дара вникать в ситуацию и заставлять эту ситуацию работать в свою пользу. Но теперь за этим скрывалось и нечто другое. Он стоял посреди пустой гостиной и тщательно рассматривал ее чемоданы, как будто они были чем-то очень необычным, загадочным и достойным особого внимания. Он выглядел необычайно растерянным и странным. Похоже, он отчаянно не хотел ее терять и очень сожалел о том, что был невнимателен и груб с ней.

– Это юридическая контора, – пробормотала она в ответ и вдруг почувствовала, что он смотрит на нее.

Он, действительно, смотрел на нее и, возможно, впервые видел в ней человека, а не подчиненную.

– Значит, ты будешь секретарем у юриста?

– Это, если ты помнишь, моя профессия.

Кеннет продолжал смотреть на нее, широко улыбаясь, и она чувствовала, что невольно смягчается. Она полюбила его за то, что он был помешан на работе и к себе относился не лучше, чем к другим. Она знала, что он нуждается в заботе и любви. Она полюбила его, потому что знала, что за всеми его великими познаниями в бизнесе скрывается простой, милый парень, который умеет радоваться самым обычным, незатейливым вещам. В каждой вещи для него таилась новизна и особая прелесть.

– А ты когда-нибудь уже работала с юристом? – продолжал любопытствовать он.

– Да, сразу после университета.

– Я слышал, что все эти юристы – страшные люди.

– Думаю, что Рой Стивенс был бы в шоке, если бы услышал это, – рассмеявшись, сказала она, упоминая адвоката компании Мейер-Бредли Фудс.

– Знаешь, Рой может быть чудовищем, когда ему нужно.

Они переглянулись и обменялись улыбками.

– Дай мне всего неделю, Эллен, – ловко ввернул он, используя удобный случай.

Но она только отрицательно покачала головой, чувствуя, как ее золотистые волосы разметались по плечам.

Кеннет хотел еще что-то сказать, но она жестом остановила его.

– Ничего изменить уже нельзя, – сказала она, разводя руками. – Я сказала хозяину квартиры, что выселяюсь сегодня. Мне просто негде будет жить, если я останусь еще на неделю.

– Ты можешь остановиться у меня, – предложил он так просто, как будто это было самым очевидным решением.

Эллен бросило в жар.

Очень мило. Остановиться у него. Остаться с ним наедине как раз в тот момент, когда она стала расклеиваться и снова почувствовала влечение к нему.

– Не пойдет.

– Почему? – невинно спросил он.

Кроме правды, которую она не могла открыть ему, ей нечего было ответить на этот вопрос.

– У меня большой, уютный дом, – продолжал он убедительно, – у тебя будет своя комната с ванной, и я постараюсь вести себя так, чтобы ты чувствовала себя легко и свободно. Дай мне шанс исправить свои ошибки. Ты мне нравишься, Эллен, и я чувствую себя подлецом за то, что плохо относился к тебе.

Эллен не выдержала и улыбнулась. Он мог бы исправить свои ошибки, если бы женился на ней, не иначе. Ей захотелось вдруг сказать ему об этом и посмотреть, как он отреагирует, но она быстро сообразила, что это будет выглядеть слишком глупо или просто шокирует его.

– Надеюсь, если я задержусь здесь, чтобы помочь тебе, ты не станешь каждый день уговаривать меня остаться навсегда. Увы, тебе не изменить причины моего увольнения.

– Хорошо, пусть все это останется при тебе, – торопливо проговорил он. – Я не буду спрашивать, почему ты уволилась, и не буду пытаться вернуть тебя на работу, обещаю.

Хотя он почти убедил ее, она все еще колебалась.

Да, она испытывала чувство вины за то, что бросала компанию в такой трудный момент. Не только Кеннет был теперь завален делами, много работы было у всех служащих, и вместо того, чтобы помочь и отплатить благодарностью Эдварду Мейеру за все хорошее, что он сделал для нее, она собиралась сбежать за сотни миль.

– Я могу попросить Роя составить официальное соглашение, если хочешь, – продолжал уговаривать ее Кеннет.

Он зря об этом упомянул. Все девушки в офисе знали, почему она уходит. Они все помогали продвинуть ее заявление об уходе на подпись. Ее засмеют, если она вернется, хотя бы даже на неделю.

– Я не могу, – покачав головой, сказала она.

– Скажи, что мне сделать, чтобы ты осталась? – отчаянно спросил он.

Зная, что если она солжет, он узнает об этом по ее лицу, а если скажет правду, то он поймет слишком много, она резко отвернулась к окну.

– Я уже всем сказала, что уезжаю. Мы бурно отметили мое увольнение. Я не могу появиться в офисе в понедельник. Это будет выглядеть глупо.

– Тебе не нужно появляться там в понедельник, – убедительно проговорил он. – Ты можешь научить меня всему за пару вечеров. Например, завтра и в воскресенье. И если тебя увидят в офисе, можно сказать, что ты уезжаешь в понедельник.

Он говорил дело, и она чувствовала, что не хотела бы предавать его в трудный момент. Он же не виноват, что так и не влюбился в нее.

– Хорошо, я останусь на выходные, – наконец согласилась она, но тут же пожалела об этом, потому что Кеннет одарил ее своей обворожительной улыбкой.

Теперь он смотрел на нее так, будто высоко оценил ее поступок. Итак, им предстояло провести выходные в одном доме, вероятно, на расстоянии одного холла друг от друга.

Это не предвещало ничего хорошего.

И Эллен показалось, будто она выпрыгнула из горячей сковородки прямо в открытый огонь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю