332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Орумант Старлайт » Я стал преподом в Академии Подземелий (СИ) » Текст книги (страница 23)
Я стал преподом в Академии Подземелий (СИ)
  • Текст добавлен: 5 января 2021, 09:00

Текст книги "Я стал преподом в Академии Подземелий (СИ)"


Автор книги: Орумант Старлайт






сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 26 страниц)

Глава 46. Ради чего стоит жить?

Какого… Чёрта?!

[Мантикора‑lvl. 53🠕]

[Мантикора – lvl. 54🠕]

Я на секунду закрыл глаза, а затем снова вгляделся в табличку, надеясь, что мне показалось. Но нет, Уровень этой твари действительно вырос! И теперь ясно, почему. Всё дело в растениях. Это было так просто… «Подземелья всегда преподносят нам сюрпризы» – сколько раз я сам произносил эти слова. Инсектойды сами по себе едва ли не опаснейшая категория монстров, но при существенной разнице в Уровнях и они не станут проблемой. Поэтому задачей Бастольфа было настроить всё так, чтобы противники оставались сильны в любом случае. Вот только ни я, ни он, очевидно, не задумались о том, какие проблемы может вызвать использование того или иного метода.

Заряженные природной энергией растения повышают силу монстров, которые их едят. И всё было хорошо, пока мы существовала конкуренция. Разные виды инсектоидов сражались друг с другом за ценный ресурс и тем самым не давали одному виду развиваться слишком сильно. Так оно должно было быть во всех тоннелях. Но здесь мы поставили только одного сверх–хищника.

– Р–раагр–р!…

Который сейчас заглотил, не пережёвывая, голову гигантской сороконожки и заел это дело целым кустом травы. И я собираюсь сражаться с ним?… Мантикора сильно отличалась от всего, что я когда–либо видел раньше. Не меньше «Краба–Легионера» – это точно:

Тело, покрытое хитиновым панцирем; огромный хвост оканчивающийся чем–то вроде кувалды, ощерившейся множеством шипов, длинной примерно в локоть каждый; до кучи, передние лапы явно достались от инсектоидов и оканчивались лезвиями, не хуже моего. Разъевшаяся до незапланированного высокого Уровня, оснащённая целым арсеналом из естественного оружия, эта тварь была чем–то невероятным. И я не имею ни малейшего понятия, как такую завалить!…

Со «Второй»… У меня будет почти тридцатый Уровень. Но хватит ли этого? Каждый последующий ценнее предыдущего и двукратная разница сейчас – это совсем не то же самое, что было между пятым и десятым. Может быть, в команде с кем–то я и мог бы… Но сейчас здесь нет никого, кто мог бы мне помочь! Что до ребят… Камир щеголял 24‑ым Уровнем, и никого сильнее его в отряде нет. Ещё и Астра… исследовательница–натуралистка, чёрт побери. С её 11‑ым, она даже убежать не сможет. Проклятье! Гадство! Пиз!…

Так. Спокойно. Соберись. Наружу мне подать сигнал не удастся, а если бегом… Нет, тоже не вариант. Может, Кудзин на полной скорости и смог бы смотаться туда–обратно достаточно быстро, но не мне сейчас о таком думать. Без меня ребята будут обречены, как только войдут в пещеру. Ещё и проход с той стороны такой, что туда две Мантикоры влезут, чтоб их обеих!

И что получается? Мой около тридцатый Уровень против пятьдесят четвёртого. Настолько сильные противники мне ещё не встречались. Но ведь, с другой стороны, победить и не требуется. Достаточно лишь не дать этой твари покинуть пещеру до того, как ребята успеют преодолеть хотя бы половину тоннеля в обратную сторону. Если Камир возьмёт Астру на руки, да ещё и под ускоряющими заклинаниями магии ветра… А что? Может сработать. Вот только смогу ли я…

Ай, к чёрту! Сам эту кашу заварил, самому её и разгребать. Надо же было не продумать всё до конца, и допустить весь этот бред. А может, и вовсе не стоило соглашаться на предложение Астры? Эх, дурак дураком. Горбатого могила не справила. Главное, чтобы не пришлось «исправляться» второй раз. Так, чур меня, это вообще что за мысли?! А впрочем, мне дураку такой взгляд на собственную жизнь вполне подходит – прежнюю ведь не уберёг.

[Внимание! Использован Навык «Усиление Ки: Вторая Передача» (2)!]

Н-да, вот сейчас мне не хватает того чувства всемогущества. Одного вида «Мантикоры» хватило, чтобы изничтожить остатки уверенности в себе, а ведь я пока только порог пещеры переступил. 54-ый, мать–перемать, куда полез?…

– Ргарарр?…

Закончив раскусывать панцирь очередного младшего собрата, монстр лениво огляделся в поисках, ну, собственно, меня. Ничего похожего на мой меч, это существо никогда не видело, но клешней и жал навидалось – вижу осмысленность во взгляде, когда крохотные глазки рассматривают моё оружие. У меня тоже есть возможность всё изучить. Передние лапы непропорционально велики, зона поражения не меньше четырёх шагов. Спина и бока скрыты плотной хитиновой бронёй; есть ли на животе, не разобрать, ракурс неподходящий. Зато одно ясно точно: вставать этой твари будет сложно, если завалится на бок, например. Хотя на кой ясень мне эта информация?… Тут без малого полтонны веса, моя Сила вообще не на том уровне.

Ещё и этот хвост, мать его. Пока тварь водит им по земле не спешно, временами потряхивая как погремушкой. И всё же многовато на нём шипов… Был как–то один монстр–дикобраз, который своими иголками в меня стрелял, но вот умеет ли так «Мантикора»? Честно говоря, не хотелось бы. Каждый шип будет с локоть, не меньше, – такой и Мраморный Тис может не сдержать. И подойти сзади тогда не удастся ни при каком раскладе.

Фух. Пока что в атаку никто не идёт. И это, честно говоря, паршиво. Тварь умеет думать, по глазам вижу. А значит, дешёвыми финтами её не обдуришь. А какие у меня ещё есть?

– Лови!

Моя рука метнулась плетью, выбрасывая вперёд камень величиной с кулак. Ну, давай–давай–давай!…

– Гра–ааргх!

Твою мать!

С моими характеристиками бросок был таков, что смог бы убить среднего монстра на месте. Но не в этот раз! Мантикора приняла удар на лапу, и осталась невредима. А вот от её спокойствия не осталось даже следа: огромная тварь в миг встала на все четыре лапы и, подвернув корпус, взмахнула хвостом. Шипы летели так быстро, что я едва успел закрыться.

[Внимание! Получен урон!…]

Сволочь! Четыре шипа проскрежетали по пластинам брони, но два угодили в цель – один в незащищенное плечо, а другой – в бедро. Подкладка из кожи монстров и кольчуга погасили импульс, но плоть всё равно пробило. Потекла кровь. И сразу же хлынула втройне, когда я рванул в сторону, пытаясь не попасть под атаку.

– Чёрт!… – больно, сука! Но не критично. Раны скорее докучают, чем мешают – я даже не замедлился. И только поэтому ещё десяток шипов прошёл мимо меня. Хвала Аргану, процентов семьдесят моего тела защищено полностью, но одной беготнёй ничего не добьёшься. Значит… Придётся идти на сближение!…

– У–о–о-о!

Двигаясь по косой траектории, я всё сильнее пригибался к земле, ближе к концу рывка оказавшись почти на четвереньках. Шипы рассекали воздух над моей головой, обдавая жаром опасности. Три шага, два, один… Сейчас!

[Внимание! Использован навык «Стойка Ки: Искусство Корней» (1)!]

Неважно, двумя ли ногами ты стоишь на земле, главное, чтобы соприкасался с ней хотя бы чем–то. Я держался буквально кончиками пальцев, но импульс никуда не делся. Моё тело, «прибитое» за одну ногу, потащило по окружности. Попадание!

– РА–А–АРГ-АР!

[Внимание! Навык «Искусство Ки: Стойка Корней» (1) деактивирован!]

Карак расчертил заднюю лапу «Мантикоры», оставив там зияющую рану. Инерция тащила меня прочь по земле, как можно дальше от зоны поражения шипов.

– Гхах!

[Внимание! Получен урон!…]

Как?!… Это же слишком далеко!

Додумывать свою мысль я не стал. Три шипа ударили меня в спину, не пробив Мраморный Тис, но вышибив из легких почти весь воздух. Вскакиваю на землю, нужно как можно скорее восстановить дыхание.

– Ра–ааргх!

О, Господи!…

[Внимание! Использован навык «Укрепление Ки» (2)!]

[Внимание! Получен урон!…]

Я потерял «Мантикору» из поля зрения лишь на секунду! И этого оказалось достаточно, чтобы полтонны живого веса догнали меня и врезались прямо в мою грудь. Получив чудовищный удар по рёбрам, я тут же врезался спиной и затылком в стену пещеры. И может, именно то, что от удара я потерял зрение, меня спасло.

– Р-рарарг?!

Потеряв ориентацию в пространстве, чуть ли не перекувыркнувшись через себя, я избежал первого удара. Но уже через секунду видел, что пропущу второй!… Сука! Да чтоб ты!…

[Внимание! Получен урон!…]

Нас разнесло в стороны. Если точнее, то монстр просто отбросил меня прочь как тряпичную куклу. В последний момент мне удалось полоснуть «Мантикору» по глазу. И видя, как это чудовище протирает мордой стену пещеры, борясь с болью, я не могу скрыть улыбки. А затем краем глаза вижу под собой красное пятно.

– Н-нет!… – голос пропал, сменившись вымученным хрипом. Тяжёлые цепи сдавили моё горло и легкие. Это был страх.

[Внимание! Использован Навык «Анализ» (3)!

ОЗ: 55/295]

Куска брони на моей груди просто не было. И через эту дыру вытекала кровь. Много крови, очень много… Лишь два удара и моя лучшая защита уничтожена. Но как будто этого было мало!…

[Внимание! Наложен негативный эффект «Яд» (?)!]

– Кхах! – только не это!… – Всю битву отрава медленно, но верно распространялась по моему телу и, наконец, эффект проявился. Лёгкие обожгло болью, кровавым кашлем вырвавшейся из горла. Не в силах подняться, я пытался сделать хотя бы вздох. И тогда оно посмотрело на меня. Вымазанное в крови, перекошенное яростью и болью лицо, лишь отдалённо напоминающее человеческое, с непропорционально широкой пастью, заполненной множеством мелких зубов. Мне конец…

[Внимание! Наложен негативный эффект «Ужас» (?) !]

– Рарараг!

«Мантикора» взревела и двинулась ко мне. Не знаю, виной тому рёв или во мне ещё нашлось немного воли к жизни, но я заставил себя двигаться. Чьи это крики? А, ну, да. Мои, чьи же ещё… Уверен, со стороны я сейчас более жалок, чем когда–либо. Но почему разум настолько ясен? Будто бы всё это происходит не со мной. Разве это моё бездумно тело рвётся вперёд, подставляя спину под любой удар? И мог ли я бросить свой меч прочь, как ненужную вещь? Видимо, мог. И всё это для того, чтобы в последний момент провалиться в какую–то яму. А затем потерять сознание.


* * *

Больно… И воняет. Нет сил даже открыть глаза. Но кое–что я сделать ещё в состоянии.

[Внимание! Использован Навык «Медитация» (3) !]

Сознание отделяется от тела практически мгновенно. Оно и не удивительно, в нём почти не осталось жизни. Это можно увидеть по состоянию моих «путей»: в районе груди они почти полностью обесцветились, ещё в нескольких местах постепенно тускнеют – так, видимо, проявляет себя распространение яда. Может быть, мне удастся применить «Исцеление»?… Ну–ка.

Создание «рук» идёт медленнее, чем в первый раз. Шар «Озера» продолжает светиться, но он как будто обёрнут паутиной. Она не даёт моим «пальцам» продавить сияющую сферу. Истратив, по меньшей мере, дюжину попыток я сумел пропустить сквозь своё тело лишь немного Ки, тут же рассевшейся. Наверняка большая часть выходит вместе с кровью и просто не успевает сконцентрироваться в «каплях» рядом с ранами. Впрочем, едва ли одной техники хватит, чтобы принципиально поменять ситуацию. Так что, не видя больше смысла разглядывать проекцию моего искорёженного организма, я вернулся в реальность. И снова погрузился в зловоние. Гадство, мне даже руки не поднять, чтобы зажать нос. Но глаза открыть точно должен. Ну же!…

– Мгх!… – скованные кровавой коркой губы кое–как разлепились, выпустив на волю сдавленный стон. И веки наконец–то удалось разлепить. Что, в общем–то, не сильно облегчило положения. Одно ясно точно. Место, где я оказался, было очень тёмным и сырым. А ещё тесным. Когда глаза попривыкли к темноте, мне удалось немного осмотреться. Затем стали возвращаться и воспоминания. «Ужас» лишил меня власти над телом. Наверное, именно так и действует мой «Устрашающий Взгляд», только гораздо слабее. В моем случае разум просто «отделило» от всего остального. На одних инстинктах тело сумело добраться до ближайшего укрытия. Кстати, о нём. Эту дыру я видел неоднократно, но в пылу схватки не обращал на неё внимания. Судя по тому, что мои ноги почти полностью утопают в жиже, остающейся после монстров, а вокруг плавают останки, эта пещера – логово «Мантикоры». По крайней мере, когда–то им было. Ещё в стандартной вариации, до того, как разъесться до размеров носорога, эта тварь была немногим крупнее человека. По–видимому, сюда стаскивались жертвы.

Интересно, эта дрянь может вызывать заражение? Если да, то смерть моя будет ещё и мучительной. Надеюсь, ребята сумеют спастись… Подождите. «Ребята»?!…

Сука! Сука! СУКА–А–А-А!!!

И почему, почему, чтоб меня, я не додумался о средствах связи с внешним миром?! Почему не придумал ничего лучше, чем просто схватиться с этой тварью один на один?! В конце концов, там Камир. Может, быть… Вдвоём мы смогли бы продержаться!… Но нет, мне захотелось ощутить себя героем, сволочь тупоголовая. Из–за меня и Астра, и Камир, и вся компания войдёт в пещеру, где их будет ждать разъярённая «Мантикора». Как вообще можно рассчитывать, что им всем удастся уцелеть?…

– Пха–ха–ха-ха–ха… – даже не знаю, над кем или чем я смеюсь. Наверное, над самим собой. И верно, никто не подошёл бы на роль шута лучше. Потерял прежнюю жизнь, и не сумел оценить эту. С первого же дня ввязывался в одну историю за другой. И, похоже, подохну в луже дерьма и гнили, страдая от заражения и яда. А тем временем студенты, которые рассчитывают на меня, будут погибать прямо надо мной. Чем не шутка Бога? Или это такое наказание за прошлый раз?!

– Эгоистичный сукин сын…

Не в силах ничего поделать со сложившейся ситуацией я, расшевелив одну руку, нашарил на поясе небольшую шкатулку. В ней, помимо зелий, которые сейчас даже кровь толком не остановят, лежало несколько самокруток и спичек. Кое–как мне всё же удалось прикурить, уронив шкатулку прямо в жижу.

– Пф–ф–фф… – клубы дыма вырывались через мои ноздри, наполняя пещеру. По крайней мере, умру не от вони. Интересно, а как хоронят в этом мире?…

– А как ты сам думаешь?

– А?!… – от неожиданности я выронил самокрутку, и она благополучно утонула в зловонной жиже. Неужели?…

– Да, ты всё верно понял.

Этот голос… Он звучит… У меня в ушах?! Не в голове?!

– Уши, череп – всё едино. Разум – источник всех ощущений.

Едва не потеряв сознание от усилия, я смог повернуть тело на один бок. И наконец–то увидел. В дальнем конце пещеры, почти у самой стены сидел человек, в совершенно такой же позе. Только в отличие от меня, он был неправдоподобно чист и не носил доспехов. А в остальном мы как будто смотрели на отражения самих себя.

– Хомэй?!…

– А кто ещё, гений? – скривив губы в саркастической усмешке, спросило моё альтер–эго. Это я что, уже одной ногой на той стороне? Или всё дело в яде, потере крови и, прочих травмах? – Как будто от этого что–то меняется. Можешь не отвечать, думаем мы одной головой.

Я ведь умираю, да?

– Вместо того, чтобы тратить время на тупые вопросы, воспользовался бы своей Системой. – огрызнулся Хомэй, отвернув голову. Н-да, парень и вправду несколько грубоват. Хотя могло быть и хуже, – Ага, как будто ты заслужил право на мою вежливость. Но, отдам должное, кишка у тебя не тонка. С этой тварью всё вышло вполне сносно.

Сносно?! Да я нихрена не добился!

– А вот сейчас ты уже жалок, – наконец, он соизволил ко мне повернуться, – у них не было шанса с самого начала. С тобой или без тебя. Хищник, выбирая между жертвой и другим хищником, всегда выберет лакомый кусок. Ты бы не смог помешать «Мантикоре» убить их.

Ну, спасибо, утешил. То есть подыхать придётся зря, в любом случае?

– Ты подсёк её лапу и выколол глаз. Это даст им шанс.

А ничего, что твоё тело сгниёт в куче дерьма, в яме посреди Подземелья?

– Это уже не моё тело. Да и потом, может, я просто всего лишь твоя галлюцинация?

Даже не знаю, что ему на это ответить. В действительности, у меня нет никаких причин считать, что сейчас со мной разговаривает настоящий Узу Хомэй, а не плод моего воспалённого мозга.

– Это так важно? Как будто тебе есть с кем трепаться.

И то верно. Стоит радоваться хотя бы тому, что подыхать я буду не в одиночестве.

– Ты ещё жив.

Как будто это что–то меняет. Мясо на груди срезано до кости, пробиты плечо и бедро, вся голова в крови, и это, не говоря о травмах поменьше. Хорошо, «Вторая» передача и шок притупляют боль.

– То есть это конец твоей истории?

А у неё может быть иной финал? Только это мне и остаётся. Сгинуть в куче дерьма под крики ребят на поверхности. А вдруг к тому времени, как кто–то решит проверить ситуацию, студ–совет уже разберётся с Боссом и Подземелье захлопнется. Интересно, что тогда со мной будет?

– Это не по моей части. Но приятного будет мало, будь уверен. Так что лучше помирай поскорее.

Тебе действительно на всё наплевать? На меня? На своё тело? Даже на студентов? Ты совсем не паришься, да?

– Сколько пустых мыслей… Думаешь, что–то изменится, если я решу тебя отчитывать? Так хочешь, чтобы тебя наказали, дождись, когда подохнешь. Может, Боги справятся. А меня избавь от своего чувства вины, я не твой отец.

Отец?! А он–то здесь причём?!

– Как будто не всегда дело было именно в нём. – Хомэй впервые по–настоящему зашевелился: распрямился, насколько того позволяют размеры пещеры, и подошёл ко мне. И я не смог выдержать его взгляда, – «Твоя жизнь не имеет смысла» – такими были его слова. И он был прав. Ты никогда не отрицал этого.

Что ещё за чушь?! Да я готов был удушить его! Он относился ко мне как к вещи! У меня не было своей воли! Никогда! Чтобы я не делал, он… Он!… Лучше бы врезал мне как следует, чёрт побери!

– Хотел, чтобы он бил своего единственного сына? Потому что тогда у тебя появился бы повод по–настоящему ненавидеть его? Но он никогда не давал его тебе. И поэтому ты не уходил. Потому что он был прав. Всякий раз, когда тебе давали волю, ты занимался хернёй, во вред себе или окружающим. И ты знал, что тебе нечего на это возразить.

Какого ляда ты вообще столько знаешь про мою жизнь?! И, кажется, кто–то сейчас конкретно облажался. Ведь я ушёл! Свалил из этого чёртова дома!

– Почему ты ушёл?

Да за кой он мне сдался? Отец – тиран, а мать оставила обоих!

– Брехня и ложь. Ещё раз.

Это что какой–то тест на вшивость?!… Ушёл, потому что не мог больше терпеть. Потому что хотел заниматься тем, чем хочу. Жить, например!

– И ты жил. Жил ли так же?

Да что ты вообще!…

– Ты не такой дегенерат, каким иногда пытаешься быть. Наверное, ума даже с избытком. Твоя жизнь не пошла под откос, потому что твой отец всегда был готов тебя остановить. И ушёл ты, когда почувствовал, что сил этим заниматься у него больше нет. Ты испугался, что в очередной раз опозорив себя, уже не услышишь криков отца, что он махнёт рукой на никчёмного сына. Но этого не произошло. Ты стал нести правду людям, несмотря ни на что. Там, где другие говорили, что боятся, ты не останавливался и шёл наперекор всему. Многие тебя возненавидели, но никто не упрекнул бы тебя в трусости, бесчестье, слабости. Ты оказался лучше, чем думал. И хотя бы отчасти, именно отец сделал тебя таким.

Он… Он всегда всё знал лучше. Видел меня насквозь. Знаешь, Хомэй, вы с ним даже похожи. Оба пытаетесь найти во мне то, чего нет. «Не пошла под откос», говоришь? Да, не пошла. Сломала ноги, спину, и кубарём покатилась прямо в Ад. У меня не осталось никого: семью я бросил, отдалился от близких, даже женщина и та отвернулась от меня. Не исключено, на её месте могла бы быть другая, получше, но и здесь я облажался. И как закончил? Я должен был умереть тогда, на той стройке. Должен и сейчас.

– Может и так. Но что студенты? Они тоже должны умереть, потому что ты поскользнулся? Или потому что напился? Потому что ты выбрал неверный путь? Или потому что был готов следовать ему, несмотря ни на что?

Как будто из этого вышло что–то хорошее. И я… Я уже не знаю, каким был мой путь. Может, его и вовсе никогда не было?

– Защити их. Астру. Эту девушку, которая захотела сделать мир лучше, уберечь людей от того, что таится в Подземельях. Не дай ей погибнуть. И всем остальным. Любыми средствами. Как тебе такой путь?

Я использовал всё, что у меня было. Все техники, всю свою силу. И этого оказалось мало.

– Так уж сразу всё? – Хомэй вздёрнул бровь. Не делай такое лицо, сволочь. Даже «Вторая передача» мне не… Так вот, что ты имел ввиду. Но в таком состоянии, если мне удастся сражаться при помощи этого, я всё равно…

– Умрёшь? Да. И тебе будет не о чем сожалеть. К тому же, ты уже знаешь, что тебе делать.

Щёлк!

Кажется… Это может сработать. Может ведь?

– Когда преставишься, сможешь спросить у тех, кто попытался. Уверен, много таких не найдётся.

Я невольно усмехнулся. Но улыбка не продержалась на моём лице даже мгновения. Хомэй… Он начал размываться. Буквально ещё секунду назад был реален как никогда, а сейчас сквозь него почти можно видеть!

– Кх! Нг-х! Постой! – собственная кровь не давала говорить, но мне плевать. Я должен получить ответ!… – Почему я?!

– Мне–то откуда знать? Но знаешь. Ты невыносимый ублюдок. И всё же могло быть и хуже. То, на что ты готов пойти… Я знал только троих, кто решился бы на такое. И сейчас тело одного из них принадлежит тебе.


* * *

И вот я снова один. Хомэй сказал мне на прощение очередную пафосную фразу и растворился. Мозгоправ недоделанный! Разбередил душу и отошёл в мир иной. Чтоб там у тебя крылья не из того места выросли, где бы ни был! Но кое в чём он прав. Из–за отца я ушёл из дома и, сам того не замечая, перестал быть тем, кого он так во мне ненавидел. Всё ещё не хочу признавать, что в этом есть его заслуга. Но куда важнее другое. Мне не суждено выжить, лёжа здесь. На поверхности шансов тоже нет, но я, возможно, смогу спасти их. Двум смертям не бывать, и я выбираю второй способ.

Теперь. Для моего плана мне нужно оружие. Карак валяется где–то в пещере, но до него может быть слишком далеко. Это, пожалуй, стало бы проблемой, не плавай вокруг уйма всевозможных костей. Вот как, например, эта. Ну–ка!…

– Да чтоб тебя!… – нет, так дело не пойдёт. Правая рука, та, что ниже пробитого плеча, не двигается. Думаю, дело в яде. Аналогичная ситуация и с ногой, её я просто не чувствую. Значит, начнём с самого сложного. Мне нужна «Третья Передача». Когда–то мы с ней уже пробовали, и кончилось худо. Скорее всего, с нынешними ранами моё тело начнёт разваливаться на части. Но это и не важно.

[Внимание! Использован Навык «Медитация» (3) !]

И снова абсолютная тьма застилает полумрак пещеры. Н-да. Похоже, пока я общался с галлюцинацией, моё состояние только ухудшилось. Паутина, покрывавшая только «Озеро», теперь затянула добрую половину грудины. При этом «пути» на пораженных конечностях стали практически серыми. Нехорошо… Но это ещё можно исправить, если только мне удастся выкрутить «кран» на полную. Сколько бы сил не было потрачено, внутри меня все ещё бушует ураган жизненной энергии. Смогу создать достаточный напор, и потоки Ки разойдутся по телу, вымыв весь яд. Осталось понять, как. «Пальцами» не получилось первые десять раз и сейчас не выйдет. Нужен иной подход.

Думай, придурок, думай! Один раз ты уже лопнул этот шарик, сможешь и сейчас! А ведь точно… Тогда я вовсе не лопнул его, а порвал. То, что разум интерпретирует как «сжатие» моего «Озера», на деле, – лишь повышение давление Ки. А вот если «порвать» оболочку, то я сниму все возможные заслонки, пропустив через себя весь объём. Именно это мне и нужно. Прежде всего, необходима другая форма. Не «пальцы», о нет… Скорее это должен быть нож. Да, именно он!

Напрягая сознание, я пытаюсь заставить несуществующую руку изменить свою форму. Постепенно она поддаётся: пальцы сливаются воедино, уплощаясь, появляется режущая кромка. Теперь моей мыслью буквально можно резать. И начать следует с этой чёртовой паутины. Нужно действовать быстро, но не прилагая слишком можно усилий, иначе шар «Озера» будет проминаться и дело усложнится. Вот так, понемногу. Мне нужен лишь один просвет, чтобы сделать отверстие. Ну же!

Больно!… Даже погружённым в «Медитацию», я ощущаю, как в лёгких скапливается кровь. Но это неважно, всё – неважно. Кроме «Третьей Передачи»… Да, чёрт побери! Я сумел немного очистить его. И тепе–е–ерь!…

Треск!

Уже, почти у цели!… Ещё немного, ещё совсем!…

Бах!

И под рокот надвигающегося потока Ки я увидел оповещение, которое так ждал:

[Внимание! Требования для освоения Навыка выполнены! Изучен Навык «Усиление Ки: Третья Передача»!

Внимание! Использован Навык «Усиление Ки: Третья Передача»!]

– О–о–о, да!


* * *

– Ч‑что это?! – воскликнула Лулу и тут же скрылась за своей подругой–мечницей. Все дружно покачали головами. «Защитница» была редкой трусихой. И всё же кое–что действительно происходило. Где–то вдалеке раздался грохот, вслед за которым по земле разошлась волна дрожи.

– Не иначе, сенсей там по стенке размазывает нашего противника. – заметил Флитц, поправляя ворот мантии.

– Ну, это же Хомэй–сан, – поддержала Астра, – он на такое точно способен!

– Значит, надо поторапливаться. А то нам ничего не останется. – подытожил Камир, закинув огромный молот на плечо.

– Конечно!

– У-угу!

– Ну, само–собой!

– Да!


* * *

– Гхах–ха… – выдыхая из лёгких кислород вместе с кровью, я оглянулся вокруг. То, что раньше было только ямой, теперь превратилось в небольшой каньон. Вокруг меня валялись куски камня, а в воздухе витала пыль вперемешку с паром. Вместо того, чтобы тратить время на ползанье по своему убежищу, я просто разворотил потолок ударом ног. Кажется, такого «Мантикора» не ожидала. Видно по взгляду, как, впрочем, и остальное. Чрезмерно обострившиеся чувства позволяют мне разглядеть всё её уродство, равно как раны, нанесённые мной. А ещё теперь ясно, где валяется Карак. И чтобы добраться до него, мне придётся пройти через эту тварь. Ну, и отлично.

– Эй, уродище! Давай сюда!

– Р-аарг!

Как и в прошлый раз, всё началось с обстрела шипами. Однако теперь меня подпитывает собственная жизнь. И скорость оттого возрастает в разы! Один, второй, пятый, тринадцатый – снова и снова костяные клинья пролетают мимо меня, пока я постепенно сокращаю расстояние. А затем приходит мой черёд!

Два обломка кости со свистом рассекают воздух. Пущенные в разные точки, так, чтобы ни отбить, ни увернуться сразу от обоих было нельзя, они несутся прямо к морде «Мантикоры». Ради всего святого!…

– Грагарггаргарр!

Есть! Решив отбить один из снарядов лапой, тварь сместила центр тяжести и подставилась. Костяной обломок угодил ей прямо в нос, углубившись чуть ли не вполовину. Истошно вопя, монстр принялся беспорядочно обстреливать всё пространство вокруг себя. Шипы приближались отовсюду единой стеной – от такого я уклониться не смогу. Как будто мне не плевать!

[Внимание! Использован Навык «@#%*+» !]

[Внимание! Получен урон!…]

Всё ещё больно, сука!

Вместо того, чтобы пытаться избежать попаданий, я постарался прикрыть все жизненноважные точки и по максимуму напряг мышцы, имитируя «Укрепление». Пять шипов попали в незащищённые участки, но не ушли в плоть даже на треть. И сразу же выстрелили обратно, вытесненные напором моей Ки.

– Буэ–агх! – из моего рта вырвался сгусток крови. Попав на некогда белую пластину брони, он окрасил её в тёмно–коричневый. Плохо. Моё время на исходе. С «Третьей Передачей» я не ощущаю боли, усталости и, кажется, могу свернуть горы, но полностью уничтожить яд получилось. И «Мантикоре» хватило моей заминки, чтобы прийти в себя. Вперёд!

На этот раз уже без шипов. Закончились или ещё что, я не знаю. Только продолжаю нестись во весь опор, как можно ниже прижимаясь к земле. Последует удар лапой. Я уверен, это точно будет он!…

– Рраарг!

Или нет?! Вместо того, чтобы совершить предсказанный замах, тварь оттолкнулась передними конечностями от земли, встав на две ноги. Чтоб тебя! Если не заторможу, она меня просто раздавит! Приходится отклонить тело назад, чтобы выставить ноги вперёд и замедлиться – я почти слышу, как трескаются кости, гася импульс. И всё же у меня вышло! Оглушительный удар раздаётся прямо передо мной. Зато мой удар попадёт точно в цель!

– Сдохни! – оказавшись почти вплотную к голове «Мантикоры» я что есть сил ударяю её обеими руками. Кажется, теперь у меня выворочено плечо. И снова чёртова кровь подступает к горлу, не давая мне перегруппироваться! Из–за этого ответная атака достигает цели, и мой нагрудник разлетается вдребезги, рассечённый пополам. Зато теперь лапа этой – твари моя!

[Внимание! Получен урон!…]

[Внимание! Использован Навык «@#%*+» !]

Схватив уродливую конечность сразу после удара, что есть сил бью в сустав, пытаясь пропустить через руку столько Ки, сколько вообще могу. Громкий взрыв ударяет по ушам, как и последующий вопль твари: из открывшегося перелома хлещет кровь. И я делаю последний рывок!…

Двух прыжков оказывается достаточно, чтобы обогнуть «Мантикору» по боковой стороне. Охваченная агонией, тварь размахивает хвостом, но делает это совершенно бесхитростно, и мне удаётся проскочить. На ходу подбирая Карак, я тут же разворачиваюсь лицом к врагу. Он делает тоже самое.

– Гр–р–р… – больше нет рёва, только приглушенный, полный холодной ярости рык, вырывающийся сквозь стиснутые зубы. Шипов уже не будет – теперь я могу это увидеть, взглянув на заметно «полысевший» хвост «Мантикоры». До кучи, у неё нет глаза, нос раскурочен, подрезана задняя лапа и выломана передняя. Из всех ран сочится кровь; из моих – тоже. Уже давно она витает в воздухе, окружая меня ореолом кровавого тумана. И, кажется, тело вот–вот откажет: сердце бьется о рёбра, лёгким не хватает воздуха. Следующая атака станет последней. Мы оба это понимаем. И я сделаю ход первым!

– Уо–о–о!

– ГРА–А–А-АР!

Я рванул вперёд, прямо в пасть зверя. Нас разделяло шагов десять. На шестом я понял, что пора. И бросился вниз, к земле. Когтистая лапа рассекла воздух точно над моей головой, срезав часть волос. Уже падая, оттолкнулся носками, и меня потащило по земле. Кожа на открытой груди и ладонях стиралась в мясо, но останавливаться было нельзя. Рывком я перевернулся на спину. Огромная туша оказалась прямо надо мной. Это тот шанс!

Руки уперлись в землю, ноги – в брюхо моего врага. Сейчас мне должно хватить сил даже на это. Ну же!

– Гра–а–арг?! – в рёве «Мантикоры» чувствовалось удивление, а ещё через секунду её тело уже катилось куда–то в сторону.

Чёрт, побери! Я смог! Но расслабляться ещё рано. Через пару секунд она остановится, и мы поймём, на чьей стороне была удача. Мышцы жжёт, колени ломает, одно запястье, кажется, вывихнул. И останавливаться нельзя. Не теряя времени даже на дыхание, я рванул вслед за тварью. Каждый шаг отдавался болью, от которой звенело в черепе.

А удача всё–таки повернулась ко мне не тем местом: «Мантикора» не упала на спину – смогла удержаться, оперевшись на здоровую лапу. Но она ещё не стоит! Сейчас!

– Получи! – я нёсся вперёд точно торпеда. Боль отошла на второй план. Ненадолго. Когда моё тело врезалось в хитиновый панцирь, перед глазами начало темнеть. Плечо затрещало, раздался хруст. Но не моих костей, нет. Броня «Мантикоры» дала трещину! Успех придал сил, и в глазах прояснилось. Как раз вовремя: едва успел оттолкнуться назад. Чуть позже, и меня бы задело лапой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю