332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ольга Пожидаева » Всегда твоя (СИ) » Текст книги (страница 6)
Всегда твоя (СИ)
  • Текст добавлен: 13 декабря 2020, 13:30

Текст книги "Всегда твоя (СИ)"


Автор книги: Ольга Пожидаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 11 страниц)

– Позволю? Да я настаиваю на альтернативе, Алексис.

Я разрешила себе быстрый взгляд на шокированную Лидию, которая продолжала открывать и закрывать рот. Моих губ коснулась на миг улыбка торжества, и я потянулась к телефону.

Подключившись по сети к проектору, я быстренько загрузила презентацию. Лидия сидела чернее тучи, а лица Брендона и других директоров выражали неподдельный интерес. Я чувствовала себя звездой, гвоздем программы и чудом держала нервы в узде.

Слайды постепенно меняли друг друга, а я вещала, как заправский оратор. Мне всегда нравилось выступать с докладами в школе и колледже. Я не чувствовала себя скованно или  зажато, не стеснялась говорить громко, потому что всегда брала слово только, когда было что сказать по делу.

Так и сейчас. Я подготовила эту информацию давно, но Лидия меня не желала слушать. Тем хуже для нее. Я не постесняюсь прыгнуть через голову начальницы, если дело касается блага компании.

– Итак, что мы имеем в итоге? – суммировала я выводы по ценовым диаграммам. – Наш поставщик абсолютно неадекватно задрал цену, видимо потому что посчитал Торн Индастриз своим рабом, а не партнером. К тому же  я считаю, что большая часть мебели, которую мы закупаем у них совершенно не подходят отелям в Пуэрто-Рико. Особенно для номеров класса люкс с окнами на побережье.

Лидия закатила глаза.

– Это типичная подбора для интерьера. Алексис. Все отели Торна выдержаны в одном стиле, – снисходительно донесла она мне прописную истину.

– И это плохо, Лидия, – не растерялась я. – Безусловно, узнаваемый стиль отелей хорош и привлекает клиентов своим постоянством, но с курортными номерами не стоит ехать по рельсам.

– Почему? – встрял Брендон. – Тут я согласен с Лид. Мы всегда держим марку и стиль.

– Потому что в Риме освещение совсем не такое, как в Токио. А в Токио пейзаж за окном отличается от того, что увидишь в Праге. Виды из люксовых номеров в Пуэрто-Рико – лучший интерьер. Люди платят именно за это. Человек все равно не создаст ничего шикарнее белого песка и океана.

– Интересно. Что ты предлагаешь? – снова поддержал меня Брен.

– Очевидно, закупиться  Икее, – не удержалась от яда Лидия.

– Мы можем сохранить договоренность по сегменту медиум, но оформить новый заказ для люксовых номеров. Я уже подобрала несколько вариантов. Мебель качественная, но в простых формах, без вычурностей. Дизайн номеров останется неизменным практически, просто без налета дешевого гламура.

– Дешевого? – взвизгнула Лидия. – Ты хоть понимаешь…

Ее перебил смех Брендона.

– Да. Алекс, относительно новых цен, дешевый гламур обходится нам совсем не дешево. Есть примеры и ценовые таблицы твоего поставщика?

– Да, секунду.

Я мотнула слайды.

– Мексика? – вздернул брови Торн.

Лидия презрительно фыркнула.

– Да, Мексика. Отличная фабрика и достаточно дорогая для этой страны. Но относительно цен в Штатах, наоборот, экономно.

– А качество?

– Отзывы прекрасные. Я связалась с некоторыми их клиентами, все довольны. И еще у меня предложения для вилл и домиков на побережье.

– Какое?

– Я нашла местного умельца. У него в Сан-Хуане магазин. Он с сыновьями делает мебель на заказ. Только натуральные материалы. Идеально подойдет для индивидуальных построек.

– Он вряд ли успеет к срокам. Это ведь все макеты интерьера переделывать, – не унималась Лидия.

– Я несколько уже набросала сама, и он успеет. Есть много в наличии. Все очень аутентично и просто.

Я включила слайд с наброском примерного дизайна для бунгало на берегу.

– Это интересно, – почти моментально среагировал Брен.– Давай подробнее чуть позже, ага? Зайди ко мне.

– Хорошо, – кивнула я, отключив презентацию.

Дальше снова пошли разбирать кадровые вопросы, финансы, логистику. Я слушала и вникала, а с лица никак не хотела сползать довольная ухмылка. Даже кислая мина Лидии и перспективы не самых простых отношений с начальницей не могли испортить мою маленькую победу.

Совещание закончилось,  и я ушла к себе. Выпила кофе, попутно подбирая для Брендона еще информации, коммерческие предложения, каталоги, распечатать с сайта.

– Алексис, зайди к Брендону через полчаса. Он будет ждать, – вызвала меня по телефону его секретарь.

– Хорошо, – откликнулась я.

К назначенному сроку собрала все и перекинула боссу на почту. Взяла материалы и с собой на всякий случай. Пока шла по коридору, едва сдерживалась. Чтобы не подскакивать, как ребенок от радости.

Секретарь Брена улыбнулась мне и кивнула на дверь, разрешая зайти. Вот только она не сказала, что там уже была Лидия.

Я не видела их, но сразу узнала громкий сильный голос начальницы.

– Брендон, ты меня просто дискредитируешь, – наезжала Лидия.

– Серьезно? Ты сама себя дискредитируешь. Лид. Я тебе доверял, между прочим…

– Правда? Поэтому и поставил эту выскочку шпионить за мной?

– Она не шпионила.

– А как это еще назвать? Взяла и вывалила все и при всех, выставив меня чуть ли не воровкой и профаном.

– Ты могла это с ней обсудить.

– О, да что я дубу обсуждать с избалованной малолеткой, которой захотелось поиграть в независимость.

 – Лид…

Голос Брендона стал суровым. Знаю я этот его тон. Таким он меня не раз припечатывал, а сейчас защищал. Это было так странно и волнительно. Брендон Торн на моей стороне.

Меня трясло от гнева и возмущения после слов Лидии. Нужно было дать им знать, что я пришла, но язык присох к небу и не ворочался. Пришлось невольно дослушивать.

– Если я привожу человека в команду, значит уверен в его профессиональных качествах. А еще, как оказалось, нам не помешает свежая кровь. А то какой-то застой уже с этими штамповками. Не вмешайся Алекс, я бы мог и согласиться на этот космический ценник. Чтобы не ломать систему.

Лидия почти рычала.

– Ах, вот как! Да ты в своем уме Брендон? Это не твой личный домик, где ты можешь экспериментировать с местными умельцами. Мы всегда придерживались системы – это путь к успеху.

– Ну, до успеха мы дошли и встали на одном месте.

– Чем тебе не нравится место, где ты успешен.

– Нравится, но я хочу двигаться дальше.

– О, Торн, и откуда в тебе все это? Почему ты не хочешь двигаться дальше со мной?

– Мы все еще о бизнесе говорим?

– Разумеется, нет.

– Тогда стоит закончить нашу беседу, потому что мы в офисе Лид.

Брендон вышел из переговорной зоны первый, поправляя галстук. Ему вдогонку летели слова:

– Так ты не разговариваешь со мной вне офиса, не отвечаешь на звонки и…

Лидия бежала за ним и осеклась, увидев меня. Брен встал на месте, а она врезалась ему в спину.

Комедия положений какая-то. Мне было ужасно неловко и… почему-то больно.

Он с ней спит. Действительно спит. Это не просто сплетни.

– Привет. Ты вызывал, – наконец подала я голос.

Наши глаза встретились, и Торн первый отвел взгляд, облизал губы. Ему тоже было неловко. Определенно.

А вот Лидия, напротив, как всегда сразу сала нападать.

– И давно ты тут уши греешь?

– Не очень, – соврала я.

А что? Давно – это достаточно растяжимое понятие. Не со вчерашнего же дня я тут стою.

– Дамы, давайте делом уже займемся. Алекс…

– Я скинула тебе на почту все материалы и вот. Распечатала еще.

– Отлично. Излагай и подробно.

Я снова стала объяснять свою идею, останавливаясь на подробностях и нюансах, подкрепляя все набросками и цифрами. Брендон кивал, задавал много вопросов, внимательно слушал. А Лидия была подозрительно тихой, хотя смотрела и слушала внимательно тоже.

– Должен согласиться с тобой, Алексис. Мне нравится идея, нравится дизайн и решения. Нравятся цены и поставщики, которых ты нашла.

– Только, боюсь, поздно, – взяла слово Лидия. – Мы не успеем. Проект выходи на финальную стадию.

– Успеем, – не согласился с ней Брендон. – Только тебе придется поехать со мной.

Он заявил это глядя мне в глаза.

Что? Со мной? С ним? Куда? В Пуэрто-Рико? Разве не Лидия должна там быть?

– Что?! – взревела моя начальница на весь кабинет.

Глава 12. Вечеринка

Брендон

Сильнее навязчивости Лидии мне не нравилась только ее привычка устраивать разборки. Она обо всем пыталась со мной разговаривать, не желая понять, что я просто не желаю обсуждать некоторые вопросы. Такие как женитьба, совместное проживание и причины, по которым я взял Алексис Купер на работу. Еще много других, но эти самые главные. Сегодня к ним добавился еще пункт – почему я лечу в Сан-Хуан с Алекс, а не с Лидией. Для меня это было очевидно, а вот для дам, похоже, не совсем. И ладно Лидия, которая была непрошибаема в своем упрямстве и, как обычно, пыталась продавить ситуацию. Но Алекс! Она сама не горела желанием лететь.

– Алексис наладила контакт с поставщиками, именно ее они знают. Именно она знает ассортимент, она сама составила дизайн-проект, она внесла коррективы в систему, которая дала сбой.

– Система не давала никаких сбоев! – упрямо стояла на своем Лидия.

– Брен, я не уверена, что справлюсь, – дала заднюю Алекс.

Я понимал, что она перепугалась напора Лидии. Похоже, ее лимит храбрости был израсходован во время пламенной презентации. Нет, детка, так не пойдет.

Забыв обо всех привилегиях этих женщин для меня как мужчины, я решил напомнить, что здесь мы работаем.

– Доступно объясняю последний раз обеим. Мне нравится дизанерский проект и нравится новое решение. Я беру с собой тебя, Алексис, чтобы ты могла довести начатое до конца. Это обычная практика полного цикла. Раз начала, будь добра, закончи. Только так проект будет твоим, иначе рискуешь не узнать его в финале. Особенно со страстью Лидии делать все по своему, игнорируя желания начальства, заказчика и здравый смысл.

Они синхронно вздохнули. Алекс волнительно, а Лидия раздраженно.

– Через неделю летим в Сан-Хуан. Алекс, свяжись со своими поставщикам, обговори сроки. Если будут проблемы, можно прибавить бонус за срочность, но без энтузиазма. Два процента, ну ты знаешь. Я видел, что это было заложено в таблице цен.

– Хорошо, – закивала Алекс, выглядя серьезно и сосредоточенно.

– А мне что делать? – вскинулась Лидия.

– Ничего. Ты уже все сделала. Теперь Пуэрто-Рико курирую я лично и Алекс. Свободны обе.

Едва они вышли, я сел в кресло и откинул голову назад. Алекс, скорее всего, слышала больше, чем ей нужно было знать. Едва я увидел ее, то замер, чувствуя себя неверным мужем, которого жена застукала с коллегой.

Бред какой-то. Алекс мне не жена. Она даже не тот человек, который обращает внимание на такие мелочи как верность, честность и порядочность. Собственно, я и не делал ничего плохого. Я свободный мужчина. Лидия тоже не обременена отношениями. Паршиво, что она делает неправильные выводы из обычного секса, который удобен нам обоим. Еще и на работе. Ненавижу сплетни.

Я пытался отделаться от липкого неприятного ощущения весь день. Отвлекался работой. Помогало. Правда, когда Алексис снова сидела в моей машине и снова непривычно тихая, все это накатило с новой силой. Я чувствовал себя отвратительно, поэтому решил поговорить о работе. Да-да, это участь слабака – переводить стрелки, но я просто не мог продолжать циклиться на желании оправдаться перед ней.

– Я очень тобой горжусь, Алекс. Ты проделала отличную работу и раскрыла мне глаза на то, что я уже давно отказывался видеть.

Краем глаза я заметил, как она заулыбалась. Довольная. Ее позитив облил благодатным бальзамом мои нелепые угрызения совести.

– Да, спасибо. Признаться, я сама собой очень довольна.

– Это здорово, – я подмигнул ей. – Ты должна знать себе цену и не умалять заслуг.

– Да, за меня это прекрасно сделает Лидия, – хихикнула она.

Я тоже хохотну.

– Она такая, да.

– Ты уверен на счет моего присутствия в Сан-Хуане?

– На двести процентов.

– Я могла бы отдать тебе все материалы. Уверена, ты сможешь сам…

– Да, конечно, – перебил я ее. – Я все могу сам, Алекс. Не могу только разорваться. У меня будет там куча дел, кроме курирования дизайна. Я беру еще Рига из финотдела и Дрейка из проектного. Не переживай, это не привилегия. Мне просто нужна помощь сотрудников, потому что объект слишком крупный и важный.

– О, я поняла.

– Вот и отлично. Платье для вечеринки уже подобрала?

– Какой вечеринки? – не поняла Алекс.

– Прощальной. Мы летим почти на два месяца. Коллектив всегда устраивает мне отвальную по такому поводу. Неужели тебе еще не сказали?

– Нет, – засмеялась она колокольчиком. – Может быть в этот раз не планируют? Это ведь не праздник.

– Когда босс сваливает – это всегда праздник, – отметил я философски.

Алекс рассмеялась еще громче, и я, заразившись весельем, тоже улыбался до самого дома. Мне не хотелось с ней расставаться. Было не так уж поздно. Можно еще сходить на пляж, погулять, поесть какой-нибудь вкусной гадости или выпить по коктейлю, а потом…

Потом я бы проводил ее до квартиры и целовал, вдавливая в дверь, давая волю рукам, отчаянно желая, чтобы она пригласила меня на кофе. На утренний кофе из кофейни, который я бы сам ей принес после ночи любви.

– Брендон…

– А? – очнулся я, повернув голову и встречая растерянный взгляд Алексис.

– Брен, мы приехали.

– Да, я в курсе, – соврал, оглядывая подземный паркинг.

– Правда? Тогда почему ты с минуту сидишь и держишься за ключи в замке?

– Задумался, – буркнул я.

Что за хрень? Я собирался пригласить Алекс на свидание? АЛЕКС! Алексис Купер!!! Вот ведь чудеса. А еще я ее хотел, но это злые будни моей жизни. Я умею с этим справляться.

Не сумел только пару раз. Когда мы ездили на кладбище и в день ее свадьбы.

Лос-Анджелес. Четыре года назад

Люк остался ночевать в Мармоне. Он изрядно перебрал и Генри, кажется, его помощник по финансам, поволок жениха в номер. Кто придумал эти дурацкие попойки перед свадьбой? Откуда нелепая традиция? Если бы мне указали того идиота и дали машину времени, я бы вернулся в прошлое и задушил говнюка своими руками.

Тогда не было бы у Алекс повода отрываться в Вегасе, мы бы не встретились, она бы не изменила жениху с его другом. Или она праздновала совершеннолетие? Фак, все равно дерьмово выходит.

Но еще дерьмовее было то, что я так и не сказал Люку. Тысячу раз собирался, начинал раз сто, но все время трусил, давал заднюю и проглатывал слова, понимая, что они звучать жутко даже в моих мыслях.

Я уехал на такси в особняк. Заспанный Паоло открыл ворота. Нужно было оставаться в Шато, но даже небольшая доза алкоголя взбудоражила и заставила думать, что проблему должен решать не я. Я не знал что она невеста.

«А если бы знал, остановился бы?» – спросила совесть.

Ответ был… Не было у меня ответа. И за ним я решил прогуляться на второй этаж. Но ноги отказали, и я свалился на диван в гостиной. Вот и хорошо, думал я, засыпая.

Меня разбудил шум.  Или головная боль. А скорее всего совесть. Именно она шумела и болела, не разрешая мне отдохнуть. Я вспомнил, что шел наверх и решил продолжить начатое. Может быть это все ошибка, жуткая, нелепая случайность. Люк не может любить прижжённую развратную врунью. Он не такой парень. Возможно и его невеста не такая ужасная.

Я поднялся на второй этаж, подумал и пошел в свою комнату, решив не икать, где спит Алексис.

Алексис…

Как же ей шло это имя. Сильное и одновременно мягкое.

Помотав головой, я выбросил глупые мысли, но образ хрупкой и нежной блондинки все равно стоял перед глазами. Я упал на кровать прямо в одежде, желая подремать еще хоть пару часов. Рассвет красил небо алым. Скоро начнутся приготовления.

Я спал и видел во сне невесту лучшего друга. Даже в мире грез знал, что она мне не принадлежит.

Меня разбудили голоса. Дом гудел, готовясь к свадьбе. Я принял душ и сразу оделся. Рубашка и жилет. Спасибо, что не смокинг, дружище. Пафосная свадьбы в такую жару – это самая дурная шутка.

Конечно, не хуже, чем шуточка, которую мы провернули с Алекс в Вегасе. Я вспомнил о ней, едва открыл глаза. Она не отпускала меня даже во сне.

Я вроде бы ходил по дому, что-то съел, поговорил с организатором церемонии, кивнул актрисе, которая где-то снималась с Люком. О, так самая из Вегаса. Подружка Алекс. Вот откуда мне знакомо ее лицо. Нас вчера даже представили, но я напрочь забыл ее имя, потому что мысленно повторял только одно. Алекс, Алекс, Алекс.

Люк был в саду все с тем же Генри. Они махнули мне, и я покивал с балкона, но не спешил спускаться к ним. Пошел к себе умыться, уже зная, что ничего ему не скажу, позволю этому фарсу случиться.

Сунул голову под ледяную воду и держал, пока уши не начало колоть, а мозги почти свело от холода.

– Я сейчас, Сьюзи. В гардеробной были старые туфли. В этих я точно не смогу и шага сделать.

– Что-то старое – это отлично, – услышал  я ответ Сью.

Приоткрыв дверь, увидел, что Алекс уже в белом платье. Короткое, очень простое, но идеальное для нее. Она спешила по коридору к дальним комнатам.

Я помчался за ней и затолкал в гардеробную, прижав к стене, накрыл ее рот ладонью, чтобы не орала. Хотя вряд ли бы она стала.

– Скажи ему! – зашипел я на нее. – Ты не можешь за него выйти. Не имеешь права, Алексис.

Она заморгала часто-часто, и ее глаза тут же заблестели.

Я убрал ладонь, и Алекс замотала головой.

– Нет, Брен. Я не скажу. Забудь все, умоляю. Это ничего не значит. Я ошиблась.

– Ошиблась?! – зарычал я на нее. – Забыть? Это, мать твою, разве возможно забыть?

Я вцепился в ее попу, притяну к себе, давая ей ощутить, как сильно помню то, что ничего не значит. Ее близость, ее слова, моя ярость и злость вскипятили кровь и распалили желание, даже потребность, обладать ею снова.

Я впился губами в ее рот, терзая безумным поцелуем.

Алекс уперлась кулаками мне в грудь, но то ли она не слишком давила, то ли я в запале совсем не чувствовал ее сопротивления. И губы… Ее губы почти сразу ответили моим такими же неистовыми движениями. Мы целовались, как ненормальные, и я был готов взять ее прямо здесь, в гардеробной, стоя, наряженную в платье невесты, за час до церемонии.

Проведя по ее ноге, я нащупал подвязку, и тут же представил, как Люк будет снимать ее, а мне придется участвовать в ловле.

– Забыть, Алекс? – выдохнул я, отрываясь от ее рта. – Ты сможешь это забыть?

Вместо ответа она захныкала. Я провел по ее трусикам пальцем. Ну, понятно.

– Давай, детка. Попробуй забыть, как была готова дать мне в день свадьбы. Попробуй убедить себя, что это ничего не значит. И ошибся тут только один человек – твой жених. Потому что возьмет в жены развратную дрянь. Если у тебя есть хоть капля совести, ты ответишь «нет» во время этого свадебного фарса.

Я отпустил ее, и Алекс чуть не упала. Но мне уже было плевать. Я переложил на нее всю ответственность, правда, легче мне от этого не стало.

 Через час я стоял у алтаря, рядом с Люком, сверля его невесту бешеными глазами. Она сказала: «Согласна».

Я сделал выводы, но ничего не смог поделать с ревностью и злостью. А еще бессовестно жалел, что не взял ее там в гардеробной.

Я буду гореть в аду. Обнадеживает только то, что Алексис составит мне там компанию.

Следующая неделя стала для меня эпохой открытий. Если сначала я был приятно удивлен инициативой Алекс, то теперь поражался ее работоспособности. Она как отчаянный трудоголик вкалывала день и ночь. Я был таким же лет пять назад. Пахал, света белого не видел.

Иногда мне приходилось буквально утаскивать ее с работы. Алекс упиралась и канючила, что ей нужно еще немножечко, еще чуть-чуть. Досмотреть каталог, досчитать цены, дописать письмо поставщикам.

– Достаточно на сегодня, – обрезал я начальственным тоном и вел ее к машине.

Слов было мало, конечно. Она сопротивлялась. Приходилось обнимать и прикладывать немного усилий, чтобы обозначить серьезность моих намерений и категоричность приказа.

Каждый раз еще и приходилось сдерживаться, чтобы не прижать к себе крепче или напоминать, что пора отпустить.

Не целовать! Не прижимать к капоту! Не нюхать ее волосы!

Короче, это была долгая неделя, но плодотворная.

Думаю, маленькая упрямица работала дома, потому что каждый раз она тащила с собой огромные папки и даже в машине строчила что-то на телефоне.

Клиника, конечно, но такой энтузиазм подкупал меня как босса. Впрочем, и с чисто человеческой позиции рвение Алексис было достойно похвалы и уважения.

Последние дни она стала расспрашивать меня о Пуэрто-Рико, и я с радостью делился своими впечатлениями. Алекс слушала внимательно, впитывая мои эмоции и буквально на глазах загораясь от осознания, что скоро сама все увидит. Она ведь нигде не была. Только в Штатах и в Канаде, вроде бы пару раз.

Кажется, еще вчера я вернулся из Таиланда, а прошла неделя. Я стоял на крыше, держа в руке бумажный стаканчик с чилийским вином и смотрел, как Алекс болтает с Ригом, который полетит завтра с нами. Он улыбался ей, яро жестикулировал и, похоже, флиртовал. Серьёзно, мужик? У тебя жена и двое детей.

Он убрал кудряшку ей за ухо, и Алекс вся съежилась, отпрянула от него, увеличивая расстояние, даже сделала шаг назад, давая понять, что подобные знаки внимания ее не привлекают. У меня в голове гремели салюты в честь такого дела. Риг отошел от нее почти сразу, а я наоборот, поспешил занять его место.

– Наслаждаешься вечером? Спросил я, меняя ее пустой стаканчик на полный.

– Ага, вечеринка на крыше – это забавно. Особенно корпоративная.

– Это Сан-Диего, детка. В прошлый раз была вечеринка прямо на пляже. Я даже серфил после вина. Первый и последний раз в жизни.

Алекс весело рассмеялась.

– О, я представляю. Ты и трезвый падаешь с доски в лучших традициях Коди Меверика.

– Кто это? – отозвался я мрачно, картинно обидевшись на ее пренебрежение.

– Пингвин из мультика про серферов.

– Ну супер, Алекс. Пингвином меня еще никто не называл.

– Все бывает в первый раз, Брендон, – хихикнула на и издевательски похлопала меня по щеке.

Алекс тут же одёрнула руку и покраснела.

– Прости. Это неприлично.

– Брось, у меня есть чувство юмора. Я же продолжаю кататься после все своих фиаско.

Она снова расслабилась.

– Не будь так строг к себе. Не так часто ты и падаешь.

– А ты за мной следила, да?

– Просто видела. Я не знала, что это ты. Потом только поняла.

Я вздохнул.

– Алекс, могла бы и соврать, чтобы польстить боссу. Я оскорблен в лучших чувствах.

– Прекрати меня смешить, – хохотала она, легонько пихая меня в грудь ладонью.

О, кто-то, кажется, перебрал.

Следующие два часа я следил за Алекс, как коршун. Стоило мне отойти от нее, как рядом сразу оказывались кавалеры. Мэт из снабжения, Гарри из бухгалтерии, Риг еще дважды подкатывал. Что за бешенство тестостерона на мою голову? Каждого я спроваживал, но и Алекс сама неплохо справлялась. Она смеялась, болтала, флиртовала, но как только мужчина пытался перейти к чему-то большему, как касание или шепот на ухо, она отстранялась. Просто выставляла руку вперед, запрещая сокращать расстояние, а потом уже я уводил ее под каким-то дурацким предлогом.

Моим стараниям очень сильно мешала Лидия. Она тоже, кажется, выпила лишнего, но в отличие от Алекс стала не мило забавной, а вульгарной и навязчивой. Чем ярче алел пожар заката, тем настойчивее становилась Лидия и мужчины, что крутились около Алексис. У меня лопнуло терпение, и я просто вызвал такси, поставив Алексис перед фактом:

– Тебе пора домой.

– Что? Брось, Брен, – возразил мне Риг, который предпринял третий заход. – Сейчас еще потанцуем.

Он как клещ вцепился в Алекс и заставил ее сделать несколько па в каком то подобии вальса. Она наступила ему на ногу, захихикала, чуть не упала. Я выцарапал пьянчужку из рук Рига. Одного взгляда хватило, чтобы он поднял руки, сдаваясь.

– Да, босс, кажется, ты снова прав.

– Брееен, ну Брендон, куда ты меня ведешь? Вечеринка же…

– Тебе хватит, Алекс.

– Нуууу… – захныкала она.

– Я уже вызвал такси. Машина ждет.

– Ты зануда, Брендон Торн.

– Угу, – согласился я. – А еще, кажется, чёртов Отелло.

Последнее пробормотал себе под нос, чтобы Алекс не слышала.

У выхода мы натолкнулись на Лидию, и я не понял, как она оказалась с нами в машине. Кажется, она говорила, что нам по пути, и она уже устала. Я не стал противиться, но в машине оказалось невозможно игнорировать ее попытки прижаться ко мне теснее. Отодвигаясь, я невольно прильнул к Алекс и оказался зажат между ней и Лидией.

Алексис хихикала всю дорогу, а когда машина остановилась около нашего жилого комплекса, она искренне удивилась, что я тоже выхожу.

– Разве ты не едешь с Лидией?

Лидия из машины призывно улыбалась. Меня аж передернуло.

 – Нет. Я домой.

– О, тогда может быть, Лидия поднимется? Пригласи нас в гости, Брен. Я бы глянула, что там у тебя в пентхаусе.

Кажется, ни обе сошли с ума, потому что Лидия стала тоже выходить из машины и ее разочарование превращалось на глазах в предвкушение.

– Нет, – рявкнул я, теряя терпение. – Завтра самолет. Рано вставать.

Без лишних церемоний засунул бывшую любовницу обратно в салон такси, хлопнул дверью и постучал по крыше, давая знак водителю ехать.

Едва машина тронулась, Алекс начала хохотать. Маленькая, бессовестная бестия. Она специально меня дразнила, издевалась. Ненавижу пьяных женщин. Лидия становится противной, а Алекс хитрой. А сам я чувствовал себя дураком.

Чтобы не заострять внимание на зудящем раздражении, я повел Алекс к ее квартире. Надо было тоже надраться, чтобы себя не помнить… Правда, я разок уже так делал и до сих пор жалел о той ночи в Вегасе. Воспоминания тут же отозвались возбуждением. Алекс была такой же смешной, немного ехидной и до умопомрачения притягательной. Алкоголь, словно отключал плотину ее сдержанности, позволяя природному обаянию хлестать через край и сносить мозги мужчинам.

Именно поэтому сегодня она была звездой вечера и самой желанной женщиной. Я недалеко ушел от остальных, но мне повезло утащить ее домой и наслаждаться теперь единолично.

Я вел Алекс до лифта, бессовестно, обнимая за плечи, а потом по коридору, надавливая, чуть растирая спину.

– Нууууу, – обернулась она ко мне, прижавшись к двери своей квартиры. – Признавайся, ты с ней спишь?

– А тебя это волнует?

Я уперся ладонью в дверь, нависая над ней, как скала.

– О, меня не волнует ни капли, – фыркнула она, но улыбаться перестала.

Ого, кажется, не одного меня тут бесят бестолковые подкаты коллег.

Я склонился, чтобы прошептать ей на ухо:

– Ты меня ревнуешь, Алекс?

Невозможно было игнорировать тот факт, что она даже не попыталась отстраниться. Я был ее зоной комфорта. Или фактором безумия. Так же, как и она навсегда осталась моим наваждением.

Алексис фыркнула снова.

– Не льсти себе, Брен.

Это звучала неубедительно. Вот вообще.

– Думаю, ты сама понимаешь, как неумело сейчас врешь.

Я коснулся губами ее уха, и ее кожа тут же покрылась мурашками. Не сдержавшись, я уткнулся носом в волосы у виска, потянул запах. Он пьянил лучше любого вина. Моя рука сама по себе оказалась на талии Алексис, сжимая крепко, привлекая к себе.

– Брендон, – выдохнула она, положив ладонь мне на грудь.

Алекс словно пыталась оттолкнуть, но вместо этого скользнула рукой вверх и обвила мою шею. Я коснулся губами ее виска, насыпав невесомых поцелуев на щеке.

«Останови меня. Оттолкни», – просил я мысленно, а потом сразу же, скулил про себя: – «Не останавливай, не отталкивай. Будь моей, малышка. Позволь любить тебя, красивая девочка».

Алекс выпустила изо рта краткий тихий стон, и я потерял терпение, выдержку и разум.

Накрыв ее рот своим, я пил хмельное дыхание, смаковал мягкие губы, ловил сладкие стоны. У меня не было сил остановиться, оторваться от нее. Когда Алекс обняла меня за шею и второй рукой, встала на цыпочки, чтобы прильнуть ближе, я и сам начал стонать от невероятного удовольствия. Мои руки съехали с ее талии ниже, и она опять не противилась, напротив стала отвечать на поцелуи с такой страстью, что мне окончательно поплохело.

Остановиться я смог только, чтобы сказать:

– Открой дверь.

И это подействовало, как лучший отрезвитель. Алекс отпрянула, правда не прекратила меня обнимать.

– Ты хочешь войти? – спросила она с бестолковой невинностью в глазах и голосе.

– Нет, – огрызнулся я. – Я хочу тебя сильнее, чем войти, но думаю, тебе будет комфортнее внутри, а не в коридоре.

Она снова захихикала. Уткнулась мне в плечо и посмеивалась.

– Что смешного я сказал, Алекс? – начал я злиться, взбудораженный пылающим вожделением и обиженный ее неуместным смехом.

– Это таааак забавно, Брен.

– Что именно?

Мне нужно было уйти, но я стоял как дурак, продолжая сжимать ее попку и говорить какие-то дебильные вещи.

– А у меня месячные. И я опять, – Алекс убрала от меня руки, чтобы изобразить пальцами воздушные кавычки. – Опять забыла. Ай-ай-ай. А ты бы, наверно, снова не заметил, да?

И она захохотала в голос.

– Это чертовски смешно. Не находишь?

– Нет, – рявкнул я, отпуская ее и помчался, как ужаленный обратно к лифту.

– Доброй ночи, мистер Торн, – крикнула она мне вдогонку.

Я не ответил. Дома, стоя под струями почти ледяного душа, я уговаривал себя остыть. Так себе получалось. Назойливая мысль не отпускала. Алекс права. Я бы не заметил. Снова.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю