332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Кристина Кук » Без вуали » Текст книги (страница 5)
Без вуали
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:27

Текст книги "Без вуали"


Автор книги: Кристина Кук






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 18 страниц)

– Я не знала, что все так ужасно. Она давно в таком состоянии?

– К сожалению, да. Я нянчусь с ней почти двадцать лет, и год от года ей становится все хуже и хуже. Сначала она страдала от длительных приступов меланхолии. Они могли длиться неделями. За ними следовали периоды почти маниакального подъема. Она убиралась в доме, вычищая все самые удаленные уголки, опустошала кошелек в деревенских магазинах, бодрствовала до утра, вышагивая по комнатам и переставляя безделушки, пока не падала от усталости. Но в последние несколько лет она все больше и больше углублялась в себя и с каждым днем становилась все слабее.

– А вы знаете, как долго она страдает от этого ужасного недуга?

– Насколько мне известно, она страдает этим с детства. Это ухудшилось после рождения первенца. Но по-настоящему безумной она стала после рождения третьего ребенка. Очень, очень печально. И так жалко. Я помню, когда ваша бабушка была молодой хозяйкой имения Бассфорд. Нынешний барон, ваш дядя, живет там и по сей день вместе с женой. Да, моя подопечная была когда-то чудесной леди, бриллиантом чистой воды. Так жаль ее! – Миссис Картер печально покачала головой. – Со стороны вашего дяди было очень любезно позволить своей матери и ее сестре Гертруде жить здесь, в Орчардсе. Это небольшое имение, но очень удобное для леди Бассфорд и мисс Гертруды, а позже и для бедняжки Сьюзен, пусть земля ей будет пухом.

– Тетя Сьюзен была… – Джейн не могла заставить себя произнести роковые слова.

– Да, она страдала от того же недуга. Хотя мне говорили, ваша мать избежала семейного проклятия. Должно быть, и вы не унаследовали его.

– Да, – пробормотала Джейн.

Но была ли она действительно свободна от этой болезни? Сюзанну это, пожалуй, не коснулось. Настроение у сестры всегда оставалось солнечным и ровным. Что же касается ее собственного нрава, Джейн не могла не вспомнить ужасные приступы удушающей меланхолии, которые она испытывала. Что же будет, когда у нее родятся дети?

Джейн закрыла глаза. Перед ней опять возник образ бабушки, лежащей у стены напротив двери. По ее подбородку бесконтрольно стекала струйка слюны. Но еще хуже было с тетей Сьюзен, которая выбросилась с третьего этажа и сломала себе шею.

Горячие слезы потекли из глаз Джейн, обжигая веки. Нет, она не будет так рисковать! Не может. Как она и предполагала, Джейн была приговорена к жизни бездетной старой девы. Как это ни странно, перед ней возник образ лорда Уэстфилда. Джейн вспомнила, как он заботливо обнимал маленькую Мэдлин.

Нет, этого никогда не будет. Любовь существовала для других, но не для нее. Она была права с самого начала.

– Спасибо за вашу любезность, миссис Картер. Мне нужно немедленно вернуться. Будьте так добры, не упоминайте о моем посещении тетушке Гертруде. Она очень огорчится, что я нарушила ее запрет.

– Конечно, мисс. – Женщина торжественно кивнула.

Джейн повернулась, собираясь уйти.

– Мисс Роузмур? Позвольте мне… Прежде чем вы уедете, я чувствую, что должна вам это сказать.

– Да? – Джейн с любопытством обернулась.

– Надеюсь, вы не сочтете дерзостью с моей стороны, но вы должны знать, что вы совсем не такая, как они.

– Простите?

– Я вижу в ваших глазах страх. Ваша тетя сказала мне, что вы приехали найти какие-то ответы, которые ей неудобно обсуждать. Она рассказала мне, что девочкой вы были очень чувствительной. У вас даже случались приступы дурного настроения. Может, мне и не подобает говорить так свободно, но я должна сказать, что вы не унаследовали эту ужасную болезнь. Уверена, что иначе она давно бы проявилась в вас…

– Как вы можете быть так уверены? Я же страдала от меланхолии. Временами это случается и сейчас, хотя я могу достаточно быстро справиться с ней. Я защищала свою семью, не делясь с ней подлинными размерами моих страданий.

– Вот видите? Ваша бабушка и тетя Сьюзен никогда не могли скрыть правду от своих семей. Их страдания были острыми и болезненно осязаемыми всеми, кто их любил. Это гораздо больше, чем просто меланхолия. Я говорила уже, приступы меланхолии у ваших родных часто сменялись периодами маниакальной энергии. Они не могли сосредоточиться, сфокусировать свое внимание. Вы когда-нибудь наблюдали это в себе?

– Н-нет, – запинаясь, произнесла Джейн. Такого с ней не случалось. – Ничего похожего. Как только меланхолия проходит, я опять становлюсь веселой и спокойной.

– Ну вот. Вам нечего бояться.

Джейн покачала головой, не убежденная до конца.

– И все же я не могу целиком поверить в это.

– Глупости! Я провела много лет, служа в вашей семье, мисс Роузмур, и могу мгновенно разглядеть этот недуг. Нет, Бог пощадил вас.

– Надеюсь, вы правы, миссис Картер. Очень хочется на это надеяться.

Но могла ли Джейн рисковать? Нет, риск был слишком велик. Кроме того, она еще должна встретить человека, ради которого стоило бы рискнуть. Человека, который покорит ее сердце, убедит, что она может испытать судьбу.

И тут она вспомнила, что чувствовала, оказавшись прижатой спиной к широкому стволу дерева, пойманная сильными руками лорда Уэстфилда. Вспомнила, как он прижал ее, настойчиво проникая языком в никогда не исследованные пределы. Этот мужчина не боялся сказать то, что думает. Он действовал согласно своим чувствам и брал то, что хотел. Да, гордый. И несомненно, высокомерный.

«А может быть, я встретила свою судьбу?»

От этой мысли у нее по спине побежали мурашки.

Глава 6

– Джейн, как хорошо, что ты вернулась! – воскликнула Эмили вразвалку приближаясь к кузине, чтобы обнять ее. – Я ужасно скучала по тебе.

– А я по тебе. – Джейн почувствовала искренность в словах Эмили.

– Мне так жаль, что я не смогла проводить тебя. Несколько дней я была не в себе, но сейчас мне гораздо лучше.

– Я рада, что ты поправилась. Надеюсь, ты не осудила меня за это? Я ведь так неожиданно отправилась в Орчардс.

– Нет, конечно, нет. Как бабушка?

– Боюсь, все по-прежнему. Она не в состоянии принимать посетителей. – Джейн ни за что не хотела делиться с утонченной кузиной ужасной правдой. – Но тетя Гертруда выглядит здоровой.

– Я рада это слышать. Тетя Гертруда была так добра к бабушке, отказавшись от личной жизни и посвятив себя заботам о ней.

– Да, бабушке повезло, что у нее такая сестра.

– Ну и чем же мы займемся сегодня? Я думала пойти в сад и порисовать. Сегодня такой чудесный день, мягкий и солнечный.

– Великолепная мысль. Тогда я присоединюсь к тебе. – Джейн потянулась за шалью.

– Прекрасно. Я попрошу миссис Смайт приготовить для нас что-нибудь перекусить и прислать все это в сад. – Эмили подняла глаза. В этот момент домоправительница поспешно вошла в комнату.

– Мадам, к вам посетитель. Лорд Уэстфилд просит вас принять его.

– Лорд Уэстфилд? Вы сказали ему, что мистера Тоулленда нет дома? И он появится не раньше чем через несколько часов?

– Я сказала, мадам, но его светлость настаивает, что хочет повидать вас и мисс Роузмур.

– Странно, – пробормотала Эмили. – Готова поклясться, Сесил говорил, что собирается сегодня в город с Уэстфилдом. – Она покачала головой. – Пригласи его войти.

Нахмурившись, Джейн расправила платье. Она не могла отрицать, что страстно хочет увидеть Уэстфилда. По дороге обратно из Орчардса она не могла думать ни о чем, кроме как вновь оказаться в его компании. Он притягивал ее словно магнит. Это пугало ее и нагоняло тоску, ведь она знала, что никогда не сможет быть с ним вместе.

Девушка заставила себя улыбнуться, когда граф вошел в гостиную со шляпой в руке. Сердце затрепетало у нее в груди, словно пойманная бабочка.

– Миссис Тоулленд, мисс Роузмур. – Он вежливо поклонился им, но отказался присесть в кресло, на которое указала Эмили. – Если позволите, миссис Тоулленд, мне хотелось бы поговорить с мисс Роузмур наедине.

У Эмили открылся от удивления рот, глаза округлились. Джейн стояла за спиной лорда Уэстфилда и бешено мотала головой. У нее не было никакого желания снова оказаться с ним наедине. Это было опасно, слишком опасно.

– Ну конечно! – энергично ответила Эмили. – Тогда я иду в сад.

Граф снова церемонно поклонился Эмили, и та поспешно покинула комнату. Лорд Уэстфилд повернулся к Джейн, словно вспомнив о ее присутствии.

– Вы присядете? – пробормотала Джейн, стараясь не обращать внимания на бешеное сердцебиение.

– Да, благодарю. – Он сел около окна в обитое золотистой парчой кресло, вытянув перед собой длинные ноги. – Как прошла ваша поездка в Клифтон?

– Благодарю, очень хорошо. Думаю, я осуществила то, что хотела.

Он сдвинул брови.

– Правда? Рад, что вы благополучно вернулись.

– Благодарю, милорд.

Наступил момент неловкого молчания. Джейн заерзала в кресле, не в состоянии встретить его вопросительный взгляд.

– Значит, вам уютно здесь, в Дербишире? – наконец спросил он.

– Да, очень.

– Рад это слышать. – Он наклонился вперед в кресле. – Мисс Роузмур, я буду говорить напрямик. Мэдлин отчаянно нуждается в женском обществе, и мне становится все труднее одному растить девочку. Более того, Ричмонд-Парку нужна хозяйка, умелая хозяйка. Сейчас самое время для меня жениться и произвести на свет наследника. Конечно, вы должны понимать, что в браке я ищу только товарищеские отношения, и ничего более. Я не могу предложить вам любовь. Думаю, дружеские отношения никогда не перейдут в такое чувство.

Джейн еле сдержалась, подавив свои бурные эмоции. Она подняла одну бровь, стараясь придать лицу высокомерное выражение.

– Лорд Уэстфилд, вы говорите так, словно предлагаете мне место в вашем хозяйстве.

– Ну, в какой-то мере это так. Принимая во внимание ваше положение…

– О каком положении вы говорите? – спросила Джейн, вспыхнув.

– О вашем возрасте, конечно. – Он махнул рукой в ее сторону. – Вы здравомыслящая девушка. Мне не нужно притворяться, будто не понимаю, что вы давно миновали тот возраст, когда женщины выходят замуж.

– Пожалуй, не нужно, – произнесла она сквозь стиснутые зубы.

– Подобное соглашение, несомненно, выгодно вам, – продолжил граф, очевидно, не замечая ее неловкости. – Мне сказали, что ваш брат, виконт Роузмур, живет в Шотландии. А что, если со временем он решит обосноваться в вашем семейном имении в Эссексе? Что тогда? Понравится ли вам жить вместе с братом и его женой? Неужели вы не предпочтете иметь свой собственный дом?

Джейн лишь промолчала в ответ.

– Кроме того, думаю, мы хорошо подойдем друг другу, – добавил Уэстфилд почти весело.

– Вы это серьезно? – холодно спросила девушка.

– Да. Я собирался отправиться в Лондон, хотя мне крайне неприятна была эта идея – выбрать жену из дебютанток нынешнего сезона. Вы избавили меня от этой поездки.

– Избавила? – вырвалось у нее. Она была больше не в состоянии сдерживать свое негодование. Господи, какой же он высокомерный идиот! – Я избавила вас от путешествия в Лондон? – Неужели он думает, что она примет подобное предложение – предложение, за которым кроется откровенное оскорбление?

– Вы дадите мне ответ? – Он барабанил пальцами по колену.

Джейн поднялась со своего кресла.

– Конечно, милорд. Мой окончательный ответ – нет.

Граф наморщил лоб. Его глаза удивленно расширились.

– Должен спросить, что заставило вас отклонить такое выгодное предложение?

– А я должна спросить, что заставило вас сделать такое оскорбительное предложение?

– Вы слишком страстно возражаете. Это не совсем понятно, ведь вы недавно позволили мне вас поцеловать.

– Если я правильно помню, милорд, моим ответом на ваш поцелуй была пощечина.

– В конечном счете, да. – У него дернулся уголок рта. – Но не забывайте, вы ответили на поцелуй. Весьма страстно, должен добавить.

О, он определенно вывел ее из себя! Джейн наблюдала, как граф поднялся и взял в руку шляпу.

– Я предлагаю спасти вас от печальной участи старой девы. К тому же хочу сделать вас хозяйкой самого прекрасного имения в Дербишире. Господи, в конце концов, сделаю вас графиней.

Прищурившись, Джейн пристально посмотрела на собеседника: Ее лицо горело от гнева и унижения.

– Я не собираюсь искать мужа, лорд Уэстфилд. Позвольте мне уверить вас, что если бы это случилось, вы были бы последним мужчиной, на котором я остановила бы свой выбор. А теперь извините… Полагаю, наше дело закончено?

– Действительно, это так, мисс Роузмур. – Он надел шляпу.

Но, желая поскорее расстаться, они снова столкнулись в дверях.

– О-о! – воскликнула Джейн, протискиваясь мимо ненавистного человека и спускаясь в сад, даже не оглянувшись на нежелательного жениха.

«О, какой невыносимый человек! Наглец! – Джейн, словно вихрь, пронеслась по холлу, распахнув пару застекленных дверей, ведущих в сад. – Как он осмелился?»

Она сердито пересекла террасу, почти бегом спустившись по ступеням в сад. «Как он осмелился?!»

– Господи, Джейн, что случилось?

Эмили неуверенно поднялась с литой чугунной скамейки, позади нее на мольберте стоял холст.

– Что за наглец этот человек, Эмили! Ты никогда не поверишь…

– Лорд Уэстфилд?

– Да, он. Самый высокомерный и надменный человек из всех, кого я знаю.

– Но что же он сказал тебе? Почему он захотел поговорить с тобой наедине? – На безупречно гладком лбу Эмили появилась морщинка.

– Чтобы попросить моей руки. Вот почему! – Джейн буквально выплюнула ненавистные слова.

– Не может быть, – сказала Эмили с сияющим лицом.

– Ода.

– Так почему ты сердишься? Ты, разумеется, приняла его предложение?

– Почему я должна была принять его предложение? Говорю тебе, что никогда в жизни меня так не оскорбляли.

– Предложением о браке? От графа с огромным состоянием? Признаться, я удивлена. Послушай, он же самый завидный жених во всем Дербишире. Все в округе уже который год гадают о том, кого он поведет под венец. Многие пытались заполучить его, но безуспешно. Ты совершила то, что не удалось ни одной другой женщине. – Эмили подошла к кузине и по-дружески взяла ее руку. – Ты должна быть польщена его расположением.

– Что? Его оскорблениями?

Джейн обиженно отстранилась от Эмили и обошла вокруг мольберта. Она припомнила все предложения, которые получала в прошлом. Это были вежливые, иногда страстные объяснения в нежных чувствах, заявляющие о вечном расположении и восхищении. Некоторые, например Уильям Никерсон, даже объяснились ей в любви. Они вели себя так, словно Джейн окажет им большую честь, приняв их ухаживания, но она отказывала им, хотя и с глубоким сожалением. Но никогда, никогда еще мужчина не действовал так, словно оказывал ей милость.

Граф не хотел ее, а только мечтал обрести мать для девочки, которую подозрительно называл племянницей. Думал он и о сосуде, который выносил бы его наследника. Для него она была лишь породистой кобылой. И ничем больше. Она просто должна была избавить его от поездки в Лондон, вот так-то. Она была удобной. Он даже не удосужился должным образом поухаживать за ней. Он ожидал только ее благодарности. Мог он хотя бы притвориться, что восхищен ею? Это было бы не так обидно и оскорбительно. В любом случае она все равно отказала бы ему, но ее гордость не была бы так уязвлена.

Джейн приложила кончики пальцев к вискам.

«Господи, в какую переделку я попала!»

Она не могла разумно думать, не способна была на это с самого приезда в Дербишир. Похоже, пора возвращаться домой. Ведь она получила ответы на волнующие ее вопросы.

– Кузина Джейн! Пора…

Джейн поняла, что Эмили обращается к ней. Она смущенно покачала головой:

– Извини, Эмили. Что?

Эмили опиралась на скамейку, сжав изогнутую спинку так, что побелели костяшки пальцев. Она загадочно улыбалась:

– Младенец. Пора. Воды только что отошли.

Дерзкая девица отказала ему. Хейден не мог поверить, что его так оскорбили. Черт бы побрал Тоулленда с его блестящими идеями. Он ударил хлыстом Андромеду, пустив кобылу галопом, потом пересек широкое поле и поспешил в сторону дальнего леса.

Должно быть, она сумасшедшая. Не поразила ли семью ее матери какая-нибудь загадочная психическая болезнь? При первом знакомстве она казалась весьма разумной, но, возможно, он неверно оценил ее? Неужели она ожидала цветистых признаний в любви? Он всегда был сторонником того, чтобы говорить правду. Она казалась вполне смышленой девушкой, не того типа, что обычно ожидают приятных слов и фальшивых обещаний. Что произошло с ней? Он сделал вполне нормальное предложение, которое охотно приняла бы любая здравомыслящая девушка в ее положении. Он был целиком и полностью сбит с толку абсурдностью происшедшего.

Уэстфилд осадил лошадь. Он бесцельно скакал более часа, но это не исцелило его уязвленную душу. Ему необходимо было выпить. Крайне необходимо.

Он спрыгнул с лошади. Конюх подбежал, чтобы принять у него уздечку, за ним бежал Влад. Огромный белый пес подошел к хозяину с высунутым розовым языком, виляя хвостом и прижимаясь к его ноге. Хейден потрепал густую волнистую шерсть.

– Добрый день, старик. Вышел на прогулку? А где же твое стадо?

Влад ответил тем, что взял руку Хейдена в пасть и с особым удовольствием принялся жевать пальцы хозяина. Нежность свирепой собаки не переставала удивлять. Хейден купил щенка в Европе, пораженный преданностью и интеллектом этой породы. И он не был разочарован. Влад сразу привязался к его любимым овцам, защищая стадо своей жизнью. Хейден был глубоко убежден, что собака точно так же защитит и своего хозяина. Или Мэдлин, если возникнет такая необходимость.

И вместе с преданным псом Хейден направился через парк к дому. Немного пройдя, Хейден нагнулся, поднял с земли толстую палку и бросил ее перед собой в высокую траву, чтобы пес принес ее обратно. Влад ринулся вперед, исчез из виду, затем примчался обратно, опустив палку у ног хозяина. Граф снова бросил ее, получая удовольствие от игры. Но вот прошло уже несколько минут, а собака все не возвращалась. Удивленный Хейден ускорил шаги, желая узнать, что отвлекло ее. Поднявшись на последнее возвышение перед подъездной аллеей, Хейден услышал раскатистый лай Влада. Вытянув шею, он поискал глазами своего четвероногого друга и тут же свел брови. На аллее стоял экипаж Тоулленда. Это показалось ему странным, так как Тоулленд собирался провести весь день в деревне.

– О, какой ты очаровательный мальчик! – услышал граф знакомый женский голос.

«Что за черт?!»

А затем он увидел ее. Мисс Роузмур ласкала за уши устрашающее животное, словно это была комнатная собачонка. Что она здесь делает, да еще так скоро после того, как они расстались? Не пришла ли она сообщить, что пересмотрела его предложение?

Его грудь раздирало от гнева. Неужели она думает, что он повторит свое предложение?

Уэстфилд лениво приблизился к Джейн и поклонился:

– Мисс Роузмур, какой неожиданный сюрприз!

Ее глаза засверкали.

– Да, надеюсь вы извините меня, если я пришла не вовремя. – Она откашлялась и опустила глаза на посыпанную гравием подъездную аллею. – Я пришла от имени миссис Тоулленд, хотела попросить вас о содействии. Ребенок… хм… пришло ее время. Мы надеялись уговорить вас немедленно поехать в город и привезти мистера Тоулленда. Миссис Тоулленд очень хочет, чтобы муж поскорее вернулся домой.

Господи, он-то надеялся, что не будет никаких осложнений.

– А как миссис Тоулленд… с ней все в порядке? Ничего страшного, надеюсь?

Женщины всегда очень скрытны, когда дело касается деторождения. Он знал, что ни за что не получит от нее прямого ответа. Ее лицо тут же приобрело очаровательный розовый оттенок.

– О нет, все, кажется, идет хорошо. Она просто нуждается в обществе мужа.

Графу только оставалось надеяться, что девушка говорит правду. Впрочем, он скоро все узнает сам.

– И никого из слуг нельзя было послать, чтобы попросить меня о помощи?

Ее щеки вспыхнули еще ярче.

– Все домашние растеряны, поэтому я сама вызвалась прийти к вам.

– Правда? – спросил Уэстфилд, пытаясь как-то скрыть свое удивление. – Это очень любезно с вашей стороны. Отлично. Я постараюсь тут же отыскать Сесила.

– Благодарю вас, милорд. – Джейн вежливо присела перед ним в реверансе с той же деланной улыбкой на лице.

Хейден простился с ней поклоном, наблюдая, как девушка садится в экипаж.

Как только карета загремела по подъездной аллее, его юмор угас. Он в волнении приказал подать собственный экипаж, надеясь, что ему не составит труда сразу же найти Тоулленда. Сначала он посетит игорные дома, потом бордель. В крайнем случае придется заехать в дом Адели.

– Девочка? Как чудесно! Мистер Тоулленд уже видел ее? – Джейн захлопала в ладоши от радости.

– Да, мисс, – сказала повитуха с довольной улыбкой. – Он только что отошел от кровати мадам, чтобы выпить по этому торжественному случаю. Миссис Тоулленд спрашивала о вас.

– Хорошо, спасибо.

Джейн открыла дверь в спальню Эмили. На лице у нее появилась улыбка, когда она увидела мать и дитя, лежащих на кровати. Джейн взглянула на крошечное существо у матери на руках.

– О, Эмили, она прекрасна. Как вы ее назовете?

– Мы думали назвать ее Амелией.

– Амелия? Прелестное имя. – Джейн почувствовала, как к глазам подступили слезы, слезы счастья, а по лицу Эмили пробежала тень.

– Сесил сердит, что я подарила ему дочь. И не важно, что она так красива. Он очень надеялся, что будет сын.

– Возможно, Сесил разочарован, но вряд ли сердится. Это так естественно для мужчин – желать рождения сыновей. Следующий будет мальчик, – уверила кузину Джейн.

– Возможно, – согласилась Эмили, откидывая простынку со лба малышки. – Посмотри на ее волосы. Разве они не хороши?

Голова девочки была покрыта пушком, напоминающим шелковистую спелую рожь.

– Эмили, я так счастлива за тебя!

– Спасибо, Джейн. Надеюсь, совсем скоро ты тоже будешь счастлива. Возможно, ты пересмотришь предложение лорда Уэстфилда?

– Ни за что. Нет, я вполне довольна ролью всеми любимой тетушки, – солгала Джейн, внезапно почувствовав огромное желание иметь собственного ребенка.

– И все же… мне хочется надеяться, ты передумаешь, Джейн. Я… я не могу описать, что сейчас испытываю. Я просто переполнена ощущениями. Я рискнула… – Эмили покачала головой. – Я рискнула бы всем за подобное благословенное состояние, – поправилась она, поцеловав спящего младенца в лобик.

Словно нож вошел в сердце Джейн. Ей показалось, Эмили понимала, что идет на риск, но отказывалась говорить об этом.

«Пожалуйста, – молилась про себя Джейн, – пожалуйста, пусть Эмили избежит семейного проклятия».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю