355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Иван Стеблин-Каменский » Гаты Заратуштры » Текст книги (страница 1)
Гаты Заратуштры
  • Текст добавлен: 8 октября 2016, 16:13

Текст книги "Гаты Заратуштры"


Автор книги: Иван Стеблин-Каменский


Жанры:

   

История

,

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц)

Annotation

Гаты – наиболее архаичная часть священной книги зороастризма «Авеста» – представляют собой гимны, авторство которых традиция приписывает пророку Заратуштре (рубеж 2-го и 1-го тыс до н.э.). Гимны читались во время богослужений при приготовлении и жертвовании хаомы, священного зороастрийского растения и напитка, и были центральной частью зороастрийского обряда.

В Гатах излагается религиозное учение Заратуштры, поклонение верховному богу Ахура-Мазде, свойственному ему Святому Духу (Спента Маинью) и другим ахурам, эманациям Ахура Мазды. Утверждается разделение мира Истины (Аша), порядка, гармонии, которым повелевает Ахура-Мазда, и мира Лжи (Друг), хаоса, которым правит Злой дух (Ангра Маинью). Выбор между добром и злом должен сделать человек.

Излагается учение о трех эрах истории человечества, приходе Спасителя, Суде огнем и расплавленным металлом, телесном воскресении мертвых, наказании грешников, аде и рае. Формулируемся основная зороастрийская триада «благая мысль, благое слово, благое дело».

Настоящее издание является первым на русском языке полным систематизированным переводом проповедей Заратуштры. Снабжено научным комментарием, богато иллюстрировано.

ГАТЫ ЗАРАТУШТРЫ

От автора

Вступительные статьи

1. Заратустра – зороастр

2. Древние арии

3. Заратуштра

4. Авеста. Гаты

5. От переводчика

Гаты Заратуштры. Переводы и комментарии

Предваряющие молитвы. Йасна 27.13–15

Йасна 28

Йасна 29

Йасна 30

Йасна 31

Йасна 32

Йасна 33

Йасна 34

Йасна 43

Йасна 44

Йасна 45

Йасна 46

Йасна 47

Йасна 48

Йасна 49

Йасна 50

Йасна 51

Йасна 53

Йасна 54. Заключительная молитва

Приложения

Приложение 1. Видевдат. Фрагард 2

Приложение 2. Йашт 19. «Замйад-йашт»

Приложение 3. Вайу

Приложение 4. Символ веры

Словарь

Литература

Список сокращений

Иван Михайлович Стеблин-Каменский

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

ГАТЫ ЗАРАТУШТРЫ

Господи, даждь ми мысль благу

Из молитв на сон грядущим: Молитва 7-я, Святого Иоанна Златоуста, 4-й час ночи

…Свет воскресающей силы>

Властно царит на земле…

Николай Гумилёв. Песнь Заратустры

Поклон вам, Гаты праведные!

Перевод с авестийского, вступительные статьи, комментарии и приложения И. М. Стеблин-Каменского

Санкт-Петербург

2009


УДК 295

ББК Э321.361–218.1

Издание выходит при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект 08-04-16021д)

Гаты Заратуштры/ Перевод с авестийского, вступительные статьи, комментарии и приложения И.М. Стеблин-Каменского. – СПб.: Петербургское Востоковедение. – 192 с.+ 1 л. ил.

ISBN 978-5-85503-385-1

3 34

Гаты – наиболее архаичная часть священной книги зороастризма «Авеста» – представляют собой гимны, авторство которых традиция приписывает пророку Заратуштре (рубеж 2-го и 1-го тыс до н.э.). Гимны читались во время богослужений при приготовлении и жертвовании хаомы, священного зороастрийского растения и напитка, и были центральной частью зороастрийского обряда.

В Гатах излагается религиозное учение Заратуштры, поклонение верховному богу Ахура-Мазде, свойственному ему Святому Духу (Спента Маинью) и другим ахурам, эманациям Ахура Мазды. Утверждается разделение мира Истины (Аша), порядка, гармонии, которым повелевает Ахура-Мазда, и мира Лжи (Друг), хаоса, которым правит Злой дух (Ангра Маинью). Выбор между добром и злом должен сделать человек.

Излагается учение о трех эрах истории человечества, приходе Спасителя, Суде огнем и расплавленным металлом, телесном воскресении мертвых, наказании грешников, аде и рае. Формулируемся основная зороастрийская триада «благая мысль, благое слово, благое дело».

Настоящее издание является первым на русском языке полным систематизированным переводом проповедей Заратуштры. Снабжено научным комментарием, богато иллюстрировано.

© «Петербургское Востоковедение», 2009

© И.М. Стеблин-Камепский, 2009

ISBN 978-5-85803-385-1

 Зарегистрированная торговая марка


От автора

Это первый полный перевод Гат Заратуштры на русский язык.

Поэтические тексты, сложенные арийским пророком Заратуштрой, входят в Священную книгу древней иранской религии – зороастризма – Авесту, значительная часть которой доступна русскоязычному читателю. Переводчик предваряет Гаты Заратуштры несколькими вступительными статьями, содержащими пояснения и некоторые новые объяснения, принадлежащие в том числе и ему. Частично опубликованные в специальной литературе, здесь они излагаются в более простой форме – без обычного научного аппарата, затрудняющего чтение, все необходимые библиографические сведения приводятся в конце книги в списке литературы. Все комментарии даются при переводах (en regard), текст их переводчик также не стал перегружать библиографическими сносками и ссылками. Наиболее часто повторяющиеся слова и выражения, требующие пояснений и толкования, приводятся в Словаре.

Издание предназначается не столько для специалистов-иранистов и лингвистов, сколько для историков, этнографов, археологов и для всех тех, кто интересуется Откровениями древнего арийца – одного из первых пророков, духовным развитием Человека и религиозными учениями человечества.

Ашево, осень 2007

Вступительные статьи

1 .Заратустра – зороастр

Кто пишет кровью и притчами, тот хочет, чтобы его не читали, а заучивали наизусть… Ф. Ницше. «Так говорил Заратустра»

Большинству русских читателей имя древнего арийского пророка известно в звучании Заратустрапо остротам и афоризмам из романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев»:

 – Набил бы я тебе рыло, – мечтательно сообщил Остап, – только Заратустра не позволяет…

(Глава VIII>. Голубой воришка

В действительности всё как раз наоборот: пророк призывал к борьбе с ворами и разбойниками, предрекая их душам посмертные мучения. Получилось же так, что имя его в форме Заратустрапрославилось после появления философской поэмы, в которой Фридрих Ницше (родившийся в 1844 г. и окончательно сошедший с ума в 1889 г.) устами арийца Заратустрывозвестил свою идею о сверхчеловеке.

Сумбурная в переводе на русский (дурные переводы, а возможно, и непереводимость в принципе), но завораживавшая необычностью языка и неоспоримыми поэтическими достоинствами в оригинале, книга «Так говорил Заратустра» стала необыкновенно популярной на рубеже позапрошлого и прошлого веков и в России («…в эту зиму все читали „Так говорил Заратустра”», – писала Л.Д. Менделеева Блоку, «Заратустрой» увлеклись Вяч. Иванов, К. Бальмонт, Н. Гумилёв и многие другие литераторы), и в Германии, где в воинственных изречениях Заратустры услышали утверждение немецкого превосходства и призыв к возрождению германского милитаризма, слово ариецстало использоваться для обозначения высшей, по недоразумению объявленной нордической, расы, призванной править недочеловеками (Untermenschen), а имя Ницше прочно связалось с идеологией нацизма и фашизма. Как неоднократно справедливо отмечалось, по вине даже не Ницше (который, как выясняется, совсем не был ни антисемитом, ни славянофобом – он чуть ли не гордился своим польским происхожпением), а его позднейших недобросовестных интерпретаторов происходила фальсификация ницшеанства, его «сатанизация», приведшая к зловещей идеологии германского национал-социализма. В России какое-то время благодаря антихристианской направленности и проповеди разрушения старого мира идеи эти ассоциировались с марксизмом и даже большевизмом (Луначарский, например, сравнивал «протестующий дух» Маркса, Ницше и Горького), хотя позже, отчасти и из-за своей антисемитской и антиеврейской направленности, но больше как идеологическое оружие фашизма и гитлеризма, они попали под полный запрет.

Приложение ариецк имени древнего пророка полностью оправданно, именно к ариям, или арийцам, он и причислял себя. Но применение этого термина для обозначения предков германских или других народов ошибочно и восходит к середине XIX в., когда изучение происхождения индоевропейских (или, как предпочитали их называть немецкие учёные, индогерманских) языков только начиналось – прародину их находили где-то на Востоке, в Азии, чуть ли не на Памире или в Индии, а слово арии считалось самоназванием общих предков. Уже в конце XIX в. выяснилось, что название арииотносится только к древним иранским и индийским (точнее индоарийским) племенам, к ариям причисляли себя древние персы и мидяне, ахеменидские цари и скифы. От этой основы происходят и некоторые имена современных иранских народов и стран, например Ирана (от древнеиранского арйанам-хшатрам, досл.: ‘арийцев царство’, средневековое «Эран-шахр»).

В строго научном понимании термины ариии индоиранцыполностью тождественны. Только в значении «индоиранцы», т.е. древние индоарии или иранцы (или ираноарии), и употребляются далее слова арии, арийцы.

В полном соответствии с научными данными великий норвежский индоиранист, автор пионерских описаний и основополагающих работ по десяткам индоиранских языков и диалектов, Георг Моргенстиерне (1892–1978) во время нацистской оккупации Норвегии прочитал в университете Осло лекцию на тему «Кто такие подлинные арии Европы?», в которой показал, что ариями в Европе можно считать только сохранивших своё индоарийское наречие цыган, назначенных, как известно, нацистами к полному уничтожению как «недочеловеки» в числе первых. За это выступление Г. Моргенстиерне был заключён в тюрьму.

Совершенно неуместны, разумеется, и претензии представителей некоторых других народов и народностей (националистически настроенных славян, армян и прочих, видящих себя принадлежащими к «высшим» расам) на происхождение от арийцев. Стоит напомнить, что «чистые экземпляры» каких-то рас или народов вряд ли вообще существуют, все мы, по большей части, состоим из трёх, схематически конечно, составляющих, или компонентов: языковой принадлежности, антропологического типа и культурных традиций в разных и неравномерных сочетаниях. Так, украинцы, например, антропологически на юге могут быть ближе всего к иранцам-скифам, по языку – к славянам, а по культурным традициям они тяготеют на западе – к полякам, на юго-востоке – к казакам-половцам, на севере-востоке – к русским и т. д.

Весьма сомнительными кажутся вложенные Ницше в уста его Заратустрывысказывания относительно противопоставления «арийских» и «семитских» представлений о пороке, а также о грехе как о «еврейском изобретении», о христианстве как «антиарийской религии parexcellance… благой вести для убогих и нищих…», о стремлении христианства «оевреить» мир. К сожалению, сентенции эти оказались привлекательными для неполноценных, больных и ущербных личностей, таких же, как и он сам.

Профессор Базельского университета, Фридрих Ницше, занимавшийся классической филологией, хотя и использовал, правда в приблизительной передаче, подлинное имя пророка – Заратустра, но следов его настоящих изречений, уже известных тогда (хотя и в несовершенных ещё переводах), в книге «Так говорил Заратустра» обнаружить невозможно. В ней больше евангельско-христианских и ветхозаветно-библейских реминисценций, чем каких-либо иных. Недаром какая-то часть читателей обращаются к христианству именно после прочтения этой книги. Не слишком использовал Ницше и отрывочные античные сведения о древнем пророке, имя которого в искаженной греческой передаче стало звучать как Зороастр, а потому стало ассоциироваться с греческим астрон– звезда. Зороастр в античных источниках предстаёт могущественным чародеем-магом, звездочётом, жившим в глубочайшей древности (сообщается о его «улыбке» при рождении, о том, что питался он лишь козьим молоком). К этим античным преданиям, а также эллинистическим легендам и апокрифам восходят и все европейские использования его имени, например, маг Зарастро в опере Моцарта «Волшебная флейта», Зороастр в стихах Шелли («Когда маг Зороастр, мой любимец…» и проч.), упоминание статуи Петра Великого в облике Зороастра в оде Державина к императрице Екатерине:

Представь ее облокачену

На Зороастров истукан,

Смотрящу там на всю вселенну

На огневидный океан.

(1789)

Позднее (в 1801 г.) поэт сравнивает воцарение Александра I с воскрешением духа Зороастра «в подлунном мире» и призывает небесного Оромаза (т. е. Ахура-Мазду) покровительствовать новому имперагору (в XX в. русские поэты вдохновляются уже ницшеанской формой имени пророка, ср. у Велемира Хлебникова: «Заря ночная, заратустрь!..»).

Вплоть до начала XIX в. только эти, весьма смутные и недостоверные, сведения и легенды о Зороастре и древних персах были известны в Европе. Были попытки восстановить учение Зороастра по этим отрывочным данным в иудеохристианском духе. Но Ницше практически не использует и этих упоминаний. Так, Заратустра подчеркивает в одном пассаже навык его народа «говорить правду и хорошо владеть луком и стрелою», а это напоминает сообщение Геродота: «Персы учат своих детей только трём вещам – ездить верхом, стрелять из лука и говорить правду…» (1.136). Вот, пожалуй, и всё, сам же Ницше считал, что «даже в стиле его „Заратустры” будут находить весьма серьёзную претензию на стиль римлян, стиль aere perennius… („прочнее меди”)». В целом же текст книги – это мрачные аллюзии и видения-галлюцинации самого Ницше, в большинстве случаев полностью противоречащие подлинному учению и Откровениям древнего арийца. Как будет ясно из последующих переводов и пояснений, никак не мог он проповедовать насилие и «вседозволенность», считать, что зло, зависть и война – необходимы, и тем более – считать молитву позором, а долгий (до полудня!) сон – блаженством. Курьёзно, кстати, что выражение «горячее сердце и холодная голова», столь любезное когда-то чекистам-коммунистам, заимствовано из этой же книги, а под «белокурой бестией» подразумевается совсем не голубоглазый «нордический» блондин, идеал гитлеровских расистских бредней, а белогривый лев. И уж совсем невероятно было бы услышать от настоящего вероучителя ариев такие строки:

Сам волк свидетельствовал в мою пользу,

он изрек: «Ты воешь лучше, чем мы, волки».

«Обман – на войне залог победы.

Шкура лисы – вот тайная моя кольчуга».

(«Песни Заратустры». Перевод А. Ларина)

Ведь и волков, и лис, как хищников, считали древние арии погаными тварями, и именно против лжи и обмана и выступил древний пророк.

Тот, от имени кого вещает Ницще, не имеет ничего общего с подлинным вероучителем ариев. Единственное, что может как-то объединять пророчествующего арийца и «философствующего» германца, – это стихотворная форма выражения идей, яркость образов и необычность языка. И немецкого философа-поэта, и древнего жреца-прорицателя, чьи изречения передавались изустно многими поколениями, сближает воздействие и назначение их творчества (в первом случае, в какой-то степени, иррационально-безумное, а во втором – неосознанно-искушенное, но в обоих случаях – вдохновенное и впечатляюще действенное). «Наиболее вразумительным в языке, – замечал Ницше, – является не само слово, а тон, сила, модуляция, темп, с которым проговаривается ряд слов, – короче, музыка за словами, страсть за этой музыкой, личность за этой страстью: стало быть, всё то, что не может быть написано…» (цит. по: [Свасьян 2006, с. 32]). Следовательно, слово «так» ( also) в заголовке «Also sprach Zarathustra», если понимать его не «что говорил» (т. е. не was sprach…), а именно « как(also) говорил» Заратустра, будет не таким уж далёким от реальности. Из этого следует и практическая непереводимость обоих творений – и немецкого и арийского. Но надо понимать, что для древнего арийского «философа» в те времена, когда не существовало еще различия между поэзией и религией-магией (не говоря уже о философии), это было естественно и единственно возможно, а для немецкого в конце XIX в. такое стирание границ между философией и поэзией кажется, на строгий взгляд, вычурным и претенциозным. Однако мода и дурные вкусы заразительны, и думается, что именно поэтому идеи Ницше, уничтожающе осмеянные Владимиром Соловьёвым в его статье «Идея сверхчеловека» [Соловьев 1990], подверглись надуманной и неуклюжей (даже вредной и человеконенавистнической) вульгаризации и искажениям, а творения настоящего пророка и его идеи до сих пор остаются в какой-то мере непонятыми и неосуществлёнными.

Использование Фридрихом Ницше формы Заратустраобъясняется тем, что он был знаком, по крайней мере, с имевшимися тогда переводами древних текстов, но по особенностям немецкой орфографии, в которой sможет произноситься как «ш», усвоил написание Zarathustra(может быть, показавшееся ему менее громоздким и более поэтичным?), а не более точное – Zarathushtra(как у Хр. Бартоломэ) или Zarathuschtra. Переводчики же на русский передали сочетание -st-в середине слова как -ст-, а не -шт-.

Таким образом, ни речения, приписанные Фридрихом Ницше «арийцу» Заратустре, ни Зороастр античных и более поздних преданий либо не имеют к действительным речениям древнего пророка вообще никакого отношения, либо лишь косвенно их касаются. Но прежде чем перейти к настоящему Заратуштре(именно так звучало и должно передаваться его имя по-русски), следует обратиться к «арийской проблеме» и к древним ариям в историко-филологическом аспекте.


2. Древние арии

От жизни той, что бушевала здесь,

От крови той, что здесь рекой лилась,

Что уцелело, что дошло до нас?

Два-три кургана, видимых поднесь… Ф. И. Тютчев

Вокруг слов «арии», «арийцы» и «арийские проблемы» накопитесь в целом столько научных и околонаучных гипотез, наворочено столько всяких псевдонаучных домыслов, что докопаться до истинного смысла человеку, далёкому от индоиранской филологии, достаточно сложно. Бесспорно следующее: «арии» – это самоназвание двух близкородственных ответвлений индоевропейцев – индоариев и иранцев – языковых предков народов, говорящих на индоарийских и иранских (в последнее время входит в употребление и термин ирано-арийские) языках.

В качестве самоназвания arya-, арйазасвидетельствованы только у народов, говорящих на индоиранских языках. В научном употреблении «арии, арийцы» – это, как уже было указано, индоиранцы. Только в значении «индоиранцы», т.е. древние индоарии или иранцы (или ираноарии), и употребляются далее слова «арии», «арийцы» (аналогично «уральский» далее иногда вместо «угрофинский»).

О происхождении этого этнонима сделано множество предположений, иногда прямо противоположных. Этимологизировать такие краткие основы ( arya-) чрезвычайно опасно – слишком много вариантов разных корней можно привлечь. Объясняли это слово как значащее буквально и «гостеприимный», «дружественный», и «враждебный», «чужестранный», приводили и десятки других значений. Возможно, наиболее приемлемым является предположение о связи с корнем arв значении «двигаться», «передвигаться» (т. е. «кочевать»), ведь арии-индоиранцы, как предполагают, первоначально (начиная с рубежа 3-го и 2-го тыс. до н.э.) вели кочевой образ жизни на огромных степных пространствах от Северного Причерноморья до предгорий Центральной Азии. Здесь они с помощью собак (одомашненных, очевидно, в числе первых) пасли свой мелкий и крупный скот: овец, коз, коров, верблюдов и лошадей. Лошади были запряжены в заимствованные с юга повозки-колесницы, встав на которые, арии, вооруженные луками, боевыми топорами (клевцами) и дротиками и приобрели ту военную мощь, которая позволила им завоёвывать новые страны и покорять чуждые народы. От начальных этапов арийской истории во 2-м тыс. до н.э. письменных памятников не сохранилось. Из более поздних источников известно, что арии считали письмо изобретением злых сил, непригодным для записи священных слов, которые передавались только изустно. Достоверных археологических свидетельств до недавнего времени также известно не было.

Первые письменные свидетельства относятся к началу 2-го (когда арийские слова впервые упоминаются в клинописных памятниках), но более достоверные – к середине 1-го тыс. до н.э. К ариям причисляли себя цари древнеперсидской династии Ахеменидов. Царь Дарий в Бехистунской надписи (события 522–521 гг. до н.э.) именует свой язык «арийским» ( arya-, см.: DB IV.89), хотя сейчас он называется древне-персидским. Дарий считал себя «персом, сыном перса, арийского происхождения…». Сын его, Ксеркс, утверждает, что он «…перс, сын перса, ариец, арийского происхождения…» (XPh 12–13). Ариями считали себя и многие другие иранские народы и племена, например потомки скифов – аланы (из aryana-), дошедшие до Атлантики и оставившие, вероятно, свое самоназвание среди западноевропейских имён собственных ( Alan, Allan, Алон) и географических (Кат– алония).

«Арийская проблема» вкратце может быть сформулирована так: когда, какими путями и откуда арии пришли (если действительно пришли?) в Иран и Индию, точнее, на Иранское нагорье и в северозападную часть полуострова Индостан. Эта проблема обсуждалась большей частью с языковой точки зрения, в лингвистическом аспекте. Археологические материалы тоже, конечно, привлекались, но они могут оспариваться, поскольку нет согласия между различными учёными относительно хронологии и точного определения археологических культур как арийских и индоиранских (возможно, «андроновцы» или «катакомбники»?). Бесспорных примет присутствия ариев две: колесницы и ступки (для толчения сомы-хаомыи приготовления культового напитка). В качестве оружия, помимо лука со стрелами и копий или дротиков, использовали также бронзовый («из жёлтого металла») боевой топор (так называемый «клевец», напоминающий индейские томагавки). Управление лошадьми, запряженными в колесницу, очевидно, предшествовало верховой езде (для которой понадобились штаныи шаровары– слова, вероятно, иранского происхождения). Культовый напиток ариев был совсем не опьяняющим, а скорее возбуждающим или вдохновляющим на военные подвиги и поэтические прорицания. Вполне возможно, что когда-то он готовился, по остроумной гипотезе Р.Г. Уоссона (R. G. Wasson), и из мухоморов. Северными соседями ариев были лесные охотники и рыболовы, у их потомков угрофиннов мухоморы до сих пор используются в шаманской практике. Но ираноариям на рубеже 2-го и 1-го тыс. и позднее сырьём для приготовления культового напитка служила эфедра (хвойник, Ephedrasp.), многие разновидности которой богаты алкалоидом эфедрином, и ныне употребляемым спортсменами в качестве допинга. Из эфедры, но чисто символически, утратив подлинные рецепты, приготавливают имитацию культового напитка хаома и современные последователи древней арийской религии, именуемые зороастрийцами ( Zoroastrians), – гебрыв Иране и парсыв Индии (последние импортируют веточки эфедры из Ирана).

Теперь, после открытия новых археологических памятников на Южном Урале (Синташта, Аркаим) и в Северном Казахстане, можно попытаться, как кажется, более обоснованно соединить наконец языковые и археологические данные и согласовать их друг с другом. Таким образом, может быть, удастся приблизиться к решению «арийской проблемы».

Ниже излагается ранняя история древних ариев так, как она предстаёт в дошедших до нас отрывках арийских мифов о происхождении мира.

Во вводных главах Видевдата (в искажённом виде – Вендидада), единственной полностью дошедшей до нас части Священного Писания зороастрийцев – Авесты (о которой ниже), повествуется о сотворении арийских стран, о начале арийской истории, о странах и землях, населённых ариями.

Во второй главе излагается миф о Йиме, первом царе ариев, а местом действия служит, разумеется, первая, сотворенная Творцом – Ахура-Маздой, легендарная прародина ариев – Арйанам-Ваэджа, примерно 'Простор (пространство – рассеяние?) ариев’ (см. Приложение 1). Йима (этимологически букв.: 'близнец’), позднее Джемшид(от древнеиранского * Yimaxšaita-, досл.: ‘Йима блестящий’ или ‘Правитель Йима’) иранского национального эпоса и фольклора, – царь ариев во времена «золотого века», характеризуется постоянным эпитетом «добростадный», т.е. «владелец добрых стад». Во время царствования Йимы:

…Ни холода не было, ни жары,

Ни старости не было, ни смерти,

Ни зависти, созданной дэвами;

Пятнадцатилетними выступали

Отец и сын наружностью каждый,

Пока властвовал добростадный

Йима, Вивахванта сын…

(Йасна 9.5: «Хом-йашт»)

Этот миф приводит и Абулкасем Фирдоуси в национальном иранском эпосе «Книга царей» – «Шахнаме», в разделе о первом царе, царе Золотого века, Джемшиде. Скончавшаяся не так давно незабвенная Цецилия Бенциановна Бану-Лахути (13 марта 1911–11 января 1998) в своём грандиозном шеститомном (начатом с Абулкасемом Лахути и по достоинству так и не оценённом ни у нас, ни в Иране – впрочем, как и сам оригинал в своё время) переводе «Шахнаме» изложила эти строки так:

Три века так жизнь беспечально текла,

Не знали в ту пору ни смерти, ни зла;

Не ведали душу томящих тревог,

А дивов на рабство властитель обрёк…

В результате этого безмятежного существования численность людей и домашних животных увеличилось настолько, что Земля сделалась тесной для их вмещения. Как рассказывается во второй главе: «И вот царству Йимы триста зим настало. И тогда эта Земля наполнилась мелким и крупным скотом, людьми, собаками, птицами и красными горящими огнями. Не находилось места для мелкого и крупного скота и людей…»

И вот тогда верховный Бог и Творец Ахура-Мазда дал Йиме два орудия, два инструмента, с помощью которых Йима трижды расширяет Землю. Одно из них, первое, – золотое, а второе – украшено золотом.

Относительно второго слова ( aštra-) нет особых сомнений в том, что оно точно соответствует аналогичному древнеиндийскому и означает ‘плеть, кнут’ или 'бодило, стимул’ – от корня az(латинское ago‘приводить в движение’, agitātor‘погонщик скота’ и проч.) ‘гнать, погонять, понукать (скот)’.

Возвращаясь к первому орудию (авестийскому suwrā-, sußra– также с вариантами по рукописям: sufrā-, suiriia– и пр.), надо сказать, что оно переводилось и идентифицировалось очень по-разному. Что именно Йима сделал с Землёй с помощью этого орудия, чтобы расширить её, – не совсем ясно («провёл», «проткнул»?). Фердинанд Йусти ещё в 1864 г. идентифицировал это таинственное suwra– как плуг. Христиан Бартоломэ предпочёл переводить это слово как ‘стрела’. Некоторые учёные – Г. Ломмел [Lommel 1927], А. Христенсен [Christensen 1934], В. И. Абаев [Abaev 1984] – последовали пониманию авестийского слова, предложенному Джеймсом Дармстетером [Darmsteter 1892/93], переводившим его, на основании пояснения «дырявый», как ‘кольцо’. Имелись в виду кольцо или венок как символ власти, передаваемой верховным божеством Ахура-Маздой первому царю ариев Йиме. А. А. Фрейман (1960) придерживался прежнего толкования – «стрела». В 1971 г. Г. Бэйли предложил перевод goad(‘стимул’,‘стрекало’). И. Гершевич в примечании редактора к своему тому Кембриджской истории Ирана (1985) вернулся к принадлежащей Ф. Юсти первоначальной идентификации – плуг ( ploughshare) как most down-to-earth(наиболее приземлённой), ассоциирующейся с легендами о происхождении скифов, когда золотой плуг, ярмо, боевой топор (в старых русских переводах – бердыш, секира) и чаша упали с неба (как повествует об этом Геродот).

Загадку этого слова успешно разгадал Ж. Дюшен-Гийемен в статье «Cor de Yima et trompette d'lsrāfil, de la cosmogonie mazdéenne à l'eshatologie musulmane» («Рожок Йимы и труба Исрафила – от маздеанской космогонии к мусульманской эсхатологии»). Он привёл убедительные аргументы и проницательное сопоставление авестийского suwrā– с арабским ر ﺻو (через персидский, конечно) şūr, особенно в сочетании sūr-i Isrāfil(труба архангела Исрафила – труба Дня Страшного Суда). Понимание авестийского suwrazaranaēna– как ‘золотой рог’ поддержали Герардо Ньоли (Gnoli) и другие учёные.

Такое понимание авестийского suwrā-, помимо всех лингвистических и иных доводов, прекрасно подходит к образу Йимы «добро-стадного» – царя прежде всего кочевников и пастухов, владетелей скота, которому, чтобы пасти скот, нужен рожок – созывать скот и кнут – погонять его. Для чего были бы нужны ему стрела (без лука?), кольцо, венок, кинжал или пахотное орудие – плуг?

По существу, добавить к интерпретации Ж. Дюшен-Гийемена нечего, но можно, кажется, несколько уточнить этимологию авестийского слова. Профессор Ж. Дюшен-Гийемен сопоставляет авестийское suwrā– с тем же персидским suftan, surāx‘дырка’ и проч. Целесообразнее видеть в авестийском слове результат метатезы в группе двух сонорных звуков, столь частой во многих языках, в том числе и в иранских: ср. авест. suxra-, перс, surx‘красный’, перс, тадж. (диалектное) daryo, dayro‘река, море’ и т. д. Пример из авестийского в сходной группе сонорных: vafra– ‘снег’, ср. перс. barfи авест. varafa– (также varfā-, vafra– по рукописям). По аналогии с этими метатезами можно предположить и возможность подмены suwra//sruwa– и тем самым связать это слово с авест. sruva-, srva– ‘рог’, хорошо представленным во многих иранских языках: перс, surū, пехл. srū( w), хорезмийское šw, согдийское sry, осетинское si//siwœ, ваханское şəwи проч. – все они восходят к древнеиранскому * sruvā-, ‘рог’, сопоставляемому обычно с древнеиндийским śŗńga-, греческимκ ερασ, русским короваи с другими индоевропейскими словами от основы ḱŗvo– ‘рогатое (животное, скот)’.

Можно предположить, что соотношение между авестийскими словами suwra– и sruva-, srva– ‘рог’ определяется их «дэвовским» или «ахуровским» качеством, т.е. принадлежностью к миру либо Добра, либо Зла, как это часто случается в авестийской лексике. Так, вторые варианты явно характеризуют злых, «дэвовских» существ. Это такие определения, как, например, srvaēna-, srvara– (<* srubara-) – ‘рогатый’ (имя дракона), nivaštako. srva–‘с загнутыми рогами’… Что касается двух эпитетов, относящихся к чудовищному Снавидке, описываемому как srvo. zana– и assəgō. gāum(Йашт 19.43) и убитому бесстрашным Кэрсаспой, то, в сравнении с пониманием первого из них как ‘со свинцовыми челюстями’ (И. Гершевич соглашается с В.Б. Хеннингом, считая это «привлекательным» переводом – as« attractive» translation), более привлекательным кажется перевод моего Учителя Сергея Николаевича Соколова (8 июня 1923–14 июня 1985), реконструировавшего первый как srvō. zan[ gr] a-, досл.: ‘с рогатыми ногами’, т.е. ‘с копытами’ (букв.: ‘рогоногий’). Получается подходящая параллель ко второму эпитету asəngō. gav-, досл.: ‘каменнорукий’.

Получается, что авест. suwrā-, sruva– это слова из двух диалектов – ахуровскогои дэвовского, а означают они и ‘пастушеский рожок’, и просто ‘рог’. Йима был царём не земледельцев, а пастухов – земледельческие орудия были ему ни к чему. Знаменательно, что арийские слова для обозначения «кнута» и «рога» были заимствованы северными соседями ариев – уральцами, они есть во многих угро-финских языках Сибири и Восточной Европы: коми орс, удмуртское урыс(с закономерным развитием – štr-> *– sr->– rs– в старых заимствованиях), вогульское (манси) aštər, венгерское ostor‘кнут’ и проч.; венгерское szarv, финское sarvi, коми śur, удмуртское sür, мордовское śuro, марийское šur‘рог’ и проч.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю