332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Иван Булавин » Хромой (СИ) » Текст книги (страница 16)
Хромой (СИ)
  • Текст добавлен: 7 июня 2021, 19:32

Текст книги "Хромой (СИ)"


Автор книги: Иван Булавин




   

Роман



сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 18 страниц)

  – Простите, – Гера подошла к нему поближе, немного нагнулась, чтобы вырез декольте оказался прямо перед носом вахтёра, после чего негромко продолжила, – мы ищем человека по имени Гертон Стор, он когда-то работал здесь.


  – Он и сейчас работает, – ответил старик, проглотив большой кусок и поставив кружку на стол. – Хоть и стар уже, но службу знает.


  – А как его найти?


  – А и незачем искать, сейчас конец смены, он переоденется и выйдет из вторых ворот, узнаете на лицо?


  – Узнаем, спасибо вам, – Гера обворожительно улыбнулась во все свои тридцать два искусственных зуба, после чего резко развернулась на каблуках и отправилась назад. Чёрт, у неё даже походка изменилась, бёдрами виляет, а у старика явно что-то не то с организмом, он как-то подозрительно штаны поправлял.


  Нужного кадра мы встретили в дверях завода через полчаса. Не знаю, как она его узнала, но узнала мгновенно, а потому быстро подошла к немолодому мужику в чёрной спецовке с шевронами местного ЧОПа, взяла его за локоть и отвела в сторону.


  – Я Гера, – сказала она, глядя прямо ему в глаза. – Помнишь меня?


  – Помню, – ответил он нехотя и опустил глаза, видимо, прошлая их встреча завершилась как-то не очень приятно. Впрочем, сбежать или полезть в драку он не пытался, видимо, понимал, что перевес не на его стороне. – Откуда ты здесь? И зачем?


  – А ты помнишь, зачем я вообще существую?


  – Смутно, – он фыркнул. – Там такая секретность, что до меня довели только самое общее. Что-то произошло, и настал тот час?


  – Именно, мне нужен Арман. Где он?


  – Откуда мне знать? Где-то есть, даже, кажется, в городе.


  – Где-то... Кажется... – Гера вздохнула. – Ты не хочешь говорить?


  – Мне нечего сказать, он не приходит ко мне на чай каждые выходные, я его уже года два не видел. Последнее, что слышал, он связался с группировкой Греллина, там следы и затерялись. У него программа такая, вести скрытный образ жизни.


  – Что за группировка?


  – Одна из самых крутых в городе, – он вдруг стал собранным и внимательным. Четыре отеля в центре им принадлежат. Главный – Зиверт Греллин, большая шишка, очень большая. Их бизнес – это ширма, только чтобы деньги отмывать, основное – контрабанда, наркота, рабы, проститутки и запрещённые биотехнологии. Где в их конторе место Армана, не знаю, полагаю, что какой-то телохранитель или наёмный убийца, выйдете на руководство, где-то там будет и он.


  Спасибо, – сказала она растерянно. – Больше вопросов не имею, извини, что потревожили.


  – Да ничего, – он махнул рукой, – а что с Хироном? Он жив?


  – Не знаю, мы его найдём, но только после Армана. Он нам тоже нужен.


  – Удачи, – он махнул рукой и направился по тропинке через небольшой парк.


  – Что будем делать? – спросила она, обернувшись ко мне.


  – Пойдём домой и будем много думать, – ответил я. – Есть источники информации о группировке?


  – Отсюда можно связаться со своими, у Рома есть передатчик.


  – Так и поступим, пошли.


  На экране, спроецированном прямо на воздух, застыло изображение худого мужчины лет пятидесяти, лицо было холёным, а взгляд выражал презрение ко всему миру. Это был Зиверт Греллин, человек из первой десятки местной уголовной элиты. Впрочем, элита тут только такой и была, тесно переплетаясь с бизнесменами, полицией и чиновниками. Но, согласно данным досье, именно этот человек всегда делал ставку на чистый криминал, не брезгуя ничем, легальный бизнес составлял едва один процент от его доходов.


  – Как поступим? – спросила Гера повернувшись ко мне, ей самой не было нужды всё это читать, файлы просто переместились в её мозг, но она ждала, пока прочитаю я.


  – Если он работает на них, допустим, убийцей... Скажи, он хороший убийца?


  – Подозреваю, один из лучших на этой планете, мы из одного поколения, но он не универсал, он именно воин с уклоном в диверсионную деятельность, в его тело встроена специальная аппаратура для обмана любых охранных датчиков, он может пройти куда угодно.


  – Тогда смотри, – я шагал по комнате и выкладывал свой план. План был безумен, но мог сработать. – Выходим на Греллина, предлагаем сделку, а потом, когда она состоится, кидаем любым способом, смываемся с товаром. Они отправляют в погоню своих быков, но те с нами не справляются, потому что наши парни сильнее. Так?


  – А потом? – она с интересом слушала, откинувшись на диване и вытянув босые ноги перед собой.


  – Потом, получив по морде, они «случайно» узнают, что мы не покинули планету и прячемся здесь. Что бы ты сделала на их месте?


  – Отправила бы людей.


  – Люди уже обосрались, да ещё и устроили ненужную шумиху.


  – Тогда убийца-одиночка.


  – Бинго! Нужно заставить их использовать его, а потом просто представимся ещё до того, как он нас убьёт.


  – Скажу тебе честно, – она поморщилась, человеческая мимика получалась у неё всё лучше. – План у тебя идиотский. Ты ни разу не пробовал кидать местных акул бизнеса? Мы и трёх шагов не пройдём, как нам открутят головы. Мою-то потом можно будет обратно прикрутить, а твою?


  – И всё же предлагаю попытаться, – я снял рубашку и брюки, после чего растянулся на широком диване. – Или у тебя есть свой план.


  – Нет, – она улыбнулась и стала стягивать через голову платье. А белья под ним не оказалось. Она объяснила. – Торопилась, не успела надеть. Так что, кровать трясти будем.


  Всё-таки, до чего хороша, да и в человеческой психологии разбираться стала, закачала какие-то файлы, или просто свои расконсервировала. Теперь её от настоящей женщины не отличить. Но я-то знаю... А, плевать.


  Приглушив свет, я протянул к ней руки.


  – Скажи, а как твои рецепторы реагируют на мои прикосновения?


  – Хорошо реагируют, – послышался голос в темноте, а ко мне прижалось тёплое мягкое тело. – Я не сидела, сложа руки, и закачала себе обновления. Теперь могу получать от этого удовольствие, почти как живая. Я даже уже попробовала. Сама. Но ты, конечно, останешься в плену своих предрассудков.


  Я повернулся к ней, откинул одеяло и кончиками пальцев провёл по коже. Искусственная, да только от настоящей не отличить. Тёплая, дышит, чуть вспотела, даже мурашки от моих прикосновений. Конструкторы постарались на славу. Рука спустилась ниже, туда, где находился треугольник тёмных волос. Ноги послушно раздвинулись, а мои пальцы скользнули к сокровенному. Горячо, мокро, более того, когда я вставил в неё два пальца, она издала громкий вздох.


  – Не верю, что это серьёзно, – прошептал я ей в ухо.


  – Если честно, я тоже не знаю, как у меня с ощущениями. Я ведь никогда не была живой, не знаю, что именно живые чувствуют. Знаю только, что когда ты так делаешь, мне приятно, приятнее, чем обычно. Странно, наверное, слышать такое от робота?


  – Ничего странного нет, – сказал я задумчиво, но задумчивость тут же прошла, я принял решение. – Начнём трясти кровать.


  – Только ради легенды, – с лёгким стоном проговорила она, обхватывая меня ногами.


  – Не говори никому, – я потушил свет.


  Глава девятая


  В просторном зале, находящемся в подвале большого развлекательного центра было мало света. Настолько мало, что освещался только тот пятачок, на котором находились мы. С одной стороны овального стола в глубоком мягком кресле сидел тот самый Зиверт Греллин, акула подпольного бизнеса, миллионер (а может, и миллиардер), один из нескольких руководителей местной мафии. С противоположной стороны, в двух креслах попроще, сидели мы, я и Гера.


  Моя спутница выглядела обворожительно, короткое платье с блёстками, которое меняло свой цвет в зависимости от угла попадания света, почти ничего не прикрывало. Она сидела, плотно сдвинув длинные стройные ноги, лицо её, благодаря работе стилиста и килограмму косметики, напоминало лицо куклы, живые женщины не бывают такими идеальными. Сам я прибыл на переговоры в простом лёгком костюме, сером, надетом поверх чёрной рубашки.


  Наш спутник выглядел старше, чем на фотографии, на нём были узкие брюки, рубашка огненно-красного цвета и кожаный жилет, прямо цыганский барон.


  Перед тем, как провести сюда на встречу, нас проверили десятком датчиков, но все они однозначно показали, что мы обычные люди, оружия у нас нет, компрометирующих меток тоже. Даже настоящую природу Геры не раскрыли. В голове у меня прозвучала фраза, услышанная от людей из сопротивления, «Лучшие специалисты работают у нас». Но даже так по углам помещения, скрытые темнотой, стояли телохранители.


  – Итак, – начал он на правах хозяина. – Мне доложили, что вам нужно, доложили, что вы располагаете средствами, доложили и то, что в будущем вы планируете развивать наше сотрудничество. Я прав?


  – Разумеется, – ответил я. – Всё так и есть, наши деньги вы уже видели, теперь покажите товар.


  Он сделал едва заметный жест рукой, один из телохранителей, показавшись из темноты, положил на стол небольшую пластиковую коробку. Крышка была открыта, там лежало около двух килограммов мелких тёмно-синих гранул.


  – «Звёздный снег», он же «Пепел души», он же «Слёзы жреца», ну, и ещё несколько названий. Вес точно по вашему заказу. – Объявил он. – Предлагаю отдать деньги, забрать товар и идти своей дорогой, как видите, старый Зиверт не склонен кидать партнёров.


  – Вы нас не кинули, это правда, – медленно проговорил я. – Но, подозреваю, это было не по доброте душевной. Вас интересует следующая сделка. Так ведь. Проверь.


  Последнее слово я адресовал Гере. Она пододвинула к себе коробку, подцепила длинным ногтем несколько гранул и поднесла их к носу.


  – Я бы вам не советовал, – заметил Греллин, подозрительно косясь в нашу сторону. От такой дозы может...


  – Ни черта не может, – развязно ответила Гера, втянув наркотик ноздрями.


  После этого она на секунду застыла со стеклянным взглядом, после чего вдруг ожила и расплылась в улыбке.


  – Отличный товар, – сказала она странным голосом. Вряд ли местная наркота действует на роботов, скорее, просто изучила особенности действия и теперь просто играет. – Концентрация близка к ста процентам.


  – Что значит «близка» – возмутился Греллин. – Сто процентов и есть, а примеси в пределах погрешности приборов. Претензии есть.


  – Нет, – отозвалась Гера, при этом глупо хихикнув. – Берём всё.


  Она на глазах уходила в себя. А я, закрыв коробку, вынул из кармана толстый пресс местных банкнот. Греллин не стал пересчитывать (я, впрочем, точно так же не взвешивал товар), просто принял их и тут же передал помощнику, на мгновение вынырнувшему из темноты.


  – Теперь самое время обсудить наше дальнейшее сотрудничество, – напомнил он, пользуясь паузой. – Вас интересует крупная партия?


  – Семьдесят килограммов (я только недавно узнал, что здесь в почёте метрическая система), по возможности, мелкими порциями, как здесь, – я постучал ногтем по крышке коробки. – Так будет проще вывезти.


  Он задумался и прищурил глаза, что-то подсчитывая в уме. Потом, придя к каким-то выводам, ответил:


  – Мы готовы предоставить вам такую партию, вот только с оплатой нужно решить. Оптовикам даём скидки, думаю, остановимся на ста десяти миллионах.


  – Предлагаю безнал, – сразу сказал я. – Такие суммы в карманах носить не получится.


  – Безнал можно отследить, – он поморщился. – А я не настолько хорошо контролирую местные банки. Только наличка.


  – Где вы предлагаете совершить сделку? – подозрительно спросил я.


  – Вас не устраивает это место? – он с притворным удивлением вскинул брови.


  – Нет, не устраивает, – спокойно ответил я. – Здесь я... мы целиком в вашей власти, у нас отобрали оружие и сейчас держат под прицелом. Мы живы только благодаря будущей сделке. Когда я приду сюда с мешком денег, то больше уже не выйду, и не пытайтесь меня разубеждать, я вас тогда уважать перестану.


  – Ваши предложения, – сказал он, самодовольно усмехнувшись и откинувшись на кресле. – Где бы вы хотели провести сделку?


  – Делаем так, – начал объяснять я, следуя заранее продуманному плану. – На сбор денег и переговоры с моим начальством у меня уйдёт три дня. На четвёртый жду вас в любом составе на территории загородного особняка, который мы прямо сейчас снимем. Туда можете прийти вы сами, можете прислать своих людей с товаром. Я буду ждать там с деньгами.


  – Гарантии?


  – Моё честное слово, – я широко улыбнулся. – Какие ещё вам нужны гарантии? Можно подумать, что обманув вас, я смогу свалить с планеты, да ещё контрабандой вывезти уйму наркоты.


  – Да, вы правы, – ответил он после недолгого раздумья, – можете идти, на четвертый день в десять часов вечера к вам туда подъедут люди и привезут товар, сам я присутствовать не буду, но постоянно буду на связи. Перезвоните мне за час до встречи.


  – Так и сделаем, – я кивнул и начал подниматься с кресла.


  – Вашу спутницу проводить? – он решил проявить заботу.


  – Не надо, – пьяным голосом отозвалась Гера, после чего встала и нетвёрдой походкой направилась к выходу.


  – Потрясающая женщина, – восхищённо произнёс он, когда мы покидали тёмную комнату. Не знаю только, что именно он имел в виду, её красоту или устойчивость к наркотикам.


  В означенном особняке мы были уже к вечеру того дня, пока Гера осторожно высыпала в отхожее место такой дорогой порошок, спецназовцы оборудовали в доме уйму датчиков, ловушек, мин, по идее, пройти сюда незамеченными могли только некрупные насекомые и сгустки эфира. Вот только Гера советовала не обольщаться, её знакомый робот был спецом высшей категории, а потому вполне мог обойти все имеющиеся датчики, оставалось только надеяться, что мы успеем с ним поговорить прежде, чем он начнёт нас убивать.


  На второй день, когда бойцы, выполнив свою работу, растворились в окружающем ландшафте, я занялся финансовой стороной вопроса, требовалось снять те самые сто десять миллионов, сумма астрономическая, и, хоть касса сопротивления выделила их без вопросов, хорошо было бы вернуть обратно. Потом, после несостоявшейся сделки.


  Расслабляться уже не выходило, все три дня мы спали по очереди (Гера, понятно, сон имитировала), один постоянно бдел, поглядывая на мониторы, они могли заявиться в любой момент, Греллин уже знал, что деньги у меня, можно было вообще забыть про сделку, просто прийти и забрать. С другой стороны, он производил впечатление неглупого человека, а такие люди не склонны считать своих оппонентов дураками. Моя необычайная смелость должна была найти какое-то объяснение.


  Вечером четвёртого дня я, как и обещал, позвонил по выданному мне номеру. Ответил сам Греллин, он был вежлив и поинтересовался, располагаю ли я уже всей суммой, или стоит сделку перенести? Ну, конечно, я ведь снял со счетов только восемьдесят миллионов, остальные у меня были.


  – Всё в порядке, можете отправлять своих людей, – сказал я максимально уважительным тоном, но тут же добавил уже грубее. – Не советую вам нарушать условия сделки. Это чревато слишком большими потерями для вас.


  – Я это учту, – странным голосом ответил он и сбросил звонок.


  Машины прибыли через час, два колёсных фургона, почти таких, как использовались в моём мире, только работали не на бензине. Оттуда вышли четыре человека в дорогих костюмах, но даже эти костюмы не могли скрыть крепких спортивных тел. Бойцы, однозначно, С собой они вынесли два приличных размеров ящика, в которых теоретически мог быть товар. Датчики тут же сообщили, что внутри фургонов находится ещё двенадцать человек с оружием. Да и эти четверо были укомплектованы превосходными бластерами новейшей модели, одно попадание плазменного заряда, и от меня останется горстка пепла. Хорошо подготовились.


  Но те же самые датчики, что так подробно расписали всех вошедших, не подтвердили наличие андроида, даже проведённые сканы внешности ничего не дали, хотя в лицо его Гера знала. Выходит, Греллин отнёсся к нам несерьёзно.


  – Проходите в большой зал, господа, – предложил я, когда все четверо перешагнули порог.


  Теперь ситуация изменилась с точностью до наоборот. Я сидел в большом кресле, на подлокотнике которого примостилась Гера, снова надевшая совершенно прозрачное платье и мастерски стреляющая глазами. А гости наши присели на стульях вокруг стола, нас разделяло расстояние в полтора метра. Достаточно, чтобы не позволить атаковать внезапно.


  Некоторое время они сидели молча, потом, приняв какое-то решение, поставили на стол прибор, нажали кнопку, а через секунду над поверхностью стола возникло голографическое изображение старого Зиверта.


  – Добрый вечер, – проговорил он странным тоном. – Итак, всё прошло, как вы и рассчитывали, товар здесь, встреча состоялась. Осталась только самая малость, показать деньги и, если всё, о чём договорились, совпадает, произвести сделку. Вы готовы?


  – Товар мы пока не видели, – заметил я.


  – Покажите им, – скомандовал Греллин.


  С ящиков были сняты крышки, под которыми оказались всё те же тёмно-синие гранулы.


  – Как договаривались, можете взвесить и провести экспертизу, – сказала голограмма.


  – В этом нет нужды, – вместо меня ответила Гера. – Я и так вижу, что самого товара там килограмм пять, не больше, а ящики заполнены камнями. Какой отсюда вывод? Правильно. Никакую сделку вы не планировали, а просто хотели усыпить бдительность, перед тем, как нас убьют. Так?


  Голограмма рассмеялась.


  – Проницательность женщины потрясающая, прямо пророк в юбке. Всё именно так, как вы сказали. Убейте их.


  А следом захохотал я. Громко и страшно. Для моего смеха были причины. Четыре бластера ударили в нашу сторону, а заряды их просто растворились в воздухе, новейший силовой щит, по мощности сопоставимый с тем, который прикрывает броню космического линкора, но при этом совершенно невидимый.


  А ещё у этого щита была одна особенность. Он имел одностороннюю непроницаемость для энергетических зарядов любой мощности и природы, а с другой стороны мог пропускать только быстро летящие твёрдые тела. Такие, как пули из моего револьвера. Четыре раза оглушительно ударило по ушам, после чего вместо нападавших появились сильно изуродованные трупы, больше похожие на сырьё для мясокомбината. Револьвер и в обычной своей ипостаси был средством от разъярённого медведя или носорога, а с доработанными патронами, оказался и вовсе подобием гаубицы.


  Голограмма над столом выглядела озадаченной. Смерть работников его не смутила, этого добра явно хватало, видимо, его терзала досада, поскольку он недооценил противника. Гера тем временем встала с места, подошла к столу, кончиком ножа зачерпнула из одного ящика совсем уж убойную дозу, которую отправила в правую ноздрю. Сделав чудовищно глубокий вдох, она подошла к голограмме вплотную.


  – А те, кто остался в машинах, сейчас догорают, – сказала она ласковым голосом. – Мы не могли оставить их без внимания.


  Я отодвинул её и присел рядом, глядя прямо в глаза голограмме.


  – Помните, что я говорил о потерях, давайте посчитаем. Шестнадцать человек в минусе, некоторое количество товара, который тоже кое-чего стоит, и, наконец, недополученный доход в сто десять миллионов, которые так и остались у меня. Если вам этого мало, то теперь ваш ход, я его жду с нетерпением, надеюсь, вы не будете продолжать заведомо проигрышную партию.


  – Я вас услышал, – странным голосом произнёс он. – Ход действительно за мной.


  На этом голограмма отключилась, а мы застыли в ожидании его хода. В идеале, можно было ждать того самого Армана, андроида, несущего в себе вторую часть информации, да только мафиози мог думать нестандартно, например, отправить беспилотник, чтобы тот подорвал весь особняк. Или просто стукнуть в полицию, что в особняке несколько килограммов отборной дури и четыре свежих трупа. Последнее, впрочем, не поможет. Трупы получилось утилизировать в специальных мешках, принцип их действия был мне неизвестен, но за полчаса все четыре трупа превратились в серый порошок, наподобие пепла, который высыпали на клумбу во дворе дома. А наркотик уже по традиции отправили в канализацию, кроме маленькой дозы, которую Гера непонятно зачем продолжала периодически употреблять. Видимо, в её обмене веществ он был зачем-то нужен. Вышедший на связь Ром (их, кстати, так никто и не заметил, хотя именно они уничтожили вражеские машины с группой захвата), сообщил, что с воздуха особняк отлично прикрыт.


  Греллин выполнил свои обещания, он сделал ход. Ближе к утру, когда я уже почти заснул, датчики доложили о проникновении за охраняемый периметр чего-то непонятного, что не идентифицировалось, ни как человек, ни как машина.


  – Это он, – сообщила Гера, вставая с кровати.


  – Ждём здесь? – спросил я, мне стало как-то не по себе.


  – Да.


  – Движется в сторону дома, – тревожно сообщил голос Рома. – Датчики обходит, мины тоже, часть нашей электроники отказала. Можем атаковать?


  – Не нужно, – ответила Гера, – пусть войдёт в дом.


  В доме он оказался через три минуты после разговора, преодолев расстояние с перекрытием олимпийского рекорда. Дверь тихонько отворилась, в комнату вошёл среднего роста худощавый мужчина, одетый в тёмный облегающий костюм, в слабо свете ночного светильника разглядеть толком его внешность не получалось, только глаза, которые отчего-то светились слабым фиолетовым светом.


  Увидев нас, он остановился, потом вынул нож и снова направился к нам, повторяя на ходу:


  – Вам привет от старого Зиверта.


  На его пути встала Гера.


  – Герой, будучи забыт и потерян для мира, воскреснет в памяти тогда, когда в страшной опасности будет Родина, когда обрушится здание порядка и будет растоптана справедливость. Только тогда герой, сбросив оковы неизвестности и маску обывателя, восстанет из небытия и проложит дорогу к спасению.


  Арман на мгновение завис, потом снова включился и снова пошёл к нам, только уже медленнее.


  – Гера, я ничего не могу поделать, меня перепрограммировали, я теперь полностью в их власти. Бегите, я попробую бороться, – он говорил медленно и, кажется, помимо воли.


  Сбежать мы не успели, оставалось только драться. В обычной ситуации, думаю, он бы легко покромсал нас на ленточки, но теперь, когда он не хотел драться, а потому сдерживал себя, кое-что у нас получилось. Я перехватил его руку с ножом, повис не ней и даже смог выкрутить, нож глухо стукнул по полу, но тут неудача постигла меня. Лихой бросок переместил меня в дальний угол комнаты, теперь с ним дралась Гера, она не стала вступать в борьбу, а просто отводила его удары, успевая ставить блоки, но сама в ответ не била.


  К счастью, мы были не одни. В комнату уже ввалились спецназовцы, которые, не размениваясь на хитрые приёмы, просто навалились на него всей гурьбой и плотно прижали к полу. Андроид при этом продолжал сопротивляться, одновременно пытаясь сотрудничать. Как это уживалось в электронной голове, оставалось загадкой, первая программа заставляла нас убить, а вторая (не заблокированная первой) позволяла в процессе разговаривать.


  – Левое ухо, – сказал он, пытаясь выдавить глаза молодому бойцу, тот выворачивался из его рук, одновременно пытаясь сломать пальцы. – Вставьте контакт, так, теперь настройтесь... Там блокировка...


  Два технических спеца быстро влезли к нему в мозг, немного там покопались, после чего тело андроида обмякло, а удерживавшие его бойцы облегчённо вздохнули и встали с пола.


  – Вас долго пришлось ждать, – укоризненным тоном сказал он. – Империя рухнула давно, а за мной так никто и не пришёл.


  – Я тоже ждала, не стоит винить этих людей, – Гера подошла к Арману и обняла его, как родного, роботы в этом мире ещё и сентиментальные. Или так и задумано? Шен-зи был вообще деревянным, а эти вон какие. Впрочем, он ведь шестого поколения, а они оба пятого, какая-то разница между ними должна быть.


  – Что делаем дальше? – спросил я, когда эта парочка устала обниматься.


  – Нам нужно лететь, – задумчиво сказал Арман, – вот только... Понимаете, андроидов пятого поколения перестали выпускать, поскольку они умели учиться. А учились они всему, даже чувствам. Например, я здесь научился ненавидеть, а ненависть моя росла всё это время. Теперь меня ничто не стесняет, поэтому я хотел бы прогуляться к своему бывшему работодателю.


  – Уверен? – с сомнением спросил я.


  – Да, – он уверенно кивнул и встал с места, – но вам ничего делать не придётся, просто отвезите меня туда. Вам ведь тоже не нужен лишний свидетель. А вы пока готовьте отлёт.


  Дальнейшее я описывать не буду. Нам действительно не пришлось ничего делать. Арман вернулся к старому Зиверту, а через час или около того, вышел обратно, за его спиной складывалось здание, служившее мафиози головным офисом, оно, по идее, было построено из несгораемых материалов, но сейчас полыхало так, словно сделано из твёрдого бензина. А самого андроида мы спокойно прихватили на транспорт, разминувшись с местной полицией минуты на три, выбрались за город, где пересели на челнок, способный взлетать с неприспособленной поверхности, который уже на орбите пристыковался к большому транспортному кораблю. Операция прошла успешно.


  Глава десятая


  Эта планета отличалась от предыдущих. Если там наша жизнь, пусть и легенды ради, проходила в праздности и жизненных удовольствиях, то здесь ничего подобного не ожидалось.


  Это была планета-свалка. Мне поначалу показалось странным, что отработавшие своё (или просто морально устаревшие) космические корабли складировали на планете. Есть ведь космос, он бескрайний, а пара железяк, болтающихся вокруг какого-нибудь астероида, вряд ли помешает пролёту других судов.


  Но, видимо, я чего-то недопонял в особенностях космической экономики. Планета, вошедшая в Империю примерно в том виде, в каком сейчас моя Земля, только, в отличие от неё, сильно обделённая ресурсами и уже порядком загаженная человеческой деятельностью. Большие люди из Империи её использовали, как полигон, как резерв рабочей силы, а в последние несколько десятилетий придумали новую функцию – быть помойкой старых кораблей. А поскольку жителям планеты требовалось как-то выживать, основной отраслью промышленности теперь стала разборка старых кораблей. Иногда просто на металл, который потом переплавляли немногочисленные местные комбинаты, иногда, если речь шла об относительно новых судах, вынимали рабочие узлы, иногда энергоблоки или двигатели целиком и продавали скупщикам. Всё это давало совсем небольшой выхлоп, едва покрывающий затраты, кроме того, довольно хилые производственные мощности планеты элементарно не справлялись с потоком хлама, а потому, лет через пятьдесят, планета будет полностью похоронена под слоем мусора.


  Местные жители, которых постепенно становилось всё меньше (практически каждый мечтал с планеты свалить, и многие успешно сваливали, кто в армию, кто на учёбу, кто просто в трудовой найм) от такого были не в восторге, но и выхода иного не видели. Кому-то посчастливилось работать на заводах по переработке отходов, а там, где таких заводов не имелось, просто разбирать корабли самостоятельно, используя примитивные инструменты. Добычу продавали скупщикам, которыми была наводнена планета.


  Где-то здесь был и тот, кого нам требовалось отыскать. Теперь мы уже не брали с собой группу спецназа, отправились втроём: я, Гера и Арман. Вряд ли нам предстоят тут бои с местными, главная наша проблема была в том, что не имелось никаких зацепок относительно того, где этого персонажа искать. Вроде бы (вроде бы), он был мастером в одной из многочисленных команд мародёров. Но эта информация нам ничем не поможет, таких команд тут десятки тысяч, они часто перемещаются на большие расстояния, иногда пропадают неделями, чтобы потом появиться в ближайшем городе, спихнуть барыге товар, быстро пропить выручку и снова отправиться на кладбище техники.


  Единственной нашей зацепкой был внешний вид, андроид при желании мог поменять себе внешность, причёску, форму лица, цвет глаз, вот только зачем ему это? Фотографий у командования не сохранилось, но память наших андроидов была даже лучше, подключившись к компьютеру, они выдали отличное изображение. Теперь мы его распечатали и готовились показывать.


  Прибыв на корабле скупщиков, довольно объёмном, поскольку предполагалось складировать на нём огромные массы деталей, мы зарегистрировались в отделе космопорта. Процедура оказалась простой, у нас даже никаких документов не спрашивали, записали имена с наших слов, а в графе «цель визита», мы честно указали, что мы собираемся найти человека.


  Для передвижения по планете мы наняли в конторе у космопорта лёгкий флаер. Чтобы было понятно, представьте себе кабриолет без колёс, способный летать на высоте от одного метра до тридцати, а скорость развивающий где-то на уровне гоночного автомобиля. Добавлю ещё, что машина эта была местного производства, склёпанная из подходящего металлолома, туда был вставлен мощный движок, а потому энергию он жрал, как не в себя.


  Разыскивать одинокого сталкера или даже группу таковых, если они затерялись где-то на бескрайних свалках, покрывавших уже процентов сорок поверхности планеты, было довольно бесполезно. А потому мы решили пойти по пути меньшего сопротивления и обойти все крупные пункты скупки хабара, их тут было всего несколько сотен, ну, может, тысяч, а потому можно было надеяться, что за пару-тройку месяцев мы хоть какие-то сведения найдём.


  Попутно можно будет озадачить самих работников кувалды и резака, если развесить фотографии на крупнейших пунктах скупки и пообещать солидную награду, рано или поздно найдутся те, кто что-то видел и ли знает тех, кто видел.


  При перемещении по планете у нас была возможность любоваться местными пейзажами. Впечатление, надо сказать, было удручающим. Даже если не принимать во внимание регулярно попадающиеся свалки кораблей, которые местами достигали десятков километров в поперечнике, грязные, почти пересохшие реки, океанское побережье, почти скрытое под мусором, маленькие городки, обычно на перекрёстках больших дорог (летающий транспорт тут ещё мало популярен). Кое-где попадались немногочисленные фермы, паслись стада скота, колосилась какая-то местная «пшеница». Уже хорошо, значит, продуктами себя эта планета худо-бедно снабжает. Впрочем, это ненадолго. Сколько у них осталось пахотной земли? А сколько её похоронено под тоннами металла? А сколько отравлено отходами? Сомневаюсь, что гниющие под открытым небом двигатели космических кораблей никак не загрязняют почву. Даже если оставшиеся угодья за счёт новых технологий дают рекордные урожаи, лет через двадцать планета полностью перейдёт на внешнее снабжение.


  Совсем иное впечатление производили городки скупщиков, это были просторные сооружения, обычно расположенные вокруг центрального здания. Здание это выглядело, как высотный зиккурат, на первом этаже которого располагались конторы скупщиков и склады купленного товара (последние уходили обычно глубоко под землю), а выше располагалось место, где толковый сталкер мог быстро потратить свой заработок, гостиница с приемлемыми условиями проживания, магазины, казино, бордель и много чего ещё. На вершине такого зиккурата в обязательном порядке располагалась небольшая площадка для взлёта челноков, товар на них не вывозили, слишком накладно, только срочные грузы и людей. Товар отправляли редко, крупными партиями и обычно с больших площадок, куда грузы свозили по железной дороге. Вокруг зиккурата располагались домики для проживания персонала.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю