332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Иван Булавин » Хромой (СИ) » Текст книги (страница 10)
Хромой (СИ)
  • Текст добавлен: 7 июня 2021, 19:32

Текст книги "Хромой (СИ)"


Автор книги: Иван Булавин




   

Роман



сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 18 страниц)

  Впереди имелась возвышенность, напоминающая арену с плоской поверхностью, до неё оставалось ещё километра три-четыре, обрадовавшись, я решил, что это и есть место перехода, а потому прибавил шагу. Вот только расслабился я рано, стоило завернуть за очередную кучу, наваленную вокруг ржавого гусеничного трактора, как передо мной ударили в землю две пули, а чуть позже уши уловили звук выстрела.


  В мою сторону двигались четверо бойцов с ружьями, пока они были довольно далеко, но скоро будут здесь. А их намерения никаких сомнений не вызывали, живым я им точно не нужен. Вскинув ружьё, я спрятался за кучу железа и прицелился. Только теперь дошло, что с такого расстояния мушкет просто не достанет, а значит, у них в руках нарезные винтовки. Ситуация резко осложнилась.


  Впрочем, выстрелить я успел, картечь отлично разошлась в стороны, одного снесло наповал, второй тоже упал, схватившись за плечо, второй выстрел вывел из строя третьего, а четвёртый успел спрятаться.


  Война, даже маленькая, в мои планы не входила, а потому я, наплевав на четвёртого участника перестрелки, отправился дальше, старясь не высовывать голову. Добежать мне оставалось всего ничего, даже на хромой ноге доберусь быстро.


  Увы, эти четверо оказались авангардом большой группы, которая как раз подходила из глубин Зоны... то есть Гари. Не все имели винтовки, половина вообще была вооружена только холодным оружием, вроде рогатин и алебард, но их было много, десятка два, и настроены они были решительно. На ходу сбрасывая мешки с добычей, они начали обкладывать меня широким кольцом, стараясь зажать.


  Выскользнуть из окружения мне удалось, а особо настырную парочку, выскочившую мне навстречу, я снёс выстрелами из ружья. Началась игра со смертью, они стреляли в меня, я отстреливался, изредка удавалось кого-то зацепить, но численный перевес пока полностью был на их стороне, добавляя смелости. Вот какого чёрта? Я вас не трогал, шёл своей дорогой, а теперь вы сами себе геморрой нажили. Или они сюда явились специально для того, чтобы случайных прохожих отстреливать?


  Вершина приближалась, но тут меня в очередной раз обложили, не давая двигаться. Кто-то что-то кричал, но слова были непонятные, в любом случае, я сдаваться не собирался. В конечном итоге, меня зажали в небольшом закутке, куда подтянулась почти вся сталкерская банда. Ситуация сложилась патовая, они смогут меня убить, если пойдут в атаку все одновременно, вот только первых при этом ждёт неприятный сюрприз. Они это понимали, а потому не спешили. Кто-то, наверное, старший в группе, снова, уже спокойным голосом, предложил сдаться (а что он ещё мог предложить?).


  Набрав воздуха в грудь, я во всю мощь лёгких прокричал:


  – Русские не сдаются! – а следом бросил последнюю лимонку.


  Рвануло на совесть, а я, пользуясь неразберихой, попытался выйти из окружения. Выстрелами из ружья выбил ещё двоих, что кинулись на меня с полуметровыми тесаками, а потом, не желая тратить время на перезарядку, просто побежал к своей цели. Получилось. Скольких убила граната, я не знал, но моральное воздействие оказала отличное, разом отбив у них желание меня преследовать.


  Полученной форы мне хватило, чтобы добраться до склона, а тут меня ждала неприятность: кучи хлама закончились, прятаться было больше негде, во время подъёма я буду виден, как блоха на белом полотенце, а винтовки стреляют далеко и точно. Враги уже немного оправились от поражения и продолжали меня преследовать. Плюнув на всё, я решил рискнуть и начал подъём.


  Первая пуля ударила в двух шагах правее, заставив прыгнуть за большой камень, тот прикрыл меня только с одной стороны, но это было лучше, чем ничего. Я разглядел стрелявшего, тот встал во весь рост и целился в меня. Расстояние было метров полтораста, пистолет бесполезен, да и из ружья не достану, он, впрочем, тоже снайпер невеликий, да и винтовка однозарядная, сейчас выстрелит, потом будет перезаряжать, а я побегу дальше.


  В ожидании выстрела я попытался слиться с камнем. Выстрел грянул, но совсем не с той стороны, откуда я ждал, а стрелок повалился назад и больше не встал. Обратив свой взгляд налево, я увидел ещё одну группу бойцов, которые приближались с другого направления, активно стреляя в первых.


  Я обрадовался. Конкурирующая фирма, теперь им станет не до меня. Но и тут я ошибся. Оказалось, что у новой группы людей хватает на всё. От основной массы отделилась небольшая «группа захвата», человек на десять, которая резво двинула в сторону склона, также постреливая из ружей. Я успел заметить, что они одеты в лёгкий доспех из кирасы, наплечников и железной каски, а помимо ружей, имелись у них и пистолеты, пусть и древнего образца, но дырку во мне сделать могут не хуже современных. Меня это не устраивало.


  Стараясь не подпустить их на дистанцию действительного огня, а вынул гранату. Длинная деревянная ручка имела много недостатков, но зато сильно увеличивала радиус броска. Они видели, что в их сторону что-то летит, но совершенно не представляли, как на это следует реагировать. Возможно, подумали, что беглец от отчаяния просто кидается железным хламом.


  Взрыв разметал штурмовиков по склону, даже если осколки не пробили доспехи, хорошего мало. Из десятка человек, подняться смогли только двое, да и тех я сразу снял из ружья. Решив больше не испытывать судьбу, я побежал вверх по склону. А за мной выдвигалась следующая группа. Они открыли беспорядочный огонь, заставив меня прижаться к земле. Стрельба из ружей не дала результата, они продолжали двигаться, рассыпавшись цепью. Пришлось достать вторую гранату, бросать их сверху было удобно. Второй взрыв не был столь разрушительным, но всё же вынес центр пехотной цепи, убив четверых и ранив ещё парочку. До верха оставалось всего ничего. Бросив последнюю гранату и добив правый фланг наступавших, я сделал последний рывок, оказавшись на ровной, как стол, каменной площадке.


  Тут я нос к носу столкнулся с ещё одной группой, принадлежность которой установить уже не смог. Их было пятеро, доспехов они не носили, но все целились в меня из коротких ружей, кажется, с кремнёвыми замками. Я остановился, как вкопанный. Приехали. Кажется, всё. Тот, что стоял впереди, высокий худой мужик в короткой куртке с заковыристой вышивкой и с редкой бородой клинышком, указал на моё ружьё и что-то скомандовал. Хочет, чтобы я оружие бросил? Да, ради бога, всё равно перезарядить не успел.


  Я осторожно, стараясь не делать резких движений, снял с плеча ружьё и положил его на камень. Потом начал снимать рюкзак, они такого не требовали, но и не возражали. Снимая лямку с правой руки, я сделал вид, что она зацепилась за пуговицу на рукаве. Стряхивая лямку, я невольно завёл руку за спину, вынув при этом из-за ремня пистолет. Одним глазом я при этом следил за стволами ружей, направленных на меня.


  Щелчок предохранителя они не услышали, а дальше можно было стрелять самовзводом. Командир на свою беду встал ко мне слишком близко, я сместился вперёд, так, чтобы ствол его ружья оказался у меня на плече, одновременно нажимая спуск. После пули в живот он умер не сразу, постояв ещё пару секунд, а я, прячась за ним, как за щитом, расстреливал остальных. Далось это неожиданно легко, уже и навык откуда-то появился. Восьми патронов мне хватило, чтобы четверых уложить наповал, а пятого тяжело ранить. Они тоже успели выстрелить, но тело командира защитило меня, убойность у короткоствольных ружей была невелика.


  Когда командир рухнул на спину, я смог осмотреть поле боя. Последний оставшийся в живых отползал в сторону, оставляя за собой широкую кровавую полосу. Я машинально вынул обойму и вставил в неё последний патрон. Добивать раненого не стал, ружьё он выронил и вообще, скоро должен был умереть сам. Зато по склону начали взбираться другие. Вскинув пистолет, я выстрелил почти наугад, один из врагов упал, но непонятно было, от попадания или от страха. А следом я бросил в них и сам пистолет, теперь уже окончательно ставший бесполезным. Нападавшие бросились врассыпную, они уже на горьком научились серьёзно относиться к предметам, которые я бросаю.


  А я, пользуясь смятением в рядах противника, подхватил мешок и ружьё, после чего бросился бежать. Цель была рядом. В центре площадки имелось возвышение. Этакое лобное место, над которым едва заметно колебался воздух, словно это место было прогрето сильнее других. Вслед мне гремели выстрелы, но я уже не обращал на них внимания, сейчас я добегу и...


  Воображение рисовало картину того, как я влетаю в марево и при этом ничего не происходит. Что тогда? Тогда мне конец, вот и всё. Марево поглотило меня, воздух на глазах начинал светиться, пули, с опозданием прилетевшие мне в спину, зависли в воздухе.


  – Идентификация проведена, – произнёс механический голос в моей голове. – Желаете подняться на поверхность?


  – Желаю, – сказал я, хватая ртом воздух. – Поднимайте скорее.


  Вокруг стало темно, потом опора ушла из-под ног, а через секунду снова появилась. Я стоял на открытом месте, вокруг была бескрайняя степь до горизонта, над головой светило родное солнце, и никаких следов радиоактивной помойки вокруг не наблюдалось.


  Глава семнадцатая


  Дорогу я нашёл быстро. По компасу определился с направлением. Двигаться следовало на восток. Там, кажется, был тот самый город Сан-Маркос. Прежде, чем идти, постарался привести себя в порядок. Отряхнул одежду, разгрузку снял и спрятал в рюкзак, который к тому времени был уже почти пуст, немного подумав, отправил туда же ружьё, предварительно его разобрав. Буду надеяться, что никто не обратит внимание на одинокого путника, что тихо и мирно идёт своей дорогой. А вот на такого же путника с ружьём непременно обратят внимание. Убрал я от греха и мачете с кинжалом, постараюсь добраться до нужной точки тихо, без прорыва со стрельбой.


  По дороге мне встретилась автозаправка, где я быстро потолковал с работником, напрягая память в поисках английских слов. Тот, кстати, сразу раскусил, что я русский, да и ладно. Парень в комбинезоне оказался словоохотливым, к тому же явно скучал, болтаясь между заправочными колонками. Он рассказал, что дорогу я выбрал правильную, что Сан-Маркос находится именно в той стороне и до него ещё двадцать пять миль. Я мысленно перевёл в километры, после чего сделал вывод, что за день не дойду. Ну и ладно, заночую в кустах, мне не впервой. Ещё бы поесть, да только долларов у меня нет, а расплачиваться серебром означало привлечь к себе ненужное внимание. В рюкзаке притаилась одинокая плитка шоколада, а во фляжке булькало полстакана воды. Не умру.


  Попутно выяснил у него насчёт наличия болота в окрестностях города, про такое он не слышал, но сказал, что там есть река и большое озеро. Этого ещё не хватало, а болото где? Или они имели в виду озеро? Плевать, там, на месте разберусь. От души поблагодарив парня, я подарил ему в качестве сувенира серебряный эбен. Всё равно монеты больше ни на что не годны здесь.


  Дорогу осилит идущий. Так думал я, а ноги старательно отмеряли километры чужой страны. Можно было попроситься довезти, машины, хоть и нечасто, проносились мимо меня в обе стороны, но я помнил, что любой человек рядом может оказаться убийцей, а потому старался таких моментов избегать.


  Уже ближе к вечеру, когда я вконец вымотался, вспотел под палящим солнцем, а несчастная нога моя готова была отвалиться, позади послышался скрип тормозов автомобиля. Какой-то добрый водитель, разглядев на дороге хромого путника, решил по собственной инициативе его подвезти. Я уже начал вспоминать нужные слова, чтобы деликатно отказаться, но, как только обернулся, понял, что всё сложно.


  Позади меня стояла полицейская машина с мигалками, из которой выходили два человека. Один был мужиком лет сорока высокого роста и крепкий, правда с приличным запасом сала на пояснице, выглядел он типичным англосаксом, волосы были почти белые, а спереди виднелась большая залысина. Поверх полицейской формы был надет ремень с оружием, рацией и дубинкой, в глаза бросилось, что помимо положенной «Беретты» в кобуре, он носил второе оружие, поверх этого ремня был надет другой, на нём был патронташ, а в кобуре слева, рукояткой вперёд, висел чудовищных размеров хромированный револьвер с чёрной пластиковой рукояткой, имеющей выступы под пальцы. Однако. То ли у них тут, в Техасе, встречаются медведи гризли, которых обычной девятимиллиметровой пулей не возьмёшь, то ли он использовал револьвер вместо дробовика, чтобы останавливать машины и вышибать замки, ну, или просто компенсировал таким образом недостаток размера в другом месте. Но, в любом случае, зачем его постоянно с собой носить, тяжело ведь? Положил бы в бардачок. Видимо, это и был местный шериф.


  Вторым был чернейший негр, ну, или, как тут принято говорить, афроамериканец. Он был чуть ниже ростом, но тоже крепкий и вид имел решительный. Ну вот. Что теперь прикажете делать?


  Через некоторое время я уже стоял в раскоряку, упираясь лбом в машину, шериф держал меня на мушке и зачитывал мне права (или не права, говорил он быстро, я не всё понял), а потом сообщил, что в ближайшем будущем они найдут переводчика, установят личность, а потом депортируют меня в мою факинг Россию.


  Справедливости ради, такое отношение проявилось не сразу, поначалу оба были вполне корректны, даже представились, шерифа звали Клеменс, а имени его чернокожего помощника я не разобрал, но потом, подвергнув меня беглому обыску, обнаружили дробовик и мачете (а на нём застарелые следы крови, забыл отмыть), тут же вытащили свои стволы и поставили меня в интересную позу. Чернокожий помощник шерифа вдобавок понюхал стволы моего ружья и компетентно заявил, что из них совсем недавно стреляли. Нда. Хорошо, хоть гранат не осталось, а то бы сразу этапировали в Гуантанамо. Поэтому я и не возражал против такого обращения, сам на их месте поступил бы так же, даже совершенно лишний удар дубинкой по почкам воспринял, как должное. Они в своём праве.


  После этого на меня надели наручники, посадили в машину и куда-то повезли, к счастью, вперёд, туда, куда я и сам собирался. Я пытался прикидывать, сколько мы проехали, но, вопреки ожиданиям, город Сан-Маркос так и не показался. Машина остановилась в какой-то дыре, где и располагался участок. Или это был не участок, а то, что у нас называется опорный пункт. Одноэтажное здание из кирпича. Вокруг стояли несколько домов, но людей я не видел, только на заднем плане какой-то латинос в белой шляпе сел в потрёпанный чёрный пикап и отъехал по своим делам. Внутри я увидел ещё двоих человек в полицейской форме, но внешне они больше походили на банковских клерков, и занимались своим привычным делом, стучали по клавишам компьютера. Шериф забрал рюкзак с моими вещами и отправился в свой кабинет.


  Меня проводили в обезьянник, напоследок сняв наручники и сказали сидеть тихо. Я, собственно, кричать и не собирался. Смысла нет. За решёткой имелась лавочка, на которой уже сидел один пассажир. Это был молодой чернокожий парень, худой, бедно одетый, он постоянно ёрзал на месте и двигал плечами, а глаза были мутные. Наркоман? На меня он не обратил никакого внимания, да и я не стал с ним разговаривать.


  Время шло, в голове у меня зрел гениальный (по причине своей уникальности) план. Они найдут переводчика и подробно меня допросят. А я, рассказывая о себе, сообщу, что был в окрестностях Сан-Маркоса и видел там труп. Причём, скажу, что это был труп хорошо одетого белого мужчины. А место точно не помню, поскольку не местный, но могу показать на месте, это было у болота. Меня отвезут туда, а там... В общем, по ситуации. Правда, тут не Россия, тут за шаг в сторону пристрелят моментом, но я уж постараюсь. Удача при переходе с изнанки меня немного воодушевила, может быть, тут так же сработает?


  Ближе к ночи пришёл чернокожий помощник шерифа, вошёл в камеру, посмотрел на нас, поморщился, но ничего не сказал. Тут ожил мой сокамерник, который начал что-то очень быстро говорить, активно при этом жестикулируя. Говорил он на своём негритянском сленге, а потому я ничего из его слов не понял. Зато понял помощник шерифа, и ему это не понравилось. Снова скривившись, он коротко выдал:


  – Заткнись, ниггрер! – а для убедительности выдал ещё и добротного полицейского леща, от которого хилый парнишка слетел с лавки. Сурово тут у них.


  Впрочем, тот же самый человек мог быть и добрым. Например, когда уже почти стемнело, и в полицейском участке загорелся свет, он снова вошёл к нам, уже не открывая решётку, и протянул мне изрядно зачерствевший сэндвич. Я поблагодарил и стал есть. Без воды глотать было трудно, но я справился. В порыве человеколюбия, я съел только половину (сэндвич был довольно большой), а вторую протянул сокамернику, тот отреагировал не сразу, но потом схватил еду и начал её быстро поглощать. Давно, видать, сидит, оголодал.


  А мне постепенно становилось страшно, вдруг этот... лаброс, меня найдёт. Говорили ведь, что они могут догадаться, куда я пошёл, и ждать меня уже здесь. Тогда шериф, казавшийся сейчас образцом выдержки, просто войдёт сюда и, посмотрев на меня стеклянными глазами, разрядит всю обойму из пистолета, а сверху добавит из своего мега револьвера, чтобы вообще на атомы распылить.


  С этими невесёлыми мыслями я задремал, сидя на лавке. Перед глазами встали уже ставшие знакомыми образы, море, пляж с белым песком и женщина, лицо которой я так и не смог рассмотреть подробно. Она звала меня куда-то, а я отчего-то не мог за ней пойти.


  А тут всё оборвалось, причём, самым варварским образом. Удар был такой, что всё здание подпрыгнуло, что это было, я так и не понял. Гранатомёт? Безоткатка? Или просто заряд взрывчатки на крыше. Сверху посыпалась штукатурка, решётка, казавшаяся монолитом, вывалилась наружу, а мой сосед рухнул мне под ноги, с головой, вдребезги разбитой выпавшим кирпичом.


  В здании и вокруг него грохотала стрельба, я невеликий специалист, но и так было ясно, что стреляют снаружи, стволов много, калибр самый разный. Трещали очереди автоматов, бухали дробовики, где-то в отдалении сухо щёлкала винтовка. Но стреляли и изнутри, полицейские огрызались, но вяло, стволов было мало, а людей ещё меньше. Тут я окончательно проснулся и понял: пришли за мной. Лаброс не стал размениваться на мелочи, не стал никого брать под контроль, а просто организовал местную братву, те достали из лабазов самые серьёзные волыны и отправились добывать мой скальп. Что нужно было пообещать им, чтобы отважились напасть на полицейский участок?


  Пригибаясь, я вышел во внутренние помещения, понимал, что поступаю глупо, так можно и пулю словить, но сидеть на месте было нельзя, тогда точно погибну. Видно было, что преимущество в бою отнюдь не на стороне полиции.


  Двое полицейских-клерков уже лежали на полу в лужах крови, они даже за оружие схватиться не успели, шериф, прижавшись к стене, время от времени палил в окно из дробовика, а чуть дальше то же самое делал его чернокожий помощник. У них тут что, даже автоматов нет?


  – Что тебе нужно, – прорычал Клеменс, увидев меня. Он как раз отвалился от окна и быстро перезаряжал дробовик.


  – Тот парень, – тупо сказал я, показывая на дверь в камеру. – Он мёртв.


  – Плевать! – шериф смачно выругался, потом снова выстрелил, в ответ ударила очередь, как мне показалось, из пулемёта.


  Снова посмотрев на меня, он указал на свой кабинет и сквозь зубы проговорил, чтобы я тэйк свой шотган и стрелял тоже. Решение было самоубийственное, давать оружие задержанному, от которого не знаешь, чего ожидать, но он отчего-то так поступил. Видимо, шансов не было так и так, а лишний ствол даст хоть какое-то преимущество, хоть немного потянуть время, дожидаясь помощи. Возможно, шериф знал, что все русские имеют военную подготовку, что тоже немаловажно. И это ещё они не знают, что ночные гости пришли именно за мной, иначе бы просто выбросили меня из окна.


  Пулемётная очередь снова прошлась по окнам, я упал на пол, засыпанный осколками стекла и штукатурки, и пополз за своим шотганом. Легко сказать «тэйк», а попробуй до него добраться, когда кабинет простреливается во всех направлениях, даже лёжа на полу имеешь нехилый шанс словить рикошет. Не вставая с пола, я протянул руку, стащил со стола сначала рюкзак, потом разгрузку, а потом и само ружьё, которое они зачем-то собрали. Где-то рядом чернокожий коп кричал поочерёдно то в рацию, то в трубку телефона, но результата никакого не было, связь была заглушена намертво, противник к нападению подготовился заранее. Заняв позицию у окна, я начал стрелять по диагонали, стараясь не высовываться, благо, цели были со всех сторон. Я расстреливал патрон за патроном, даже, кажется, попал в кого-то, по крайней мере, вспышки выстрелов с той стороны стали реже, а потом и вовсе исчезли.


  Снова по зданию ударила артиллерия, вынося большой кусок крыши, но нас пока не задело, наводчик там был далёк от вершин мастерства. Вообще, держались мы пока достойно, шутка ли, втроём против целой роты с тяжёлым оружием. Но тут нас резко стало двое, неудачно метнувшись у окна, помощник шерифа словил пулю грудью, убить его не убило, но рана была серьёзная, воевать дальше точно не сможет. Шериф снова выругался, подполз к своему товарищу и куда-то его потащил. Я оставался один у амбразуры.


  Но тут и мне пришлось упасть на пол, звук крупнокалиберного пулемёта сложно с чем-нибудь перепутать. Очередь прошла через всё здание, пробивая толстые кирпичные стены и осыпая нас обломками.


  – Бортман! – заорал шериф, надо же, запомнил, как зовут. Впрочем, он ведь смотрел мой русский паспорт, вот только кириллицу вряд ли понял.


  Дальше он разразился витиеватой руганью, смысл которой сводился к тому, что нам следовало отсюда сваливать незамедлительно. Я, разумеется, был всеми пятью конечностями за, да только как это сделать? Нас обложили со всех сторон, оборону получалось держать только потому, что две стены были глухими, да и они, как недавно выяснилось, стопроцентной защиты не дают.


  Но, как оказалось, у шерифа был свой козырь в рукаве. В участке имелся подвал, точнее, подземный гараж, где стоял старый пикап в полицейской расцветке, краска на кузове облупилась, но сама машина выглядела исправной.


  Затащив внутрь раненого помощника, он гаркнул мне, чтобы я садился. Я залез на заднее сидение вместе с ружьём, он нажал на газ, двери отворились по сигналу с пульта. Когда машина вылетела наружу, я успел увидеть, как в сторону участка летят бутылки с зажигательной смесью, действительно, чего мелочиться, если можно всё спалить.


  Однако, наш побег был для них неожиданностью, они тоже были на машинах, но требовалось время, чтобы завести их и отправиться в погоню. Фора наша составила секунд тридцать, но этого хватило, чтобы набрать скорость и гнать по трассе. Шериф вертел рулём, как сумасшедший, одновременно тормошил своего помощника, не давая ему заснуть и орал что-то в рацию, которая по-прежнему была мертва.


  А чуть позже нам сели на хвост, слышны были выстрелы, но одиночные, пулемёт не успели развернуть, с учётом того, что машина наша виляла по дороге, попасть было нереально. Оставалось ехать совсем немного, скоро должен был показаться город, где, хочешь-не хочешь, нам придут на помощь. Понимали это и наши враги, а потому гнали следом, как сумасшедшие.


  Казалось, удача на нашей стороне, да только у врагов наших какая-то связь была, они успели связаться со своими, а те спокойно перекрыли дорогу. Теперь на нашем пути стоял огромный трейлер, а впереди в свете фар виднелись несколько человек мексиканской наружности с автоматами. Я ещё с удовлетворением заметил у одного из них старенький АКМ.


  Но шериф не сдавался, он круто вывернул руль, машина съехала с дороги и помчалась по бездорожью. Я выглянул, чтобы посмотреть на наших преследователей. Первым был такой же пикап, а в кузове его выпрямился тощий полуголый мужик, который поворачивал в нашу сторону гранатомёт. Выругавшись, я схватился за ружьё, даже если он не попадёт, близкого взрыва хватит, чтобы перевернуть нашу машину, а потом добить нас будет делом нескольких секунд. Я выбил стволом заднее стекло. Прицелиться толком не получалось, мешала тряска, но я всё же выпалил два раза картечью, надеясь хоть краем зацепить стрелка. Получилось. Он опрокинулся навзничь, а граната ушла в сторону и взорвалась где-то в отдалении. От прыжка на ухабе я выронил ружьё и едва сам не вывалился из машины


  – Чёрт! – проревел шериф, продолжая тормошить напарника. – Шон! Проснись, тебе говорю. Чёрт! Он умирает!


  Помощник его действительно умирал. Глаза его уже закрылись, он лишь изредка вздрагивал на ухабах. Изо рта вытекала струйка крови.


  – Шериф! – вдруг заорал я. – Болото! Болото у Сан-Маркоса! Правьте туда! Там спасение.


  Мне это и самому казалось идиотизмом, но, как ни странно, возымело действие. Он вывернул руль и сменил направление. Видимо, местную географию знал хорошо. Мы проехали ещё три или четыре мили, погоня начала постепенно отставать, после чего он резко затормозил. В свете фар виднелось небольшое болото, метров ста в поперечнике. Осталось только найти точку отправки, если получится, возьму с собой этих людей, может быть, там и Шона смогут спасти.


  Мы вышли из машины, шериф взвалил друга на плечо и понёс. Преследователи были в полукилометре от нас и теперь стремительно приближались.


  – Куда теперь? – спросил окончательно сбитый с толку шериф.


  – Где-то здесь, – ответил я, пытаясь рассмотреть в темноте привычные колебания воздуха.


  Выручила нас погоня, яркий свет фар, осветил на мгновение пространство передо мной, и я смог увидеть такое же прозрачное марево. С размаху сунув туда руку, я услышал в своей глове всё тот же механический голос:


  – Идентификация проведена, проходите на станцию.


  Я пошёл вперёд, схватив шерифа с помощником и втащил обоих вслед за собой. Мы прошли через прозрачную стену, а после оказались... чёрт его знает, где мы оказались. Залитое светом пространство, какие-то высотные здания, зализанных обтекаемых форм, под ногами стеклянный пол, повсюду мелькают огни, степенно движутся какие-то небольшие предметы, тоже усыпанные лампочками.


  Растерялся даже я, хотя за последние дни успел ко многому привыкнуть. Рядом, разинув рот, стоял шериф, даже Шон, который временно пришёл в себя, глядел широко распахнутыми глазами и что-то шептал. Наверное, решил, что это ворота рая.


  Навстречу нам вышел... вышла... вышло... Не знаю, что это было. Какой-то гуманоид, тонкое, как шнурок тело молочно-белого цвета, тонкие конечности, голова размером с мой кулак на длинной тонкой шее. Оно заговорило со мной, но рот оставался закрытым. Робот?


  – Вы прибыли на станцию, хотите куда-то отправиться? – говорил он по-русски, но голос был механический. – С какой целью привели местных? Они вам нужны?


  – Этот человек ранен, – сказал я, указывая на Шона. – Окажите ему медицинскую помощь.


  – Сейчас вызову медиков, – сказал гуманоид.


  Медики появились через две или три секунды, в монолитном стеклянном полу открылось небольшое окно, откуда проворно выпрыгнули два металлических паука размером в два кулака каждый, которые в тот же миг оседлали раненого. Шон, который и так был тёмно-серого цвета, теперь окончательно побледнел и сделал вялую попытку сбросить их с себя.


  – Не бойся... Не бойся... – повторяли пауки по-английски.


  Потом они что-то вкололи ему, отчего он благополучно отключился, а после этого занялись раной. Ног у этих пауков было много, штук по двенадцать у каждого. Они проворно разрезали рубашку на груди, потом запустили лапы в рану. Я видел, как там вспыхивают огоньки, видимо, прижигали повреждённые сосуды. Через пару секунд из раны выскочила пуля, которая с тихим звоном покатилась по полу. В полу снова открылось оконце в пару сантиметров, куда эта пуля благополучно провалилась, к чистоте здесь относились серьёзно. А спустя ещё несколько секунд рана была каким-то образом склеена, и даже несколько заживлена, выглядела она так, словно ей уже несколько дней. После этого пауки, решив довести дело до логического конца, заштопали форменную рубашку и даже каким-то образом удалили следы крови на ней. Сделав своё дело, они так же быстро исчезли сквозь дырку в полу.


  – Требуется что-то ещё? – спросил гуманоид.


  – Нет, ничего, – тихо ответил я, – только убраться с этой планеты.


  – Корабль согласно расписанию подойдёт через четыреста двадцать восемь часов, но вы можете воспользоваться транспортным терминалом для перемещения, в настоящий момент он объединяет двести восемьдесят две планеты.


  – Хорошо, я воспользуюсь терминалом, проводите меня.


  – Собрался к своим? – спросил за спиной голос шерифа.


  Я кивнул.


  – Они за тобой приходили?


  Я снова кивнул. По всему выходило, что именно я виноват в смерти двоих полицейских и одного арестованного парня. Впрочем, их никто не просил меня задерживать, тогда мои проблемы остались бы моими проблемами.


  Шериф некоторое время молчал, но потом, что-то для себя решив, протянул мне руку.


  – Удачи, – сказал он.


  А в довершение всего он расстегнул ремень и протянул его мне, вместе со своим огромным револьвером.


  – Возьми его, пригодится, – сказал он с грустной улыбкой. – Сильная штука. Не хуже бластера.


  Я принял его подарок с благодарностью и попрощался с ним, а потом, взяв под руку гуманоида, отправился вглубь станции.


  – Этим людям нужна помощь, дождитесь, пока опасность снаружи исчезнет, и выпустите их.


  – Опасность уже исчезла, приборы заметили поблизости лаброса, но он уже покинул это место.


  – А кто он такой? – спросил я, памяти нет, так хоть крохи информации собрать.


  – Искусственный интеллект, облачённый в мимикрирующую телесную оболочку, используется для выполнения различных заданий.


  – И? Он может убить человека?


  – Это ему запрещено, но он может сделать это опосредованно.


  – А можно его задержать и допросить?


  – По нашим данным, он уже самоуничтожился, интеллект при этом не пропадает, скорее всего, потом его воспроизведут с резервной копии.


  – Ну и чёрт с ним, – я подумал, что бы ещё спросить. – А что такое изнанка?


  – Данная планета имеет редкую возможность осваивать другую сторону пространства, которую можно условно назвать изнанкой, она начала осваиваться около четырёхсот лет назад, тогда туда для проведения эксперимента были заселены люди и животные, как эндемичные для Земли, так и привезённые с других планет. Они составили местную экосистему, которая теперь поддерживается сама при минимальной помощи извне. Сейчас этот проект признан неперспективным, но изнанка ещё служит кое-каким целям.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю