290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ты просто бомба, детка (СИ) » Текст книги (страница 4)
Ты просто бомба, детка (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 16:30

Текст книги "Ты просто бомба, детка (СИ)"


Автор книги: Ева Маршал






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 14 страниц)

Глава 8. Я люблю тебя до слез

Хлоя последний раз вытерла нос, отшвырнула платок и вскочила на ноги.

– Как думаешь, какое платье надеть? – деловито затараторила она. – Красное или черное мини? А, может, юбку… ну, ту, помнишь в полосочку и прозрачную блузку? И волосы обязательно надо перекрасить. Что это за цвет черный? Фу! К бесам траур. Стану рыжей.

– Хвала небесам, моя Ло вернулась.

Я облегченно рассмеялась. За что я любила Хлою, так это за неиссякаемый оптимизм и умение быстро приходить в себя, не предаваться долго унынию, что бы не случилось.

Мы обнялись за плечи и, напевая «Любовь и слезы», двинулись на улицу. Всегда вместе, как в детстве, когда пытались, прижимаясь как сиамские близнецы, проходить одновременно в двери.

«Хеннесси Веном» уже ждал меня у подъезда. Генри, как всегда, был предельно пунктуален. Заметив нас, он вышел из авто, открыл дверцу и ждал… с неодобрительным выражением лица.

Его напряженный взгляд брезгливо скользнул по платью Хлои, молнию которого она так и не застегнула на боку и, наткнувшись на глубокую ссадину на коленке, он поджал губы.

– Не пухни от скорби, приятель, – бодро заявила Хлоя. – Жизнь хороша! А с такой девчонкой как Шер у тебя вообще вечная улыбка должна быть. От уха до уха!

– С такой подругой как ты, у Шер вечные проблемы от края до края. Ты в курсе, что испортила нам свидание с родителями?

Хлоя с трудом отцепилась от меня, пытающуюся ее удержать, шагнула вперед и ткнула темно-красным ноготком прямо в белоснежную рубашку Генри.

– Свидание у девушки должно быть с мужиком, понял? Настоящим мужиком, а не двумя престарелыми дроздами. Которые тюк-тюк по голове, сделай то, сделай се.

О, поехало! Когда они оказывались рядом, я не всегда слово успевала вставить. Цеплялись слово за слово, минута – и в крик, пять минут – и в драку.

– Хватит! – рявкнула я, оттаскивая подругу от своего парня, пока она не вцепилась ему в горло. По крайней мере к галстуку она подобралась. – Хлоя, вы выпила, несешь чушь. Иди спать, тебе на собеседование завтра.

И практически затолкала ее в дом. А сама с извиняющимся видом развела руками и скользнула внутрь распахнутой дверцы.

Некоторое время мы ехали молча. Жених сосредоточенно смотрел на дорогу, я – в окно.

– Твои родители сильно расстроились?

– Шерон, нам надо поговорить…

Выдохнули мы одновременно.

Я кивнула, показывая, что слушаю, и Генри продолжил, по-прежнему не сводя глаз с лобового стекла.

– Я в жутком расстройстве, Шерон, – голос жениха был тих. – Мама так и не поняла, почему ты внезапно уехала. Говорить правду у меня язык не повернулся, а врать я не приучен. Кшиштоф ничего не сказал, но и так было понятно, что он тоже очень недоволен. Я люблю тебя, Шерон, ты знаешь, как сильно я тебя люблю. Но в отношениях, в первую очередь, важно взаимопонимание. Мама и Кшиштоф, например, во всем всегда солидарны. Единство – основа прочной семьи. И я надеялся, что ты будешь меня поддерживать…

Он замолчал, пальцы на руле чуть заметно сжались. Ему было больно. У Генри была такая особенность, больше переживал внутри, чем показывал снаружи. Я уже привыкла к этому и буквально видела, как его трясет внутри.

Точно также сейчас трясло и меня.

Каждое слово хлестало наотмашь. Он не знал, как я его предала. Боже, нет-нет, только не думать об этом. Забыть-забыть. Я оступилась, но это в прошлом. Главное – наши отношения с Генри. Он любит меня, а я люблю его. Только почему так трудно вместе?

Взаимопонимание…

С взаимопониманием у нас хреново, хоть вешайся. Он просит меня сделать то, что я никак не могу. И точно также у меня не получается достучаться до него. Нам срочно нужно идти навстречу друг другу, может быть, даже ломать себя. Но только так у нас появится шанс.

– Эта Хлоя… дружба с ней пятнает твою репутацию, а значит, и репутацию моей семьи, ведь ты – моя официальная девушка, в будущем – невеста. Мама с Кшиштофом такого не заслужили. Возможно, тут нужно, как сигаретами, бросать наркотическую привязанность постепенно. Скажешь ей, например, что теперь общаться будете только по телефону, потом, через неделю – сведешь к звонку раз в неделю и…

– Извини, – привычно стушевалась я, но потом неожиданно меня будто прорвало. Видимо стресс дал знать именно сейчас и таким неординарным способом. Я впервые так открыто перечу Генри, впервые с нашего знакомства.

– Хотя, Генри…знаешь…мне достаточно одной мамочки, не веди себя со мной как наседка. Я взрослая девочка и сама буду решать с кем мне общаться, – я решительно тряхнула головой. – Сейчас, когда Хлоя в беде, это будет настоящим предательством. Ее бывший выслал интимные фотографии даже на работу, она в шоке и держится из последних сил. Не смотри, что улыбается и бравирует, у нее так со школы истерика проявляется.

– Шерон, я бы не хотел, чтобы журналисты лет через пятнадцать-двадцать вытащили на первые полосы новость, что супруга руководителя одной из ведущих корпораций страны водит дружбу с сомнительными девицами.

– Генри, послушай…

– Нет, это ты послушай, милая, неужели ты не понимаешь, что Хлоя не достойна быть твоей подругой. Она неразборчива в связях, имеет дурную репутацию и…

– Хлоя не виновата, что ее бывший – мудак! – не осталась я в долгу и тоже перебила Генри.

– Ты раньше не выражалась подобным образом, – поморщился он. – Вот видишь, ты уже учишься плохому.

Я выдохнула и постаралась продолжить как можно более мягким голосом.

– Ладно, я могу постараться, чтобы вы вообще не встречались и не слышали друг о друге. Тем более нам графиком общения это не так уж трудно. Но я надеюсь, что ты тоже пойдешь на уступки. Сократи, пожалуйста, свое рабочее время. Ты много учишься, потом работаешь, мы видимся только по четвергам и воскресеньям. Я хочу нормальных отношений…

Генри на пару секунд повернулся ко мне, подчеркнуто изумленно подняв брови.

– Ты же знаешь, что я не ради себя все делаю. А для нашего с тобой будущего.

Я не выдержала и стукнула его ладонью по колену.

– Генри, а я прошу тебя! Проводи со мной время, ужинай или гуляй по парку. Да хоть телевизор можно вместе смотреть! Я и на это согласна. А секс? Я хочу его больше. Секс у нас…

Он закашлялся.

Ох, да, куда меня понесло. Я осторожно покосилась на своего парня, но с облегчением обнаружила как ранее напряженное его лицо немного расслабилось. Он даже довольно заулыбался.

– Насчет более частых встреч – это невозможно, просто прими как факт. Но, если ты настаиваешь на более частой близости, мы можем отдыхать таким образом не только в четверг и немного в воскресенье. Ты скучаешь, по мне, это нормально. Я тоже по тебе скучаю, просто не всегда то, что мы хотим – выполнимо.

– То есть у нас два вечера общения в неделю и оба раза это будет только секс? – я начала злиться. То ли алкоголь, то ли тяжелый день повлиял, внутри начала скручиваться горячая, обжигающая спираль раздражения.

– Ты не хочешь расставаться с Хлоей, которой давно пора обращаться в полицию, но она явно что-то скрывает. Возможно, она вместе со своим бывшим парнем совершала противоправные действия. Шерон, я начинаю волноваться за тебя. После общения с этой развратной психопаткой ты начинаешь вести себя неадекватно, капризничаешь, говоришь глупости. Например, требуешь от меня сломать график работы и учебы. Она тебя… разрушает!

Некоторое время мы напряженно молчали, каждый чувствовал горечь обиды и недопонимания.

Губы Генри сжались в тонкую полоску, и я поняла, что он опять злится.

– Так не может дальше продолжаться, – произнес Генри преувеличенно спокойно. – Нам надо обоим переосмыслить отношения. Например, я хочу, чтобы ты ценила сколько я сил отдаю ради нашей, вполне возможной семьи. И подумай, что для тебя важнее: наше совместное будущее или так называемая дружба с Хлоей? Предлагаю взять паузу в отношениях. На неделю. У тебя есть семь дней, чтобы все взвесить и принять решение. Я жду твоего ответа. В любое время ты можешь прийти и сообщить, что расстаешься с Хлоей. Или со мной.

Глава 9. Дежавю

Резко дернула руль вправо и прибавила скорость. Черт! Я сама заварила эту кашу и теперь придется расхлебывать. Кто же думал, что Хлоя так ухватится за возможность устроиться на работу в бар. Я ляпнула первое, что пришло на ум, чтобы утешить подругу. Н-да…утешила…Нет, я не жалела об этом, бедняжка прямо расцвела на глазах и почти не заговаривала со мной на больную тему уже несколько дней. Наоборот она с радостью делилась новыми впечатлениями и буквально излучала энтузиазм.

Хорошо хоть у одной из нас жизнь стала налаживаться, чего не скажешь обо мне. Генри так и не звонил. Первые пару дней я отчаянно ждала каждого звонка, а потом…Не то, чтобы я смирилась, просто все на удивление стало гораздо легче. Я делала, что хотела и ни перед кем не отчитывалась.

Завернув в уже знакомый переулок, увидела знакомую вывеску и остановилась. Боже, как бешено бьется сердце, пульс просто зашкаливает. Руки сами вытащили из сумочки зеркало, поправили пряди у виска. Я поймала в отражении горячечный взгляд и разозлилась на себя. Какого черта я прихорашиваюсь? Ло уверила меня, что «Свобода» вовсе не такое злачное место, как мне показалось, наоборот вполне приличный бар с дружным коллективом. И мне просто не повезло с тематической вечеринкой

– Владелец здесь почти не бывает, – сообщила подруга, когда мы болтали сегодня по телефону. – Никто не стоит над душой, красота, все работают в удовольствие.

– Вот как, – ответила я, стараясь, чтобы голос звучал как можно равнодушнее.

– И жаль, что чаще не появляется. Питон зачетный мужик, – не уставала нахваливать Хлоя. – Настоящий! Не то, что наши бывшие огрызки.

– Я не рассталась с Генри, у нас временный перерыв, – напомнила я.

– И пусть катится! У него наверно и член такой же вялый, как он сам. Дохлый зануда.

– Ло!

– Задрот, – мстительно добавила она. – Если ты все же соберешься за него замуж, подарю тебе на свадьбу розовый резиновый член, скрасит скучные брачные ночи.

– Почему розовый? – фыркнула я.

– Ага! Значит, сам вибратор тебя не особо шокировал, – рассмеялась Хлоя.

– Да ну тебя.

– Приезжай сегодня ко мне на работу, – вдруг стала серьезной подруга. – Хочу тебя познакомить с коллегами. Они все отличные ребята!

– Ло, я…

Я так и не смогла придумать правдоподобную отговорку и… неожиданно для самой себя – согласилась. Не смотря на то, что точно знала, что Дика там не будет, по коже все равно поползли мурашки, как только я переступила порог бара.

– Эй, красотка! – я обернулась и рассмеялась, увидев Хлою, сидевшую на барной стойке. Моя подруга закинула ногу на ногу и крутила в руках поднос.

– Тебя начальник не будет ругать? – хмыкнула я, наблюдая, как та легко соскальзывает на пол и бежит ко мне. Мы тепло обнялись, и я наконец вздохнула с облегчением. Все эти дни я безумно волновалась за Хлою. Собственно для этого я и заехала на несколько минут, убедиться, что та уже пришла в норму.

Сегодня она выглядела отлично. Новая прическа с новым цветом волос, клубничный блонд забавно сочетался с ее сережками. Большие пластмассовые клубники колыхались на мочках ушей, привлекая внимание.

– Дик? Нет, конечно.

– Его нет? – облизала пересохшие губы.

– Кого нет?

– Мистера Торна, – буркнула я.

Даже не верилось, что это тот же самый бар, сейчас вполне прилично место. Несколько клерков заглянули на ланч и сейчас в пол голоса обсуждали, предстоящий мальчишник. Молодая пара влюбленных угощалась бургерами, а через столик от них сидел старичок в голубой рубашки и клетчатой бабочке. Нацепив очки на нос, он сосредоточенно изучал меню.

– Хлоя, душечка, попроси у повара сделать мне «Взрыв мозга».

Я округлила глаза и посмотрела на подругу, она засмеялась и подошла к дедуле.

– Стиви, а как же твоя печень?

– Душа моя, я уже пять лет питаюсь как кролик. Миссис Джонс держит меня на строгой диете, если я сегодня не подкреплюсь хорошим бифштексом с кровью, боюсь я подам на развод.

– О нет, Стиви, – Хлоя отобрала у старичка меню и подмигнула.

– А у вас здесь мило, – шепнула я ей. Совсем не та атмосфера, что я запомнила. Никаких пьяных байкеров и разряженных девиц в коротких шортиках. Кстати, о байкерах. Дверь хлопнула, и в бар вошел рыжий бугай, который имел наглость лапать меня. Я напряглась, а Ла, напротив, обрадовалась.

– А вот и мой любимый парень! Пряник пришел! – огорошила внезапным заявлением Хлоя.

На руках у Кувалды сидела маленькая собачка, одетая в кожаную жилетку с металлическими заклепками. Он опустил его на пол, и упитанный мопс медленно пошел вперевалочку, принюхиваясь к местным ароматам. Увидев мою подругу, он смешно пискнул и помчался к ней со всех коротких ног, топоча по чистым доскам. Ло нагнулась и подняла пса, и тот, тявкая, принялся ее остервенело облизывать.

– Вот он, мой верный ухажер, – хихикнула Хлоя, уворачиваясь от шустрого кавалера. – Сладкий Пряничек.

– Угу, верный, – недовольно пробурчал рыжий. – Променял меня на бабу, маленький пиздюк.

– Да ладно тебе, Кувалда, заливать, тебя он все равно любит больше.

Байкер уселся на стул и заказал себе обед.

– Привет, – кивнул он, приветствуя меня как старую знакомую. – Прости за тот раз, был не прав. Сам – немного под градусом, ты – одна, думал, что ты не прочь поразвлечься.

– Эй, моя подруга настоящая леди, – ревниво отозвалась Хлоя, постукивая блокнотом по столу, чтобы отвлечь его внимание от меня. – Ты таких и не видывал никогда. Думаешь раз красивая, так сразу шлюха? Не смущай ее больше, понял?

Ло для наглядности потрясла подносом.

Я вовсе не удивилась, увидев, что Хлоя быстро подружилась со всеми сотрудниками и постоянными клиентами. Она действительно была солнечной девчонкой, к которой всех тянуло погреться. Всегда выслушает и подбодрит, конечно, по-своему, но очень искренне. За это я ее и люблю.

– Понял-понял, – Кувалда шутливо поднял руки вверх. – Я буду джентльменом, сначала пара свиданий и цветы. Целовать будет только Пряник, этот за двоих может.

– Она вообще скромница, – подругу уже несло. – С таким то мелкописечным сухарём как ее бывший, фиг дождешься нормального секса.

– Ло! – сделала большие глаза и насупилась. Надо срочно менять тему, а сексе и Генри подруга могла говорить часами. – Лучше скажи, что вкусненькое я могу попробовать? – поинтересовалась я, оторвала взгляд от списка блюд и уткнулась прямо в…

– Попробуй пирог! – прямо напротив моего столика стоял Дик Торн, собственной персоны. Господи-Боже-Мой. Откуда он так неслышно вывернул и сколько успел услышать?!.. – Вишневый… Оценишь по достоинству. Я лично – почти фанат.

Черт! Моментально захотелось упасть в обморок и медленно стечь под стол, подальше от пронзительных синих глаз. Щеки предательски запылали, будто их намазали красным жгучим перцем. Интересно, если я сейчас прикроюсь меню по макушку, это не будет слишком странно выглядеть?

– Никуда не уходите, девочки, – сказал Питон и мое личное наваждение. – У меня сейчас небольшая встреча, а потом мы можем посидеть, пообщаться.

Он двинулся к барной стойке, кивая сотрудникам и здороваясь с посетителями. Очень хотелось поворачиваться за ним следом, как подсолнух за солнцем, но я заставила себя отвернуться. Как ни в чем не бывало. Ну пришел хозяин, ушел хозяин. Ничего особенного.

Ненавязчиво играла музыка, Хлоя договаривалась со сменщицей о небольшой замене, чтобы посидеть со мной. Кажется, никто не заметил моего смущения.

Только Кувалда травил байки, изредка поглядывая в мою сторону, словно проверял – смотрю я или нет. Я видела его отражение в хромированной выхлопной трубе, изображающей настенное украшение. Мопс сидел радом с видом сурового вождя взирая на окружающих. Несмотря на налитые кружки и стопки, никто из них так ни разу и не пригубил выпивку.

– Все, у меня есть полчаса. Сейчас нам принесут перекусить. Дик настоял на пироге, он его обожает.

Она говорила быстро, как обычно, и вдруг замерла. С подругой что-то происходило. На щеках расцвели, выдающие волнение пятна, а глаза заблестели в приглушенном освещении так, словно она выпила.

– Что там? – поинтересовалась я, обернувшись и отслеживая ее взгляд.

Отсюда отлично просматривался центральный вход в бар и… новый посетитель.

– Ло! – ухватила я подругу за руку и едва не до шепота понизила голос: – Серьезно? Твой бывший?! Что ему здесь понадобилось?

Глава 10. Пух и перья

– А как ты думаешь? Унижать меня пришел, сволочь. И сюда приперся, – убито пробормотала Хлоя, сцепляя руки. – Чем я думала, когда начала встречаться с таким козлом, а?

В этот момент резко вспыхнули два прожектора, скрестив лучи на фигуре вошедшего. Боб резко остановился и прикрылся рукой, подслеповато щурясь. Что-то пробормотал. Кажется, выругался.

Позади него тенью скользнула девушка, которая объявляла выступление Дика со сцены, насколько помню – Молли. Она бесшумно заперла дверь и перевернула табличку надписью «Закрыто» наружу, после чего подняла вверх два больших пальца. Музыка мгновенно стихла, и раздался голос Питона.

– Ну что ты там мнешься, Бобби? Проходи что ли!

– О, вырешили всем фотографии показать? Правильно! – встрепенулся бывший Хлои и поспешил к Торну.

Его движения были суетливы и сам он напомнил мне мелкого и противного шакала из детского мультика. Кувалда аккуратно положил сигарету в пепельницу и как бы невзначай пошатнувшись, задел его плечом.

– Упс, не падай, мужик! – неожиданно пьяным голосом выдал байкер и придержал Боба за плечи, одновременно выдохнув ему в лицо струйку дыма.

Парень захлебнулся от возмущения и попытался высвободиться. Да где там!

Несколько посетителей и почему-то оба бармена взяли кружки пинты на две, выстроившиеся буквально за считанные мгновения на барной стойке. И кто-то в развалку, кто-то довольно бодрым шагом направились прямиком в сторону бывшего Хлои.

Несколько секунд мы с подругой недоуменно таращились им в спину, а затем привстали, чтобы лучше видеть.

– Что это? – я с подозрением покосилась на желтоватую жижу, плескавшуюся в кружках.

– Яичный ликер! – ответил Кувалда, подмигнул Хлое и в несколько быстрых шагов обогнав остальных… опрокинул содержимое прямо Бобу на голову.

Я оторопела от его поступка, Боб тоже. Задохнувшись от возмущения, он попытался стереть липкую гадость с лица.

– Какого хера? – он вытянул шею, выискивая изумленно замершую соляным столбом Хлою. – Убью, сссука!

Даже подался к ней, сжимая кулаки, но крепкая рука ухватила его сзади за рубашку.

– Не так быстро, сладенький! – пробасил манерно бородатый пузан, имени которого я не знала, и дернул сильнее.

Раздался треск ткани. Точно издеваясь, со сцены грянула тягучая мелодия, напомнившая о баре «Голубая Устрица» из смешного сериала про полицейских курсантов*.

Между Хлоей и разъярённым бывшим стеной стояли сотрудники и некоторые из немногочисленных посетителей. Все они явно были в курсе происходящего и получали удовольствие. Окружили Боба, не выпуская наружу. Крепкие тела, накачанные мышцы. На их фоне бывший Хлои казался сущим хлюпиком.

От ярости и страха он заметался и … сорвался с катушек, принявшись орать и оскорблять присутствующих. Попытался безуспешно добраться до Хлои, грозил всевозможными карами.

– Оформляйте его, парни, – раздался ленивый голос Питона.

Парни подхватили Боба под руки, пару минут мельтешения и сдавленных воплей, в стороны полетела порванная одежда. Когда народ расступился, нашим глазам предстал Бобби в одних носках и ботинках. Интимное хозяйство он прикрывал небольшой черной сумочкой, размером не больше ладони.

Именно ее размеры почему-то знатно всех повеселили.

– Чувак, так почему ты такой больной на голову, теперь понятно, – «посочувствовал» Кувалда.

Его мопс заливисто лаял, выражая полное согласие с хозяином.

– Эй? Мне кажется или он слишком маленький? Хорошо, что мы фото отказались смотреть, – фыркнула Молли.

– Ну что, любитель фотошопа и порнушки, готов сняться в главной роли? – поинтересовался кто-то из парней, и хлопнул в ладони за спиной жертвы.

Боб тонко взвизгнул и подпрыгнул, взмахнул руками ка птица и открывая вид на испуганно сморщившийся отросток.

– А с этого ракурса ты ничего, намного симпатичне – плотоядно проворковал Кувалда, подняв телефон и начиная снимать.

Этого гподлец уже не выдержал. Завизжав по-поросячьи, рванулся, что было мочи. Но его уже никто не держал. Споткнувшись о чью-то ногу в крепком ботинке, Боб расстелился, а пока вставал, матерясь, парни подняли кружки и разом плеснули, облив беднягу с ног до головы.

У них у всех было не пиво, поняла я, когда сладкий запах кленового сиропа распространился по помещению. Мероприятие разыгрывалось дружно и слажено. За сиропом последовали… ПЕРЬЯ!

Похоже сотрудники «Свободы» заранее выпотрошили несколько подушек.

– Твою ж… – я еле сдержалась, когда чудо в перьях поднялось на ноги.

Глаза Бобби затравленно блестели, нижняя челюсть дрожала, он издавал странные сиплые звуки. Попытался убрать перья с лица, но сделал только хуже, размазывая вязкую массу в пугающее месиво. Кажется, он собирался изрыгнуть угрозу, но вздрогнул от серии новых ослепительных вспышек телефонных камер. Присутствующие начали смеяться, смех постепенно перерос в громовое ржание. Сползла на пол у стойки хохочущая Молли. Рычал и заливался лаем мопс, на этот раз немного пугливо. Но вдруг он решился и атаковал, пытаясь вцепиться Бобу в ногу. Тот взвизгнул и бросился бежать, слепо натыкаясь на столики. А Пряник, воодушевленный победой, рванул за ним.

– А-А! А! Уберите это! А-аа! – бессвязно орал униженный блогер и носился, лавируя между столиков.

Песик с грозным рыком мчал за добычей. И ко всеобщему веселью подключился невидимый диджей не спал, врубив тему погони.

– Иди ко мне Котик! – заорал басом незнакомый пузан, размахивая огромным розовым дилдо невесть откуда взявшимся, и театрально побежал за голым наперегонки с Пряником.

Музыка грянула громче, заглушая крики жертвы и гомерический хохот зрителей. Парни принялись его шугать по всему залу.

– Достаточно! – вдруг прогремел голос Питона, и безобразие разом прекратилось.

Музыку выключили, свет, наоборот, включили. Покрасневшая от впечатлений Хлоя подхватила мопса на руки.

– Ты мой герой, малыш!

Она смачно чмокнула песика в приплюснутый нос.

– А меня? – басовито шепнул Кувалда.

– Обойдешься, О’Нилл! – шутливо отшила его подруга. – Ты не в моем вкусе.

Тем временем Торн пересек зал. Шел неторопливо, уверенно, глядя с презрением на хлюпающую носом жертву.

– Шерри, что-то мне его жалко, – шепнула мне на ухо притихшая Хлоя.

Я недоуменно на нее покосилась.

– Ну нет! Не настолько! – фыркнула подруга.

Тяжелый стук ботинок. Питон остановился в шаге от несчастного.

– Теперь ты отправишься домой и как пай-мальчик удалишь все фото и вычистишь весь Интернет. Можешь умолять, шантажировать, требовать. Но уберешь все фотографии оттуда, где разместил. Напишешь всем, кому их отправил и признаешься, что это фотомонтаж. Понял?

Бобби трясся, но кивал.

– Сд-д-делаю…

– И перед девушкой, прямо сейчас – извинись!

– Я… – бывший злобно глянул на Хлою, на толпу.

Кувалда сощурился, пузан похлопал ресницами, Молли буравила его уничижительным взглядом. Хлоя незаметно стиснула мне руку и шепнула едва слышно:

– Он соврет, ну и пусть. Я все равно запомню этот момент!

– Прости, – буркнул Боб, ни на кого не глядя.

– Уберите его отсюда. Пусть валит из моего заведения, – брезгливо поморщился Дик и ушел.

В руки бывшему Хлои всучили его порванные шмотки. Царапнув кожу живота алым ноготком, Молли оттянула стиснутые на сумке руки и сунула двадцатку на такси. Дверь бара услужливо отворилась, выпуская на волю.

– Я… Вы..! – обернулся Бобби на пороге, пригрозил кулаком, но, не зная чем угрожать, поник и выскочил из бара, сверкая голым задом.

Под хлопок двери все снова зашумели. Взбудораженный народ вовсю обсуждал произошедшее. Сунув мопса Кувалде, Хлоя стиснула меня в объятиях.

– Ему отомстили! Ему отомстили! – повторяла она, тормоша меня и тиская.

Тем временем парни сдвинули столы и решили отпраздновать такое дело.

– Шерон, тебе как обычно? – поинтересовалась Хлоя, намекая на выпивку.

– Нет-нет, я за рулем, – отказалась я. – Но не откажусь от безалкогольного мохито.

– Один момент!

Легкая как бабочка, подруга просто порхала, от нее расходились волны радости. Я невольно улыбнулась, проводив ее взглядом. Эйфория и безумие самосуда меня уже отпустили и потихоньку наваливалось понимание произошедшего.

О боже! Представляю, что подумает обо мне Генри, если узнает, что я учувствовала в чем-то подобном…

Я скользнула взглядом по помещению, отыскивая Дика. Он что, не присоединится к нам? Отчего-то эта мысль отозвалась разочарованием, и я потянула Хлою за рукав и тихонько спросила нарочито равнодушным тоном:

– А где Питон?

Прежде чем ответить, Хлоя многозначительно на меня посмотрела. Словно в душу заглянула! Я почувствовала, что начинаю краснеть.

– Туалет у нас там, идем провожу, – ответила она и потащила меня за собой.

Мы свернули в уже знакомый мне коридор.

– Здесь до конца и налево, там табличка. Не теряйся, подруга!

Хлоя подмигнула мне и отправилась назад.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю