290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ты просто бомба, детка (СИ) » Текст книги (страница 1)
Ты просто бомба, детка (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 16:30

Текст книги "Ты просто бомба, детка (СИ)"


Автор книги: Ева Маршал






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц)

Ты просто бомба, детка – Ева Маршал

Глава 1. Бар, где нас не ждали

Сильный порыв ветра метнул пряди волос в лицо, едва я вышла из машины. Холодный шелк платья обвил бедра, и кожа моментально покрылась мурашками.

– Я же просил так резко не дергать дверцу, милая, – донесся спокойный голос Генри.

Мой парень, не спеша, вышел из своего авто. Красный «Хеннесси Веном» был подарком его отчима, сам бы Генри наверняка выбрал более спокойный и консервативный цвет. Как всегда, он выглядел на миллион долларов. Очень красивый, фантастически привлекательный. Подруги стонали, когда рассматривали наши фотографии, утверждая, что я им порядком подпортила самооценку, захомутав лучшего парня в городе.

Легко зажав локтем тонкую черную папку, Генри поправил винтажную запонку и стряхнул с идеально подогнанного пиджака невидимые пылинки. Закусив губу, я вообразила, как было бы здорово оказаться вместо этого промозглого местечка где-нибудь наедине в тепле и тишине. Сорвать с него белоснежную рубашку, так чтобы пуговицы дождем полетели на землю, скользнуть ладонями по обнаженным плечам, спине. Невольно поддалась вперед, захотелось поцелуя, но вместо губ, я коснулась гладко выбритой щеки.

– Нашла время, – буркнул Генри отстраняясь.

– А когда?

Я и так была сегодня на взводе, обижалась на него. Почему бы хоть немного не пойти мне навстречу?

– Шерон, ты же знаешь правила.

О, да! Я знала. Каждый четверг у нас был романтический вечер, понемногу превращавшийся в день сурка. Ужин в лучшем ресторане города, всегда в одном и том же, а затем быстрый секс и моментальный сон. Генри много работал, одновременно учился в университете и очень уставал. Ничего-ничего, когда мы станем жить вместе, появится больше времени только для нас двоих, я накуплю роскошного соблазнительного белья и… Ох! Держись, Шери, все преодолимо. Скоро ты станешь чертовски счастливой девочкой!

– Пока буду говорить с отцом, подожди в общем зале бара. Только, ради бога, не звони Хлое. Последний раз предупреждаю – этой девице не место в твоей жизни. Сглупишь еще раз, и… Черт, у него в заведении опять гулянка. В прошлый раз хоть были нормальные люди. И что их сюда всех тянет?

Генри повернулся к заведению прямо через дорогу, из окон которого раздавалась веселая музыка и крики с топотом. В распахнутую дверь выходили и заходили люди совершенно разного вида: от дорого одетых яппи до групп, похожих на хиппи. Весьма странный то ли бар, то ли клуб. Эта встреча была необходима, чтобы подписать какие-то бумаги. Поэтому мы находились на другом конце города, вместо того чтобы наслаждаться оперой в компании мамы Генри и ее второго мужа, отчима – Кшиштофа Завельски. Мне повезло, они приняли меня как родную, что, признаться, сыграло немаловажную роль в моем решении серьезно встречаться с молодым человеком.

– Генри, мы уже говорили об этом. Хлоя – моя лучшая подруга, и я…

– Она шлюха, об этом знает весь город.

Он резко остановился у самого входа, чуть не столкнувшись с пьяной красоткой в хорошо сшитом золотистом платье. Та ударом красного ногтя выстрелила сигаретой из пачки и смерила моего парня заинтересованным взглядом, но он даже не остановил на ней взгляд, просто не заметил.

– Шерон, я не шучу. Репутация моей девушки не должна быть подмочена подругой-дурой, у которой хватило мозгов только на то, чтобы связаться с секс-блогером.

Боже мой, да при чем тут интеллект? Откуда Хлое было знать, что после разрыва отношений с парнем, она проснется знаменитой на весь наш городок, потому что ее бывший снимал их ночи на камеру и теперь в отместку выставил записи в сеть. Мы спорили об этом уже не первый раз. Как он себе представляет отказ от подруги, над которой смеется весь город? Она и так ревет вторые сутки, если я перестану ее поддерживать…

– Идем быстрее!

Я едва поспевала за его широким шагом. Высокие шпильки не были предназначены для пробежек по улице.

– Может, следовало предупредить о нашем приезде? – спросила я, все еще злясь на него за отношение к несчастной Хлое.

– Пойдем, – вместо ответа проговорил Генри и нырнул в грохочущий зев явно очень популярного бара.

Сначала мне показалось, что все помещение плыло в легкой дымке. Но присмотревшись, поняла – здесь слишком много всего. Масса мелочей и деталей, которых разум не сразу успевает собрать в цельную картину. Играла живая музыка. Группа, разместившая на овальной сцене, наигрывала попурри. При этом музыканты удивительным образом ухитрялись совмещать отрывки с громким смехом, и отмачивать провокационные шутки в зал.

На затянутых красным сукном стенах теснились фотографии, дорожные знаки, неожиданные памятные предметы. Особенно меня поразила половина настоящего мотоцикла, хищно выступающего прямо из стены. Рядом с ним, никого не стесняясь, целовалась пара, причем рука девицы, как мне показалось, поглаживала партнера… несколько ниже массивной поясной пряжки. О! Она правда это делает прилюдно?

Идущий передо мной Генри не одобрил бы откровенный интерес к местным… достопримечательностям, поэтому приходилось держаться холодно, идти ровно, не выдавая эмоций. Жуткое заведение, но что-то было подкупающее в улыбках вокруг, в обаятельном авантюризме расслабленности и свободы. Я словно попала в кино и это было… волнующе.

Зато моему спутнику окружение явно не пришлось по душе.

– Надеюсь, наша одежда не пропахнет здешними миазмами.

Он резко остановился у стены, рядом с небольшим столиком. Сцена отсюда была совсем не видна, как и большая часть зала, даже звуки долетали чуть притушено. Генри сжал губы, так что они превратились в тонкую линию, нащупал в кармане телефон, достал его и принялся скользить пальцами по экрану. Через несколько секунд послышались гудки, но трубку так никто и не взял.

– Безобразие.

Я знала своего молодого человека достаточно хорошо, чтобы понять – он сейчас необычайно зол. Нет, Генри Завельски никогда не выходил из себя, всегда был удивительно спокоен и рассудителен. Но потемневшие голубые глаза, выдавали тщательно сдерживаемые эмоции.

– Шерон, оставайся здесь, я быстро его найду и вернусь.

– Что? – растерялась я.

В этот момент музыканты решили активироваться и неожиданно мощный рок ударил по барабанным перепонкам. Но Генри уже не обращал на меня внимание, двинулся куда-то вглубь зала, лавируя между столиками и гомонящими группами людей. И я осталась в одиночестве. В незнакомом месте. В дорогом платье для оперы среды моря маек и потертых курток. Ну как можно?!

Прекрасно зная, какая я ужасная трусиха, до сих пор стесняющаяся шумных компаний. Родители всегда были строги, словно я наследная принцесса, а под моими окнами толпились изнывающие, готовые на все альфонсы. Если бы не интернет и Хлоя, я долго бы не подозревала, чем мальчики отличаются от девочек, кроме привычки носить штаны и толкаться. Иногда мне хочется схватить Генри за грудки и протрясти хорошенько, чтобы он хоть немного обращал внимание на мои переживания.

Шум в зале становился все громче. Крики разгоряченных выпивкой и полуголыми красотками мужчин сливались в неразборчивый гул и заглушали даже музыку. Вон парочка за соседним столом уже начала самозабвенно целоваться. Мужик открыто тискал блондинистую девицу за грудь и шумно дышал, а она томно постанывала, прикрыв глаза.

Я присела на стул, прячась в спасительном сумраке у стены, осторожно выдохнула и облизнула пересохшие губы.

Ничего… Пару минут продержусь. Экое дело – бар с выпившими людьми. Ничего особенного… Кому я, вообще, здесь нужна при таком количестве развязных женщин вокруг? Я ощутила прилив уверенности, гордо задрала подбородок и… столкнулась взглядом с крепким рыжеволосым гигантом. Он стоял метрах в трех между столиков, широко расставив ноги в голубых джинсах, и оценивающе меня рассматривал.

Ой, мамочки!

Отсалютовав бокалом, здоровяк в несколько шагов преодолел разделяющее нас расстояние и навис надо мной. Грязно, с каким-то предвкушающим намеком ухмыльнулся.

– Какая сладкая малышка! Меня ждешь? Так вот он я! Мы с моим дружком всегда к твоим услугам, – рыжий опустил растопыренную ладонь на джинсы и, недвусмысленно погладил свое оттопыренное достоинство, чуть качнувшись вперед.

– Нет!

Я шокировано отвернулась, давая понять, что разговор закончен, но рыжий намека не понял. Гоготнул и упал на стул возле меня, обдавая запахом виски.

– Ну-ну, крошка, не ерепенься.

Его лопатообразная ладонь сдавила плечи и меня притиснули к волосатой груди, видневшейся в разрезе полурасстегнутой рубашки.

– Думаешь, не знаю, зачем такие, как ты, сюда ходят? Вам, «ледям», настоящих мужиков не хватает. Вот и шастаете в наши клубы за крепкими членами.

Меня решительно притянули ближе.

– Пойдем, лапа, я знаю здесь одно отличное, тихое местечко. Тебе понравится.

Генри говорил, что иногда я проявляю чересчур много характера для воспитанной девушки, но тихо отсидеться в некоторых ситуациях невозможно.

– Да пошел ты!

Я возмущенно затрепыхалась. Увы, голос потонул в окружающем шуме, а мужчина даже не обратил внимания на безуспешные попытки освободиться. Стало не по себе. Липкое чувство страха поползло по позвоночнику. Этот мерзавец на глазах у окружающих приставал ко мне, а никто вокруг не замечал этого. Или всем было просто плевать на то, что творится по соседству.

Чужая ладонь зашарила по моей груди, и я, отчаявшись отбиться, наотмашь ударила рыжего по лицу.

– Ах ты дрянь! – побагровел мужчина. – Да я тебя…

– Отпусти девушку, Кувалда, – раздался сбоку уверенный низкий голос. – Видишь, она не желает с тобой общаться.

О, да! Охрана!

– Да, ладно тебе, Питон, – примиряюще прогудел тот, кого назвали Кувалдой. – Все они поначалу такие. Цену набивают.

– Убери руки. Ты же знаешь правило – никакого принуждения. Вокруг достаточно других, готовых расставить ноги девок. Выбирай любую.

Голос стал еще ниже, в нем появились угрожающие нотки, и Кувалда нехотя разжал руки, признавая первенство сильнейшего.

– Так бы и сказал, что заприметил эту крошку для себя, – недовольно пробормотал он.

– Спасибо! – облегченно выдохнув, я торопливо вскочила, разглаживая платье и поправляя выбившуюся из идеальной прически прядь.

Мельком взглянула на своего спасителя. Высокий, мощный, сильный, впрочем, как многие здесь. Темные волосы. Внимательный взгляд. Не так много можно рассмотреть в полумраке помещения, но впечатление надежности мужчина смог создать за секунды. Уловив мой интерес, он поднял бровь, и я почувствовала, как жар приливает к щекам.

Где же Генри?

Быстро огляделась, но так его и не обнаружила. Нет, здесь я ждать точно не буду, лучше перейти к барной стойке.

Попыталась скользнуть между столов, но сильная ладонь перехватила мою руку задерживая.

– Иди за мной.

Оу. Зачем я понадобилась местной охране?

Глава 2

Короткий приказ, и Питон, развернувшись, пошел вперед, видимо, ни минуты не сомневаясь, что я исполню его требование.

Колебалась я недолго. Кажется, этот черноволосый сказал: «Никакого принуждения», значит насилия можно не опасаться. Покосилась на вольготно развалившегося за «моим» столом рыжего и… поспешила за своим спасителем. Уж лучше он, чем этот… Кувалда, который усмехался, словно ожидая, что я ослушаюсь.

Я быстро следовала за мужчиной, завороженно рассматривая его крепкую спину. Черная ткань футболки туго обтягивала рельефные мышцы. Боже, да он из финтес-зала, наверное, часами не вылезает. В компании отца такие экземпляры совсем не водились, я привыкла к подтянутым, но не слишком мускулистым фигурам. Как у Генри.

А такие атлеты, в моем понимании, валялись на яхтах или фотографировались для Инстаграм на фоне дикого мира Амазонки, который они то ли спасали, то ли наоборот, покоряли. Не важно. При виде такой мужской стати все становилось не важно. Взгляд опустился ниже, к крепким подтянутым ягодицам. Только тогда я поняла, что творю и качнула головой, прогоняя наваждение.

Мы обошли танцпол, затем оказались в длинном коридоре, справа, из-за неплотно прикрытой двери доносились сдавленные девичьи смешки.

– Выход там, – махнул Питон рукой куда-то вглубь коридора. – Убирайся.

И отвернулся, собираясь уходить.

– Я… Я не могу, – торопливо бросила в его спину. – Послушайте, да послушайте же. Мой спутник, я должна его дождаться. Он где-то здесь. Отошел по делам.

– Дождаться, говоришь? – Мой спаситель стремительно развернулся, замер, насмешливо покачиваясь на пятках тяжелых ботинок. – Чего? Пока тебя кто-нибудь не отымеет?

– Вы… – задохнулась я от негодования. – Да как вы смеете? Я же сказала: мой спутник…

– А мне сдается, никакого спутника не было, – перебил он и вдруг резко потянул меня в сторону, в крохотную подсобку рядом. Нащупал выключатель, зажигая в комнатушке приглушенный свет.

– Что происходит? – от испуга голос сел, пришлось откашляться.

Но мой вопрос просто-напросто проигнорировали.

– Как тебя зовут, девочка?

– Шерон.

От него исходила такая аура властной силы, что мне и в голову не пришло соврать или промолчать.

– Шерри-черри*, значит, – дернул он уголком губ. – Зачем же ты пришла сегодня в бар, вишенка? М-м-м? Решила позабавиться с крутым байкером?

Его слова полностью сбили меня с толку, и я ошарашено уставилась на мужчину.

– Что?

Шаг вперед, и сильное тело впечатало меня в каменную кладку

– Сладкая девочка, – он провел подушечкой большого пальца вдоль моей шеи, прямо к впадине внизу, отчего я тяжело сглотнула. – Такие аппетитные крошки забредают сюда только с одной целью.

– Какой?

Я затаила дыхание.

– Чтобы их как следует отымели.

Его грубость вместо того, чтобы разозлить меня, неожиданно вызвала дрожь в теле. Внизу живота закрутился тугой горячий узел. Сердце бешено заколотилось.

– Это не так…

– Ты пришла в этот бар повертеть своей упругой попкой перед мужиками. Такая вся чистая и невинная, – обвинительно бросил он словно ее вид настоящее преступление. – Но только с виду.

– Да, что вы такое…

Слова застряли в горле, когда его ладонь накрыла мою грудь.

Шелковая ткань платья и кружевной бюстгальтер оказались тонкой преградой. Жар охватил мою кожу, а губы пересохли из-за тяжелого дыхания.

Что за неслыханная наглость?!

– Ты, как маленькая вишенка на торте, заставляешь всех кобелей здесь облизываться и при этом строишь из себя недотрогу. Получаешь удовольствие?

– Послушайте, мистер…

Он сжал мою грудь, медленно лаская. Уверенные, опытные движения, от которых между моих ног вдруг стало влажно, а соски предательски набухли. Это не укрылось от его внимания.

– Вот видишь, детка, я прав. Тебе повезло, что я проходил мимо. Член у моего приятеля крепкий, это правда, и забивает он неплохо во всех отношениях, не зря его прозвали Кувалдой. Вот только обращаться с такими девочками он совсем не умеет.

– Все не так! – вспыхнула я, но к своему стыду даже не попыталась отодвинутся.

Тем временем мой спаситель перешел к более решительным действиям. Умело расстегнул одну за другой пуговицы на платье от выреза вниз. Прошелся подушечкой по кромке мягкого кружева и отодвинул его в сторону, высвободив затвердевший сосок.

Едва слышный изумленный стон против воли вырвался из моего горла. Спина прогнулась, и я прижалась к мужчине, ощущая его твердость животом. Там явно была полноценная эрекция. Это знание вызвало во мне странное торжество, которое тут же испарилось, стоило Питону наклонилось ко мне. Губами он захватил мочку уха, мягко посасывая. Неспешные, мягкие движения языка заставляли меня непроизвольно сжимать ноги в попытке хоть как-то успокоиться.

Голова кружилась, мысли начали путаться. Я знала, что должна прекратить это безумие, но тело не слушалось доводов разума.

Чертовщина какая-то. Где сдержанная добропорядочная Шерон? Это точно не я! Если бы выпила хоть глоток коктейля, решила бы, что меня опоили.

Чужая ладонь переместилась на вторую грудь, лаская, поглаживая. Мужчина действовал не торопясь, со знанием дела. А я… Я просто вцепилась в широкие плечи и держалась, боясь, что, если отпущу, то распластаюсь у его ног.

– Это то, что ты хотела получить, вишенка? – хрипло поинтересовался он.

Совсем не то! Негодование вспыхнуло и погасло, когда я встретилась с его жадно блестевшими в полумраке глазами.

– Вы… Ты…

– Питон, малышка, – подсказал он и опустил взгляд, наблюдая за своими действиями и за мной. Полуобнаженной, выставленной напоказ. С торчащим сосками. Щеки обожгло жаром стыда и смущения.

– Твоя грудь идеально помещается в моих ладонях. Мне нравится.

Все, что он говорил, звучало пошло и дико. Резало слух, заставляло беззвучно охать, краснеть и… рождало желание. Никогда еще я не ощущала такого возбуждения. Тело пылало, как в огне. Пульс отчаянно бился, заставляя рвано хватать губами воздух. Когда же мужчина опустил руку, просунув ее под платье, и коснулся бедра, меня словно разрядом тока ударило.

Его пальцы скользнули выше, на внутреннюю сторону бедра, и я расслабилась, открывая им доступ. После чего… даже обвила его ногой, желая стать ближе.

Неужели я это сделала? Сама? Добровольно? Голос разума кричал где-то на краю сознания, требовал закончить с этой шалостью, пока все не зашло слишком далеко, но я не желала слушать. Хотелось продлить это безумие, насладиться им сполна. Жалеть буду потом, когда снова смогу связно мыслить.

Мужчина коснулся ткани белья, слегка надавливая, отчего мой выдох превратился в очередной стон. Ногти впились в мужские плечи, а бедра подались навстречу.

– Такая влажная.

Тело призывно отозвалось на хищное звучание мужского голоса.

– Хочешь еще?

Я всхлипнула.

Он снова надавил пальцами, после чего слегка задвигал им вперед-назад, создавая трение ткани по нежному лону. Прикусила щеку изнутри, чтобы не стонать, но стоны все равно срывались из губ, как я ни пыталась их удержать. Стоило ему отодвинуть ткань и коснутся моей уже обнаженной кожи, как у меня сжались пальцы на ногах от невероятного наслаждения.

– Бл*дь, детка…

Мужчина уткнулся лицом мне в шею. Грубая щетина терлась о кожу, вызывая чувствительные покалывания, пока пальцы мастерски играли с моей плотью. Подушечка пальца скользнула по клитору, легко надавила на него и отпустила, чтобы вернуться вновь. Внутренние мышцы судорожно сжались. Наслаждение собралось в тугую спираль, которая сжималась все сильнее и сильнее с каждым мгновением, почти причиняя боль.

Накатившее удовольствие лишало дара речи. Я висела на краю пропасти, и только от прижимающегося ко мне мужчины зависело, когда упаду вниз. Но он продолжал пытку. Его палец скользнул от клитора вниз, а потом двинулся обратно, дразня меня, мучая.

– Скажи мне, ты хочешь кончить, вишенка?

Я облизала пересохшие губы.

Подсознательно я чувствовала, он оставит меня, если сейчас совру. Уйдет, и мы забудем о моем грехопадении. Но, боже мой, я не могла пойти на попятную. Не сейчас, когда была так близко к первому в своей жизни оргазму.

– Скажи.

– Да!

Два его пальца тут же проникли внутрь моего жара, раздвигая тугую плоть, и стали двигаться, быстро, глубоко. Перед глазами плыло, я вспыхивала от малейшего прикосновения. Хотелось податься навстречу, насаживаясь на умелые пальцы, но я была крепко прижата мужским телом к стене.

– Такая влажная. Чувствуешь, как я легко скольжу, детка? – прохрипел он, усиливая натиск.

Еще немного. Чуть-чуть.

Я уже готова была взлететь, и когда пальцы согнулись внутри меня, мягко надавливая на нужную точку, содрогнулась в самозабвенных спазмах. Перед глазами засверкали фейерверки. Ошеломительное наслаждение, безумное, дикое, охватило меня. Кажется, я закричала… Или это мне просто казалось? На ресницах собралась влага, и я моргнула, пытаясь сфокусировать взгляд.

И в это невероятный момент в дверь требовательно заколотили, мгновенно приводя меня в чувства. Осознание случившегося накрыло гигантской приливной волной, заставляя задохнуться от стыда и ужаса. Я кончила от пальцев незнакомого мужчины. Байкера-охранника! Казалось, на меня вылили ведро холодной воды.

– Питон ты там? Хватит забавляться с цыпочками, тебя ждут у сцены, – закричали по ту сторону двери.

– Отвали, придурок! – огрызнулся мужчина. Глаза блеснули бешено, почти ненормально. Под темным голодным взглядом я почувствовала себя антилопой, встретившей льва. Бесполезно просить пощады, только бежать, пользуясь малейшей возможностью.

Я резко толкнула его в плечи, требуя отпустить меня. Он отошел. Скорее от удивления, чем от силы толчка. А я, отводя взгляд, принялась быстро поправлять одежду.

– Послушай, детка…

– Не трогай меня!

Ругая себя на чем свет стоит, прошмыгнула мимо мужчины и быстро выскочила за дверь.

Где здесь туалет? Мне срочно нужно привести себя в порядок. Я не могу появиться перед Генри в таком виде.

Боже мой, Генри!

Он уже, наверное, ищет меня, а я… Я тем временем зажимаюсь в подсобке с первым попавшимся служащим бара или кто он там еще…

Как же до этого дошло?

*Шерри-черри – сладкое вино, вишневая настойка.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю