290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ты просто бомба, детка (СИ) » Текст книги (страница 10)
Ты просто бомба, детка (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 16:30

Текст книги "Ты просто бомба, детка (СИ)"


Автор книги: Ева Маршал






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 14 страниц)

Глава 24. Первое похищение – всегда внезапное

Торну я позвонила сразу же, как только добралась домой. Паковала вещи и звонила, звонила. Абонент оказался недоступен. Питон так и не ответил. Не перезвонил. На другое утро, не выдержав, я поехала в бар.

«Свобода» встретила меня тишиной и почти полным отсутствием клиентов. В полупустом зале сидело лишь несколько посетителей, совершенно мне незнакомых. Не было ни Кувалды, ни его верного друга – мопса Пряника, ни самого Торна. Зато, на мое счастье, была Хлоя. У нее я и узнала о последних новостях.

– Дик уехал, – сказала она без лишних предисловий и потащила меня к столику у окна. – Кофе будешь?

Я кивнула, и через несколько минут подруга вернулась с двумя чашками капучино на ореховом молоке.

– Твой любимый, – она плюхнулась напротив, сдувая со лба вишневую челку, и подвинула ко мне одну из чашек. – Пей.

Судя по новому цвету волос, настроение у Хлои было позитивно-боевое.

Я поблагодарила, и подруга продолжила:

– С Питоном такое бывает время от времени. Он оставляет все дела на зама, отключает мобильник и исчезает в неизвестном направлении, на неделю или чуть больше. То ли в джунгли улетает, то ли на Северный Полюс – никто толком не знает. Парни говорят, это случается, когда у босса что-то не ладится, и ему требуется время, чтобы подумать, принять важное решение.

Хлоя запнулась, покосилась на меня, а потом решительно отставила свою чашку в сторону.

– Давай-ка, подруга, выкладывай. Что у вас там стряслось?

И я рассказала. О том, как папа застал нас с Диком в саду, и ему стало плохо с сердцем. Как я всю ночь просидела в родительском номере, а наутро…

– Генри разослал в номера открытки от нас двоих и сделал мне предложение, представляешь, Ло? При всех…

– Блин! – подскочив на стуле, возмущенно завопила подруга. Так громко и эмоционально, что проходящий мимо нашего столика мужчина в строгом офисном костюме испуганно шарахнулся в сторону. – А ты что? Надеюсь, послала его куда подальше? По всем известному адресу.

– Отказала, да. Но перед этим вмешалась Миранда, начала поздравлять. За ней остальные. В общем, – я махнула рукой, – Те, кто стоял дальше, решили, что я кивнула и согласилась. Дик успел уйти. Оказывается, мама так и не передала ему мою записку.

– Я всегда говорила, что Генри твой – самовлюбленный козел, не видящий дальше своего носа, – припечатала Хлоя, гневно сверкая глазами. – Мамаша его – тоже подозрительная, и что только Дик в свое время в ней нашел? Фигура как у камбалы, характер как у гюрзы. А предки твои… Ну, о родителях плохо не говорят, но думать же можно? Разыграли представление, как по нотам. Может меня ругать, но мне кажется, твой папа мог преувеличить проблемы с сердцем, чтобы заставить тебя делать то, что ему нужно, а мама его поддерживала. Вообще, у вас там серпентарий какой-то. Валить тебе надо оттуда, и как можно скорее, пока тебя не сожрали. А с Диком… Дай ему время, подруга. Питон из тех мужчин, на которых давить нельзя, они сами принимают решения. Пусть поживет там один, остынет, прикинет. Поймет. Как ему без тебя плохо. А он это поймет, гарантирую. Не грусти, прорвемся. Все будет хорошо.

Подруга улыбнулась и ободряюще подмигнула.

Но сама была несколько напряжена. И только после расспросов призналась, что возле нее снова стал отираться бывший. Он не приближался, ничего не делал, не заговаривал и сразу исчезал, как только замечал, что на него обратили внимание. Но несколько раз в день он так или иначе появлялся в поле зрения Хлои.

И это всерьез ее напрягало. Обсудив ситуацию, мы решили, что она поговорит с общественным адвокатом и попробует добиться постановления суда о "не приближении" к ней. Обычно такое постановление выносили преследователям. А по моему мнению, Билли именно им и являлся. Будем надеяться, официальное судебное решение остановит этого психа.

Следующая неделя, без преувеличения, стала поворотной в моей жизни.

Я выдержала нелегкий разговор с родителями и окончательно съехала от них. Нашла себя маленькую, уютную и. самое главное, недорогую студию. Подальше от родителей и поближе к Хлое.

– Я люблю вас, но жить и выбирать, что мне дальше делать, хочу сама. Мы все равно будем общаться и видеться, тем более, что воскресные семейные обеды никто не отменял, – с этими словами я закрыла за собой дверь родительского дома.

Переехала и сразу разослала резюме в поисках новой работы. Даже успела сходить на пару собеседований. Я решила уйти из фирмы отца и подниматься самостоятельно, без его поддержки.

И все складывалось ровно, само собой. Пока в субботу меня не украли первый раз.

Я вышла из съемной квартиры, рассчитывая в ближайшей булочной купить теплую вечернюю сдобу и свое любимое пирожное к ужину. Мистер Бинглос, управляющий магазином совместно с дочками, делал просто потрясающие кулинарные шедевры. Когда я попробовала их десерты с шоколадом впервые, поблагодарила свою интуицию за великолепно арендованное место.

Потрясающая выпечка Бинглосов легко компенсировала продавленный диван, окна на шумную улицу и слишком любознательную соседку, почтенную мисс Дьюрит, чей длинный нос был соразмерен с неуемной жаждой знать все о соседях.

Через год, заедая все свои беды сладкой сдобой, я превращусь в спокойную, неторопливую особу, которая будет в высшей степени философски относиться к своей отсутствующей личной жизни и стану совсем не интересна даже сплетнице-соседке.

С такими мыслями я вышла из дому и пошла по улице, разглядывая мощенную мостовую.

– Наконец-то.

Руки прижали к телу. Толчок. И меня впечатывают в хлипкое дерево, пытающееся украсить городскую улицу.

– Я скучал.

Коктейль из запаха сигар и темного шоколада обдал знакомым горячим ароматом. Никогда не думала, что так мгновенно могут отказывать ноги. Дик.

Он навалился на меня своей тяжестью. Тело моментально среагировало на его близость сладкой дрожью. Я одернула себя, призывая не растаять мокрой лужицей перед ним. Проявить характер. Где он находился все это время? Почему был недоступен? Злился? Трахал кого-то?

Столько жалящих вопросов проносилось в голове. Они помогали отрезветь и не податься дурману под названием «Питон».

И пока я воевала сама с собой, Дик зарылся лицом в мои волосы, с шумом, жадно вдыхая аромат.

Как тут возможно оставаться невозмутимой?

– Вишенка, меня заводит твой запах.

– Это все духи, – буркнула в ответ, хотя по вена разлился огонь от одного звука его голоса.

– Злючка, – хмыкнул он.

Я дернулась. Нужно вырваться из стального захвата, чтобы обрести хоть толику равновесия, но Питон не собирался меня отпускать. Мое предательское сердце радостно забилось в груди.

– Где ты был все это время? – я старалась, чтобы мой голос звучал нейтрально, ни каплей не выдал одолевающих меня эмоций.

– Приводил мысли в порядок.

Исчерпывающий ответ, ничего не скажешь.

– Один? – все же не удержалась от мучившего меня вопроса.

– Ревнуешь?

Я фыркнула.

– Какое мне дело похождений!

Сзади послышался смешок. То, что он не позволял мне повернутся начинало меня нервировать. Дик словно держал меня в плену. Демонстрировал свою силу и власть.

– Я все дни пил и думал, как поздравить сына с помолвкой, а когда протрезвел и позвонил ему, оказалось поздравлять не с чем, – с нескрываемым удивлением сообщил он.

– Если бы ты не скрылся сразу и отвечал на звонки, то узнал бы этом раньше, – пробурчала я.

Все-таки Дик ослабил захват и отодвинулся. Наверное, признал свою неправоту. Я наконец смогла повернуться, но как только оказалась к нему лицом, он схватил мои руки, прижимая их к дереву.

– Что за поводки неандертальца!

– Так почему ты отказала моему сыну, Шерон?

– Не думай, что из-за тебя, – подбородок вскинулся сам собой. – Я просто поняла, что слишком долго позволяла себя подавлять. Мне не хватало свободы.

– А теперь она у тебя есть?

– В некотором смысле да. Я съехала от родителей, уволилась и пытаюсь найти новое место. Своими силами, – гордо заявила ему и снова дернулась, но безрезультатно. Гневно посмотрела на него: – Достаточно, Дик. Ты уже показал отношение, когда бросил меня на растерзание, там, на озере. Между нами все кончено.

– С чего, если даже не начиналось как следует?

– Начиналось!

Он посмотрел с недоумением, хмыкнул. А я только-только распалилась для спора, прям поорать вдруг захотелось. Я в жизни своей голоса не поднимала, а сейчас ух как готова…

Неожиданно Питон резко наклонился и перекинул меня через плечо.

– Эй! – вырвался из горла удивленный вскрик. – Что ты делаешь?

– Похищаю тебя. Хочу показать, что такое свобода в моем мире. Это не поорать и не потопать ножкой.

– Отпусти меня! Ты совсем сдурел! На нас люди смотрят! Бог мой, как стыдно-то! Дик! Убери руки!

Он пропустил мои требования мимо ушей и направился вдоль улицы. Я испуганно верещала, а он шел себе и шел. Как я узнала через пару минут – к своему мотоциклу.

– Вишенка, это похищение. Я забираю тебя с собой! – нагло заявил он, скинув с плеча прямо на сиденье. Даже мою ногу закинул, чтобы нормально усадить.

– Я никуда с тобой не поеду! Возвращайся туда, где ты был все это время!

Вместо ответа мне на голову надели шлем. От такого я совсем опешила. Спрыгнуть с байка побоялась. Мало ли, еще упаду вместе с этой махиной. Дик же времени не терял. Он умостился спереди, заставил руками обхватить себя за торс и ногой убрал подножку.

– Ты не имеешь права, Торн!

– Держись, Вишенка, это будет поездка с ветерком.

Глава 25. Горящий человек

Горели костры, пахло дымом, жареным мясом и выхлопными газами. Играла живая музыка, раздавались взрывы хохота, женские визги, пьяные голоса, все это время от времени заглушалось тарахтением двигателей или визгом колес – когда байкеры демонстрировали друг другу мощь своих железных коней.

Ноги утопали в песке, и я сняла босоножки на каблуках, ощутив босыми ступнями приятное тепло. Задрала к ночному небу голову. В отличие от города, здесь были видны мириады звезд, и мне показалось, что я попала в другой мир, где даже люди выглядели необычно. Непривычная одежда, приветливые улыбки на лицах – никаких поджатых губ и придирчивых взглядов. Кто-то совершенно незнакомый тепло поприветствовав меня, промчался мимо.

Дик только что оставил железного коня на территории байкерской стоянки. И теперь вел меня, держа за руку, по одному ему известному маршруту. Ладонь была схвачена крепко, даже жестко, но я чувствовала, как Торн неожиданно нежно при этом поглаживает меня по костяшкам пальцем.

Людей было много. Все улыбающиеся, смеющиеся, с бутылками пива в руке.

Первое, что мы встретили почти у самого входа на территорию – огромный надувной бассейн. Я даже затормозила, отпустив руку Торна, чтобы рассмотреть сооружение.

– Дик, а где взяли столько воды?

Он кивнул на гигантскую расписную ширмы, и я увидела выглядывающий край огромной припаркованной цистерны на колесах.

В самом бассейне плескались с девушек и парни, одетые в одни плавки, независимо от пола. Одна из девчонок выбралась наружу, чуть не столкнулась с нами, даже плеснула каплями. Осмотрев нас, то, как Дик подтащил меня за талию ближе, она вдруг подмигнула мне и, активно виляя бедрами, направилась к импровизированному прилавку-бару за добавкой.

Вокруг высились гигантские фигуры и инсталляции, фантастические сооружения из дерева, металла, тканей и равноправно в качестве материалов участвующих в этом безумии людей. Свобода творчества и общения в горячих песках.

– Мы на фестивале «Горящий человек». Где-то здесь должен быть мой трейлер, друзья должны были перегнать, – сказал Дик. Его взгляд гулял, изучая проходящих людей, а рука опустилась вниз с моей талии и собственнически погладила ягодицу. – В случае чего там переоденемся и заночуем.

Никогда и никто в моей жизни прилюдно не гладил меня по попе. Если бы спросили: «Возможно ли что так когда-нибудь поступит спутник», я бы только ошеломленно фыркнула.

Однако.

Поступил.

И сделал это настолько естественно, словно его рука просто обязана была меня погладить.

Я едва слышно, медленно и глубоко выдохнула. А плевать. Я не хочу, чтобы он убрал руку. Взрослая девочка.

Гордо подняв подбородок, я повернула голову к Дику и встретила неожиданно теплый, буквально укутывающий нежностью взгляд.

– Детка, – сказал он, – ты в моем мире. И я сделаю все, чтобы тебе понравилось.

Я почувствовала себя Элли, перенесенной в волшебную страну. Впереди много нового и настоящее волшебство, но идти вперед необычайно страшно, везде чудятся летающие злобные обезьяны. А из-за любого поворота может выйти ведьма с лицом Миранды и спросить, ткнув пальцем: «Ты-то куда, малявка? Это не твой мир, а мой!».

Но Дик уже тянул за руку, и я осторожно двинулась следом.

Я и правда словно попала в сказку. Конструкции поражали размерами фантазией и оригинальностью. Смешение стилей, материалов и буйной фантазии заставляли замирать от восторга.

Сначала нам встретились внушительные башни, построенные из картинных рамок различного размера. На маленьких балкончиках наверху стояли люди в странных костюмах и цилиндрах как у безумного шляпника.

Они махали, приветствуя проходящих и звали к себе наверх, протягивая такие же смешные цилиндры.

Мимо, тарахтя и пыля пронеслось нечто, похожее на трубу с колесами. Оно покачивало округлым навершием, светилось изнутри мягким красным цветом и даже брызгало чем-то алкогольным на смеющихся прохожих. Я вдруг поняла, какой весьма интимный объект мне напоминает странная инсталляция. И почувствовала, как у меня полыхнули щеки.

– Это, это…?! Серьезно?! – я уставилась на Дика.

Тот пожал плечами.

– Каждый самовыражается как может. Это фестиваль как срез человеческого сознания, но только ничего не прячется, все мысли наружу.

Мы вместе рассмеялись от нелепости увиденного. Он открыто и легко. Я – неловко, еще не понимая, как вообще такое можно создавать. Но понемногу привыкая к окружающему хаосу.

Вокруг на приличном расстоянии здесь и там взгляд натыкался на механических дельфинов, морских коньков, медуз и прочих жителей морских глубин.

Среди них проходило самое масштабное фаер-шоу, что мне доводилось видеть. Сотни людей танцевали и одновременно крутили пои – огненные шары. Мужчины, женщины полураздетые, ярко накрашенные.

Их тела ловили блики пламени, каждый из участников исполнял свой собственный танец, а объединяла их объединяла завораживающая размеренная музыка.

Я остановилась, замерев в восторге. И почувствовала, как рука Дика снова погладила меня по ягодице. Ахнуть не успела, а меня уже развернули и жадно целовали в губы.

Горячие ладони мягко сжимали, поглаживали мою попу. И отчаянно, совершенно по-сумасшедшему, сладко кружилась голова.

Рев пламени донесся от огненного осьминога, вспышка света проникла сквозь прикрытые веки. Исчезло все, остались лишь наши языки сошедшиеся в извечной битве. Порхающие в животе бабочки. Головокружение, бегущее по венам.

– Что ты со мной делаешь, Вишенка! – шепнул Торн прямо мне в губы.

– Ничего, просто отвечаю на поцелуй… – ответила я. И поцеловала его еще более жарко и дико, хмельная от собственной свободы.

– Хорошо, но я дождусь, пока ты решишься на «что-то», – хмыкнул он.

И мы тонули во взглядах друг друга, в безмолвном разговоре, не сразу поняв, когда к нам подкочили.

– Эй, сладка парочка! От вас искры сыпятся! – потянула меня за руку девушка в высоких сапогах, корсете и маленькой шляпке вроде цилиндра, приколотого прямо к дредам.

Юбки на ней не было, а маленькие шортики едва прикрывали ягодицы. Ее подружка, ухватившая за руку Дика была одета чуть скромнее, и вместо шортиков нарядилась в юбку из прозрачных клиньев. Зато на ей не было корсета, его заменяло расшитое монетками бикини.

– Уверена, вы дадите жару! – подтвердила она.

– Эй, крошки! Куда это вы нас тащите? – спросил Дик и заговорщически посмотрел на меня.

– Конкурс танцев. И не смейте отказываться!

Дик снова посмотрел на меня.

– Ну как, Вишенка, потанцуем?

Боже! Я никогда не участвовала в конкурсах, но частные уроки танцев брала и кое-что могла вполне прилично. Но понятия не имела умеет ли танцевать Питон.

Пока думала над ответом, Дик подмигнул:

– Доверься мне, детка.

Глава 26. Горячее горящее танго

Девушки привели нас к каркасу огромного двухэтажного корабля, на импровизированных бортах которого располагались сидения для зрителей, вокруг горели костры, а в центре – там, где должен быть трюм, три темнокожих парня исполняли что-то среднее между боем и танцем.

Они лихо размахивали ногами, используя для опоры руки. Обнаженные тела блестели от пота. Казалось, вот-вот один ударит другого, но нет, удары проходили мимо. Все эти пируэты они проделывали под музыку.

– Капоэйра, – коротко прокомментировал Дик, останавливаясь.

Девушки велели нам ждать и куда-то делись.

Мощные, мускулистые, исполненные животной грации мужчины завораживали своей ловкостью. Торн ревниво притянул меня к себе за талию.

– Ты так смотришь на них, Вишенка, – кажется, он не закончил мысль, но рычащие нотки в его голосе мне польстили.

– Неужели Дик Питон ревнует?

Его глаза многообещающе сузились.

– Даже не представляешь как, – Негромкая хрипотца его голоса удивительным образом перекрывала музыку, вплеталась в нее, становилась частью боевого бразильского танца, царящего сейчас на корабле. – Ты у меня вообще с ревностью ассоциируешься, с момента нашего знакомства из нее не вылезаю. Вокруг тебя крутятся и забирают от меня то какие-то приставалы, то твой официальный парень… Даже к твоим родителям и работе мое сердце ревнует. Ревнует.

Последнее слово он выдыхал в шею, вызывая мурашки.

Когда-то, будучи совсем зелеными голенастыми подростками, мы смотрели с Хлоей какой-то телевизионный конкурс певцов.

После полного брюнета с блестящими от лака волосами, который зачем-то постоянно щелкал пальцами в такт музыке, вышел юный парень в джинсах и рубашке навыпуск. Он спокойно посмотрел на жюри, окинул взглядом зал, а потом вдруг запел низким голосом с такой сильной хрипотцой, словно до этого катал капитаном на яхте и пару лет разговаривал, исключительно перекрывая шум волн.

Песня была даже не про любовь, а что-то о предчувствии и ожидании, когда должно случиться неизбежное, но ты не представляешь, что именно. Странная песня и невероятно завораживающее исполнение.

После выступление парня Хлоя откинулась на спинку дивана, закатила глаза и простонала «Вот это химия!». Я с ней была абсолютно согласна. Потому что еле могла дышать от восхищения и неясного, смущающего возбуждения.

Я совершенно забыла об том случае пока через годы удивительная эмоция не настигла меня вновь. Когда я встретила Дика.

Но касался губами шеи, а я таяла сладким мороженным и думала: «Вот это химия!».

Музыка на корабле стала громче. Танцоры капоэйра ушли, и я даже не заметила когда.

Зато задорные звуки скрипки, усиленные динамиками, показались знакомыми. Поискав глазами, я увидела на небольшой сцене у носа корабля танцующую скрипачку в ботинках на шнуровке, фэнтезийной юбке и шляпке из множества перьев.

– Дик! Это же Линдси Стирлинг! О боже!

– Похоже на то. Кн иг о ед . нет

В этот момент музыка прервалась, и вместо бойцов-танцоров на утоптанную площадку выскочили те самые девушки.

– Объявляем конкурс на самый страстный и горячий танец. Победители получат автограф от нашей гостьи Линдси, и билеты на ее следующий шоу-концерт!

Зрители, которые все прибывали, одобрительно зашумели и взорвались аплодисментами.

– Главное условие, – продолжила другая девушка. – Участники не должны быть профессиональными танцорами, но мы должны чувствовать их энергию, страсть. Нас нужно – за-а-а-ажечь! – выкрикнула она в микрофон, отходя в сторону и махнула приглашающим жестом на сцену.

Музыка стала громче, в нее тут же вклинились звуки скрипки, и я с удовольствием узнала первые ноты композиции “Arena”. В душе все встрепенулось, и по телу пробежал приятный трепет.

Несколько пар уже скользнули на танцпол, и я с удивлением обнаружила, пожилых хиппи, сохранивших верность субкультуре. Другая пара – полные, но удивительно пластичные партнеры. Поклонники стим-панка. Третьей парой вышли здоровенный со стянутыми в хвост волосами и в коже любитель хард-рока и обычная с виду девушка-тростинка.

Стесняться и правда было нечего. Совершенно разные люди, но все с радостью участвующие в празднике.

Я встретилась глазами с девушкой держащей микрофон и улыбнулась. Она так смешно махала нам руками и даже подпрыгивала от нетерпения. Ладно, почему нет?

Легким приглашающим жестом я положила руку на плечо ожидающему Дику. Выглядел он как лев в засаде, вроде бы не двигался, но глаза прищурены и внимательно просчитывают обстановку. Интересно, какие стили он умеет танцевать? Почему так расслаблен?

– Аргентинское танго? – спросила я с надеждой.

– Да запросто, детка. Для тебя хоть пасадобль.

О, наша учительница танцев в школьном кружке особенно любила танго – танец, исполненный дикой грации. И он как нельзя лучше выражает мои эмоции, которые бурлят в душе. Я его танцевала много раз и всегда старательно, пытаясь исполнять все па максимально техничной. Но сейчас мне не хотелось никакой правильности, сердце стучало быстро-быстро. И каждая клеточка в теле была натянута как струна.

Отчаянно пугливое желание – вот такой парадокс. Сплошные переживания, как и все, что было связано с Питоном.

Первые несколько мгновений мы присматриваемся друг к другу, действуя осторожно. Дик повел умело, без рывков. И я расслабилась, все больше доверяя ему. Мелодия под стать, неторопливая изначально постепенно ускорила темп. Руки заскользили по рукам, кожа к коже. Все быстрее, все неотвратимее нас закручивал страстный вихрь. Музыка играла быстрее, мерцали огни, я ничего не видела, кроме его глаз, не чувствовала, кроме горячих рук и быстрых жарких касаний.

Зрители что-то кричали, подбадривали. Рядом кружили другие пары. Но по-настоящему, были только мы с Диком и музыка.

Его запах. Усмешка на губах, в ласках которых так нуждалась моя кожа. Во время прижатия и поворотов бедер я закусывала губу. Но не сдавалась, а танцевала.

В какой-то момент мы с другой парой оказались совсем рядом и девушка-тростинка ловко толкнула меня бедром. Прямая легкая юбка длиной по колено все же слишком узка, чтобы я могла свободно двигаться.

Я едва не сбилась с ритма, но Дик подхватил меня. Его руки надежно поддержали поясницу, и как-то сама собой, под крики зрителей, я глубоко прогнулась назад, чувствуя на ключицах его губы.

Моментально напряглись соски, электрический разряд между нами заставил взлететь целую стаю бабочек в моем животе, усиливая многократно желание.

Торн привел меня в вертикальное положение, толкнул от себя и тут же вернул обратно. Мир в огненной круговерти. Я почувствовала напряженное мужское тело, вдохнула сводящий меня с ума запах мускуса и терпкого парфюма. Близко-близко. Ягодицами ощутила его желание и покраснела.

Несколько быстрых шагов и снова разворот. Ладони Дика обхватили мое лицо, потом соскользнули вниз по плечам, талии, бедрам, и вот он уже передо мной на одном колене. Рывок, и боковой шов на моей юбке разорван. Второй, и я свободна.

Захотелось похулиганить. Я вскинула прямую ногу Торну на плечо, он осторожно встал, и да, мне можно гордиться своей растяжкой. Поцелуй обжог икру, и я вдруг оказалась у него на руках. Взлетела к звездам, раскинув руки и оказалась поймана.

Мы перестали танцевать, не обращая внимание на требующих продолжения зрителей. На подбадривающих нас организаторов. Они ошибались, мы вышли не побеждать в конкурсе. Мы вышли, потому что нам захотелось станцевать друг с другом под темнеющим небом.

Мы больше не двигались. Просто стояли и тяжело дышали, прижавшись друг к другу лбами.

– Я хочу тебя, Шерон, – прошептал Дик.

Другие пары еще танцевали, музыка продолжала играть. Но отовсюду уже неслись аплодисменты. Мы не выиграли, и ладно, но нам… хлопали. Байкеры, какие-то еще люди, выкрикивающие имя Дика. Похоже, один из его знакомых увидел наш танец, и созвал остальных. Сарафанное радио привело сюда бездну откуда невесть взявшихся людей.

Они радостно поприветствовали и выигравшую пару – полных, но необычайно красиво двигающихся танцоров. Но на выходе как сумасшедшие, надрывая глотки, все равно радостно орали «Дик! Дик!», чем вызвали прилив зрителей с соседних инсталляций, прибежавших посмотреть, что происходит.

В итоге на корабле начался новый конкурс, а мы все толпой двинулись дальше гулять на празднике. Дик ухмылялся и вел меня вплотную, прижимал к себе за талию. Я шла улыбаясь, иногда поворачиваясь и утыкаясь лицом в его плечо, не обращая внимания на то, что разорванная юбка обнажает бедра при каждом шаге.

Ждала лишних вопросов, ведь некоторые видели меня с Генри, но вместо этого ловила на себе одобрительные взгляды. А уж какими комплиментами меня осыпали! От некоторых становилось неловко.

Огромный, седоусый байкер, похожий на скандинава, пристроился рядом, то и дело поглядывая на меня.

– Питон, ты просто обязан жениться на девушке с такой задницей! Если он не сделает тебе предложение, крошка, байк старины Ульфа всегда для тебя свободен, – подмигнул он.

Я прижалась ближе к Дику, борясь с желанием перебежать на другую сторону. – Прекрати так на нее пялиться, Ульф, – ворчливо, точно ленивый волк, огрызнулся Торн.

– Хей, Ульф! Если твоя Герта узнает, что ты смотришь на сторону, оторвет тебе яйца, – поддел кто-то из толпы.

Все дружно заржали. И я ощутила, как тело покидает напряжение, осознав, что тут такие поддевки в порядке вещей. И все получают от них удовольствие. И Ульф в принципе не собирался меня уводить от Торна, а лишь делал своеобразный комплимент. Несмотря на пошлость шуток, я почувствовала себя спокойно. Мне были приятны эти люди и атмосфера. Впервые за долгое, долгое время я была счастливой.

– Держи ее крепче, Питон, – не сдавался Ульф, явный ценитель женских достоинств. – За такой девушкой не я один попробую ухлестнуть. И не смотри на меня так, красавица. Я по-рыцарски. Ух, как ты двигаешься. Питон, где нашел чудо при твоей-то вечной занятости?

– Смотрите! Пряник!

Упитанный мопс добро семеня коротенькими ножками бежал по песку, в зубах у него было нечто блестящее, при ближайшем рассмотрении оказавшееся бюстгальтером. Весьма впечатляющего размера. Пряник задорно хрюкнул, подкатившись прямо к моим ногам. Остановился, упал на спинку, несколько раз перевернулся, так что одна глубокая чашечка оказалась надета на его морду. Совершив этот пируэт, довольный пес гордо посеменил к хозяину.

– Вот, – сказал Ульф, подняв вверх толстый палец. – Даже псина ухаживает. Кувалда, или это ты пса к женщине Дика с подарками подсылаешь?

Ой, тут и Кувалда! Он точно про Генри знает. Я встретилась глазами со здоровяком, который подкатывал ко мне в первых день знакомства с Диком. И обнаружила, что тот гримасничает, самым жутким образом подмигивая Торну и показывая ему большой палец.

Обнаружив, что я на него смотрю, Кувалда сделал настолько невинное лицо, насколько была способна его наглая физиономия.

– Привет, красотка! Подойдет для тебя?

– Я не настолько шикарна, – развеселилась я, поднимая вещицу. Размеры были такие, что хоть на голову чепчиком надевай. – Надо хозяйку найти.

Ульф, потянулся к верху купальника, блестящие золотые пайетки сверкали на солнце, но Пряник неожиданно взбунтовался и отступил на шаг, предупреждающе гавкнув.

– Ну-ка, дай сюда!

Кувалда взял предмет женского туалета и принялся вертеть его в руках. Пряник довольно сопел, всем своим видом показывая, какая крутая добыча.

– Хм…судя по объёмам дынек, у девочки фигурка что надо, – пробормотал байкер. – А если сиськи еще и настоящие, а не силиконовые, то я бы даже женился. Правильно Шери говорит, эту шикарную вещь какая-то

Золушка потеряла. Туфлю я бы в жизни не поднял. А на это смотрю и сразу принцем в поиске себя чувствую.

– Пряник, признавайся, у кого ты это украл? – не сдерживая улыбку, спросила я, представив себе девушку, которая зашла в кабинку переодеться и … не увидела важную часть своего купальника. Хотя, судя по свободным нравам местной публики, возможно, незнакомка даже не заметила его отсутствия.

Кувалда приосанился и пригладил волосы, а затем поднес ладонь ко рту и дыхнул.

– Ребята, у кого-нибудь есть жвачка?

– У меня есть клубничная, – я вытащила из кармана пачку и протянула парню.

– Отлично! – Кувалда отправил в рот пару пастилок и вернул мне упаковку. – Вкусно. А то у меня только презервативы с клубничным вкусом, не стану же я их жевать…хотя девчонкам нравится облизывать.

Пряник неожиданно сорвался с места, и его хозяин поспешил за ним. Принц. Потому что принцы, как и Золушки, бывают разными.

– Мне ребята сказали куда мой трейлер поставили, – вдруг зашептал в ухо Питон. – Хочешь посмотреть?

– На что? – удивилась я, с трудом представляя как трейлер может конкурировать с красотами праздника и чудесной компанией, которая нас окружала.

– Покажу какой он классный внутри. Там много интересного. Например…Я.

Черт, а трейлер может конкурировать с праздником. Еще как.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю