290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ты просто бомба, детка (СИ) » Текст книги (страница 12)
Ты просто бомба, детка (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 16:30

Текст книги "Ты просто бомба, детка (СИ)"


Автор книги: Ева Маршал






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 14 страниц)

Глава 29. Спасение рядового Вишенки

Ричард Питон Торн

Воздух казался раскаленным. Всему виной вовсе не адская жара, пылающая снаружи моего трейлера. Никогда не думал, что буду отбивать девчонку у собственного сына. Скотский поступок, недостойный любящего отца. Но они расстались. К тому же это было решение самой Вишенки. Она теперь принадлежит только мне, и я руки оборву и засуну в задницу каждому, кто осмелится протянуть клешни к моей девочке. Даже, если это будет Генри, который сейчас сидит передо мной, опустив голову.

– Знаешь уже? – спросил я, всучивая ему бокал с виски. – Извини, весь лед утащили ребята, так что пей так.

– Спасибо, – тихо отозвался сын.

Неожиданно он пригубил алкоголь, а затем сделал и вовсе невероятное – допил бокал до конца одним глотком и вернул мне.

– Не хочу, чтобы ты считал меня козлом, – заявил я. – Но ты должен принять тот факт, что мы с Шерри теперь вместе.

В голове сплыли обрывки воспоминаний. Я – совсем еще мальчишка. Встаю посреди ночи, чтобы сменить маленькому засранцу подгузник. Он орет как резаный, а Миранда дрыхнет на тахте. Я не могу слушать этот крик, затыкаю уши, но потом поднимаюсь и беру его на руки. Мой ссыкун сразу успокаивается. Быстрый залет моей школьной подружки обернулся самым большим приключением в моей жизни. Я стал отцом.

– Пап…не буду скрывать, вначале я злился, но больше от того, что моя спланированная жизнь полетела в жопу. Прости.

– Не извиняйся, – хмыкнул я. – Со мной можешь называть вещи своими именами. Я готов выслушать, все, что ты обо мне думаешь.

– Шерон… Она такая…

Я ощутил, как каждая клеточка моего тела напрягается, шлюха-ревность царапнула прямо по сердцу своими острыми коготками. Блядь, слишком сильно запала мне в душу детка. Вначале была сводящая с ума похоть, но сейчас я понял, что рядом с ней чувствую себя другим. Я хотел видеть в ее глазах желание, хотел слышать смех, хотел просыпаться рядом, после ночи, проведенной вместе.

– Она была несчастной со мной, а я… Я, вообще, наверно никогда не жил своим умом. Дела, что мне говорят, старался быть правильным парнем. Делать все, как полагается, – он неопределенно махнул бокалом. – Хочешь знать правду? Мне давно уже нравится другая девушка. Она взбалмошная, дурная на всю голову, как выражается моя мать, но именно от нее у меня сводит член в штанах. Каждый раз, когда она рядом, я словно сам не свой. Хочется задрать ей юбку и засадить поглубже, чтобы, наконец избавиться от огня, пожирающего меня изнутри. Считаешь меня ненормальным?

– Почему? – задумчиво отозвался я. – Страсть – это совершенно нормально, что бы там не внушали тебе твоя мама с отчимом. Ты все-таки мужик. Самец. Желание обладать женщиной, которая нравится – это нормальный инстинкт, Генри. Так задумано природой. Не стоит стыдиться этого желания.

– Кстати о Кшиштофе, – мрачно произнес Генри. – Он винит меня за скандал на помолвке… И, знаешь что? Мне насрать!

– Ну и правильно, – улыбнулся я.

– Представляю, какой с ним удар случится, когда я приведу на семейный обед Хлою, – продолжал духариться мой сын.

– Вот как? – удивленно заметил я. – Хм…

– Она такая заводная, импульсивная, сексуальная. Но ей вечно нравятся плохие парни, на меня даже и не посмотрит. Презирает! Впрочем, мне от самого себя противно уже… Пап?

– Да Генри.

– Черт, пап, прости меня ладно? Я только сейчас понял, как много времени потерял, играя чужую роль. Шерон показала мне, что бояться не надо. Надо бороться за свою жизнь и свои желания. И я рад, что она будет с тобой. Только не обижай ее ладно? Она такая… Да ты лучше меня знаешь, какая она! Я хочу, чтобы она была счастлива.

– Постараюсь, – кивнул я. – А ты иди и наконец, и задери юбку Хлое, если так уж этого хочешь.

– Она меня пошлет.

– А ты попробуй, только без этого твоего занудства. Прямо скажи девочке, что хочешь ее.

– Ладно, – неуверенно сказал Генри и встал, чтобы налить себе еще стаканчик виски.

В кармане штанов завибрировал айфон. Пришлось достать, чтобы отключить. Звонил партнер по бизнесу. Потом перезвоню. Взгляд зацепился за уведомление о пропущенном смс. И знакомый до боли номер Вишенки. Она отправила голосовое сообщение. Странно, почему не услышал? Ах да… Я же сам выключил звук. Торопливо нажал на зеленый значок и услышал сбивчивую речь Шерон:

Дик! Не смогла до тебя дозвониться. У Хлои в квартире потоп и, кажется… Пожар. Мы срочно уехали туда. Если сможешь, приезжай тоже. Вдруг понадобится твоя помощь.

– Что-то случилось? – Генри вернулся с полным бокалом и сделала пару глотков. – Хочешь, и тебе налью?

Отрицательно покачал головой, набирая номер Шерри. Короткие гудки. Ее телефон выключен. Странно, очень странно.

– Пап?

– Подожди, Генри, – отмахнулся я.

Хлоя тоже не отвечала.

Происходящее мне совершенно не нравилось. Детка, куда же ты вляпалась, милая?

Мне показалось, что я находилась в темноте целую вечность. Не знаю, сколько мы ехали, может пару часов, а может и всю ночь. Я слышала стоны Хлои, но в ответ могла лишь мычать. Вонючий кляп во рту мешал говорить. Я давно оставила попытки освободиться. Чем больше дергалась, тем сильнее веревки впивались в запястья, причиняя боль.

Внезапно машина резко остановилась и через несколько мгновений дверь распахнулась, впуская лунный свет.

– Что сучки, соскучились? – раздался мерзкий голос одного из похитителей.

Он грубо хватает меня и рывком вытаскивает наружу. Падая, вся внутренне сжалась, в ожидании удара и боли, но земля оказалась мягкой и влажной, я уткнулась в нее лицом. Рядом что-то глухо плюхается. Хлоя! Сдавленный стон подруги извещает о том, что она приземлилась не столь удачно как я.

Скоты!

Пытаюсь разглядеть лицо бугая. Он, весьма кстати сняв маску, демонстрирует опухшую морду. Неверный свет луны играет на рубцах и ямках от прыщей. На нем какая-то затрапезная футболка в пятнах и разводах.

– Кто будет тащить этих кобыл? – кто-то спрашивает совсем рядом.

– Сами дотопают, пока еще могут, – глумно смеется Бобби.

Бугай нагибается ко мне, обдав резким запахом пота и свежего пива, бесцеремонно хватает меня за шиворот и ставит на ноги.

Так вот откуда эти пятна – облился в машине, пока нас везли, приходит неуместная мысль. Я ловлю взгляд Хлои все еще лежащей на траве. Она испугана не меньше, чем я, в ее глазах пылает ярость. Похоже, она протрезвела за время поездки. Слава богу! Я так боялась, что ее начнет тошнить и она задохнется, а я не сумею помочь.

Я торопливо осматриваюсь, пытаясь понять, где мы находимся. Старый дом с заколоченными окнами и заросшим садом. Судя по всему, здесь давно никто не живет.

Перевожу взгляд на ее придурка-бывшего. Что задумал этот урод? Он нагибается к Ло, сверкает лезвие складного ножа, и я снова внутренне сжимаюсь, подаюсь вперед со сдавленным мычанием. Он ухмыляется мне и просто разрезает скотч, стягивающий ее лодыжки.

Хлоя пытается встать, но со связанными за спиной руками ей это удается только со второй попытки. Бобби поворачивается, чтобы освободить и мои ноги, и в этот момент получает смачный пинок прямиком в тощий зад. Нелепо полетев вперед, Бобби тоже ткнулся мордой в землю. Подруга, воспользовалась шансом, на удивление ловко вскакивает, пытаясь бежать, но ее останавливают подельники Боба. При этом они давятся хохотом и подкалывают незадачливого дружка.

Сам он поднимается с перекошенной рожей, отплевываясь и матерясь на чем свет. Я инстинктивно отодвигаюсь подальше, насколько возможно со связанными ногами. Во взгляде этого ничтожества отчетливо видно безумие.

– Ах ты, сука! – рычит Бобби.

Развернувшись, он отвешивает Хлое звонкую пощечину.

Подруга, вскрикнув, пытается вырваться, но ее держат за руки.

– Ну, ничего, сейчас ты за все ответишь.

Сердце бешено колотится в груди, я понимаю, шанс выбраться из переделки просто ничтожный. Есть надежда, что нас кто-нибудь видел и вызвал полицию. Боже, хоть бы Дик прослушал сообщение! Но чтобы их убедить, что нас похитили, потребуется время. И на то, чтобы найти тоже. А если хватятся нас не сразу, бог ведает, что эти ублюдки успеют с нами сотворить. От паники и ужаса стало дурно, перед глазами помутилось.

– Топай, сука! Чего застыла?

И как? У меня же ноги связаны! Едва сдерживая слезы, возмущаюсь я сквозь кляп. Мое жалкое мычание вызывает лишь новый приступ веселья у мучителей.

– Что ты сказала? Говори четче? – переспрашивает второй дружок Бобби, худой, высокий и с сальными давно немытыми волосами до плеч.

Вместо помощи, меня ощутимо толкают в спину, и я падаю на четвереньки. Раздается новый взрыв хохота. Придурки веселятся.

– Отличная поза! Может, прямо сейчас вдуем? Что скажешь, Боб?

Бобби, размахивая ножом-бабочкой как грабитель из кинофильма приближается ко мне. Я слежу за сверкающим лезвием, не веря, что это происходит со мной. Так, Шерон, успокойся. Не показывай слабость. С психами нельзя давать слабину.

В голове всплывают обрывочные сведения из инструкций, как вести себя, если тебя взяли в заложники. Быть смирным, не выводить из себя агрессора. Не смотреть в глаза. Опускаю взгляд, и становится немного легче. Как ни странно, это действует. Бобби, лишившись зрителя, перестает выпендриваться и освобождает мне ноги.

Нас заводят в дом и приказывают спуститься в подвал. Страшно, очень страшно! Тусклый свет одинокой лампы, сменяется ярким лучом прожектора, направленного прямо в лицо. Он слепит, заставляя глаза слезиться. Я верчу головой, пытаясь укрыться от этого сжигающего сетчатку света.

– Ну что, Ло, думала, что так легко отделаешься, да? – Бобби демонстрирует камеру и смеется. – Помнишь ее, да? Вижу, что помнишь.

– Может, хоть рот освободим девкам? – вопрошает прыщавый тип. – Чем они сосать будут?

– Не терпится, чтобы сучки член тебе отгрызли? – подкалывает его худой.

– Да пошел ты!

Кляпы нам все же вынули, похитители не опасались, что мы будем звать на помощь, все равно никто не услышат.

– Тебя посадят! – выдохнула Хлоя. – И твои дружков-педиков тоже!

– Заткнись! Я не педик!

– Станешь! – парировала она.

Прыщавый бугай подался было к Хлое, но его жестом остановил Бобби

– За что? – притворно удивился он. – Нас здесь нет, мы сейчас развлекаемся на вечеринке у Кейти.

– Что вам от нас нужно? – шепчу, пересохшими губами. Язык еле ворочается во рту.

– А ты не догадываешься? Бар «Свобода». Толпа байкеров на одного. Помнишь, как вы наблюдали, как ваши приятели издевались надо мной? Ни одна не вызвала полицию, – взвизгнул мудак. – Я говорил, что отомщу? Теперь вы на моем месте.

– Тебя поимели мужики, а ты собрался мстить девушкам? Тебе самому-то не стыдно?

– Молчать сука!

Он бросился ко мне, и я шарахнулась прочь, но уткнулась спиной в бетонную стену.

– Сейчас и тебе засадим во все щели, да так что скулить будешь от счастья, – шептал Бобби, брызгая слюной. – А, может, вы к этому привычные? Кто знает, чему там вас научили ваши любимые байкеры.

Он сунул камеру худому и вновь достал нож.

– Как только приступлю – снимай. Начну, пожалуй, с нее, – заявил он. – Вторая ваша. Я ее уже поимел во все дыры, ничего нового не узнаю.

Я поползла вдоль стены, тщетно надеясь, что все это злая, очень злая шутка. Сейчас они рассмеются и скажут нам валить отсюда… Но нет. Бобби, натянул на голову маску и направился ко мне.

Боже! Почему я? Что я ему сделала?

Ответ на вопрос последовал незамедлительно:

– Давно хотел трахнуть эту снежную, блядь, королеву. Вся из себя такая правильная. Надменная тварь из высшего общества. Посмотрим какая она там – под юбкой.

– Боб, ты с ума сошел?! – спросила я, голос предательски дрожал. – Попугали и хватит.

– Советую вести себя хорошо и подмахивать, – он угрожающе навис надо мной.

– Не трогай ее, ублюдок! – вопила Хлоя, которую уже вовсю лапал прыщавый тип.

Она отбивалась, угрожала и дралась не на жизнь, а насмерть, только силы были неравными.

– Хочешь провести оставшиеся дни за решеткой? – пыталась я призвать к доводам разума.

Бобби никогда мне не нравился, но ведь не был раньше таким идиотом.

– Поговорим после того, как у меня будет видео, как тебя одновременно дерут двое парней. Думаешь, сможешь пойти в полицию, зная, что станешь достоянием Интернета? Нет, крошка. Ты будешь держать рот на замке. Думаю, такая ты нахер будешь не нужна твоему женишку и его богатенькой семье. Кому нужна жена-шлюха?

– От вашей трепотни у меня упал! – рыкнул прыщавый. – Харэ лечить телку, пусть открывают рты только по делу.

Боб толкнул меня на грязный матрас, лежащий в углу.

– Ты прав. Пожалуй, начнем, – заявил он, растягивая ширинку и обернулся ко второму: – Люк, ты снимаешь?

– Ага. Ставь ее раком, так ракурс получше будет.

– И сразу в зад засаживай, обойдемся без прелюдий. Только хардкор!

Они снова заржали как полные утырки.

– Мудье! Когда Дик вас найдет, вас самих раком поставит, – кричала Хлоя, пытаясь вырваться из цепкого захвата.

– Дик? О, да! Этого черта тоже ждет «приятный сюрприз», я об этом позаботился, – прошипел Бобби. – Сегодня все получат по заслугам.

Его лицо приняло жесткое выражение.

Глава 30. Найти и обезвредить

Мир вокруг меня осыпался на множество осколков, я с трудом сфокусировал взгляд на Генри.

– Пап, что-то случилось? – полный тревоги голос моментально выдернул меня из оцепенения.

– Пока не знаю, – коротко отозвался я, продолжая вертеть в руках телефон. Если смартфон Вишенки выключен, значит так просто его не отследить. До дома Хлои ехать часа полтора, а по вечерним пробкам еще больше.

– Ты на своей тачке приехал? – оборачиваюсь к сыну.

– Да, – кивает он и тут же вновь требует у меня ответ: – Что случилось? С Шерон или… Это Хлоя, да? Она опять вляпалась в неприятности?

– Возможно.

Взгляд опускается на смартфон, который я все еще сжимаю в своей ладони. Еще немного и идеальный экран нового телефона лопнет, так сильно я его сдавливаю. Минутное замешательство проходит, паника отступает на второй план. Я ищу в контактах нужный мне номер. Чак Браун. Давний приятель, он живет неподалеку. С третьего гудка он берет трубку, и я облегченно вздыхаю.

– Дик? Чертов Дик Питон? Как поживаешь, давно не звонил, говнюк, – раздается веселый голос с того конца сети.

– Чак, у меня важное дело, – перебиваю я и коротко объясняю ситуацию.

Он моментально затыкается и слушает.

– Понял. Сейчас заведу байк и сгоняю, гляну.

Я отключаюсь и жду. Десять долгих минут тянутся словно несколько часов. Генри несколько раз порывается выскочить, чтобы ехать самому, но я останавливаю его, ведь он выпил не одну порцию виски. Наконец, раздается звонок.

– Я на месте, вроде все нормально. Хотя…

– Что там Чак? – голос звучит холодно и спокойно, но внутри меня бушует долбаная буря.

– Дверь не заперта. Просто прикрыта. Я вхожу.

В паузе послышалось приглушенное ругательство.

– Да тут погром в прихожей! Полка валяется на полу, какие-то осколки, косметика и женская босоножка. Одна штука, остальные на обувнице.

– Какая, Чак? Как она выглядит?

Друг описал босоножку Шерон.

– Проверяю, есть ли кто еще.

Раздался его голос, зовущий хоть кого-нибудь

– Девчонок тут нет. Никого в квартире. И никакого потопа или пожара, как ты говорил. Даже намека нет.

– Блядь! Чак, еще что-то есть? Не знаю… Записка? – это звучало глупо, но я цеплялся за что угодно.

Мне был нужен хоть какой-то намек, на то, что там произошло. Девочки доехали до квартиры, а там их кто-то ждал?

– Нет, в квартире все чисто. Бардак только в прихожей. Как будто их взяли прямо оттуда.

– Может, капли крови… сукин ты сын! Ищи хоть что-нибудь, что поможет нам их найти! – почти проорал я в трубку.

– Дик, не кипятись. Сейчас узнаю, что смогу. Дай мне немного времени… О, кажется, я вижу соседку. Старая клюшка смотрит на меня через цепочку из квартиры напротив. Щас схожу к ней.

Проходит пара секунд, и я слышу его приглушенный голос, ставший учтивым и почти вежливым.

– Миссис, доброго вечерочка. Отлично выглядите, эта очки вам так идут.

Он все-таки скинул, оставив меня в полной неизвестности. Проходит целая вечность, прежде чем Чак вновь мне перезванивает.

– Старая кошелка спала, когда все случилось. Ее разбудил шум. Она побоялась открывать, а в глазок толком ничего не увидела, только спины. А потом ей закрыли глазок, перепугав до смерти. К счастью, ее окна выходят на выезд из парковки, и она сообразила выглянуть. Вовремя, почти сразу от дома отъехал подозрительного вида фургон. Старушка одинока, и часто сидит у окна, она выучила все машины жильцов, потому точно знает, что этот – не местный. Так что она успела сфотографировать его на всякий случай. Там даже видно номер. Лови фото.

– Боже храни наблюдательных старых леди… – проворчал я, чувствуя, что мы напали на след.

Фотография нечеткая. Все же расстояние приличные и на улице темно, но номер как раз попал в свет фонаря, и этого оказалось достаточно. Я пересылаю ее одной знакомой, которая после некоторых уговоров соглашается пробить владельца фургона.

Снова звонок, я уже не дергаюсь как раньше. Не время поддаваться панике.

– Питон, будешь должен, – мурлычет женский голос.

– Кейси, у меня есть девушка, – отвечаю я.

– Когда тебя это останавливало, Дик?

– В этот раз все серьезно.

– Ладно. Если передумаешь, ты знаешь, где меня найти, – она звучит немного сухо.

– У меня другое предложение. Пожизненный бесплатный автосервис.

– Идет! – поспешно соглашается Кейси, и я по голосу слышу, что она довольна.

Я разглядываю скрин сделанный с экрана ноутбука. Люк Грин. Возраст, адрес регистрации, телефон и координаты его текущего местонахождение. Долбаные цифры!

– И что мне с этим делать?!

Вполне может статься, что фургон угнали, а этот самый Люк Грин дрыхнет в своей постели и знать про то не знает, а мобильник валяется рядом. Или координаты указывают на Аляску. Но делать нечего, других зацепок у меня нет, и я ввожу данные в навигатор. Пальцы дрожат, я дважды ошибаюсь при вводе, но, наконец, вижу адрес.

– Что за херня? Там же ничего нет, – бормочу, растерянно уставившись на точку за чертой города.

Навигатор не отображает толком этот район. Одна радость, это не на Аляске, ехать каких-то минут тридцать. Не так далеко, надо проверить.

– Дай ключи от машины, – требую я у Генри.

– Держи, – ни секунды не ломаясь, и не напоминая мне, о том, что я выпил, говорит сын.

– Едешь?

– Еще спрашиваешь?

Мы выскакиваем из трейлера и бегом несемся к припаркованному «Веному». Вставляю ключ в зажигание и сглатываю вставший в горле колючий комок. Чтобы прогнать непрошеные мысли и действовать холодно, требуется серьезное усилие. Только бы жива была, только бы не пострадала. В голове возникла отчетливая мысль: кто бы ни были эти уроды, если они хоть пальцем тронули мою Детку, я убью их.

– Эй, Дик, уже уходишь? – рядом раздается смешок Кувалды.

Он стоит рядом и заглядывает в низкое окно.

– С Шерри и Хлоей беда. Кажется, их похитили, – не оборачиваюсь, бросаю я и даю по газам.

– Сейчас парней соберу! – орет вслед разом протрезвевшим голосом рыжий. – Мы на хвосте!

На бешеной скорости вылетаю с парковки. Шины визжат, когда выворачиваю на шоссе. Хорошо, что мы довольно далеко от города, и на трассе можно не снижать скорость. Вряд ли наткнемся в такое время на патрульных. Даже Генри помалкивает, и не гундит насчет правил, лишь сверлит мрачным взглядом дорогу и стискивает кулаки.

– Держись, Детка. Я уже еду. Держись милая, – непроизвольно шепчут мои губы.

Кажется, я побил все рекорды скорости. Сын рядом бледнел, зеленел и даже грубо выругался себе под нос, когда мы едва разминулись с невесть откуда взявшимся грузовиком. После я все же немного сбавил. Девчонкам не поможет, если мы бездарно сдохнем по дороге. К тому же пошел проселок, дорога стала петлять среди деревьев, свет фар все время терялся в густых кустах, и мне казалось, что все это какой-то кошмарный сон.

Генри перенес данные о маршруте в бортовой компьютер «Венома», а затем принялся мучить свой мобильный, раз за разом набирая номер Шерон, но ему так никто и не ответил. Неожиданно ожил мой телефон. Мелькнула мысль – хоть бы Шерон. Не отрывая глаз от дороги, я снял трубку.

– Алло!

– Дик, – раздался расстроенный голос Молли. – Дик! Тут… О, Дик! – слова прервались рыданиями.

– Я занят. Сейчас не могу, – даже не потрудившись сбросить вызов, я швырнул мобильник на торпеду.

Его подобрал Генри и приложил к уху.

– Алло, это Генри, сын Ричарда Торна. Да. Нет. Он за рулем, это может подождать до зав… – он вдруг замолчал и принялся внимательно слушать. – Подождите, я передам ему трубку.

Я зло покосился на сына. Неужели он не понимает, что сейчас нет ничего важнее, чем как можно быстрее добраться до гребаной точки на навигаторе?

– Пап, это действительно важно.

В выражении его глаз мелькнуло что-то такое, что я взял телефон из его рук.

– Слушаю!

Раздался судорожный всхлип, и какой-то шум и вой сирен на фоне.

– Да говори же, мать твою! – рыкнул я, едва сдерживаясь, чтобы не выбросить проклятый мобильник в окно.

– Дик, «Свобода» горит! Все пропало! – она снова принялась рыдать.

Меня точно оглушило. Не знаю, каким чудом я удержал руль онемевшими пальцами.

– Повтори?

– Я была в туалете, когда это началось. Хорошо, что тут никого не было сегодня. Бар вспыхнул мгновенно, точно его подожгли сразу с нескольких концов. Что-то взорвалось. Я бежала… Было много дыма… Все случилось так быстро!

– Молли, ты цела? Никто не пострадал?

– Ерунда. Ногой ударилась, когда бежала, но наш бар… Его больше нет, Дик! Тут пожарные и полиция. Я должна дать показания. Ты приедешь?

– Я не могу.

– Что?.. – она даже перестала шмыгать носом.

– Я не могу сейчас приехать, Молли. У меня есть дело поважнее.

– Дик! Этот бар был для тебя всем! Что может быть важнее «Свободы»? – кажется она задохнулась от возмущения.

Перед глазами встало лицо Шерон. Тысяча эмоций и выражений промелькнули в один момент. Я понял, что собственными руками сжег бы все, что угодно, если бы это гарантировало ее безопасность.

– Любовь, – выдохнул я, вешая трубку.

Наконец, навигатор сообщил, что до цели считаные ярды. А справа от дороги показались какие-то приземистые строения в окружении старых, заросших сорняками полей и заброшенного одичавшего сада.

– Кажется, тут было чье-то ранчо. Ты уверен, что мы приехали туда, куда надо? – напряженно поинтересовался Генри.

– Я ни в чем, на хрен, не уверен! – рыкнул я.

«Веном» затрясся на ухабах. Асфальт, ведущий к постройкам, местами вздыбился, и растрескался. Сквозь него пробивалась трава. Машина чиркнула брюхом, но ни один из нас не придал этому значения.

– Дик, там фургон! – вдруг подскочил Генри, указывая пальцем куда-то в сторону сада. – Это тот самый?

– Сейчас увидим.

Через полминуты, мы запарковались рядом.

– Они точно были здесь. Надеюсь, что все еще здесь, – глухо произнес я, чувствуя, как кровь стучит в ушах.

Откуда-то изнутри поднималось тихое бешенство. Кулаки стиснулись, а в голове, напротив, разливалось холодное спокойствие. Если они что-то сделали с Шерон…

Я принялся осматривать фургон. Крови не было, как и каких-то еще следов, говорящих о насилии. А вот трава примята, словно тут кто-то валялся. Чуть поодаль я обнаружил обрывки клейкой ленты…

Боже, сделай так, чтобы с моей Шерри все было хорошо. Она такая нежная девочка, она такого не заслужила!

Мою безмолвную молитву прервал Генри. Он уже стоял на полусгнившем покосившемся крыльце и дергал дверь.

– Пап, тут заперто!

– Ломай, – я направился к нему.

– Я вызову полицию, – он схватил мобильник и принялся звонить в девять-один-один.

Я прошел мимо растерянного Генри и с размаху ударил в дверь ногой, как учили в армии. Вот. Не зря потратил в свое время два года своей жизни. Думал, кроме выплаты за контракт, мне это ничего не принесет. Ан, нет. Приобретенные навыки тоже не раз выручали.

Ржавые петли не выдержали, и со скрежетом вырвались из косяка. Дверь с грохотом упала на пол. Внутри было темно, и я пожалел, что в спешке не прихватил фонарика или чего-то еще.

– Посвети! – попросил сына, и принялся озираться в поисках какого-нибудь оружия.

Генри включил фонарик на телефоне. Луч света побежал по заброшенной гостиной. Осветил старый стол со смятой скатертью и кипой газет, оборванные занавески, продавленный диван с вытертой обивкой, разбитый сервиз подле шкафа и везде пыль, пыль, пыль…

И отчетливые следы ног на ней, ведущие к двери в закутке.

Я уставился на четкий отпечаток босой ступни. Маленький и аккуратный. Все. Вам пи*дец!

Именно этот удачный момент выбрал какой-то молодчик, чтобы появиться из той самой дверцы.

– Э? Какого хера вам тут пона…

Договорить он не успел. Схватив ближайший стул, я грохнул им о стену, и оставшимся в моих руках обломком отоварил его по шее. Чувак опал как озимый, даже не пикнул. Его успел подхватить Генри и, морщась, принялся проверять пульс.

– А если бы ты его убил?

– Мне очень хотелось.

Я двинулся было вниз по лестнице, когда Генри ухватил меня за руку.

– Погоди! Давай дождемся полицию, они будут с минуты на минуту.

Я бросил на него тяжелый взгляд.

– Мы не знаем, сколько их там, – продолжал тараторить шепотом сын. – А вдруг у них оружие?

В этот миг снизу раздался истошный женский крик:

– Памааагиииите!

Оттолкнув меня в сторону, сын бросился вниз первым.

Удивленный его прытью, я медлю лишь мгновение, да и то скорее от неожиданности. Молодчики внутри, уже сообразили, что их подельник неспроста не вернулся, и успели приготовить нам теплый прием. Успеваю ухватить Генри за шкирку и дернуть назад в тот момент как перед его носом свистит бейсбольная бита. После чего ускоряюсь, врываясь внутрь. Мгновенно оцениваю обстановку.

Два кента в лыжных масках. Потрепанный матрас в углу. Перепуганные глаза девушек. Хлоя прикрывает руками обнаженную грудь. Шерон… Моя Шерри смотрит на меня так, что я готов ушатать весь мир голыми руками за такой взгляд. И тут Генри слетает с катушек. Бросается на ближайшего к нему чувака и с размаху впечатывает ему кулак в челюсть. Морщусь. Чудо, если сын не переломал себе пальцы.

Любоваться долго некогда, беру на себя второго. Этот бугай. Ловко уходи от первого удара и едва не достает меня снизу. Испуганно всхлипывают девушки. Бита свистит в миллиметрах от моего подбородка, но я успеваю среагировать. Отшатываюсь и перехватываю грозное в умелых руках оружие. Выворачиваю из рук простым приемом, и торцом двигаю громиле под дых. Тот сгибается пополам, хватает ртом воздух. А я добавляю ему по затылку. Аккуратненько. Ровно столько, чтобы угомонить, но не навсегда, как бы не тянуло это сделать.

Поворачиваюсь, проверить как дела у сына. Но моя помощь не нужна. Генри сидит верхом на ублюдке и методично месит ему лицо.

– Хватит! – кладу руку на плечо и оттаскиваю его в сторону. – Прекрати, он уже готов.

И тут мой взгляд падает на залитое кровью лицо засранца.

– Бобби?!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю