332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрей Щупов » Поединок » Текст книги (страница 21)
Поединок
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:41

Текст книги " Поединок"


Автор книги: Андрей Щупов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 23 страниц)

Глава 46

На совещание к полковнику Кравченко Лосев прибыл в четыре утра. Здесь он доложил о том, что обнаружили кандагаровцы на чердаке:

– Поиски сосредоточили на двух основных пунктах – Ипатьевской часовне и Малаховском соборе. Рассудили, что весь город террористам не охватить, а потому они постараются действовать наверняка. Словом, нашли подходящую крышу с чердачным окном, там и оказался тайник с оружием. Все к удару было подготовлено неплохо. План такой: как только кортеж свернет в Университетский переулок, боевики откроют огонь. Очевидно, что в переулке заговорщики организуют митинг из горожан мусульманской диаспоры. Сценарий, думаю, будет простой. Сразу после выстрелов по машине патриарха террористы начнут бить по верующим, встречающим кортеж. Тем самым начало религиозной вражды будет положено: христиане от теракта пострадали? Пострадали. А кто там выступал с плакатами против них? Мусульмане. Они-то и станут виноватыми. Ну а дальше дело техники, как и до каких масштабов раскрутить этот конфликт. Что касается непосредственно исполнителей, то на всю операцию им потребуется секунд тридцать – сорок, после чего они побросают стволы и рванут в разные стороны – путей отхода там хватает. Кроме того, на соседней улице мы обнаружили подозрительный пикап с полным бензобаком и скорее всего липовым номером. Соответствующий запрос в ГИБДД уже сделали. Там этим вопросом сейчас занимаются. Машину специально поставили заранее, потому что в день визита район будет оцеплен милицией и въехать без соответствующего пропуска вряд ли удастся, а вот выехать – проблем никаких. Транспорт на ходу, хотя внешний вид довольно убогий, но зато нет опасности, что уведут. Думаю, именно так террористы и попытаются скрыться. Правда, они пока не знают, что под колесами у них «ежики».

– Какие еще ежики? – удивленно спросил полковник.

– Обыкновенные. Мы такие гадости еще в детстве мастерили. Досочка и пара гвоздиков. Конструкция простая, но эффективная. Кроме того, обезвредили и оружие на чердаке. Во всяком случае, стрелять оно уже точно не будет, но в рукопашном бою еще может пригодиться.

– Что ж, остается поблагодарить вас за отлично проделанную работу и обсудить наши действия на завтра. – Кравченко посмотрел на часы и поправился: – Вернее, уже на сегодня.

План операции по захвату террористов разрабатывался в мельчайших деталях. На подступах к дому и на самом чердаке установили постоянное дежурство, расставили наблюдателей, снабженных рациями, и по близлежащим окрестностям. В штаб оперативно поступала информация обо всех происшествиях в городе, которые могли бы иметь отношение к теракту. Сюда же направлялись сведения и о подозрительных задержанных. Огромные человеческие ресурсы были задействованы для успешного проведения операции, старались предусмотреть все возможные и невозможные неожиданности.

После совещания, когда план действий был наконец утвержден и команда «Кандагара» получила свое задание, Кравченко подозвал Тимофея:

– Кстати, сегодня утром Мусу замочили. Слышал?

– Нет, еще не слышал. – Лосев устало качнул головой.

– Ну Муса – ладно, а вот его гость был более крупной фигурой. Некий Буба Казанский. Ворон еще тот. Чиновник высокого ранга, но с блатными тесно был связан. Говорят, большими делами ворочал. В общем, есть опасение, что делишки этого снайпера скоро на нас будут списывать.

– Разве это плохо?

– А что ж тут может быть хорошего? Сам знаешь, какую волну поднимут в прессе насчет криминальных методов работы органов. Чертям тошно станет. А тут еще Рамапитек какой-то объявился. По слухам, держит мазу в самом центре города, а я о нем ни сном ни духом. Самое скверное, что скупает стратегические материалы – иридий и стронций. Причем называется это теперь макулатурой, улавливаешь?

– Как-как его кличут? – Тимофей от изумления даже открыл рот.

– Рамапитек. Хорошее погоняло, верно? Сейчас у нас кем только не называются – от шварценеггеров до штангенциркулей. – Кравченко с досадой сплюнул. – Ладно, этим дерьмом займемся позже, а пока сосредоточимся на главном…


* * *

Под самое утро Лосев вернулся в офис, чтобы подробно обсудить предстоящий день с ребятами, а также по возможности перехватить пару часиков сна. Его ждали, никто не спал. Исчезновение Лены взволновало всех. Хотя видимые основания для беспокойства отсутствовали. В офисе был полный порядок: свет потушен, дверь заперта, вещи лежали на своих местах. Только не верилось, что она могла среди ночи взять и уйти домой, особенно в сложившихся чрезвычайных обстоятельствах.

– Домой звонили? – сразу спросил Лосев.

– В том-то и дело, что никто не отвечает, – ответил Марат. – Может, конечно, не добралась еще, а по подругам вроде неудобно звонить в такой час.

– Вот изучаю Ленкины записи. – Сидя у монитора, Дмитрий планомерно проверял ночные файлы. – Вот же видно – сидел человек, работал. Четырнадцать звонков, около двух десятков радиоперехватов. Все занесено куда положено, хотя… – Он задержался на одной из строк. – Последней записи почему-то нет. Как раз значится моя телефонограмма для полковника. Звонок-то она сделала, а в файлах ничего не зафиксировано. Несколько странно…

– Так устал человек! Не робот же. Решила отдохнуть и ушла.

– Может, и так, только время проставлено не самое подходящее. – Дмитрий откинулся на спинку кресла, сунул в зубы спичку. – Три часа двадцать одна минута. Можно сказать, самая ночная кульминация… То есть, если бы она отлучилась часиков в семь, я бы понял. Сомлел человек, носом клевать стал – вот и отправился домой отдохнуть. Но кому придет в голову возвращаться домой посреди ночи!

– Если бы спать хотела, прямо здесь бы и легла. Она не раз так делала.

– Тогда бы мы ее здесь застали. Но офис-то был пустой, вот и получается неувязочка…

– Сдается мне, это те самые бандюки, которые трясли с нее наши камни. – Тимофей в досаде ударил себя по колену. – Знали ведь! Обо всем знали! И все равно пустили на самотек. А Ленка на нас полагалась, думала, защитим.

– Вот и защитили! – со злостью стукнул по столу Маркелов.

– А может, еще объявится? – предположил Мишаня. – Все-таки девчонка ночь не спала, устала. Она ведь одна тут сидела у телефонов. Домой пойти побоялась, забрела к какой-нибудь подружке и уснула. Утром проснется и прибежит.

– Может, и так. – Тимофей вздохнул. – Хочется в это верить. Версия-то правдоподобная.

– Конечно правдоподобная! Если бы ее похитили, то наверняка дали бы знать или требования хотя бы выставили, – продолжал Мишаня. – Так что раньше времени паниковать не следует. Утро вечера мудренее. А сейчас надо отдохнуть чуток, все равно ничего другого нам не остается.

Стали размещаться на ночлег. Настроение было неважное. Лосев подошел к Харитонову:

– Слушай последние новости. Этим утром Шаман вновь объявился. И словно по твоему личному заказу расстрелял нашего старого приятеля Мусу, а с ним Бубу Казанского и всю их охрану. Причем, судя по всему, все это он проделал в одиночку. А Мусу он, как и Рапу, предупредил о покушении заранее в вежливой письменной форме, представляешь?

– Ну такое количество услуг я, конечно, не заказывал. Все-таки детдомовское воспитание – манерам-то не обучен.

– Значит, придется над собой работать. Правильно говорят, что нет предела совершенству. Но тем не менее с ликвидацией Мусы твои проблемы автоматически снимаются. – Лосев похлопал Дмитрия по плечу.

– Предлагаешь поблагодарить Шамана?

– А почему бы и нет? – усмехнулся Тимофей. – Все-таки одну твою проблемку он решил. И вот еще байка от Кравченко на ночь, может, рассмешит тебя хоть немного. По слухам, в районе, где ты живешь, появилась новая группировка, занимаются ребята перепродажей стратегического сырья. Так вот во главе банды стоит Рамапитек. Как тебе такое погоняло? Чувствуется все-таки, что в криминальные ряды вливаются культурные люди.

От удивления Дима присвистнул.

– Да, брат, скрывать не буду – вот уж действительно рассмешил, причем, честное слово, до слез. Да, – добавил он после небольшой паузы, – в некоторых случаях, надо признать, органы у нас работают даже очень оперативно.


Глава 47

Было семь утра, когда Лосев поднялся и разбудил всех остальных. Ответственный момент приближался, и не мешало еще раз все перепроверить, чтобы избежать неприятных сюрпризов. Полковник Кравченко поручил команде Лосева наблюдение за эпицентром возможного теракта – домом в Университетском переулке.

Тимофей по-быстрому выпил чашку кофе и, прежде чем отправиться на место будущей операции, позвонил домой Лене. Телефон ее по-прежнему молчал. Дело начинало приобретать серьезный оборот. Он дал задание Сереге Маркелову съездить к ней домой, а также обзвонить все имеющиеся телефоны Лениных подруг. Другим членам команды он отвел на сборы час, после чего они также должны были прибыть в Университетский переулок.

Стас сразу же подсел к телефону и принялся набирать свой собственный номер.

– Хорошо тебе, ты всегда в окружении баб. А уж с Натальей своей и вовсе никогда не соскучишься, – с тоской в голосе сказал Мишаня и тоскливо вздохнул. – А я вот сериалы идиотские смотрю, с мультиками и новостями вечера коротаю…

Не слушая его, Стас плотнее прижал к уху трубку:

– Наталья? У тебя все в порядке? Что? А ты вчера вечером где была? Я тебе звонил, звонил…

Подразнив его из-за спины «козой», Мишаня шепнул Марату:

– Бьюсь об заклад, девочка опять что-нибудь сломала, уронила или потеряла.

– А ты и рад-радешенек!

– Почему? Я завидую. Мне, кроме работы, занять себя нечем, а у Стасика хлопот полон рот.

– Ну все, Наталья. Ничего больше не трогай, оставь все как есть… Когда приеду? Пока не знаю, скорее всего, поздно. Все, пока. – Стас положил трубку, с расстроенным видом почесал затылок.

– Ну как? Опять что-нибудь отчебучила?

Стас обреченно вздохнул:

– Брюки мои сожгла. Хотела погладить, глупыха, утюг включила, а потом вспомнила, что не достирала белье.

– Короче говоря, брюки сгорели, а ванную затопило.

– Примерно так. А кроме брюк еще и гладильную доску спалила.

– Это она, слава богу, вовремя заметила! – перекрестился Мишаня. – А то утюг до первого этажа мог бы прожечь все к чертовой матери.

– Шутник! – Стас вымученно улыбнулся. – Ладно, хрен с ней с доской. Новую куплю. Главное, квартира не сгорела.

Мишаня с торжественным видом поднял вверх руку, показывая на небо:

– Правду говорят, что браки совершаются на небесах. Вот она любовь! В самом натуральном виде. – Тут взгляд его скользнул на экраны камер внешнего наблюдения. – Ого, посмотрите-ка, кто к нам в гости пожаловал.

Кандагаровцы столпились у экранов. Словно в крутом боевике, прямо у дверей офиса остановилась кавалькада дорогих престижных иномарок. Захлопали дверцы, выпуская наружу людей опасной профессии, одетых в чисто форменную одежду – черные кожаные пальто до пят.

– Ребята, что за крутизна к нам подкатила! Губернатора по случаю никто не приглашал? – ухмыльнулся Стас, наблюдая картину из окна.

– А если и приглашали, так неужели в «Кандагаре» такого гостя чаем не угостят? – подал голос Мишаня.

– Может, он по утрам предпочитает кофе с шампанским, – внес свою лепту в диалог Марат.

– Ты еще предложи ему теплую ванну, – подхватил игру Стас.

– Что-то, ребята, настроение у вас не соответствует обстановке. – Харитонов попытался урезонить остальных. – Как бы не пришлось сейчас стволы доставать. Вспоминай, Стас, кого обидел на этой неделе? Ты у нас самый большой специалист по таким делам.

– Если я начну перечислять всех, кто на меня зуб имеет, боюсь, до вечера не уложимся. А нас как-никак работа ждет.

В этот момент в дверь офиса позвонили.

– Ты, Димон, открывай, только осторожно, – предупредил Мишаня.

– Если у них с собой гранатомет, то не просите, открывать не буду, – пошутил Харитонов и, заткнув пистолет за пояс, направился к входу.

– Да ты не переживай так сильно, Дима, с гранатометом они и без тебя с дверями справятся, – отпустил вдогонку Стас.

Пока Харитонов разглядывал в глазок компанию бритоголовых гостей в черных пальто, похожих друг на друга одеждой и прической как сиамские близнецы, остальные кандагаровцы заняли тем временем боевые позиции.

– Чего надо? – гаркнул наконец хриплым голосом Харитонов.

– Здесь, что ли, охранное агентство «Кандагар»? – услышал он в ответ. – Поговорить надо, открывай.

– А вы по какому вопросу и от кого будете? – Харитонов приоткрыл небольшое окошко в двери.

– Слыхал про Валеха? Он нас прислал по делу. Открывай, или так и будешь через амбразуру зырить? Ты что, со всеми клиентами из конуры базар ведешь?

Внимательно изучив обстановку, Дмитрий понял, что братки пришли действительно на разговор, и открыл дверь со словами:

– Клиент – он ведь разный бывает. Для киллера будущий жмурик тоже сначала клиент.

Однако вошедшие гости были слишком сосредоточены, чтобы по достоинству оценить шутку.

Настороженно оглядываясь по сторонам, гости прошли в кабинет Лосева и бесцеремонно расселись вокруг стола. Харитонов занял директорское кресло и приготовился слушать.

– Нас прислал Валех, – повторил бритоголовый амбал, выступавший, видимо, за главного. Он явно не знал, с чего начать разговор. Складывалось впечатление, что этому здоровяку легче работать кулаками, чем произнести две-три связные фразы. – Короче, – продолжил он свою пламенную речь, – тут один урод мочилово устроил. Много наших уже положил, а теперь и Валеху писулька пришла, что настала его очередь червей кормить. Вот братва и обеспокоилась шибко. Мы и сами бы этого пидора замочили, но он же чисто фантомас какой-то. Никто ничего о нем не знает. И проворачивает он все делишки втихаря. Короче, Валех сказал, найди крутых следаков, дай им бабок, пусть только найдут гниду.

Во время рассказа Харитонов понимающе кивал, переглядываясь со своими коллегами. Он уже понял, что речь шла о Шамане, загадочном снайпере, безжалостно уничтожавшем криминальную элиту города.

– Дело непростое, – многозначительно начал Дима, когда бритоголовый завершил свою речь и теперь молча и пристально глазел на Харитонова. Раз Валех сказал с ними договориться и добавил, что парни крутые, значит, надо было договориться. Бабки давала братва, ей и отвечать. Бритоголового это, слава Богу, устраивало.

Заложив лапу за отворот кожаного пальто, чем моментально напряг кандагаровцев, он достал из внутреннего кармана тугую, перетянутую резинкой пачку баксов.

– Здесь пятьдесят штук аванса, – бросил он небрежно пачку зелени на стол. – Еще пятьдесят по итогам работы. Согласны?

Харитонов, увидев на столе кучу денег, мысленно поблагодарил судьбу за то, что сегодняшний день прожит не зря. Видно, выходит все-таки «Кандагар» на новые обороты, на новый уровень обслуживания населения. Однако внешне ни один мускул не дрогнул на лице Дмитрия, и казалось, деньги не произвели на него никакого впечатления. Полным равнодушия голосом он опять начал:

– Дело непростое. Обмозговать все как следует требуется, да и фактов у вас не шибко много имеется.

– Если бы фактов у нас было навалом, мы бы к вам с такими бабками не пришли. Валех платит вам не за красивые глазки, а за то, что вы сами все сделаете, – резко отрезал бритоголовый.

Пораженный глубиной мысли нового клиента, Харитонов счел необходимым прекратить торг и зашел с другой стороны:

– Убедил, спору нет, наша работа. Но нехило бы накинуть двадцатку.

– Валех сказал – сто, значит, сто, – так же невозмутимо парировал бритоголовый. – Мы же не на базаре, или я ошибаюсь?

– Я уж и не знаю, куда вы, пацаны, пришли. Если не на базар, то чего торгуетесь. Сказали – двадцать накинуть, значит, надо накинуть. Тут и прослушку придется организовать, и наружку выставить, и с ментами расплатиться. Думаю, что и без ФСБ нам не обойтись. Двадцатка только на одни чаевые уйдет. Если Валеха не устраивает, то пусть поищет лохов, которые его за три копейки будут от верной смерти спасать. С дыркой в башке твоему Валеху двадцатка вообще не понадобится.

Бритоголовый переглянулся с братками и, тяжело вздохнув, достал еще две пачки зеленых и небрежно кинул их на стол.

– Убедил, – произнес он всего одно слово.

– Тогда по рукам, – сказал Харитонов. – Оставляйте свои координаты и готовьтесь к интервью – нам нужно будет серьезно с вами поговорить.

Бритоголовый поднялся, бросил на стол визитку и, сопровождаемый братками, вышел из кабинета. После его ухода Мишаня облегченно вздохнул:

– А я думал, конец пришел. Ты его полоснешь, гориллы – нас, и кранты. Неужели сам Валех стал нашим клиентом?

– Да, дяденька из крутых. Во всяком случае, Муса против него подросток.

– Все, ребята, кончаем базарить и по коням. Нас ждет работа. – С этими словами Харитонов встал из-за стола и решительно направился к выходу. Операция по уничтожению террористов вступала в решающую фазу.


Глава 48

В восемь тридцать утра все участвовавшие в операции заняли свои позиции по заранее спланированной схеме. До появления патриарха оставалось около трех часов. На чердаке разместились Дмитрий, Марат и еще двое спецназовцев из команды захвата, в подъездах и перед домом вел наблюдение Лосев с командой «Кандагара», а также люди полковника Кравченко.

По рации они сообщали обо всех входивших и выходивших из здания. Люди работали под прикрытием: один прогуливался с собакой, другой ремонтировал машину. Потом эти исчезали, и новые появлялись. И вот уже работник коммунальной службы проверял готовность дома к отопительному сезону, а кто-то приехал в гости и никак не мог найти мифических знакомых. Такое присутствие наблюдателей выглядело естественным и не привлекало лишнего внимания.

Дмитрий и Марат еще раз тщательно осмотрели чердак, тайник с оружием и проверили люки. Ничего нового. Настроение у ребят было подавленное. По дороге сюда они получили сообщение от Сереги Маркелова, что квартира Лены заперта, на звонок никто не отвечает. Соседи и подруги не видели ее уже пару дней. Надежды, что она переночевала у знакомых, не оставалось. Все-таки ее похитили те отморозки, что охотились за камнями.

Дима чувствовал вину перед девушкой. Драгоценные камни, доставшиеся им после кровавой разборки на озере, где погибло столько людей, снова несли несчастья. Его мрачные размышления неожиданно прервал голос Стаса, раздавшийся в наушнике:

– Первый, первый, я второй. Как слышите? В средний подъезд вошли двое: мужчина и женщина с хозяйственной сумкой.

Через несколько минут прозвучал отбой. Это были жильцы со второго этажа.

Мысли Харитонова снова вернулись к событиям недавнего прошлого. Кто мог знать о том, что «дипломат» с камнями находится у кандагаровцев? Шмель исчез, банду Краевого тогда всю положили. Значит, все же оставался человек, и он до поры до времени выжидал своего часа.

– Первый, первый, я третий. К подъезду направляются двое. Мужчина лет сорока и подросток, – снова заработала рация.

И опять отбой, на этот раз вошедшие оказались жильцами с четвертого этажа.

Сказать, когда же на крышу поднимутся те, кого здесь с таким нетерпением ждали, никто не решался. Это могло произойти сейчас, а могло случиться и позднее. Кто они или он? Где находится в это мгновение? Чем занимается? Может, обнимает жену на прощанье или отводит ребенка в детский сад?

Нет, представить себе человека, способного кого-то любить и в то же время способного на хладнокровное убийство, было совсем нелегко. Это нарушало восприятие окружающего мира, делало его зыбким и непрочным.

Гораздо проще нарисовать себе портрет некоего маньяка с извращенной психикой. Тогда жизнь вокруг продолжала свое нормальное течение, и лишь иногда в ней происходили аномальные явления. Но они оставались редкими исключениями из общих правил…

Время неумолимо двигалось вперед, и с каждой исчезнувшей секундой возрастало напряжение, и все громче и громче звучал вопрос: а не ошибся ли я? Не упустил ли что-то существенное из виду? Отпущенный лимит времени стремительно истекал.

– Первый, первый, я второй. – Голос Стаса звучал невозмутимо. – Внимание, наверх поднимается женщина лет тридцати пяти, спортивного телосложения.

Харитонов напрягся. Каждый вошедший в этот дом автоматически становился подозреваемым, включая и женщин. Слишком часто в горячих точках он видел их со снайперской винтовкой в руках. Деньги и нужда заставляли браться за оружие любого, поэтому ко всем сигналам, поступавшим снизу, он относился с должным вниманием.

Неожиданно люк на чердак распахнулся, и в зияющем отверстии показалась мальчишечья голова. За первым пацаном на чердак забрался второй. Обоим было лет по десять. Предупреждения по рации никакого не поступало. Видимо, мальчуганы жили в квартире на верхнем этаже.

– Слышь, Вовка, а если он тут мяукать громко начнет и соседи услышат? – В руках мальчуган держал маленького рыжего котенка, который выражал свою благодарность громким мурчанием.

Возникла внештатная ситуация, из-за которой могла провалиться вся операция. Спецназовцы переглянулись. Дмитрий с бешеной скоростью прокручивал в голове различные варианты в поисках оптимального решения. Но развязка произошла сама собой. Неожиданно пацаны засуетились.

– Шухер, Петька! Мамка идет! – Они попытались осторожно закрыть дверцу люка, но не удержали, и она с грохотом захлопнулась. Этого шума оказалось достаточно. Через пару минут крышка снова открылась, и в просвете показалось усталое лицо молодой женщины, видимо, той, о которой сообщал Стас.

– Петька, Вовка, идите сюда. Я вас все равно видела. Или хотите, чтобы папке сказала, что опять на чердак лазали?

Опустив головы, пацаны подошли к люку. Тот, кого звали Вовкой, размазывал рукавом текущие по щекам слезы:

– Мам, мы Рыжика на улицу не выбросим. Там он замерзнет или его собаки съедят, – захлебываясь слезами, проныл он.

– Горе мое луковое, я и не собиралась твоего Рыжика на мороз выбрасывать. Я думала, мы бабушке подарок сделаем. Она мечтала о рыжем коте. Ну давайте, спускайтесь. Дома все и обсудим.

– А ты не обманешь? – моментально успокоившись, спросил Вовка.

– Петя, разве я когда-нибудь вас обманывала? – Женщина повернулась за поддержкой к другому мальчугану.

Малыш, изо всех сил прижимая к груди свое сокровище, пожал плечами и неуверенно произнес:

– Вроде нет, но лучше поклянись страшной клятвой, что не выкинешь Рыжика.

– Хорошо, обещаю и торжественно клянусь самой страшной клятвой. А теперь быстро домой, – весело приказала мама, и второй раз ей не пришлось повторять. Пацаны проворно спустились вниз, и крышка люка снова захлопнулась.

Харитонов вытер со лба пот. Марат с чувством толкнул его в плечо. Оба понимали, что их спасла от провала случайность. Взглянули на часы. Время, увы, на месте стоять не желало.

– Какого черта он тянет? – выругался Марат. – Так ведь опять кто-то помешать может.

– А может, уже помешали? Может, случилось что с ним? – задумчиво проговорил Дмитрий.

В этот момент снова заработала рация:

– Первый, первый, я второй. Вижу объект. В подъезд входят двое. С виду не местные. Мужчина невысокого роста, лет сорока пяти. С ним молодой бритоголовый парень уголовной наружности. На вид лет двадцать пять, не больше.

Может, вот оно. Может, все-таки дождались и не ошиблись в своих предсказаниях. И верное чутье опять не подвело. Они испытали облегчение, потому что теперь они знали, что делать. Теперь все зависело только от них самих.


* * *

– Вроде все чисто. – Бритоголовый выбрался из люка, а следом за ним на чердак поднялся еще один человек – в кожаной кепке, в неприметном сером плаще. Крышку люка парочка прикрыла за собой очень аккуратно, явно стараясь избежать лишнего шума. По их неуверенному поведению чувствовалось, что они здесь впервые. Может, тайник делали одни, а исполнителями будут другие, подумал Харитонов.

– И где же они прячут свои камушки?

– А хрен их знает. Девка сказала, что где-то тут тайник есть и охраняется он специальными датчиками. Чуть что не так, в офисе тревога, да и в ментовке у полкана главного звенит. Вроде как камушки его, а он этих гавриков из еханого агентства нанял их охранять. Надо поискать кругом. – Бритоголовый решительно двинулся вперед. – Ну а если наврала, сука, то за базар ответит.

– Сдается мне, что х…ю тебе девочка впарила! Какой козел будет держать в этом клоповнике ценные камушки? Как натуральному лоху, лапшу на уши навешала, а ты клюв раскрыл и облизываешься – сожрать норовишь.

– Не грузи, Шаман, для тебя ж старался.

– Ладно, Лешик, не пасуй. Не выгорит здесь с камнями, Леночке только хуже будет. Придется ей с тобой вдвоем времечко коротать, пока ребятки из «Кандагара» мне камушки вернут. Тут уж будет твоя забота, чтобы девочке у нас понравилось, – решил подыграть напарнику Лумарь.

– Вот оттянусь на паскуде, – гоготнул довольный Лешик. – Неделю на толчок сесть не сможет.

Лумарь эту тему развивать не собирался.

– Давай-ка приступать к делу, а то не ровен час полезет на чердак какая-нибудь баба с бельем.

Молча они стали осматривать помещение. Лешика, видно, свет, падающий через чердачные окна, вполне устраивал. Лумарь же, следующий за ним, включил фонарь – и именно он заметил растянутую на пути напарника проволоку.

– Стой! – сиплым голосом приказал он.

– А что такое?

Не отвечая, киллер присел на корточки. Кандагаровцы, наблюдавшие за его действиями из укрытия, заметили, что в руках мужчины появилось оружие. Только что не было ничего, кроме фонаря, и вот уже жутковатая, снабженная огромным глушителем машинка обшаривает пространство черным зрачком.

– Это что же? Типа – растяжка?

– Она самая. – Мужчина в плаще внимательно изучал растяжку, вероятно намереваясь добраться до упрятанного между стропил заряда.

Дмитрий сделал знак остальным. Он все понял. Перед ними находились похитители Лены и охотники за легкой наживой. Одного из них он видел в банде Шмеля, и тогда Лумарь, так, кажется, его звали, помог Дмитрию избежать смерти. Более того, видимо, он и был тем человеком, которого под кличкой Шаман разыскивали как органы, так и братки. Но к террористам, которых ждали спецназовцы в засаде, эти двое, судя по их разговору, никакого отношения не имели.

Что же делать? Отпускать их было нельзя – жизнь Лены находилась у них в руках. Но и они путали все планы по поимке террористов. Ведь те должны появиться на крыше в ближайшие минуты, или в расчетах группы захвата что-то не срабатывало. Оставалось всего сорок минут до просчитанного времени, а рация молчала. Значит, никаких других подозреваемых не наблюдалось. Бешено пульсировало сознание. С каждой минутой они теряли шанс на успешное завершение операции. И Дмитрий принял решение. Не выходя из укрытия, он скомандовал:

– Стоять! Не двигаться! Бросай оружие!

– Шухер, Шаман! – Бритоголовый юркнул за опорный брус и вслепую громыхнул из пистолета. В тот же миг открыл ураганный огонь по стропилам.

Группа захвата находилась в укрытии, и в последовавшей небольшой паузе Харитонов снова крикнул:

– Бросай оружие! Еще одно движение – и стреляем на поражение! Вы окружены, сопротивление бесполезно.

В голове у него пульсировала одна-единственная мысль: почему по-прежнему молчит рация? Неужели они ошиблись? В этот момент человек в сером плаще, еще совсем недавно изучавший растяжку, самым удивительным образом исчез. Был – и не стало…

Один из спецназовцев осторожно коснулся плеча Дмитрия, бровями изобразил вопрос. Сложив пальцы условленным образом, Харитонов показал: «берем».

Он уже разобрался в ситуации, а потому понял, что парень без тормозов, и брать его надо как можно скорее. И еще он окончательно понял, что сюда террористы не придут и что в оставшееся время они не только должны взять живьем Шамана, но и разгадать замысел по уничтожению православного лидера.

По рации он сообщил Лосеву:

– Это охотники за камнями, и именно они взяли Лену в заложницы, поэтому их берем живьем. – И еще: – Тим, я уверен, что мы пошли по ложному следу – теракт произойдет в другом месте. Винтовка ведь без глушителя, какой профессионал допустит такую промашку? Думаю, подлость хотят совершить сегодня, – другой ведь такой большой поездки по городу не запланировано. И только сегодня он будет читать проповедь. Срочно посылай ребят снова проверить ближайшие объекты, отмеченные на карте.


* * *

Наверное, его спасло чудо. Чужаки, засевшие на чердаке, по каким-то необъяснимым причинам не стали стрелять первыми. Но, выдав себя, они немедленно спровоцировали Лешика на огонь. В любой другой ситуации его излишне ретивый помощник наверняка заслужил бы от Лумаря втык за суетливость, но сейчас киллер мог только его поблагодарить. Того короткого времени, когда Лешик начал палить из своего «тэтэшника», ему хватило, чтобы метнуться в сторону и, слившись с полом, застыть на сером бетоне.

«Кипарис» по-прежнему был в его руке, но Лумарь не спешил. Положить эту шваль можно было одной очередью. Проблема в том, как выявить точное местоположение противника.

Осторожно приподняв голову, он увидел языки пламени, вспыхивающие там, где прятался Лешик. Ему, должно быть, крайне неуютно. Эхо выстрелов отражалось от низкого свода, гулко гуляло по чердачному пространству. Через несколько секунд раздались ответные выстрелы. Судьба Лешика была решена. Он ему уже ничем не мог помочь. Да и сам виноват: поверил бабе, угодил в ловушку, еще и его, Лумаря, с собой затащил.

По передвигающимся вспышкам Лумарь сообразил, что напарника теснят к стене. Это был удобный момент, чтобы попытаться скрыться. И он им собирался воспользоваться. Осторожно пополз к люку.

Лешик тем временем щелчком загнал в пистолет последнюю обойму. Экономить патроны он был не приучен.

– Суки! Твари! Хотите взять? Хрен вам!

Стремительно разрядив «ТТ», он сунул его за пояс и лихорадочно выхватил из-под куртки «калашников». Мельком подумал, что поступил правильно, не послушав Лумаря. Тот не разрешил ему брать с собой автомат, но Лешик поступил по-своему. «Калашников» остался при нем – и действительно пригодился.

– Шаман! – крикнул он. – Ты жив?

Вместо ответа со стороны наступающих раздалось еще несколько выстрелов. У самой головы пуля отколола кусок дерева, еще одна обожгла ногу. Между тем Шаман так и не отозвался. Страх стиснул сердце, морозом прошелся по спине. Лешик в панике передернул автоматный затвор. Никого из своих противников он так и не задел. Он их просто не видел. Они же стреляли из-за укрытия, оттого и не боялись его пальбы.

– Шаман! – снова крикнул он, и на этот раз в голосе его прозвучало неприкрытое отчаяние. Привалившись спиной к стене, Лешик с неожиданной ясностью понял, что скоро умрет. Возможно, через несколько секунд. Он даже мысленно увидел, как пули рвут его молодое тело, как алыми струйками жизнь вытекает из него, пропитывая одежду, уходя навсегда в бетонный пол. Страшно погибать молодым, но обиднее всего, умирая, не прихватить с собой ни одной жизни.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю