332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрей Щупов » Поединок » Текст книги (страница 14)
Поединок
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:41

Текст книги " Поединок"


Автор книги: Андрей Щупов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 23 страниц)

Глава 28

Вытянув длинные ноги, Гутя сидел у дощатой стены. Рядом, пристроившись на корточках, отдыхал после утомительного допроса Лешик. Шкворик, самый щуплый из троих, умудрился устроиться в единственном оказавшемся в сарае кресле. Прикрыв глаза, он смолил косячок и неторопливо повествовал о своей былой жизни:

– А главный кайф пошел, когда магазины опять на самообслуживание переводить стали. Я всегда, прикинь, говорил: жизнь – она о пацанах хрен забудет. Вот и это самообслуживание нам в самый нюх вышло. До этого как работали? Считай – наугад. Цепляли лохов да подрезали вслепую, а тут все цивильно стало и на виду. Народец сумки на входе сдает, кошелки с барсетками в руки берет. Уже на входе сразу и просекаешь – у кого что есть. Мы там, прикинь, по очереди толкались. Как замечали лопатник побогаче, так сигнал сквозь витрину подавали. Сигнальщик потом за лохом выходил, а там уж по обстановке. У кого по-простому сумку вырывали, кого на понт брали, а некоторых прямо в дверях чистили. У Геринга это лучше всех получалось. Он хоть и жирный, но пальцами ювелирно работал. Четко так лопатничек выуживал. Прямо как окунька из лунки!

– А охрана?

– Чего охрана? Им что, больше всех надо? Опять же и нас попробуй возьми. На деньгах имя хозяина не написано, а лопатники мы уже через минуту сбрасывали. Опять же приблуд никаких не брали, всегда чистые ходили.

– Ну а дальше что?

– Да ничего. Наверное, год так лафовали. А потом все-таки спалились. Физии наши, оказывается, заприметили. Прикинь, мусора целую операцию слепили, скрытой видеокамерой пацанов снимали. Потом всех разом и повязали. Правда, с доказухой у них все равно ни фига не вышло. Двоим срока кинули, а остальных в конце концов отпустили. Но дуплили, суки, по-черному!

– Типа, как мы этих? – Лешик с ухмылкой кивнул на висящих под потолком пленников.

– Типа того. – Шкворик сладко кивнул. – Только нас на крюк не подвешивали. В основном ногами да дубинками месили.

– Ну а мы не гордые, можем и руками. – Лешик с готовностью поднялся, заранее примериваясь, двинулся вперед. – Ну что, сундуки, будем колоться? Или еще не втаскиваете, куда попали?

– А куда? – разбитыми губами промямлил один из висящих.

– В гестапо! – Лешик гулко захохотал.

В этот момент в сарай зашел Лумарь и молча встал у двери.

Тощие, с выпирающими ребрами малолетки висели под потолком на выкрученных за спину руках. Лумарь, глядя на них, вспомнил, как не так давно сам висел в подобном же помещении, вздернутый на крюк бывшими помогалами Шмеля. Собственно говоря, забыть о тех жутких часах было непросто: плечевые суставы болели до сих пор.

Эти же козлики, похоже, вовсе ничего не чувствовали. Сопящий от усердия Лешик только зря надрывался, пытаясь разговорить пленников. Козлики были ширанутые, а потому на боль не реагировали, то начинали молоть вздор, то временами заходились от смеха.

В общем-то и попались они благодаря все тому же туману в головенках. И знали, что до них здесь пропали трое таких же мозгляков, а все равно ведь полезли. И как полезли! Средь бела дня, не скрываясь, перебрались через забор и стали шерстить домишки с замками попроще. Может быть, помнили, что в саду раньше дежурил дряхлый безобидный дед, которого никто не опасался. Верно, рассудили, что уж дед-то к пропаже тех троих, конечно, не может быть причастен.

Не ведали любители ширева, что на их беду кое-что в саду изменилось. Деда добровольно-принудительно отправили на пенсию, а на его место заступила команда Лумаря.

Шестнадцатилетних воришек взяли, что называется, с поличным, отдубасив по полной программе. И так же как в прошлый раз, решили, подвергнув процедуре допроса, живыми не выпускать. Так ли уж нужно это было Лумарю? Наверное, нет. Однако он полагал, что практика пригодится пацанам. Для укрепления нервов, для обретения уверенности в себе. Впрочем, не исключал он, что и схваченная салажня могла поведать что-нибудь интересное и новое, а быть в курсе последних городских событий Лумарь считал для себя необходимым.

– Оп-па! – Правый кулак Лешика впечатался в скулу ближайшего подростка. Голова последнего мотнулась, изо рта потекла кровь.

– Ничего! Ща пустим под молотки – разговорятся.

– Ни хера они не разговорятся. – Шкворик все так же задумчиво покачал головой. – Сейчас они, прикинь, под кайфом. Даже не врубаются, что ты с ними делаешь. Подождать надо. Вот когда отойдут да ломка начнется, тогда и уговаривать не придется. Начнут работать метлой как заведенные.

– А нам ждать некогда. – Второй кулак Лешика совершил столь же резкий удар.

– Не усердствуй, Лешик, – сказал Лумарь. – Время еще есть, успеешь подухариться.

С хрустом потянувшись, киллер толкнулся спиной от стены и вышел на свежий воздух. Тщательно притворив за собой дверь, прошелся по тропинке между грядок, остановился возле бака с водой. Здесь возле смородиновых кустов Лумарь неспешно расстегнул ширинку, пустил звонкую струю на устланную жухлой листвой землю. Скосив глаза, поймал на далеком балконе знакомую фигурку. Бдительным стражем дамочка вновь укараулила его появление. Лумарь чуть повернулся, чтобы наблюдательнице было виднее. В самом деле, если нравится – пусть смотрит. Поглядывая то на дамочку, то на простирающийся вокруг почти сельский пейзаж, он с удовольствием зевнул.

Садоводческое товарищество, в котором они обосновались, было не очень большим, однако Лумарю оно сразу приглянулось. После городской суеты место показалось ему удивительно тихим и уютным. Садоводы если и напоминали о своем присутствии, то более чем скромно. В основном людишки прибирались на участках, жгли в железных бочках сучья и мусор. Самые трудолюбивые укрепляли окна и латали крыши, заканчивая подготовку к зиме.

Дом сторожа – двухэтажный, сложенный из массивных бревен – располагался на возвышении. Выгода такого положения заключалась в том, что одним поворотом головы Лумарь разом обозревал всю территорию товарищества, а уж с застекленной мансарды домика просматривалось пространство еще на два-три километра вперед. Словом, незаметно не подступишься, а в случае чего – и укрыться будет несложно. Ландшафты здесь преобладали вполне партизанские, и бежать можно было практически в любую сторону.

Хозяйство сторожа оказалось также небедным. Во всяком случае, они оказались наследниками довольно просторного двора, пары сараюшек, конуры с постаревшей, но еще гавкающей овчаркой, мастерской с гигантской циркулярной пилой и прочим плотницким инструментом. Что особенно радовало Лумаря, выходца из деревни, воздух здесь был пропитан запахом древесных стружек и коровьего навоза. Забавно, но именно этот смешанный запах навевал состояние покоя и, как ничто другое, способствовал аппетиту и сну.

Продолжая поглядывать в сторону стоящей на балконе дамочки, Лумарь все так же неспешно застегнулся. Сложив пальцы подобием бинокля, демонстративно поднес к глазам. Фигурка на балконе шевельнулась и исчезла.

– Так-то, родная… – Пройдя в дом, Лумарь приблизился к окну, раскинул занавески и приоткрыл ставни. Стул, на котором он решил устроиться, предусмотрительно отодвинул в глубь комнаты. Теперь можно было и понаблюдать.

Мощная оптика приблизила далекую пятиэтажку, замерла на знакомом балконе. Пошарив по окнам, остановилась на том, что было лишено занавесок. Лумарь чуть подправил резкость и удовлетворенно улыбнулся.

Дамочка поняла его совершенно правильно. Что особенно важно – и он понял ее как надо.

Разгуливая поблизости от окна, девушка словно невзначай стянула с себя кофточку, а чуть погодя освободилась и от бюстгальтера. Грудки, весело колышущиеся в такт шагам, оказались вполне кругленькими, с розовыми пипочками торчащих сосков. Дамочка наверняка чувствовала, что за ней подсматривают, а потому работала на публику с особым артистизмом: время от времени она поворачивалась лицом к окну, брала грудки в руки и очень завлекательно ими потряхивала. На мгновение она нагнулась вниз, а затем появилась в просвете балконной двери совершенно обнаженной. Правда, она не догадывалась, да и не могла догадываться, что подглядывают за ней вовсе не в бинокль, а в оптический прицел самопального «Кипариса». Пожалуй, и хорошо, что она этого не знала. Иначе не разгуливала бы перед окнами с таким шаловливым кокетством.

Вволю налюбовавшись далекими грудками, киллер сунул оружие в укрытый под столом тайничок, торопливо поднялся. Квартиру дамочки он успел вычислить еще вчера – во время первого стриптиз-шоу. Повторный сеанс был красноречивее любого призыва. Надо было быть полным идиотом, чтобы не понять и не откликнуться. Лумаря самым откровенным образом приглашали в гости, и он не видел причин, чтобы отказываться.

Тем более что к его возвращению наверняка прекратятся и малоприятные процедуры в сарайчике. Возможно, пацаны что-нибудь выбьют из пленников, а возможно, уже и зароют. По крайней мере, одного-то уж точно. Полученную же информацию он обязательно постарается пустить в ход. Только сейчас Лумарь стал по-настоящему понимать, как дорого она стоит и с какой выгодой может быть использована в самых неожиданных ситуациях. Всего-то и нужно – знать три-четыре подробности из жизни какого-нибудь нужного человечка. И не важно, чем именно он торгует: аппаратурой, машинами, шмотьем или наркотиками, – страх в равной степени ломает всех. Ну а для страха хватит одной-единственной новости – той самой, что известит о появлении Шамана.

Снова улыбнувшись, Лумарь подумал, что имечко он себе выбрал совсем неплохое. Лумарь – всего-навсего погоняло, и не более того. Шаманом же можно было угрожать всерьез, и он абсолютно не сомневался, что рано или поздно именно Шаману и станут платить.

Сунув в левый карман увесистый штопор, заменяющий ему кастет, а в правый пачку презервативов, Лумарь в самом добром расположении духа вышел из домика сторожа.


Глава 29

Рассказ Зимина не слишком отличался красноречием, однако слушали его с большим вниманием. Тимофей Лосев чуть покачивался в своем крутящемся кресле, Дмитрий сосредоточенно грыз карандаш, Мишаня, слегка приоткрыв рот, что-то усердно чертил на бумаге.

– Короче говоря, канал я все-таки спалил. То есть пару часов назад еще можно было на что-то надеяться, но сейчас – вряд ли. О своем приезде я уже доложился, связаться со мной должны были в течение получаса по пейджеру, но пока молчат. – Стас поднял глаза на товарищей и угрюмо добавил: – Ну не сумел я отдать им эту гадость! Хотите – ругайте, хотите – ногами бейте.

– Полтора кило героина – это да… – задумчиво протянул Дмитрий. – Тысячи полноценных доз, стало быть, и верные трупы. Я бы тоже, наверное, что-нибудь этакое отчебучил. Трудно в таком дерьмовом предприятии участвовать.

– Вот и видно, что сосунки вы незрелые! – Тимофей постучал костяшками пальцев сначала по столу, а потом по лбу. – Рубите хвосты, а до голов даже не пытаетесь дотянуться.

– А что толку! Головы – они и без того известно где сидят! – буркнул Дмитрий. – По мне, так и руки с хвостами рубить неплохо.

– Канал, стратеги мои доморощенные, – тоном воспитателя продолжал Тимофей, – это не просто шкодливые ручонки! Это длинная и сложная цепочка звеньев, соединяющая производителей с покупателями. Это прикрытие и пути отхода, это обязательное присутствие наблюдателя, который курирует поставки и контролирует цены. Это, наконец, мозг, который держит весь рынок и управляет финансовыми потоками. Пара-тройка выбитых звеньев ничего не решают. Так-то, соколы мои бескрылые! Ни-че-го! А человеческий материал для этих выродков – тьфу! Понадобится, наймут новых придурков. Без особых хлопот. Мы же, потеряв единственную ниточку, теряем время и возможность выхода на основных фигурантов. И теперь по милости некоторых слабо мыслящих личностей, не буду называть по фамилии, должны все начинать сначала.

– Да надо было там же на месте их всех повязать! – с жаром проговорил Дмитрий. – И никакого ОБНОНа не надо. Засадили бы в подвальчик потемнее и поговорили по-свойски, без адвокатов.

– Ага, и что, интересно, ты бы узнал? – Тимофей фыркнул. – В лучшем случае выдали бы тебе с полдюжины помогал – и точка. У них ведь на том дело и построено, чтобы попадалась дешевая шестерня, которая ни черта не знает и которую легко заменить. Закон у наркошей простой, но железный: человек ничего никогда не расскажет, если он ничего не знает. Вот и вся нехитрая арифметика. Потому и прорабатывали глубокое внедрение, вместо человечка, угодившего в лапы ОБНОНа, подсунули Стасика. Доставь он эти еханые полтора килограмма в целости и сохранности, глядишь, и более важное задание доверили. Да и людишек лишних бы высветили. – Тимофей устало отмахнулся. – Что нам теперь докладывать человеку из ОБНОНа? Что все прошло тип-топ, но клиенты отчего-то молчат? Или честно признаться, что облажались?

– Почему облажались? – Дмитрий пожал плечами. – Стасик свои функции выполнил. Передать груз – передал, что требовалось забрать – забрал. Из тех погорельцев, надо полагать, никто толком его не видел, так что опознать не сумеют. Одним словом, никаких претензий к нам быть не может.

– Черта с два! – Тимофей продемонстрировал всем находящимся в комнате массивный кукиш. – Эта гопота и разбираться не будет, кто именно завалил канал. Выщелкнут всех разом – и копец! Вы думаете, наши хваленые наркобароны из цыганского поселка и есть искомые ключевые фигуры? Хренушки! Это всего-навсего обычные оптовики, что-то вроде завмагов у прилавка. Настоящие бароны, милые мои, пребывают в тени, и именно их нам следовало пощупать за жабры.

– А я все-таки думаю, что нужно подождать. – Дмитрий положил карандаш на стол и забросил ногу на ногу. – Чего раньше времени пороть горячку? Ребятки начнут проводить свое расследование и обязательно постараются прояснить ситуацию со Стасом. Кроме того, у него же на руках товар, и товар серьезный – мины и взрывчатка, а у товара есть свой законный получатель. Вот и надо ждать, когда этот получатель заявит о себе.

– Думаю, Димон прав. Такой товар вряд ли просто так оставят курьеру, тем более что тащили его ведь не ради удовольствия или очередной проверки Стаса, – вставил Мишаня.

– Что ж, как говорится, поживем – увидим. Чует, однако, мое сердце, что связана Стасова посылочка с приездом патриарха. – Тимофей сокрушенно вздохнул. – Как бы эти два дела не слились в одно! Стас, а что тебе известно о твоих приятелях? Как ты с ними держал связь?

– Известно мне о них то же, что и вам. Если более точно – ничего. Связь со мной поддерживали исключительно по пейджеру. Я откликался, меня находили. Ниточек всего две, но довольно зыбкие.

– А именно?

– Я наводил справки в пейджинговой компании. Вообще-то подобной информации они не дают, но операторы там преимущественно девушки, а потому…

– Ясно, можешь не продолжать. Скажи только, что тебе удалось узнать про абонентов?

– Только то, что несколько раз в службу звонили с телефонов-автоматов и только один раз с квартиры.

– И?…

– Это и есть первый возможный адресок. Сразу признаюсь, что за неимением времени я эту квартирку не посещал.

– И правильно делал. Что еще?

– Второй адресок принадлежит хозяину машины, на которой они однажды приезжали на встречу. Свой транспорт они, понятно, не светили. Это уж я сам проявил инициативу и проследил за ребятами до стоянки. Номерок срисовал, а позже прозондировал через знакомых в ДПС.

– И всю эту информацию ты, обормот, держал в голове?

– Я же в подполье сидел. Сами говорили – без нужды не высовываться.

– Ну не балда ли! – Тимофей поморщился, как от зубной боли. – Вот и работай с такими…

– Кстати, что с теми гибэдэдэшниками будет? – перевел разговор Мишаня. Его, как водителя, очень интересовала судьба блюстителей дорожного порядка.

– Да ничего не будет. – Стас сокрушенно вздохнул. – Я оставил их там отдыхать – целых и невредимых. А здесь в городе заскочил к одному приятелю из ДПС, сдал автоматик с рациями, объяснил все как есть. Приятель обещал оприходовать лихоимцев. С обставой, надо полагать, тоже что-нибудь придумает.

– А тот «жигуль» точно сгорел? – продолжал Мишаня.

– Можешь мне поверить, от наркоты там и пепла не осталось, – убежденно сказал Стас.

– Словом, командировочка у тебя получилась славная, – прокомментировал Лосев. – За спиной пепелища и трупы, а впереди – полная неизвестность.

Стас опустил голову и ничего на это не ответил. Мысленно он похвалил себя за то, что не рассказал кандагаровцам о случайном падении джипа с тремя насильниками в овраг. Иначе бы вышел полный винегрет…

В дверь постучали, и в кабинет заглянула секретарша.

– Тимофей Иванович, вам звонят! – почему-то шепотом сообщила она. – Будете разговаривать?

Лосев молча кивнул. Через несколько секунд раздался звонок. Тимофей взял трубку и стал внимательно слушать, время от времени вставляя какие-то фразы. Когда разговор закончился, он решительно встал и вышел из-за стола.

– Санин срочно вызывает к себе. Поехали.

Предвещать это могло самое разное, но хороших новостей ждать точно не следовало.


Глава 30

– Ну-с… Есть какие-нибудь новости? – начал разговор Валерий Аркадьевич, когда все расселись по своим местам.

– Да, Стас наконец прибыл. – Тимофей тяжело вздохнул и кивнул в сторону Зимина. – Жив-здоров, задание как будто бы выполнил, только неувязочки с ним приключились. Героин доставил по назначению, причем в целости и сохранности. На обратную дорогу ему доверили груз уже другого характера, и надо признаться, для нас совершенно неожиданный – взрывчатка и мины. Здесь бы и проявить товарищу Зимину сознательность и привезти, как положено по инструкции, посылочку куда следует, но не тут-то было. В самый ответственный момент Зимина заклинило и он вообразил себя народным мстителем, этаким Зорро в русском исполнении. Выследил получателей наркоты, устроил им ледовое побоище, а героин, естественно, благородно уничтожил. Затем он все-таки вспомнил о задании и помчался со взрывчаткой в Екатеринбург. Дал условный знак, что все, мол, прошло нормально, – у него с братками на этот счет уговор был: если машину он ставит на определенную стоянку, то, значит, можно посылку забирать. Сидит, ждет спокойненько звоночка, но только вот какая фишка получается – на связь с ним почему-то никто не выходит и доставленный груз не забирают. А причина этого, на мой взгляд, очень даже простая: завалил Стас Придуркович дело, вот так просто взял и похерил работу стольких людей.

В кабинете наступила тяжелая тишина. Кравченко налил в стакан воды и молча выпил. Наконец заговорил Валерий Аркадьевич:

– Комментарии, как говорится, излишни. Не думал я, что придется иметь дело с таким непрофессионализмом и в такой серьезной ситуации. – Санин пристально посмотрел на Зимина. – Этот случай требует обстоятельного разговора, который мы обязательно проведем, но не сегодня. А сейчас мне хотелось бы знать, что мы в результате имеем по проваленной разработке?

– К сожалению, немного, Валерий Аркадьевич, – виновато заговорил Стас. – Два непроверенных адресочка: с одной хаты мне звонили на пейджер, а вторая принадлежит владельцу машины, на которой эти ребятки приезжали на встречу.

– Адреса проверяли? – спросил Санин.

– Я дал задание, но ответа пока не получил, – вставил Тимофей. – Думаю, однако, что братки тертые и просто так светиться не будут. Скорее всего, квартиры снимали без оформления каких-либо документов, а после такого провала наверняка хазы кинут и уйдут в глухое подполье.

– Согласен, но тем не менее необходимо туда срочно наведаться. Все-таки какой-никакой шанс имеется. Тимофей, как насчет людей? Дополнительные силы потребуются?

– У меня расклад такой: по одному адресу отправить Серегу Маркелова и Мишаню Галкина, а по второму Стаса и, разумеется, меня. Куда же этот недотепа без мудрого наставника. Ну а Харитонова собираюсь послать на встречу с Маратом Габзалиловым. Вчера он мне сообщил, что собирается проследить за новичками в группе. Помните, я вам докладывал?

– Да, помню. И что?

– Так вот не без приключений, но какой-то материал он все-таки надыбал. Ребята, за которыми он следил, явно в чем-то замешаны. В куртке Марат обнаружил большую сумму денег и что-то еще: то ли схему, то ли карту, я не расслышал. Говорить дольше он не мог, чтобы не вызвать у хозяина подозрения. Он ведь для прикрытия грузчиком на базаре вкалывает, а там порядки суровые, чуть что не так, сразу штраф, а то и уволить могут за нарушение дисциплины на работе. Не то что у нас, – вздохнул Лосев и со значением посмотрел на Стаса. – У них ведь нет проблемы с кадрами, – желающих хоть отбавляй.

– Ну и что? – нетерпеливо перебил Санин.

– Так вот, как мы договаривались раньше, связь с ним держит Харитонов. Марат должен сбросить на автоответчик или мобильный телефон адресок, где его можно найти. Он на «газельке» за товаром разъезжает по разным местам. Старый мобильный, правда, Димон подарил от щедрот душевных наркомафии, так что придется ему дуть домой, чтобы срисовать адресок с родного автоответчика. Но с людьми, особенно ответственными, напряженка, поэтому хорошо бы серьезных человечков прислать.

Валерий Аркадьевич молча кивнул. В разговор наконец вступил Кравченко:

– Людьми мы вам, безусловно, поможем, но повторяю: сейчас приоритетная задача – поиски террористов. По последним полученным сведениям, совершенно очевидно, что главная цель удара – патриарх. Не хотелось бы, конечно, верить, но это факт. Сотрудники ФСБ практически выследили одну прибывшую в Екатеринбург группу, но завязалась перестрелка, в которой двое боевиков были убиты, а третий оказался камикадзе и при аресте покончил с собой.

– А смысл? – поднял голову Мишаня.

– Смысл, ребятки, простой. Им нужна буча. Любой ценой. О том, сколько у нас на Урале проживает мусульман, уже с Лосевым и Харитоновым мы тут говорили. После того, что стряслось в Нью-Йорке с Международным торговым центром, можно ожидать чего угодно. – Кравченко ослабил галстук. Он явно нервничал. – Вполне допускаю, что основная задача – оказать силовое давление на руководство страны по вопросу Чечни, международного сотрудничества в борьбе с терроризмом. Словом, стоит этим отморозкам устроить покушение на патриарха, а вину свалить, скажем, на местных мусульман, и светопреставление в нашем регионе, а может, и во всей стране можно считать обеспеченным. Кто-то над могилами надругается: полумесяцы срывать, пакости писать, – и пошло-поехало.

Кравченко тяжело вздохнул.

– Вы же все бывали в горячих точках, сами видели, как подобные сценарии разыгрываются. Там храм взорвут, а тут – мечеть, и поди объясни потом людям, что православие с исламом здесь ни при чем.

– Так, может, самый простой выход – это отменить визит Алексия Второго? – предложил Дмитрий.

– Признаюсь, были такие мысли. Но позиция патриарха в этом вопросе оказалась незыблемой: верующие его ждут и он не имеет права лишать их духовной пищи, особенно в наше тяжелое время. Даже программу своего визита отказался наотрез изменить. «На все воля Божья, – сказал и добавил: – Вы делайте свою работу, а я свою».

Мы к вам и обратились за помощью, чтобы задействовать все возможности в этот критический момент. А их у вас, как негосударственной структуры, гораздо больше.

– Тогда нужна информация. Вся, какая есть.

Полковник словно только и ждал этого: с готовностью извлек из сейфа синюю папку, протянул Лосеву:

– Тут вся самая полная информация о визите патриарха: маршрут, места, которые он собирается посетить, и когда, где и насколько остановится в Екатеринбурге.

– Какие возможны изменения в маршруте и насколько она засекречена?

– Думаю, что менять что-либо уже поздно, так как документ согласован с патриархом. А вот насчет утечки в наших рядах, боюсь, подозрения обоснованны. По сливаемой информации чувствуется, что работает кто-то из своих. Мы сейчас плотно занимаемся этой проблемой. Времени у нас, ребята, в обрез, поэтому давайте, какие еще вопросы и что от нас потребуется.

– Кое-что действительно потребуется… – Лосев задумчиво потер лоб. – Для начала – ребяток покрепче десятка два и офицера толкового.

– В штатском или боевом?

– Лучше, наверное, в штатском, чтобы не привлекать лишнего внимания, и, конечно, с оружием.

– Сделаем. – Кравченко кивнул.

– А еще ксиву какую-нибудь помощнее, чтобы отмазываться в случае чего.

– Ксиву, отмазываться… – Валерий Аркадьевич поморщился. – Язычок у тебя, однако!

– Ничего не попишешь, жизнь на дворе такая. Считай, вся страна перешла на жаргон.

– Ладно, – чиновник вздохнул, – сделаем вам документик. Только от кого отмазываться собираетесь?

– Да от всех разом. От ментов, патрульно-постовой службы и так далее.

– Что-нибудь еще?

– Да пока хватит. Если что вспомним, немедленно свяжемся.

– Что ж, договорились. – Санин встал из-за стола. – Ну в общих чертах, кажется, все?

Кравченко кивнул.

– Тогда за работу. Документы будут готовы сегодня, а люди смогут к вам присоединиться уже, скажем, через час-полтора. Связь держите только по этим телефонам. – Валерий Аркадьевич выложил на стол листок с номерами. – Это наши прямые. Тут утечка исключается.

– Будем надеяться. – Лосев, взяв листок в руки, поднялся на выход.

Уже в дверях полковник его спросил:

– Кстати, не слышали ничего о Шамане?

– Каком еще Шамане?

– Снайпер, который, видимо, замыслил криминальный передел в Екатеринбурге.

– Снайпер? – Дмитрий недоуменно взглянул на Стаса с Лосевым. – Не тот ли, что положил на днях Рапу?

– Он самый.

– Да вроде ничего такого… Слышали только то, что по радио да по телевидению передавали. Это может иметь какое-то отношение к покушению на патриарха?

– Вообще-то вряд ли, но гарантий нет. Сейчас уже ни в чем нельзя быть уверенным, слишком уж все совпало по времени. Во всяком случае, эту версию не следует сбрасывать со счетов. Ну удачи вам!

– Спасибо. – Тимофей пожал крепкую ладонь полковника.

Уже в машине на обратной дороге в офис «Кандагара» Дмитрий невесело улыбнулся:

– Ну что, Тим? Покой нам только снится?

– Может, и впрямь приснится. Если будем спать.

– Но спать мы в ближайшее время, похоже, не будем, – скучным голосом проговорил Стас.

– Догадливый! – усмехнулся Лосев. – А теперь расписываем, что кому делать, и – по коням! Время, похоже, действительно не терпит.

– С чего начнем?

– Разумеется, с приятелей Стаса. Надо же наконец выяснить, куда запропастился народ. Серега с Мишаней берут бойцов и проверяют вот этот адресок. – Тимофей протянул листок бумаги. – А ты, Димон, бегом жми к Марату. Найдешь его, тут же выходи на связь.

– А вы с Зиминым?

– Мы тоже берем подкрепление у Кравченко, но навещаем других знакомых Стаса. Действия будем координировать на ходу. Всем все ясно? – Не дожидаясь ответа, Тимофей демонстративно хлопнул в ладоши. – Да, и не забудьте раскрыть кандагаровские закрома и вооружиться. Жилетики, рации, стволы. Берем все и с запасом!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю