332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрей Щупов » Поединок » Текст книги (страница 17)
Поединок
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:41

Текст книги " Поединок"


Автор книги: Андрей Щупов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 23 страниц)

Глава 36

После звонка Маркелова они мчались как на пожар по второму адресу, едва избежав аварии на дороге. Уже на месте, бегло осмотревшись, решили действовать по схеме. Кравченко, как и обещал, прислал помощь: около десятка одетых в штатское спецназовцев подкатили к нужному зданию на двух машинах.

Оказался среди присланных и снайпер, которому Лосев показал окна квартиры и отослал на крышу соседнего дома.

Уже минут через пять последовало неутешительное сообщение:

– Шторы задернуты, никакого движения, так что я пас.

– Значит, пока сиди и наблюдай. – Лейтенант, командующий группой, вопросительно взглянул на Тимофея.

Тот согласно кивнул. Взяв офицера под локоть, отвел в сторону:

– Тебя как звать?

– Матвеев.

– А по имени?

– Вообще-то Валентин.

– Отлично, а меня Тимофеем. Думаю, можно на «ты». Так вот, Валя, парни, в гости к которым мы собираемся наведаться, связаны с наркотой. Не исключено, что с крупной. В нашей ситуации дело осложняется тем, что каким-то образом эти недоумки взялись посредничать в деле доставки другого опасного товара.

– Оружие для террористов, верно? – предположил лейтенант.

– Вот видишь, Валек, ты и сам в курсе. Словом, товар, который им нужен, у нас. Две шариковые мины «энэмки» и больше двадцати кило взрывчатки.

– Красивая посылочка!

– Вот и я толкую. А потому те, кого мы ищем, будут посерьезнее обычных наркошей. Наверняка вооружены и обязательно окажут сопротивление.

– Значит, берем их в момент выхода?

Тимофей покачал головой:

– Не знаю. Будем действовать по обстановке. У нас будет с собой рация, так что решение придется принимать на ходу. Но я хочу, чтобы ты уяснил, лейтенант. Это не ментовская операция, а самая настоящая боевая. Потому вас и вызывали. Чем твои красавцы вооружены?

– «Кедры» с глушителями и рожками на тридцать патронов плюс дубинки.

Тимофей удовлетворенно кивнул:

– Годится. И объясни своим людям, при необходимости бить по рукам и ногам без всякой жалости. Можно дубинками, а можно и пулями. Эти друзья не в бирюльки сюда играть приехали, так что действуем адекватно.

– Понял. – Офицер кивнул, и его спокойствие Тимофею понравилось. Битый битого сразу узнает.

– Воевал уже где-нибудь?

– Приходилось.

И эта немногословность Лосеву также пришлась по душе.

– Что ж, значит, поладим. А сейчас расставляй своих молодцов. Минут через пять начинаем.

Валентин справился с задачей быстро. Наблюдая за ним со стороны, Тимофей так и не нашел к чему придраться. Спасибо товарищу полковнику, людей им действительно прислали опытных.

Снайпер, наблюдавший за окнами чужой квартиры, наконец сообщил, что как минимум один человек там есть. Получив такое сообщение, Тимофей тут же стянул с себя одежду и в одной майке решительно двинулся к дверям квартиры.

На вопросительный взгляд Валентина шепотом пояснил:

– Не милицией же называться. А голых обычно не боятся. Из опыта домушников перенял, они частенько чистят квартиры, заявляясь в трико, майках и домашних тапочках.

– Ну да?

– А ты не знал? Имей в виду на будущее. Самый проверенный трюк. Ты бы, к примеру, мне открыл?

Валентин пожал плечами:

– Пожалуй что да.

– А ты, Стас?

– А я бы нет. Сначала взял бы из тумбочки ствол, да в окно не поленился бы выглянуть.

– И я бы не открыл. – Тимофей хмыкнул. – Но то – мы, а нормальные люди обычно дверь открывают. Кстати, напомни, как зовут хозяина?

– Шустовым Семеном Сергеевичем. Владеет старенькой «копейкой». Большего выяснить не успел.

– Ничего, для начала хватит. – Тимофей сделал раздосадованное лицо и, шагнув вперед, уверенно утопил пуговку звонка. Даванул раз, другой, заслышав шуршащие с той стороны шаги, брюзгливо заговорил:

– Ты чего это, Семен, вытворяешь? Твой сосед неделю как ремонт закончил, а ты его топишь!

– Это какой еще сосед?

– Ясно какой. Снизу, из сорок шестой. Сам пойди посмотри. Потолок протек, и на паркет капает. А паркет, между прочим, финский. Кто за него платить будет?

Слышно было, как отворили внутреннюю дверь, глазок на секунду потемнел. Должно быть, вид стоящего на площадке полуголого толстяка хозяина убедил. Щелкнул замок, дверь осторожно приоткрылась.

– Да вроде сухо у меня. А ты кто?

– Я-то брат твоего соседа. В гости вот приехал, а тут такое безобразие. У тебя-то, может, и сухо, а у нас нет, – сварливо возразил Лосев. – Да ты в туалете у себя глянь, не стой как пень. Точно тебе говорю, течет. Или под ванной, или под унитазом.

– Тогда сам и гляди под унитазом. – Купившийся мужичок сбросил цепочку и распахнул дверь.

– Вот и поглядим. – Тимофей протиснулся в проем, рукой сделал знак Валентину. Спецназовцы мигом ворвались в прихожую, оттеснив оторопевшего хозяина к стене.

– Спокуха, Сема! – Лосев бросил настороженный взгляд в сторону комнаты. – Где постояльцы?

– Так один же я.

Тимофей дал знак, и штурмовая группа бросилась проверять комнаты.

– Так… А легковушечкой владеешь?

– Ну да. «ВАЗ-2101», и документы все есть. А вы, вообще, кто?

– Мы вообще-то спецназ. Ловим жуликов, угоняющих чужие машины. Твою ведь не угоняли, верно? По доверенности даешь покататься?

Мужичонка явно хотел что-то соврать, но Тимофей двумя пальцами стиснул его за горло, выдернув из-за пояса пистолет, приблизил к лицу хозяина:

– Ой не ври мне, Сема! Все равно ведь узнаю, как было на самом деле. А уж тогда не пощажу. Итак, ясно и коротко: где постояльцы?

– Так съехали же!

– Когда?

– Да недавно. Всего-то минут сорок до вас.

– А ну, поподробнее! Кто они, откуда?

Лицо хозяина враз обмякло. Внутренне сдавшись, Семен Сергеевич торопливо заговорил, словно пытаясь убедить в полной своей искренности.

Разумеется, все оказалось до будничного просто, как это обычно и случается в жизни. Тимофей даже не вслушивался в детали, настолько сценарий был знаком.

Где появляется водка, там начинаются запои с прогулами. Ну а потеря работы – всего лишь закономерное следствие. Сначала Семен еще бродил по разным конторам, но очень скоро понял, что сорокапятилетние мужики с сизыми носами не очень-то нужны этому миру. А попутно с ужасом осознал, что правило «кто не работает, тот не ест» сочинили не самые глупые люди. Пришлось задуматься, где добывать хлеб насущный.

Тут-то и пришла идея левачить на машине. Он починил старенькую «копейку» и принялся бомбить. На улице и познакомился с людьми, проявившими интерес к его машине и жилью.

– Вот я и подумал, почему не дать попользоваться, если люди хорошие?

– Да еще если хорошие люди платят хорошие деньги, – фыркнул Тимофей.

На лице Семена отразилась обида.

– А что, комнаты мои, кому хочу, тому и сдаю.

– Тут ты прав, не спорю… – Взглянув на вернувшегося из комнаты Зимина, Лосев спросил: – Ну что? Есть какие-нибудь следы?

– Все чисто. Хотя видно по всему, что собирались в спешке.

– Я же говорю, съехали. Кто-то им позвонил, они и засуетились. Не мешать же мне им. Люди вольные, сами себе хозяева. Тем более что и за комнату успели заплатить вперед. Назад ничего не потребовали.

– Что будем делать? – Подошедший Валентин взглянул на Тимофея.

– Что должно, то и будем. – Отпустив мужичка, Лосев снял с его плеча несуществующую пылинку, бодро похлопал по дряблой щеке. Затем принялся неторопливо одеваться. – Для начала предлагаю вытереть ноги, чтобы зря не топтать, а далее рассаживаемся по комнатам и ждем.

– Думаешь, еще придут? – поинтересовался Стас.

– По логике вещей – должны. Там они побывали, наверняка заявятся и сюда.

– А если они уже знают, что их дружки смылись?

– Значит, не придут, – просто ответил Тимофей. – В любом случае рассаживаемся и ждем.

– Э… Мне-то что делать? – робко поинтересовался Семен.

– Как чего? – Лосев удивился. – А что ты обычно делаешь? Газеты читай, чай пей.

– А телевизор, к примеру?

– Вот телевизор, уж прости, нельзя. Будем соблюдать молчание…

Лицо Семена скривилось, и Лосев немедленно возмутился:

– А ты как думал! Кого ни попадя селишь, налоги не платишь, машину без доверенности в чужие руки отдаешь. Нет, братец! Любишь кататься, люби и саночки возить. – Тимофей подмигнул Стасу с Валентином, кивнул головой в сторону комнат: – Располагайтесь, мужики. Будем надеяться, что гости нас навестят.

– Может, я вздремну? – Стас яростно растер немеющее лицо. – Больше суток не спал.

– Это пожалуйста, в случае чего разбудим, не сомневайся. А ты, Валентин, свяжись со своими людьми, разъясни ситуацию. Боюсь, придется им какое-то время покуковать во дворе. Не обидятся?

– Ничего, им не привыкать. – Валентин извлек из внутреннего кармана рацию, при виде которой Семен Сергеевич испуганно шарахнулся, ударившись плечом о косяк.

Стас вовремя поддержал его под локоть, осторожно препроводил в комнату.


* * *

Часы тикали громко и назойливо. Словно крохотный молоточек без устали молотил по натянутым нервам. Спокойным выглядел один Стас, потому что спал, устроившись на стуле и прислонившись затылком к стене.

Однако остальные пребывали в некотором нетерпении.

Тимофей без конца бродил по комнатам и вслух делился мыслями:

– Допустим, наши торгаши слиняли. Могли их перехватить в пути? Могли. А возможно и такое, что этот адресок террористам вовсе не известен или никак с ними не связан? Тоже очень может быть. Это должны быть разные команды, все-таки специализация. Соответственно и задачи у них разные.

– А по-моему, задача у них у всех одна, – возразил Андрей из группы Валентина. – Деньги, и ничего более. Одни за бабки наркотой торгуют, другие выполняют боевые акции.

– Тогда какого черта они пересеклись?

– Тут, по-моему, как раз все ясно, – вмешался Валентин. – В принципе южане вполне в состоянии нагнать сюда взвод боевиков, но для них это существенный риск. А если везти еще и оружие с взрывчаткой, то количество проблем резко возрастает. К нам все-таки путь неблизкий, точно засветятся. Вот они и вербуют помощников.

– То есть наркоши решили подхалтурить, так получается? – задумчиво проговорил Тимофей. – Пожадничали и помогли с доставкой взрывчатки. Или, к примеру, осуществили бартер. Тот же героин на пластид… Ладно, пусть. Что дальше?

– А дальше случился прокол, – подсказал Андрей. – Посредников кто-то замочил, товар изъяли. Вот они и заметают следы.

– Хотелось бы знать, – Тимофей махнул рукой, – какова вероятность, что сюда наведается бригада возмездия.

– Но туда же она наведалась.

– Так-то оно так, но… – Тимофей не договорил. Звонок сотового телефона в кармане заставил его чертыхнуться. – Вот дьявол! Опять забыл отключить.

Лосев ругал себя справедливо. Сотовыми зачастую пользовались наравне с рациями, но не во время же боевых операций!

– Да? – Тимофей заранее нахмурился, ожидая услышать голос жены, но это оказался Дмитрий. – Димка, ты? Что там с Маратом?

Присутствующие как по команде повернули головы, уставившись на начальника «Кандагара».

Тимофей же продолжал слушать, и лицо его все более принимало серьезное выражение.

– Все понял, Дима. Вы продолжайте, а мы сейчас выезжаем к вам.

Отключив сотовый, он посмотрел на спецназовцев:

– Марат достал карту, и Дима утверждает, что на ней обозначены маршруты патриарха, причем крестиками помечены отдельные места. Возможно, там, где заложена взрывчатка.

– Так чего мы здесь сидим? – Стас решительно поднялся.

– Сиди, аника-воин. – Лосев прошелся по комнате, оценивающе взглянул на Стаса. – Словом, делаем так. Сюда они, конечно, вряд ли придут. Валентин прав, людей у них не так уж много, и всюду им не поспеть. Но засаду мы все-таки оставим. На всякий пожарный, мало ли.

– Я не останусь! – запротестовал Стас.

– А тебя никто и не спрашивает. Останешься как миленький. А то после командировки тебя ветром шатает. Приглядывать за тобой будет Андрей, если Валентин не возражает. – Тимофей выдержал паузу. – Думаю, если до сих пор они не пришли, значит, скорее всего, и не придут, но все-таки будьте начеку. И Сему пока из дому не выпускайте.

– Это почему? – возмутился из угла хозяин квартиры, но Тимофей даже не удостоил его ответом.

– Все!… – Он звучно хлопнул в ладоши. – Валентин, собирай своих хлопцев, и едем к Харитонову.


Глава 37

Если прежняя компания Семена Сергеевича откровенно смущала, то с Андреем и Стасом он сошелся довольно быстро.

Сближению отчасти способствовала бутылочка армянского коньяка, к которой он приложился, после чего хозяин квартиры угостил спецназовцев чаем и даже вареньем из китайского лимонника.

– От него, во-первых, сила мужицкая крепнет, – Сема красноречиво потряс в воздухе кулаком, – а во-вторых, сон улетучивается. Главное – это тебе не какой-нибудь дурной кофе, а самый натуральный тонизатор! На шестом месте значится после женьшеня!

Услышав про «мужицкую силу», Андрей потянулся к варенью. Стас шутливо пришлепнул его по руке:

– А ты куда, маньяк сексуальный?

– Сам ты!… – Андрей все же дотянулся до банки, зачерпнул полную ложку, торопливо сунул в рот. Глядя на него, Стас усмешливо покачал головой.

– А вот еще чудо какое измыслили, – прихлебывая из чашки, продолжил словоохотливый Семен. – Слыхали, наверное, про двенадцатилетки?

– Какие двенадцатилетки?

– А такие. Мы-то с вами в нормальных десятилетках учились, а теперь там нулевой класс какой-то придумали, да к десятому классу одиннадцатый пристегнули. – Сема авторитетно покачал головой. – Я так смекаю, скоро все школы переведут на американскую методику. Министр образования пальцы перед репортерами гнул, объяснял, что надо равняться на Запад. Там, дескать, гамбургеры – и у нас будут. Только для этого учиться надо с восьми лет и не перегружать бедных детей знаниями.

– Это что же получается? Восемь плюс двенадцать да еще пять… – Наморщив лоб, Андрей посчитал. – Ерунда какая-то! Двадцатипятилетние оболтусы будут сидеть за партами?

– Вот и я про то же. Раньше такое словечко было – «вредительство». Вот это самое вредительство нынешнее Министерство образования и творит. Спрашивается, чего нам равняться на Америку? У них, считай, две трети ученых из бывшего соцлагеря, а назад, значит, гамбургеры! Денег много – это да, а больше ничего хорошего и нет. И законы такие же скользкие, и правители не меньше нашего завирают. Я вам больше скажу: вся их хваленая армия только на современной технологии и держится.

– Ишь ты, знаток какой… – Стас усмехнулся.

– А что! Наши морпехи в горах мерзнут, на одной спиртовой таблетке впятером греются, да еще со снайперами в гляделки играют. Какой янки подобное выдержит? – вступил в разговор Андрей.

– Да уж, второй Вьетнам им не по зубам, – подхватил Семен.

– Какой там Вьетнам! У них астронавты на наших орбитальных станциях в голос подвывают. Того нет, этого! И мороженое не сладкое, и душ не горячий.

– Ты бы не завирал, Андрей, – попросил Зимин. – Мороженое-то тут при чем?

– Это как сказать. Иногда, знаешь ли, войны проигрывались именно из-за таких пустяков.

– Ну уж мороженого у Штатов хватит, можешь не переживать.

– Тут, Стасик, в другом дело. – Андрей сокрушенно вздохнул, и его физиономия приобрела печальное выражение. – Я ведь, знаешь ли, всегда считал себя патриотом, никогда про родину плохого не думал. А сейчас с ужасом чувствую – не принимаю!

– Чего это ты не принимаешь?

– А всего! Города нашего грязного, праздников пьяных, депутатов, раскатывающих на «мерседесах». Нормальные вроде люди, а как живем! Яблони с сиренью рубим, тополя чахлые сажаем. Специально, наверное, чтобы с пухом каждый год бороться. – Андрей подлил себе чайку, покрутил головой, точно выискивая за окном еще какие-нибудь негативы. – Тут знакомый из Татарстана приезжал, рассказывал про чистые скверики, про ухоженные подъезды. А у нас? Как очередная весна, так горы помоев на улицах, в песочницах – собачий помет, в подъездах – шприцы использованные, во дворах – свалки. Иной раз встанешь поутру, услышишь по радио какую-нибудь хренотень, и до того тошно становится! Вспомни, как наш Мозырев на цырлах бегал, каждый западный пук ловил. В результате легли под МВФ, Югославию проморгали, Наджибулу продали. О Чечне я уже не говорю… Знаешь, я даже к братве стал лучше относиться. Правда, правда! Они хоть за лозунги популистские не прячутся – честно себе воруют и грабят.

– Ну ты даешь! – Стас присвистнул.

– Это не я даю, они дают. Мне сосед как-то пожаловался, что милиции боится больше, чем бандитов. Против последних у него песок в карманах и фомка в сумке, а с милицией такие номера не проходят. То есть там война в открытую, без дураков, а тут ни то ни се.

– Да-а, брат, лимонник тебе положительно пошел не на пользу. Ты, часом, не перегрелся? – Зимин потрогал у Андрея лоб.

– А чего это я должен перегреться?

– Откуда же мне знать? То Америку ругаешь, то сербов, то нашу родную милицию. Никакой логики.

– Может, с логикой действительно малость того, только у меня как у государства. Если у него путаница в мозгах, то и у меня то же самое.

– Вот это, пожалуй, логично. – Зимин улыбнулся.

– Еще бы! – воодушевился Андрей. – Говорим одно, делаем другое. Сколько про тот же СПИД треплемся, а зайди в любую аптеку – и поймешь: все делается, чтобы перезаражать всю страну. Отечественные презервативы – барахло, а импортные не меньше трояка тянут.

– А что? Дешевле, чем проезд на метро.

– Может, и дешевле, только если я, к примеру, школяр, порнухи насмотревшийся, и если в кармане у меня ни шиша, зачем же я буду платить трояк за один-единственный трах? Я лучше рискну – и как пить дать подцеплю какую-нибудь заразу.

– Ну, положим, заразу мы в любой момент можем подцепить. Хоть на том же благословенном Западе.

– Ну да?

– Только у тех же американцев после иракской операции порядка пятнадцати тысяч загремело по госпиталям. Надышались и сникли. Несмотря на противогазы с респираторами.

Вволю перемазав весь мир дегтем, спорщики на некоторое время примолкли. Покосившись на стоящий неподалеку будильник, Семен пробормотал:

– Лишь бы только доллар держался, а то чудится мне, подомнет его евро. А уж тогда начнется…

– Что начнется-то? – Андрей, не удержавшись, хмыкнул.

– Да что угодно, – грустно пробормотал Семен. – Хоть даже война какая-нибудь новая. Либо опять в Македонии, либо на Ближнем Востоке.

– Ты, Сема, оптимист!

– Я реалист. – Семен захрустел сушкой. – А еще я, ребятки, думаю, что никто уже сюда не придет.

– Выгнать хочешь? Не выйдет. – Андрей покачал головой. – Нам, конечно, тоже домой хочется, но, увы, эту ночку, видно, придется покемарить здесь. Для твоего же блага.

– Так ведь я не против. – Семен вздохнул. – Кровати есть, сидите, если есть такая охота.


* * *

Тихо играло радио, и в такт незримому ударнику Дмитрий постукивал пальцами по рулю. Проносящийся мимо город был тускл и несвеж, но это был его родной город, который имел право на теплые чувства, привязанность и любовь. В былые времена здесь было намного чище, но зато в те годы екатеринбуржцы не знали, что такое баночное пиво, и – о, ужас! – понятия не имели о музыке Цоя и «Нау». Само собой, не имели они и сладкой возможности транжирить денежки в казино «Эльдорадо», катать шары в кегельбанах «Луны-2000» и продуваться в пух и прах в бильярдных «Карамболя». Ну а без этого и прогресс не прогресс, и жизнь не жизнь. Воистину вне индустрии развлечений для современного человека просто не существует цивилизации, и лозунг «Хлеба и зрелищ!», видимо, не потеряет своей актуальности и через двести, и через тысячу лет.

Мгла накрыла Екатеринбург темной шерстяной варежкой. Редкие фонари праздничного настроения не создавали, и улицы города освещались преимущественно светом из окон. Валяясь на диванах, мужчины посасывали пиво и глазели в телевизоры, женщины с энтузиазмом прижимали телефонные трубки к смозоленным ушам, с восторгом обмениваясь сплетнями о событиях последних суток, подростки с не меньшим энтузиазмом тискались и целовались в подъездах.

Покончив с трудовыми буднями, город отдыхал, как умел, но этих житейских радостей были лишены те, кто сейчас по долгу службы прочесывал квартал за кварталом в поисках следов террористов. Среди этих людей была и команда Лосева. Их напряженная работа продолжалась, и неутомимые спецназовцы тщательно обыскивали дома, подворотни, подъезды – словом, те места, которые подходили для совершения теракта. Прежде чем приступить к поиску, Лосев провел инструктаж:

– Значит, во-первых, ищем пути отхода. Чердаков и подвалов с окнами тут тысячи, а вот качественных путей отхода никогда не бывает много. Понимаете, о чем я толкую?

– Понимать-то понимаем, а если они смертников заслали? – спросил Марат.

– Сомнительно. Смертники среди них, конечно, встречаются, но в массе своей не любит эта братия помирать. Баксики с ширевом – да, уважают, а вот умирать – что-то не похоже. Так что, скорее всего, приготовили надежную дорожку к отступлению. И потом, где ты найдешь столько смертников на каждый теракт? Все-таки это тоже работа, хоть и мерзкая по своей сути. Следовательно, она требует навыков и профессионализма, а значит, подготовки и времени. Слишком накладно готовить специалиста, а потом его отправлять на тот свет. Тем не менее согласен, что мы, конечно, должны предусмотреть любые варианты.

– К тому же мы не знаем, какого характера готовится теракт и на что обращать внимание, – высказался Дмитрий. – Поэтому есть опасность нерационального использования сил и времени. А такую роскошь мы не можем себе позволить.

– Чтобы этого не случилось, я и хотел обратить ваше внимание на еще один важный момент, – продолжил свой инструктаж Лосев. – Закладки боевиков могут оказаться где угодно: в подвалах и на чердаках, в подъездах и на частных квартирах, в гаражах и просто среди уличного мусора. Так вот имейте в виду, что в этом деле вам придется полагаться исключительно на собственное чутье и богатое воображение. Разумеется, карта, которую достал Марат, территориально несколько сужает сектор поиска, но нельзя забывать, что крестик в действительности может означать и совершенно иное. Скажем, место встречи связных, явочные квартиры, а то и заведения, пользующиеся у мусульман вполне оправданным интересом. Кстати, в районе одного такого знака располагается небольшая мечеть. Естественно, это наводит на разные мысли. Поэтому ваша основная задача поставить себя на место террористов, чтобы понять их извращенную логику и тем самым разгадать дьявольский замысел. Другого варианта у нас нет, и, к сожалению, это вся информация, которой мы располагаем. А теперь задавайте быстро вопросы, и принимаемся за работу.

Прошло еще несколько минут, и после повторения вкратце задания Лосев с Харитоновым отправились на свой участок. Ориентиры для поиска были туманными, но больше они ничего не могли добавить. Времени оставалось совсем мало, а работу предстояло сделать большую. И теперь перед кандагаровцами стояла проблема: как в этих взаимоисключающих условиях все-таки выполнить поставленную задачу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю