355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрэ Нортон » Золотой, Небесный Триллиум (сборник) » Текст книги (страница 39)
Золотой, Небесный Триллиум (сборник)
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:19

Текст книги "Золотой, Небесный Триллиум (сборник)"


Автор книги: Андрэ Нортон


Соавторы: Мэрион Зиммер Брэдли,Джулиан Мэй
сообщить о нарушении

Текущая страница: 39 (всего у книги 61 страниц)

Пленник приветствовал ее глубоким поклоном, стараясь сдержать дрожь. Он не сможет долго продержаться в этой наполненной стужей комнате. Если второй дар мертвой женщины окажется бесполезным после стольких тысяч лет бездействия, он замерзнет до смерти, прежде чем Денби очнется и прикажет стражникам схватить его.

– Я так и не смог заставить себя убить его. Госпожа Звезды, – признался он. – Возможно, магия защищает его, но я подозреваю, что протестовала моя душа, неспособная забрать жизнь человека, насытившегося изысканными яствами и вином и лишившегося сознания. Я не задумываясь уничтожу его, если настанет день, когда я смогу сразиться с ним в честном магическом поединке. Этого достаточно?

Голос, который мог принадлежать ей, ответил: Достаточно. Ты нашел основные инструменты колдовства, которые позволят тебе возобновить работу?

– Нашел. – Он поднял мешок. – Звезда в итоге привела меня к каждому из них, хотя на это потребовалось время. Сейчас я готов вернуться в мир, найти все три части Скипетра Власти и выполнить задание, которое ты мне поручила.

Трое постараются помешать тебе.

– Госпожа, ни одному человеку не удастся остановить меня, даже тому, которого я люблю. Клянусь Звездой.

Когда он впервые увидел Нерению Дарал, что-то подсказано ему коснуться своим медальоном ее… и древняя магия Гильдии сработала, наделив его полной силой Звезды. Это было первым даром мертвой женщины.

Вторым даром был виадук – один из многих чудесных проходов, по которым Темный Человек и синдоны передвигались по полым лунам. Но этот виадук, остававшийся закрытым, как и должно было происходить с такими проходами, пока настоящий мастер не прикажет ему открыться, вел с Луны Темного Человека в мир внизу. Его существование было открыто пленнику в один из его последних визитов.

Нерения Дарал предупредила его, что Великий Волшебник Небес мгновенно узнает о том, что кто-то попытался воспользоваться виадуком. Денби мог закрыть его или направить по нему пленника в другое, еще более мрачное место заточения. Проход мог вывести его на свободу только в том случае, если Темный Человек будет убит или лишится сознания.

Крохотная стеклянная чаша в руке Нерении была третьим даром. Всего два дня назад она случайно привлекла его внимание и заставила спросить о содержимом. Узнав о яде, он немедленно начал разрабатывать план бегства.

– Я готов уйти, Госпожа Звезды, – сказал он, – и умоляю открыть мне виадук.

Ты клянешься Звездой воссоздать мою Гильдию и выполнить ее великое предназначение по восстановлению баланса мира?

Он сжал медальон рукой в перчатке. Его пальцы начинали терять чувствительность от холода, который, казалось, уже проникал сквозь плащ.

– Клянусь.

Тогда возьми мою Звезду, мой приемный сын и наследник, и вручи ее тому, кому безгранично доверяешь. С помощью возрожденной Гильдии завладей Скипетром Власти. Он все еще способен изгнать Покоряющий Лед. Научись управлять его опасной силой и заставь засиять Небесный Триллиум.

С благоговением он разжал ее мертвые пальцы, снял украшенную драгоценными камнями цепь с ее шеи и положил медальон в свой мешок.

– Я сделаю все так, как ты приказала… но сейчас, Госпожа, позволь мне отправиться в путь, иначе я замерзну до смерти прямо на пороге свободы.

Ступай. Виадук, откройся!

Раздался кристально чистый мелодичный звон, и слева от трона женщины появилось кольцо света примерно два элса диаметром. Внутри кольца не было ничего, кроме темноты, из которой пахнуло теплым затхлым воздухом.

– Виадук готов принять меня?

Да. Нужно только войти. Когда-то он вел в царство Покоряющего Льда и был для меня бесполезен. Я попала сюда по нему, но не могла воспользоваться им для бегства. Но теперь, когда Вечный Покров временно уменьшился, виадук приведет в безопасное место.

Пленник медлил.

– Могу я спросить, в каком месте мира я окажусь?

Голос Госпожи Звезды стал жестким:

Ты окажешься там, куда тебя послали, и немедленно должен начать выполнять свою миссию. Торопись! Денби вот-вот очнется и окажется у двери через мгновение.

– Прощай, Госпожа.

Крепче прижав к себе мешок, он шагнул в светящееся кольцо и исчез. Снова раздался звон, и кольцо померкло. Мельчайшие кристаллики льда от дыхания пленника кружились в воздухе вокруг сидевшего на троне мертвого тела.

Распахнулась дверь в усыпальницу. Вошли стражники с золотыми черепами на изготовку. Шаркающей походкой за ними последовал очень старый человек с темной морщинистой кожей и белоснежными вьющимися волосами. Он кутался в мантию из золотистого меха воррама.

– Орогастус! – крикнул он громким и звучным голосом, который словно принадлежал совсем молодому человеку. – Ты еще здесь?

Он ушел, – ответил один из стражников.

– Рад это слышать, – сказал Денби Варкур – Теперь мы можем приступить к спасению мира, если его еще можно спасти! Жаль, что он не прикончил меня, но следовало догадаться, что мне придется дожить до конца.

Он махнул рукой синдонам, приказывая выйти в коридор, а сам подошел к замерзшему мертвому телу.

– Прости меня, любимая Нерения. Я не мог не воспользоваться такой хорошей возможностью. И я не мог позволить, чтобы ему все показалось слишком легким, понимаешь?

Как всегда, она безмятежно улыбалась.

Глава 1

Принц Толивар лежал в темноте, полностью одетый не считая сапог, и отчаянно старался не уснуть.

Он не посмел оставить зажженной серебряную масляную лампу или даже свечу, боясь, что кто-нибудь заметит свет в щели под дверью. Комнату освещали только редкие вспышки молний и часы на столике рядом с кроватью – памятник Исчезнувших – с циферблатом, светившимся мягким зеленым светом. Часы на последние именины подарила ему тетя Кадия, Дама Священных Очей. Только она, не считая, конечно, старого Ралабуна, не относилась к нему с презрением.

Настанет день, и он покажет всем, особенно ненавистному старшему брату и сестре, кронпринцу Никалону и принцессе Джениль. Настанет время, и они не будут издеваться над ним и называть никчемным вторым принцем. Они будут бояться его и относиться с уважением, которого он заслуживал!

Если ему удастся вернуть сокровища… Толивар заскрипел зубами от страшного желания заставить тянувшиеся бесконечно секунды двигаться быстрее. Ралабун придет только после двух часов ночи, если придет вообще.

– Он должен прийти! – прошептал принц. Он не посмел объяснить Ралабуну причину столь позднего визита, боясь, что старик посчитает его просьбу мальчишеским капризом. Он мог забыть прийти или просто заснуть и ожидании. Толивар сам с трудом заставлял глаза оставаться открытыми.

– Святой Цветок, не дай мне уснуть, – молился он. Принц уже испытывал страх от предстоящего предприятия, – если бы он уснул и вновь увидел сон, он, скорее всего, отказался бы от своего плана.

Вероятно, не стоило прятать сокровище в Гиблой Топи, но тогда такой поступок казался ему совершенно необходимым. Древние камни Цитадели Рувенды были пропитаны магией, вся возвышенность под светом Трех Лун густо заросла Черным Триллиумом. Хуже всего было то, что его вторая тетя – грозная Великая Волшебница Харамис – слишком часто посещала мать в летней столице, в которой три сестры провели детство. Толивар не мог допустить, чтобы Белая Дама узнала его тайну, поэтому спрятал свои драгоценности на болоте.

Никому не удастся забрать их у него. Никогда.

«Они – мои по праву спасения, – успокаивал себя принц. – Пусть мне всего двенадцать лет и я еще не научился пользоваться ими в полной мере, все равно я скорее умру, чем отдам их кому-то».

В голову снова пришла непрошеная мысль о том, что он может бесследно сгинуть сегодня, утонуть в бурном черном потоке.

– Пусть будет так, – пробормотал Толивар, – потому что если я оставлю сокровища в Рувенде, их может унести во время бури. Или они будут погребены под толстым слоем ила, когда я вернусь сюда следующей весной, или их найдет какой-нибудь оддлинг и передаст Белой Даме. Тогда мне незачем будет жить.

Если бы Влажный Сезон не начался в этом году так неудачно рано! Тетя Харамис говорила, что мир потерял равновесие и этим объяснялась такая странная погода, активность вулканов и частые землетрясения.

Река Мутар, огибавшая возвышенность Цитадели, разлилась практически без предупреждения. Король Антар и королева Анигель решили, что Двор Двух Тронов не может ждать до конца месяца переезда в зимнюю столицу Лаборнока Дероргуилу. Вместо этого вся свита должна отправиться в путь в течение шести дней, прежде чем воды болота поднимутся слишком высоко.

Самый младший в королевской семье принц Толивар, услышав это сообщение, испытал ужас. Пока продолжались грозы, течение Мутара оставалось слишком быстрым для того, чтобы он в одиночку мог подняться вверх на челне, припрятанном специально для его тайных путешествий Он молился Святому Цветку и Темным Силам, которые помогали волшебникам, чтобы они даровали несколько ясных дней и передышку в наводнении. Но все его страстные просьбы были напрасны. Дата отъезда королевской свиты становилась все ближе и ближе, до нее оставалось всего два дня. На следующий день должны были начать собирать караван. Днем ему не удастся ускользнуть из Цитадели незамеченным. Нужно забрать сокровище ночью или лишиться его навсегда.

Вслушиваясь в шум дождя за окном спальни, Толивар старался побороть отчаяние. Кроме того, этот звук навевал сон. У принца слипались глаза, и ему с трудом удавалось не уснуть. Но время тянулось так медленно, а шум дождя был таким монотонным, что в конце концов он задремал.

И снова начался знакомый кошмар. Он преследовал его уже два года – ужасающий грохот землетрясения, дым от горящих домов, сам он в плену, по-мальчишески льющий слезы от горести предательства. А потом чудесное бегство! Внезапный прилив храбрости, позволивший ему завладеть бесценным сокровищем! Во сне он поклялся использовать его, чтобы стать героем. Он должен был отразить атаки армии на Дероргуилу, спасти своих родителей и весь народ. Ему было всего восемь лет, но благодаря магической силе…

Во сне он воспользовался волшебным прибором, и все умерли.

Все. Верные защитники и злобные захватчики, король, королева, его брат и сестра, даже Дама Священных Очей и Великая Волшебница Харамис – все умерли из-за его магии! Тела лежали на окровавленном снегу внутреннего двора крепости Зотопанион. В живых остался только он один.

Но как это могло случиться? Была ли в этом его вина.

Он в страхе убегал по улицам опустошенного города от страшного зрелища. С темного неба падал густой снег, а порывистый ветер разговаривал с ним голосом человека:

– Толо! Толо, послушай меня! Я знаю, что мои талисман у тебя. Видел, как ты взял его несколько лет назад. Берегись, глупый принц! Магия талисмана убьет тебя с такой же легкостью, с какой убила других. Ты никогда не научишься владеть им. Верни его! Ты слышишь меня, Толо? Оставь его здесь, в Гиблой Топи. Я приду за ним. Толо, послушай меня! Толо…

– Нет! Он мой! Мой!

Принц в испуге проснулся. Он лежал в своей спальне в Цитадели Рувенды. Гром едва был слышен за толстыми каменными стенами, а эхо от его собственного крика звенело в ушах. Он посмотрел на часы, увидел, что было еще рано, и откинулся на подушку, бормоча ребяческие проклятия.

Кошмар был таким глупым! Он никого не убивал магией. Его семья была жива и ничего не подозревала. Колдун умер, но по собственной вине, все это знали.

– Я верну себе сокровище, несмотря на дождь, – поклялся принц, – Я заберу его с собой в Дероргуилу и продолжу учиться пользоваться им. И настанет день, когда я стану таким же могущественным, как он.

Наконец часы пробили два раза. Принц Толивар вздохнул, сел и стал натягивать свои самые крепкие сапоги. Его слабое тело все еще спало после дня, потраченного на сбор и упаковку вещей, которые предстояло взять в Лаборнок. Об одежде позаботились слуги, но все остальное нужно было собирать самому. Шесть больших окованных бронзой сундуков стояли в темной гостиной, причем четыре из них были заполнены его драгоценными книгами. Был еще небольшой походный сейф с крепким замком, который принц надеялся заполнить сегодня ночью.

Если бы только Ралабун поспешил.

Прошло уже четверть часа после назначенного времени. Толивар набросил на плечи плащ. Он был вооружен коротким мечом и охотничьим ножом. Принц открыл окно и выглянул на улицу – дождь прекратился, но на западе еще сверкала молния. Реки с этой стороны Цитадели видно не было, но он знал, что течение будет бурным.

Наконец он услышал, как кто-то тихо царапается в дверь. Толивар бросился к двери и впустил в спальню старого ниссома, одетого в непромокаемую кожаную одежду, богато украшенную серебряным шитьем. Ралабун – вышедший в отставку смотритель королевских конюшен – был закадычным другом и доверенным лицом Толивара. Его широкое морщинистое лицо, обычно выражавшее сонное добродушие, посерело от тревоги, а выступающие вперед желтые глаза, казалось, готовы были выпрыгнуть из орбит.

– Я готов, Скрытный, но умоляю, скажи, почему мы должны куда-то идти в такую плохую погоду.

– Так нужно, – коротко ответил принц. Он уже давно перестал просить Ралабуна присвоить ему какую-нибудь более благородную кличку.

– В такую ночь не стоит выходить из дома в Гиблую Топь, – настаивал старик. – Уверен, твое таинственное поручение может подождать до утра.

– Нет, – резко ответил принц, – потому что днем нас обязательно увидят. Кроме того, рано утром лорд-эконом упакует весь багаж королевской семьи и начнет собирать караван. Нет, мы все должны сделать сейчас. Поторопись.

Мальчик и абориген спустились по черной лестнице, которой пользовались только горничные и слуги, убиравшие королевские апартаменты. Этажом ниже, на антресолях над большим залом, располагалась небольшая капелла, рядом с которой находились приемные залы короля Антара, королевы Анигель и королевских министров. Этаж охраняла ночная стража, но Толивару и Ралабуну легко удалось проскользнуть незамеченными, а вот и крошечный альков рядом с приемной канцлера, в котором на высоких стеллажах лежала в коробках королевская корреспонденция.

– Потайной ход здесь, – едва слышно произнес Толивар. На глазах у изумленного Ралабуна он отодвинул одну из коробок и протянул руку. Затем он вернул коробку на место, и весь стеллаж бесшумно повернулся, открыв черный проем.

– Ты взял фонарь, как я тебе приказал? – спросил принц.

Ралабун достал из-под плаща фонарь и открыл отверстие, из которого появился слабый луч свет от находившихся внутри светящихся болотных червей. Они вошли в потайной ход, Толивар закрыл дверь, взял в руку фонарь и быстрым шагом пошел по узкому пыльному коридору. Ниссому оставалось только последовать за ним.

– Я слышал рассказы об этих потайных проходах от няни королевы Имму, – сказал Ралабун, – но никогда не бывал в них. Имму рассказывала, что когда три Живых Лепестка Черного Триллиума были совсем молодыми принцессами, она и Ягун вывели королеву и ее сестру Кадию из Цитадели по одному из таких проходов, чтобы уберечь от верной смерти от рук злобного короля Волтрика. Тебе показала этот ход мать?

Толивар горько рассмеялся:

– Нет, я узнал о его существовании от более заботливого учителя. Смотри под ноги! Мы должны спуститься по этим ступеням, а они влажные и скользкие.

– Кто тебе рассказал об этом проходе? Имму?

– Нет.

– Ты узнал о его существовании в одной из древних книг, которые так внимательно изучал?

– Нет! Перестань задавать вопросы!

Ралабун обиженно замолчал, и они стали осторожно спускаться по ступеням. Стены узкой лестницы были влажными. В щелях росли бледные грибы, в которых обитали тускло светившиеся создания, называемые слезнебоками. Эти маленькие животные ползали по ступеням как светящиеся слизняки, на них было легко поскользнуться, кроме того, они противно воняли, если на них наступить.

– Еще немного, – сказал Толивар – Мы уже на уровне реки.

Через несколько минут они подошли к другой потайной двери, деревянный механизм которой громко заскрипел, когда принц привел его в действие. Они оказались в заброшенном сарае, забитом гниющими бухтами каната, рассохшимися бочками и разбитыми ящиками. Когда Толивар и Ралабун подошли к двери, у них из-под ног с испуганным писком разбежались по щелям варты. Принц прикрыл фонарь и осторожно выглянул на улицу. Было очень темно, и моросил дождь. Стражников здесь не было, потому что пристань была заброшена очень давно, сразу же после войны между Рувендой и Лаборноком.

Они, осторожно ступая, пошли по полусгнившим доскам пристани. Первым шел Ралабун, потому что ниссомы видели в темноте гораздо лучше людей, а фонарь зажигать они не решились, чтобы их не увидела с крепостных стен стража.

– Моя лодка вон там, – сказал Толивар, – спрятана под сломанным кнехтом.

Ралабун с сомнением осмотрел лодку.

– Она очень маленькая, а течение Мутара усиливается с каждым часом. Нам далеко плыть вверх по течению?

– Всего около трех лиг. Лодка достаточно крепкая. Я сяду за центральные весла, ты встанешь у кормового, мы пересечем реку, на другой стороне вода будет спокойная, и нам без труда удастся подняться вверх.

– Я не знал, что ты такой опытный гребец.

– Я знаю много того, о чем ты не подозреваешь, – коротко ответил мальчик. – Не будем терять время.

Они сели в лодку и отчалили. Толивар налегал на весла изо всех сил, но их было не так уж много. Ралабун, несмотря на преклонный возраст, был крепким и мускулистым после долгих лет тяжелой работы в конюшнях, и лодка довольно быстро пошла поперек течения широкой реки. Им приходилось обходить обломки, а иногда и целые деревья, вырванные с корнем выше по течению на Черном Болоте. Мимо них проплыло бревно, на котором, как на торговой лодке из Тревисты, сидел огромный злобный раффин. Зверь зарычал, когда они прошли всего на расстоянии трех локтей, но не попытался спрыгнуть с бревна и наброситься на них.

У другого берега, который был топким и практически незаселенным, течение, как и предсказывал принц, было не таким сильным. Толивар устало поднял весла, предоставив вести лодку Ралабуну. Они быстро пошли вверх по течению и смогли даже разговаривать, несмотря на шум реки.

– На северном берегу, там, где река разветвляется чуть выше Рыночной заводи, есть очень мелкий приток, – сказал Толивар. – К нему мы и направляемся.

Ралабун кивнул:

– Я знаю, о чем ты говоришь. Безымянная протока, заросшая папоротником и копьелистом. Но по ней не пройти на лодке…

– Можно, если двигаться осторожно. Я часто ходил по протоке в Сухой сезон, переодевшись простолюдином.

– Ты поступал опрометчиво, Скрытный, – неодобрительно проворчал Ралабун. – Даже находясь рядом с Цитаделью, маленький мальчик не может чувствовать себя в безопасности в Гиблой Топи. Тебе стоило только попросить, и я с радостью согласился бы побродить с тобой…

– Я был в полной безопасности, – высокомерно возразил принц. – Кроме того, дело, которым я занимался на болоте, было серьезным и секретным. Оно не имело ничего общего с обычными нашими проказами.

– Гм… Какую же страшную тайну таит эта протока?

– Это тебя не касается, – отрезал Толивар.

На этот раз ниссом обиделся по-настоящему.

– Смиренно прошу простить меня за назойливость, ваша милость.

– Не обижайся, Ралабун, – попытался оправдаться Толивар. – Даже у самых близких товарищей могут быть секреты друг от друга. Я был вынужден просить тебя сопровождать меня только из-за силы течения. Больше я никому не могу доверять.

– И я с радостью согласился помочь тебе. Должен признаться, мне горько, что ты не доверяешь мне свою тайну. Ты знаешь, что я не раскрою ее ни одной живой душе.

Толивар колебался. Ему не хотелось открывать природу сокровищ своему другу, с другой стороны, крайне соблазнительно было поделиться радостью обладания столь чудесными вещами хоть с кем-нибудь. А с кем, как не с Ралабуном?

– Поклянись не рассказывать о моей тайне ни королю, ни королеве, – сказал Толивар. – Даже самой Великой Волшебнице Харамис, если она прикажет.

– Клянусь Тремя Лунами и Цветком! – воскликнул Ралабун. – Каким бы секретом ты ни поделился со мной, клянусь хранить его, пока Владыки Воздуха не унесут меня в загробную жизнь.

Принц мрачно кивнул:

– Хорошо. Ты увидишь мои бесценные сокровища, когда я буду забирать их из тайного места на болоте. Но если ты расскажешь об их существовании кому-нибудь еще, то поставишь под угрозу не только свою жизнь, но и мою.

Глаза Ралабуна засверкали в темноте, и он сделал рукой знак Черного Триллиума.

– Какие же чудесные вещи мы разыскиваем, Скрытный?

– Лучше я их тебе покажу, – сказал Принц и больше не произнес ни слова, несмотря на уговоры Ралабуна.

Прошел еще час, дождь стих, и подул сильный ветер, гнавший рваные темные облака по усеянному звездами небу. На противоположном берегу, на самом западе возвышенности Цитадели, тускло мерцали огни рынка Рувенды. В этом месте ширина Мутара была больше лиги. Потом они оказались среди множества притоков, между которыми в Сухой сезон существовало огромное количество поросших лесом островков. Сейчас почти все они находились под водой, и над поверхностью возвышались только могучие деревья гонда и кала. В этом месте было легко заблудиться, и принцу пришлось несколько раз давать указания Ралабуну сменить курс. К сожалению, знание болота старым ниссомом оставляло желать лучшего.

– Вот протока, – наконец сказал Толивар.

– Ты уверен? – с сомнением в голосе спросил Ралабун. – Мне кажется, что нужно пройти чуть дальше…

– Нет. Она здесь. Я уверен. Поворачивай.

Недовольно ворча, ниссом склонился над веслом.

– Джунгли залиты водой и полны обломков, я не уверен, что нам удастся…

– Замолчи! – Принц встал на носу. Лишь несколько звезд освещали их путь. Канал был мелким, с густыми зарослями ирисов, копьелиста и красной колючки между величественными деревьями. Дождь прекратился, и обитатели Гиблой Топи начали подавать голоса. Застрекотали, зажужжали, зазвенели насекомые. Заухали пелрики, защебетали ночные певуны, зашипели и заплескались карувоки, откуда-то издалека донеслось рычание вышедшего на охоту гулбарда.

Скоро протока стала настолько мелкой, что Ралабун уже не мог грести.

– Ты ошибся, Скрытный! – закричал он.

Мальчик с трудом подавил раздражение.

– Работай веслом как шестом, а я буду править лодкой, – сказал он. – Сейчас надо пройти между теми двумя деревьями вилунда. Я знаю дорогу.

Ралабун нехотя повиновался. Несмотря на то, что протока временами казалась полностью закрытой ветками и лианами, перед лодкой всегда оставалась полоса свободной воды, иногда чуть шире самой лодки. Двигаться приходилось крайне медленно, но через час они подошли к небольшой возвышенности. По каменистому периметру росли колючие кусты, плакучие уиделы и высокие калы. Толивар показал место причала, и Ралабун направил лодку к берегу.

– Вот это место? – изумленно произнес он. – Я готов был поклясться, что мы заблудились.

Принц спрыгнул на берег, покрытый прибитой дождем зубчатой травой, и привязал лодку к коряге. Потом он взял фонарь, приоткрыл заслонку и подал ниссому знак следовать за ним по едва заметной тропе, петляющей среди камней и покрытых каплями дождя деревьев.

Они вышли на поляне к хижине, построенной из обтесанных жердей и пучков травы, крытой тяжелыми листьями папоротника.

– Я сам ее построил, – с гордостью заявил принц. – Здесь я изучал магию.

Ралабун в изумлении открыл рот, обнажив короткие желтые клыки.

– Магию? Такой мальчик, как ты? Клянусь Триуном, не зря тебя прозвали Скрытным!

Толивар открыл плетеную дверь и иронически поклонился:

– Добро пожаловать в мастерскую волшебника.

В хижине было абсолютно сухо. Принц зажег лампу в три свечи, стоявшую на самодельном столе. Из обстановки в хижине был только стул, оплетенная бутыль для питьевой воды, несколько полок на стенах, на которых стояли банки и маленькие бочонки с консервированной едой. Не было видно ни инструментов, ни книг, ни других принадлежностей, которые можно было ожидать увидеть в логове колдуна.

Толивар опустился на колени, смел в сторону листья папоротника и мусор с земляного пола и поднял тонкую каменную плиту. Из полости под плитой он достал два мешка из грубой рогожи, один большой, другой поменьше, и положил их на стол.

– Вот драгоценности, за которыми мы пришли, – сообщил он Ралабуну. – Я не рискнул хранить их в Цитадели.

Старый абориген рассматривал мешки, явно предчувствуя дурное.

– А что с ними станет зимой, когда ты будешь жить в Дероргуиле?

– Я нашел подходящее место в развалинах, за пределами крепости Зотопанион, в которое никто не заходит. Нашел я его четыре года назад во время битвы при Дероргуиле, когда судьба предначертала мне овладеть этими сокровищами.

Мальчик развязал большой мешок и достал из него продолговатый сундук длиной в локоть и шириной в три ладони. Сундук был сделан из темного блестящего материала и украшен серебряной многоконечной звездой.

– Владыки Воздуха! – воскликнул Ралабун. – Этого не может быть!

Не сказав ни слова, Толивар развязал маленький мешок. Что-то ослепительно сверкнуло в свете лампы – это была небольшая корона с шестью маленькими выступами и тремя большими. Она была украшена затейливым орнаментом из морских раковин и цветов. Под каждым большим выступом было изображено лицо: уродливого скритека, гримасничающего человека и отвратительного создания с заплетенными в виде многоконечной звезды волосами, которое, казалось, вопило от нестерпимой боли. Под центральным изображением располагался герб семьи принца Толивара.

– Трехглавое Чудовище, – прохрипел Ралабун, почти лишившийся рассудка от благоговейного ужаса. – Магический талисман королевы Анигель, который она отдала в качестве выкупа коварному колдуну Орогастусу!

– Теперь он не принадлежит ни моей матери, ни ему, – торжественно провозгласил Толивар и водрузил корону на голову. Его хрупкое тело и ничего не выражающее лицо словно преобразились. – Талисман связан со мной и шкатулкой Звезды, и любой, прикоснувшийся к нему без моего разрешения, превратится в пепел. Я еще не до конца овладел силой Трехглавого Чудовища, но близок тот день, когда оно полностью подчиниться моей воле. И когда этот день настанет, я стану волшебником, более могущественным, чем сам Орогастус.

– О мой Скрытный, – простонал Ралабун.

Прежде чем он успел сказать что-либо, мальчик продолжил:

– Помни о клятве, старый друг.

Он снял корону с головы и положил ее и сундук в мешки.

– Следуй за мной, быть может, нам удастся вернуться домой до начала дождя.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю