332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алиса Ростовцева » Даже не думай! (СИ) » Текст книги (страница 6)
Даже не думай! (СИ)
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:43

Текст книги "Даже не думай! (СИ)"


Автор книги: Алиса Ростовцева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 28 страниц)

А Мария, неверно истолковав мою заминку, самодовольно улыбнулась и нашла необходимым пояснить мне очевидные вещи.

– Это Range Rover Evoque. Нам привезли ее всего несколько недель назад. Нравится? – Мария спрашивала, не предполагая другого ответа, кроме моего восхищенного «да».

Ну да, какой знакомый приемчик! Моя мама тоже любит так делать – задать каверзный вопрос, при этом умильно глядя человеку в глаза. Банальная вежливость не позволит собеседнику ответить правду. Спрашивающий прекрасно это понимает, ведь недаром он напрашивается на свою порцию похвалы, восторгов и чужой зависти.

Захотелось фыркнуть… Я еще раз взглянула на машину – предмет гордости госпожи Керимовой. Но всего минуту назад казавшийся мне потрясающе красивым Range Rover уже растерял свое таинственное очарование.

Это просто внедорожник, черный, блестящий, новый и еще не успевший примелькаться на наших дорогах. В этом и есть его единственная заслуга. Так чем же сейчас он может меня восхитить? Стоимостью и своей абсолютной уникальностью для родного города?

Черт, какая же ерунда.

Я неопределенно пожала плечами. А Керимова даже в этом увидела доказательство моего восхищения машиной. Женщина удовлетворенно улыбнулась и, приветливо распахнув заднюю дверцу, предложила мне, наконец, сесть. Я бросила короткий взгляд внутрь темного салона и на долю секунды растерялась, вновь, как и пару минут назад, застыв без движения.

Тимур выглядел так в недалеком прошлом. Темные волосы, серые глаза, разлет бровей – все было знакомо. Но, слава Богу, в машине сидел не Тим.

Леша, кажется, этого мальчишку на несколько лет младше самого Тимура, звали Алексеем, без всякого любопытства разглядывал меня. И если в глазах матери Тимура я увидела едва ли не сканеры, просвечивающие меня насквозь, то младший Керимов был абсолютно нечитаем. Эдакая темная лошадка в стаде породистых и сноровистых лошадей, да простит меня Тимур за такое сравнение своей семьи с отрядом непарнокопытных.

Я выдавила из себя слабую улыбку, впрочем, не нашедшую отклика у Алексея, и немного скованно, все еще удивленная таким неожиданным поворотом событий, пробормотала себе под нос нейтральное «привет».

Леша молча отвернулся от меня и уставился на экран собственного мобильника, принявшись что-то сосредоточенно печатать на клавиатуре. Как соседка по машине, я была ему неинтересна.

Чертова семейка! Один ненавидит, другая уже строит планы, третьему вообще на меня наплевать. Осталось познакомиться с предводителем этого табуна. Если верить интуиции, то Керимов-старший будет смотреть на меня, как на дворовую шавку, и захочет вышвырнуть на улицу в тот же момент, как увидит.

Я устроилась на краю широкого сидения и пристегнулась. На форумах я читала, что «приличные» машины подают водителям звуковой сигнал, если их пассажиры пренебрегли ремнями безопасности. Чтобы лишний раз не раздражать Керимовых, я решила пристегнуться заранее.

Заметив мою возню, Леша оторвался от своего мобильника и снова равнодушно взглянул на меня. Под его безучастным взглядом я почувствовала себя маленькой девчонкой. Если внимание Тимура вечно меня раздражало и заставляло выпускать иголки, то сдержанный интерес его брата действовал на меня угнетающе. Парень выглядел не по годам серьезным…

Как-то Флейм советовал не лезть в бутылку с теми, с кем я не смогу справиться по определению. Леша производил именно такое впечатление – хорошего игрока (правда, пока еще неясно каких именно игр), и я явно была не в его весовой категории. И все же, все же… Советом Андрея я пренебрегла.

– Что?! – стараясь скрыть неловкость, с вызовом спросила я.

– Брюнеткой тебе было лучше, – без всякого выражения ответил Алексей и вновь занялся телефоном. Я впала в ступор.

Темные волосы были у меня четыре года назад… Уйма времени. Где младший брат Керимова мог видеть меня, ему же было тогда лет двенадцать? И как он умудрился меня запомнить?

Интересный вопрос.

Я потерла пальцами неприятно покалывающие от пока еще несильной боли виски и скосила глаза на свои светлые пряди. Единственным их достоинством сейчас была длина. Цвет же оставлял желать лучшего. И, если раньше для меня это не имело значения, то теперь стала очевидной необходимость срочно заняться собой.

Последний раз я красилась достаточно давно – в светло-рыжий. Но после известия о беременности все эксперименты с собственной внешностью было решено отложить на неопределенное время. Вся эта химия, перекиси-краски, могли сильно повредить малышу. Я читала об этом и потому захотела оградить себя и своего ребенка даже от малейшего риска.

За два с хвостиком месяца корни немного отрасли, на всеобщее обозрение выставив мою натуральную темно-русую макушку. Рыжая краска быстро вымылась с обесцвеченных волос и уже спустя несколько недель после покраски волосы приобрели совсем неопрятный вид. Цвет стал блеклым. Не желтым, не серым… Печальная картина. Но стоит ли волноваться об этом?

Мысли от внешности быстро соскользнули дальше. Ребенок, сын, которого у меня не будет… Я прикусила губу, чтобы сдержать слезы.

Решение поехать к Керимовым, даже в качестве оплаты собственного негласного долга перед Тимуром, перестало казаться правильным. Наверное, я додумалась бы до того, чтобы извиниться и, не слушая уговоров, броситься прочь из машины, но в этот момент водительская дверь распахнулась, и на переднем сиденье с комфортом разместился Виктор Керимов.

Убегать – поздно.

Я невольно поежилась, напрягаясь и готовясь к тому, чтобы выдержать колючий и едкий взгляд отца Тимура. Но против ожиданий, мужчина оглянулся на меня, улыбнулся сдержанно, но открыто, и кивнул.

Ни капли дискомфорта. Похоже, я зря себя пугала.

Предчувствия не оправдались.

Леша чему-то едва слышно усмехнулся. Я чуть-чуть повернула голову, чтобы посмотреть, из-за чего парню вдруг стало весело. Но на экране его мобильника светился список контактов аськи, и понять, что так рассмешило пацана, оказалось невозможным. Я уставилась на дорогу.

Range Rover бесшумно выезжал с парковки.

Керимов-старший нажал несколько кнопок на приборной панели, и из динамиков полился тихий приятный джаз. Машина набирала скорость.

Мария едва слышно заговорила с супругом о друзьях их семьи. Фамилии мне были неизвестны, дела незнакомых людей не волновали, и я быстро потеряла интерес прислушиваться к чужому разговору, не имеющему ко мне ни малейшего отношения.

Сильно хотелось спать. Но как отнесутся Керимовы, если я вдруг откинусь на подголовник и прикрою глаза? Вряд ли, поймут. Нет… нельзя этого делать. Кроме того, зачем показывать чужим свою слабость?

Я держалась и развлекала себя, разглядывая проплывающие за тонированным стеклом городские улицы.

Привычные ландшафты из салона дорого автомобиля должны были бы выглядеть как-то иначе. Не так как из авто простых смертных. По крайней мере, несколько лет назад я искренне верила в это. Но сейчас я смотрела на знакомые магазины, фонтаны перед Белым домом, потрескавшуюся штукатурку старых домов на окраине города и не замечала никаких отличий. Даже если бы я ехала на подержанной Toyot'e 90-х годов, или на двухлетней Ладе Калина я бы не увидела разницы.

Город остался прежним. Впрочем…

Быть может, все дело в том, что я просто пассажир, а не владелец подобной дорогой машины, которая одним своим видом подчеркивает мой высокий статус. Если бы я заработала на нее сама потом и кровью (тут я взглянула на Керимова-отца и поменяла свое мнение), то есть, конечно, умом и хитростью, то в этом случае я чувствовала бы себя по-другому?

Особенной, преуспевающей, лучшей??? Хм, непонятно… Но, надеюсь, у меня когда-нибудь появиться шанс это проверить.

Размышляя над этим вопросом, я сама не заметила, как несколько раз прикрыла глаза. Так и заснуть недолго.

Внедорожник шел плавно, как огромный корабль. И я уверена, дело тут было не только в качестве подвески дорогого и безусловно продуманного до мелочей авто. Плавность хода машины была абсолютной заслугой ее водителя. Виктор Керимов превосходно управлялся с рулем. Машина аккуратно тормозила перед светофорами и без рывков стартовала на зеленый свет.

Я прониклась уважением к этому мужчине, у которого при его загруженности, успешности и собственно, что скрывать, нереально высоких доходах, не пропало желание самому крутить «баранку». Многие бизнесмены не видят ничего приятного в подобной блажи и потому отдают предпочтение транспорту с личным шофером. Слава богу, Керимов-старший совсем не такой.

Все-таки приятно, что я ошиблась в отношении отца Тимура. Вероятно, он совсем не так плох, как я думала.

Настроение стало чуть-чуть лучше. Я спрятала улыбку, принявшись копаться в своей сумке, чтобы отыскать сотовый. Последую примеру Лешки и загляну в аську. За несколько дней меня, наверное, успели потерять все-все-все.

Но узнать, так ли это, мне не удалось. Мой мобильник исправно показывал дату и время и даже ловил сеть, но подключаться к интернету наотрез отказался. Мучаясь от дурных предчувствий, я набрала стандартную комбинацию для проверки баланса и разочарованно скривилась. Вот так блин…

Минус 8 рублей. Когда я только успела? Неужели, разговаривая с Диной (звонок шел на ее мегафон), я умудрилась спустить все деньги?.. Если так, то это значит, что я осталась без связи. Позвонить никому не могу и никто не сможет связаться со мной.

Черт, Флейм с Ником меня обязательно убьют! Ладно, сейчас еще рано паниковать. Когда окажусь на месте, надо будет пополнить счет и кинуть хотя бы короткую смску друзьям.

Я повертела в руках бесполезное устройство. Что с ним делать теперь. Только в качестве молотка для гвоздей и можно использовать. Или…

Фантазия, озабоченная извлечением пользы от умершего на время мобильника, вдруг разыгралась, и я в красках представила, как красиво можно бы было снять телефон, выброшенный из окна мчавшегося на полном ходу автомобиля. Если иметь хорошую камеру, с десятого дубля можно было бы получить интересный кадр.

– Удобный?

– Что? – я вздрогнула и выронила телефон к себе под ноги.

Парень среагировал мгновенно, молча наклонился и ловко вытащил мобильник из-под сиденья.

– Я спросил, удобный? Тебе нравится эта модель? – терпеливо, как для полоумной, снова повторил Алексей.

Офигеть можно. Он еще и разозлился, что я не поняла его с первого слова!

Я недоуменно взглянула на мальчишку, который сейчас с любопытством разглядывал мой телефон.

– Меня устраивает, – поборов дикое желание прочитать воспитательную лекцию, я пожала плечами и протянула руку, чтобы забрать мобильник.

– И чем он отличается от iphone? – очередной каверзный вопрос поверг меня в недолгий шок. У парня потрясающее умение общаться с людьми. Полный игнор моего жеста яркое тому доказательство. Я опустила руку, чувствуя себя до жути глупо.

– Ты об iphone 4? – все-таки уточнила я.

– Ну да, – небрежно ответил Леша, и в его голосе прорезались хорошо мне знакомые фирменные нотки Тима.

Братья, чтоб их…

Я вздохнула и, порывшись в памяти, принялась вспоминать объяснения Флейма. Именно он рассказывал мне об отличиях между понтовым iphone и Samsung Galaxy первой модели. Путем долгих разговоров с ним, я сделала выбор в пользу последнего. И спустя месяц по возвращении Андрея из командировки, парень преподнес мне в подарок именно Samsung.

Что ж, если Леше так интересно поговорить о телефонах. Пожалуйста… Чем бы дитя не тешилось.

И началось. Я никогда не жаловалась на память, но вопросы Керимова-младшего заставили меня напрячься. Парень спрашивал меня о каких-то незначительных, но важных лично для него мелочах, при этом он ни на секунду не выпускал мой телефон из своих загребущих лапок. А я не могла расслабиться. Я чувствовала себя школьницей на выпускном экзамене. И в чем тут причина, мне было совсем непонятно.

Вроде разговариваю с обычным пацаном, говорю об отличиях корпуса Iphone и Samsunga, об удобстве использования голосовых команд и голосового поиска Google и о многом другом, что выгодно (для меня) отличает samsung от айфона. Леша даже не пытается спорить со мной, слушает с интересом и просто задает вопросы.

Но от этого мне не легче.

– Ладно, спасибо. Я все понял. Айфон туфта, – прервав меня на середине предложения, Лешка положил мой телефон на сидение между нами и снова уткнулся в собственный мобильник. Айфон, кстати сказать.

Либо меня только что ловко поставили на место, либо у пацана проблемы с психикой. Я и сама временами бываю неадекватна, но чтоб настолько?!

Мое негодование было столь велико, что я позволила нескольким ругательствам вырваться сквозь зубы. Слава Богу, что «не сдержалась» я на немецком. Schei?e среди потока приглушенной брани было самым невинным.

– Was? Warum sind Sie wutend? (прим. Автора: Что? Ты почему злишься?) Черт, он еще и немецкий знает! Ладно, сейчас поболтаем!

– А ты считаешь, что все нормально? – раздраженно поинтересовалась я у Лешки, который полностью в своем стиле, неожиданно и бесцеремонно прервал мои гневные словоизлияния.

– А что я сделал, что ты так разозлилась? – спокойно поинтересовался парень, продолжая уверенно болтать со мной на немецком.

На секунду я даже позавидовала такой блестящей подготовке Керимова-младшего. В его возрасте о немецком я и не думала. Да и дожив до своих почти двадцати с хвостиком лет (летом исполниться двадцать один), я не могла сказать, что знаю язык Канта лучше этого шестнадцатилетнего подростка. Такое положение дел немного задевало, хотя не бесило так, как в случае с братом этого нахала. Тимур выводил меня из себя куда быстрее.

– Ты вообще умеешь нормально общаться?

– Я-то как раз умею. А ты нет. Так что Тимур был прав. Ты стерва.

– Что-о? – я в который раз за разговор с этим несносным мальчишкой впала в ступор.

– Ничего-о, – Лешка передразнил меня.

Я нервно сглотнула, сбитая с толку таким заявлением.

– Что я такого сделала? – недоуменно пробормотала, растеряв весь свой пыл. Бесполезно о чем-то спорить и отстаивать собственную точку зрения. Это же Керимовы, разве я не должна была понять, каковы из себя родственники Тимура, если он сам такой, какой есть?

– Ты? – Лешка усмехнулся. – Ты на себя в зеркало смотрела? Вся такая гордая, неприступная, мисс Снежная Королева. «Не подходите ко мне».

Очередной словесный удар Керимова-младшего заставил меня вздрогнуть. Я веду себя, как королева? О чем он?

– Ты же, как только села в машину, одним своим видом дала понять – «меня не трогать. Терпеть вас всех не могу. Сама не знаю, что делаю здесь». Разве я не прав?

Проницательный Алексей оказался настолько близок к истине, что я моментально залилась предательским румянцем. Никогда не думала, что мои мысли настолько легко прочитать.

– Вот видишь, – Лешка непонятно чему развеселился. – Сидишь, из себя обиженную дамочку строишь. А ведь я тебя последний раз видел на вашем с Тимом выпускном. И ты меня не знаешь даже. Зато туда же, как мой брат, ярлык повесила с первого взгляда и стеной отгородилась. Типа с таким, как я, ты общаться не будешь. А какой я, кстати?

Ошарашенная проникновенной речью подростка я смутилась, растерялась и долго собиралась с мыслями прежде, чем ответить. Лешка ждал моего ответа с интересом естество-наблюдателя. Я чувствовала себя лягушкой, препарированной на лабораторном столе.

– Я себя так ужасно веду? – переспросила я, чтобы убедиться, что все действительно плохо.

Лешка с энтузиазмом и беззлобной улыбкой кивнул. Его забавляла ситуация, в которой ему удалось сбить спесь с великовозрастной дуры. Я уже ничему не удивлялась.

Можно подумать, на практике в школе я не сталкивалась с не по годам развитыми ребятами. И как все дети, в меру жестокими и любопытными. Скрыть от них хоть что-то было нереально трудно. И любая ложь чувствовалась ими за версту. Но, один раз солгав, ты терял их уважение. Ни о каком «контакте» речи больше не шло. Твой талант преподавателя в то же мгновение можно было посылать ко всем чертям.

– Знаешь… Судя по всему, твой брат много обо мне говорит, – я не спрашивала и не ждала от Лешки ответа. Я рассказывала свою историю, слабо веря, что парень меня поймет.

Но раз мы начали говорить откровенно, пусть и на немецком (Керимовы-старшие, заинтересованные нашей перепалкой, несколько раз оборачивались на нас и улыбались), то надо пользоваться моментом. Выходит, с братом Тимура я умудрилась здорово ошибиться. В чем еще я была неправа?

Лешка согласно кивнул, подтверждая, что Тим часто меня вспоминает.

– И вряд ли, Тимур отзывается обо мне тепло.

– В основном, он говорит, что ты полная дура. Попробуешь убедить меня в обратном? – Лешка тонко издевался.

– Даже не буду пытаться. Просто хочу сказать, что у нас с ним сложные, мягко говоря, отношения. Он здорово попортил мою кровь.

– Ты ему тоже, – комментарий Лешки в другой раз заставил бы меня заскрипеть зубами. Но разве можно обижаться на правду? В конце концов, временами я гордилась, что мне удалось задеть Керимова за живое и заставить его злиться.

Я виновато улыбнулась.

– Да, так и есть. Мы оба не слишком умно себя ведем. И, вероятно, сильно друг друга бесим.

Я сделала паузу, ожидая, что сейчас Керимов-младший захочет снова вклиниться в мой монолог и вставить очередное свое замечание, поразительно точно бьющее в цель – то есть по самым моим больным точкам. Но Алексей промолчал.

– В общем… у меня сложилось предвзятое впечатление о вашей семье. Я извиняюсь за это. Но…

– Тебе не за что извиняться, – в разговор вмешался Виктор Керимов. Я вздрогнула от неожиданности и залилась румянцем по самые уши, хотя, казалось бы, краснеть сильнее уже было некуда. Кажется, мужчина многое понял из нашего разговора с Лешкой.

– Тимур тоже не умеет себя вести, – с легкой улыбкой заметил Керимов. – Женщинам простительны глупости. – Виктор позволил себе короткий взгляд на жену, в этот момент сосредоточенно перебирающей вещи в дамской сумке. – Но мужчина всегда должен оставаться мужчиной. И не принимать близко к сердцу женские выходки.

– Может быть, – осторожно согласилась я, думая о том, что я знаю лишь двоих таких ребят, которые на женские заскоки смотрят сквозь пальцы. Да и то, только на мои.

На дурацкие выходки своих подружек Флейм и Ник реагируют довольно остро. Практически, так же, как Керимов на мои. Выходит, вот он чистый пример любви-нелюбви в действии. Молчат и терпят глупость только тех, кого по-настоящему любят.

– Ты хорошо разговариваешь на немецком, давно его изучаешь? – Керимов легко перевел тему в безопасное русло. Но Мария вдруг призвала нас к порядку.

– Что у вас за секреты от меня? Витя, ты прекрасно знаешь, что я ничего не понимаю из того, что вы говорите.

Я стыдливо опустила глаза. А Керимовы отец и сын рассмеялись.

– У Ксении своеобразный взгляд на поведение Тимура. Они с Лешкой немного поспорили об этом. А я решил вмешаться.

Керимова оглянулась на меня. Я невинно улыбнулась.

– Так что, Ксения, когда же ты успела выучить немецкий? – Виктор вновь вернулся к вопросу о моих познаниях в языке.

– Ходила на допкурсы в университете.

– Как Тимур, что ли? – со смешком поинтересовался Лешка. А я почувствовала раздражение. На что это он намекает?

– Тимур ходил на итальянский, – возразила я.

– Да-да, – поддержала Мария Анатольевна и принялась рассказывать, как сложно было Тимуру совмещать обучению третьему языку, подработки в фирме отца и занятия спортом. Я кивала и сдержанно улыбалась. Рассказывать о собственных сложностях и непростом совмещений практически того же самого, а именно работы, фитнеса и многочисленных дополнительных курсов я не стала.

Зато Лешка опять меня подколол, тихо на немецком обозвав меня «повторюшкой». Чтобы не привлекать внимания Керимовых, мне пришлось молча показать проницательному наглецу язык. Подросток рассмеялся. Мария вопросительно на него покосилась, но рассказ не прервала.

Последующие полчаса дороги прошли в беззаботных разговорах. Причем, даже Лешка, не принимая непосредственного участия, временами отличался какой-нибудь залихватской фразой. Слава Богу, он подкалывал не только меня.

Пацан вообще ко многим вещам относился с иронией. И доставалось от него абсолютно всем. Хотя, понятно дело, отсутствующий Тимур и я в этот раз «страдали» больше всех.

* * *

Час в пути пролетел почти незаметно.

Машина Керимовых летела по трассе на приличной скорости. Даже с заднего сидения я видела, как стрелка спидометра зашкаливает за 160. Временами внутри все скручивало от страха.

Если в городе я успела порадоваться тому, насколько Виктор Керимов аккуратный водитель, то теперь мне представилась возможность лично проверить, какой он отменный гонщик. Нет, мужчина зря не рисковал, но от его виражей, резких перестроений из одной полосы в другую захватывало дух.

В такие моменты я была жутко рада, что пристегнулась. Лешка выглядел беззаботным. Чувствовалось, что он любит скорость ничуть не меньше отца. Его глаза загорались восторгом всякий раз, когда Керимов-старший совершал очередной головокружительный маневр, уходя в обгон «по встречке» прямо нос к носу с летящей на нас фурой.

Не к месту вспомнилась машина Тимура. Даже в полуобморочном состоянии, пока парень вез меня в больницу, я успела понять, что под капотом его Audi A4 скрывается мощь дикого зверя. Объем турбированного двигателя позволял разгоняться до сотни километров всего за восемь секунд. Неужели, Тимур тоже любит скорость?

Никогда раньше я не задавалась этим вопросом. В универе о своей любви к автомобилям и гонкам Тимур не говорил. Или просто удачно скрывал, что тоже похоже на правду.

Черт, лучше бы он терпеть не мог ни машины, ни дороги, ни гонки! Мне бы легче дышалось. Потому что думать о том, что нам могут нравиться одни и те же вещи, совсем не хочется. Мысль об этом меня откровенно бесит.

Будь моя воля, я бы предпочла выбрать для себя любое другое увлечение, но машины…

Черт, как я могу отказаться от любви всей своей жизни?

Я бы заскрипела зубами от опять подкатившей к сердцу злости. Но в этот момент проселочная дорога закончилась, и машина Керимовых вырулила к домику охраны. Я недоуменно уставилась на огромные ворота, загораживающие проезд.

Виктор опустил стекло, передал суровому охраннику с автоматом (ого!) какие-то документы и спустя несколько секунд мы продолжили путь по живописной дороге.

За воротами во все стороны, насколько хватало глаз, простирался девственный лес. Вековые сосны взвивались к самому небу по обе стороны дороги. Временами асфальтированные дорожки убегали в сторону от основной трассы, и тогда в глубине леса за массивными оградами виднелись крыши шикарных особняков.

Я нервно сглотнула.

Да, я слышала, что часто коттеджные поселки строятся прямо в лесу. И владельцы земли требуют от строителей максимального сохранения дикой природы. Но чтобы настолько… Такого я себе не могла представить. Нет, не так… Могла. Но никогда бы не подумала, что мне представиться шанс когда-нибудь побывать в подобном месте самой и все увидеть своими глазами.

Машина резко свернула на одну из аккуратных дорожек, и уже спустя мгновение мы подъехали к еще одним воротам. Пораженная увиденным, я молча уставилась на огромный дом.

Особняк Керимовых меня впечатлил. Он настолько удивил меня своими размерами и площадью приусадебного участка, что я, стараясь скрыть свое изумление, срочно принялась копаться в своем телефоне, изображая бурную деятельность.

Я даже не подозревала о том, что семья Тимура настолько богата. Оценить даже приблизительную стоимость особняка я была не в силах. Одно я знала точно, земля даже в самом дальнем (на границе с нашей областью) Подмосковье стоила немало.

Круто… Что я могла еще подумать?

Я чувствовала себя неловко. Даже, когда Виктор аккуратно припарковал машину в подземном гараже. И пока я возилась с ремнем безопасности, он успел выйти из автомобиля и, приоткрыв по очереди двери, выпустил нас с Марией наружу.

– Дамы, прошу вас.

Я выскользнула из машины и замерла, стараясь не слишком часто оглядываться по сторонам. Было жутко любопытно осмотреться вокруг, но я заставила себя держаться ровно. Пусть я никогда не видела подобной роскоши раньше, но разве дорогой отделкой и хорошей мебелью, безукоризненно подобранной к интерьеру, так просто меня удивить?

Лешка, незаметно подошедший сзади и покровительственно (если не сказать, панибратски) положивший руку мне на плечо, опять на немецком посоветовал мне не дрейфить. Я одарила его сердитым взглядом и без церемоний стряхнула его ладонь. За это я была удостоена еще одной, едва слышно брошенной парнем фразы:

– А в тебе что-то есть.

– Определенно. Кровь, вода. И мозги, – в ответ прошипела я, поднимаясь следом за Лешкой по лестнице на первый этаж.

Пацан усмехнулся. Слава богу, Керимов-старший не обратил внимание на шепот за своей спиной, иначе я бы снова покраснела от стыда, как школьница, пойманная за разглядыванием порно-журнала. Какая прелесть!

В просторной прихожей, выполненной в восточном стиле, у дверей на кухню нас встречала худая женщина неопределенного возраста. Мария Керимова тепло с ней поздоровалась. Виктор просто кивнул. Лешка сдержанно улыбнулся. Я растерянно пробормотала «здравствуйте».

– Зоя, не знаешь, Саша уже закончил с пловом? – спросила Мария Анатольевна, передавая в руки женщины объемный пакет. Я с удивлением поняла, что Зоя то ли татарка, то ли киргизка по национальности, работает у Керимовых кухаркой.

– Плов будет готов через час примерно, – спокойно ответила домработница. – Как раз есть время сделать салаты. Я все нарезала, но еще ничем не заправляла.

– Хорошо. Я сейчас переоденусь и спущусь к тебе, – пообещала ей Мария и обернулась ко мне.

Увидев меня за своей спиной, женщина вздрогнула и с некоторым удивлением посмотрела на меня. Похоже, Керимова успела забыть о моем присутствии. Впрочем, как и все остальные.

Виктор Керимов еще минуту назад скрылся за массивной деревянной дверью на первом этаже. А Лешка успел убежать дальше. Только что его яркая футболка последний раз мелькнула за поворотом лестницы на второй этаж.

Я вдруг остро ощутила свою чуждость и этому дому и этой семье. Надеюсь, Керимова не пожалеет о том, что меня пригласила. Лично я – уже пожалела.

Я улыбнулась Марии, ожидая от нее указаний. Возможно, мне стоит сейчас предложить свою помощь на кухне и присоединиться к Зое. Но женщина меня опередила.

– Пойдем, я провожу тебя в твою комнату, – обратилась ко мне Керимова, проходя дальше по коридору. – Ты, наверное, устала с дороги?

Вопрос Марии немного меня смутил. Надеюсь, я выгляжу не слишком бледно.

– Нет, со мной все в порядке, – я поспешила уверить маму Тимура в своем прекрасном самочувствии, предпочитая не афишировать, что немного устала. Слава богу, виски еще не ломило от боли. А низ живота впервые за последние дни не «ныл» от каждого резкого движения.

– Я могла бы вам помочь с приготовлением обеда и…

– Даже не выдумывай! Зоя с Сашей прекрасно со всем справятся, – уверенно возразила мне Керимова и, наконец, остановилась перед дверью, пропуская меня внутрь комнаты.

Я огляделась.

Большая кровать, письменный стол, шкаф и кресло. Маленькая дверь, ведущая, наверное, в ванную. Ничего особенно интересного. Все просто и функционально. А еще – неуютно. В оформленном дизайнером интерьере не чувствовалось души.

Только холод.

Заметив мой удивленный взгляд, Мария вдруг предложила мне здесь задержаться.

– Может быть, ты хочешь чуть-чуть освежиться? Принять душ, например? Полотенце на полках. А мыло, шампуни и гели для душа в шкафчике в ванной.

– Нет, нет, – я откликнулась довольно поспешно и повернулась к Марии. – Спасибо большое. Но, может, немного позже.

Женщина улыбнулась, видя мое замешательство, но настаивать все же не стала.

– Тогда давай я провожу тебя в малую гостиную? Думаю, ты найдешь там что-нибудь интересное для себя.

Я молча кивнула и следом за Марией поднялась на второй этаж. Малая гостиная оказалась первой комнатой направо от лестницы. Я заглянула внутрь, с любопытством разглядывая обстановку.

Бильярдный стол в самом центре. Несколько шкафов, заполненные книгами. Органолла у стены справа. Два кожаных дивана, стоящих углом. И огромный, просто нереальных размеров телевизор.

Оу… Куда я попала.

– Ну, что же ты. Проходи. Тимур в свое время собрал здесь хорошую коллекцию книг по психологии. Я помню, он как-то говорил, что ты тоже этим увлекаешься.

Хм… Увлекаюсь, слабо сказано. Но, каким боком Керимова может интересовать психология?!

– Тим в последнее время много читает. Попробуй сегодня с ним поговорить по этому поводу. Мне кажется, у вас найдется много общих тем для разговора.

– А…хм… тем? – недоверчиво переспросила я. Пробовать разговаривать с Тимуром о психологии? С ним?!

– Конечно, Ксения. Дай моему сыну шанс. Вам обоим это пойдет на пользу. Если хочешь знать мое мнение, мне давно кажется, что вы заигрались в детские игры. А ведь вам уже не по десять лет, – укоризненно заметила Керимова и улыбнулась. – Ладно, располагайся. Я загляну попозже, чтобы позвать на обед.

Женщина ушла, оставив меня наедине со своими мыслями. С трудом верилось в то, что я только что узнала от матери Тима.

Я осторожно подошла к одному из книжных шкафов, принявшись разглядывать названия на обложках. Худшие опасения оправдались. Библиотека Тимура, если он, и правда, все это читал, была ничуть не хуже моей. Я наугад вытащила одну из книжек и пролистала, чтобы тут же убедиться в наличие у нас с Тимуром еще одной общей черты.

Тим, как и я, оставлял пометки на полях, маркером выделяя особенно интересные места в тексте. В душе зашевелилась легкая зависть к парню. По крайней мере, у Керимова была возможность сохранить свои бесценные комментарии для потомков. Я тоже писала…

Но, черт, книги с каждым месяцем становятся дороже. Практически, как бензин и хлеб. Именно поэтому все новинки книжного рынка я в грязную, как самый закоренелый интернет-преступник, «ловлю» на торрентах и качаю из бесчисленных электронных библиотек. И, если Керимов является обладателем живой коллекции увлекательных книг, то я могу похвастаться разве что ее виртуальной копией.

Блин, везет же некоторым!

– Прям «обыск и свидание». Нашла что-нибудь интересное? – незаметно подкравшийся Лешка, заставил меня вздрогнуть и выронить книгу. А ведь я чувствовала, что меня обязательно застукают с чем-нибудь провокационным в руках. И пусть это не порно-журнал, но книги Тимура тоже из этой же серии. Черт!

– Я с твоим братом на свидание не собираюсь, ясно? – недовольно буркнула я, осторожно наклоняясь за книгой. Лешка в этот момент подобрался ко мне поближе, но даже не предложил помочь (узнаю породу Керимовых. И вот только не надо мне говорить о предвзятом отношении к их семье. Некоторые черты характера, между прочим, передаются по наследству).


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю