290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Запрет на любовь (СИ) » Текст книги (страница 9)
Запрет на любовь (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 18:30

Текст книги "Запрет на любовь (СИ)"


Автор книги: Александра Ермакова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 12 страниц)

15.2

***

Входил неуверенно, и ощутил неуютность, когда помимо Али, на меня уставилось ещё с десяток человек. И женщины, и мужчины, по крайней мере, природой созданные как таковые. Все смотрели с таким голодным любопытством и удивлением, что у меня укрепилось желание бежать, только теперь нося окраску «сломя голову».

Но так как на горизонте маячило сближение с Алькой, я был готов терпеть. Поэтому стойко выдержал всеобщее внимание:

– Всем привет! – не то махнул, не то кивнул.

И вместо ответного приветствия полетели диковатые реплики:

– Хорош… – дамочка за…

– Боги, я щас умру… – пышногрудая.

– У него примечательная внешность… – задумчиво парень.

– Аля, ты – чудо, – ещё один тоном жеманного педика.

– Угодила, – кивнул третий с козлиной бородкой, поправив очки.

Под ложечкой засосало. Я даже шаг назад сделал, но там оказалась Аля, она меня аккуратно обратно подтолкнула:

– Не стесняйся. Ты как раз вовремя. Все в сборе…

– Мне пугаться? – шепнул через плечо, пытаясь скрыть, что мне реально не по себе. Даже смешок нервный выдавил.

– О-о-о, – простонала пышная дама с томным взглядом. – Только не сбегай!

– Это был бы номер, – скривилась бледная, тощая неопределённого возраста и вида «ботаничка со стажем»: без грамма макияжа, с хвостиком, в очках, но зато с тонной сарказма в арсенале.

– Если ты передумал… – шикнула Алия.

– Я ещё тут, но пока не всасываю в чём рофл[1]? – жадно, или вернее, с испугом смотрел, как толпа принялась расходиться по залу, заставленному мольбертами и прочей рисовальной хренью. Свои места занимали, листы устанавливали.

– Я не тупой, но бл*, ваще не понимаю.

– Сейчас объясню, – Аля кивнула на студию. – Это моя любимая Арт-студия. И группа желающих себя развивать.

– Звучит как клуб анонимных… – буркнул я более, внимательным взглядом окидывая помещение и участников этого мероприятия. – Хочешь привить мне тягу к прекрасному? – хмыкнул предположение.

Аля продолжала таинственно улыбаться. Моё желание поглумиться заметно поубавилось.

– Я благодарен, но боюсь, – досадливо цыкнул, – рисование – не моё…

– А коньки – не моё, – напомнила, очаровательно дёрнув плечиками. – Поэтому я не буду заставлять тебя рисовать, но… – чёрные брови чуть изогнулись вопросительно, а глаза с таким вызовом насмешливым блестели, что я сглотнул сухость во рту:

– Что делать?

По залу шорохи и вздохи радости прошелестели, а Аля засмеялась общей реакции:

– Раздевайся! – на той же смехо-ноте отдала команду.

– Да я как-то не для раздевания сегодня одет, – отшутился, под пристальным взглядом Ли.

– Если он так будет тупить, мы далеко не уедем, – кислую моську скорчила тётенька лет за сорок. И главное на меня так глядела, будто жалела покалеченного.

Тогда я перестал мяться и куртку снял. Аля её забрала и с ожиданием на меня продолжила смотреть.

– Дальше, – кивнула Аля, позволяя что-то. – Раздевайся, – уничтожила робкую попытку быть непринуждённо простым парнем.

– Ахаха, если бы ты предупредила, я бы нижнее белье и носочки поэротичней заготовил. Кружево?.. – умолк, мой юмор казался нелепым в громоздкой тишине арт-студии и общего тягучего молчания. Словно клоун, попавший не в свой цирк и пытающийся шутками момент сгладить.

– Полностью, – разбила в дребезги хрупкую надежду, что это не то, что в мою больную голову пришло. И если вначале я тоже улыбался, то с понимание, – она не шутила, – желание скалиться пропало.

– Ты ведь, – запнулся, голос скатился до шёпота, – шутишь?

– Нет, – без заминки, куртку мою себе на локоть повесила. – Или слабо?

Я мазнул взглядом по группе, которая меня опять разглядывала с ожиданием и интересом.

– Не слабо, – принял вызов. Глаза в глаза Але, – но с тебя за это…

– Я тебя точно прощу! – рьяным кивком заверила стерва.

Заманила меня в ловушку, а теперь взяла в оборот!

И я, глядя в её изумительные глаза, решился на шаг. Даже в зале тишина незыблемая повисла. Напряжение за 220 вольт. Один заряд, искра и бахнет. И я его сделал. Ловко футболку стянул.

– ДА! – пышная блондинка чуть не кончала от счастья.

– Ты сделала мой день, Аля! – другая и уже прилично за…

– Боги к нам милосердны, – пропел гей.

– Хоть у кого-то здесь есть яйца, – пробурчала всё та же ботаничка-язва.

Одна юная особа покраснела, прячась за мольберт.

А меня реакция Али волновала. Я жадно впитывал, как губы полные улыбались, глаза бесстыжие меня с прицела не спускали, как ноздри трепетали, и дыхание её участилось.

– Ты конечно, жеребец, ещё тот, судя по темпераменту, – стерва глумилась, но смотрела на меня, не отрываясь, – и думаю, группа не будет против бесплатного стриптиза, но раздеться можешь за ширмой, – едва заметно кивнула в сторону. Я от шока слеп был и не заметил, что тут и правда ширма стояла.

– Мы не против, чтобы он тут! – подала голос пышногрудая. По залу смешки полетели.

– Давайте не будем смущать человека! – притормозила группу Аля. – Это не тот, кого мы ждали, поэтому стриптиз отменяется, – улыбнулась как можно милее. – Но раз он согласился, мы покажем себя с лучшей стороны и создадим для него благоприятные условия. Он расслабится, поймет, что нет ничего страшного…

– Мы не кусаемся, – опять та же пышечка, ещё и подмигнула:

– Если не попросишь.

Алия меня ненавязчиво толкнула в плечо в направлении ширмы.

– А ты не хочешь помочь? – только ступил за укрытие, как решил уточнить. Раз она шутила и насмехалась, почему мне не поиграть?

– Да вроде ты неплохо справляешься…

– Рука, помнишь? – решил проехаться по её «проколу». Демонстративно перед её аккуратным носиком ладонью с синюшными пальцами покрутил.

Аля наморщилась:

– Раньше справлялся.

– Тяжко, – отыгрывал до конца, ещё и досадливо вздохнув.

– Умеешь ты, в гости напроситься, на совесть надавить, – стерва сделала ЭТО. Ступила ближе, не отрывая коварного взгляда и, поймав меня за пояс джинсов, чуть к себе дёрнула. Пуговицу проворно расстегнула, вжикнула молнией, интимно прозвучавшей в висящем молчании студии, и вызвав идиотских мурашек на коже.

Я хотел Альку. Кусачую, язвительную, стервозную. Желал так, что до печёнки пробирало. А мне сейчас, ну совсем не стоило настолько откровенно при зеваках показывать свою озабоченность. Бл*, я бы взял Альку прямо тут. Видел бог, трахнул бы её в грёбанной студии, даже если бы отбивалась, но… десяток пар лишних глаз сдерживал порыв.

Зато дрянь такая явно наслаждалась моментом, с вызовом брови изогнула, за полочки джинсов взяла. Уж было вниз потянула, как я перехватил за запястья:

– Ты же понимаешь, что я за это с тобой сделаю?

– Не я напрашивалась…

– Нарвалась, – её руки развёл в стороны и теперь глубже ретировался за ширму. Там пошипел сквозь зубы. Поматерил стерву всеми ласковыми словами, уже придумал пару мстишок погорячее, еле дождавшись, когда член сникнет.

– Если ты выйдешь голым, – долетел насмешливый голос Али. Да, она была на коне, и не скрывала своего триумфа. – Мы не обидимся… – По залу полетели смешки и откровенные поддакивания. Причём не только женской части, но и от мужской.

– Но если не готов к откровениям, – на этом группа заурачал с досадой, словно вообще допускала мысль, что я это сделаю, – то на стеллаже на стене стопка полотенец. Можно взять, – великодушно дозволила.

– Спасибо, – буркнул, но в этот момент был ей благодарен.

Набравшись храбрости… сначала выглянул, Аля с кем-то говорила с самого края у окна, но заметив мою нерешительность, снова расплылась змеиной улыбкой, от которой у меня кишки в узлы стягивались.

– Ну же, смелей, – махнула ободряюще. – Народ уснул, а у нас время ограничено.

Вот тогда я вышел, прикрываясь крохотным полотенчиком. Кто-то присвистнул, кто-то икнул, крякнул, даже томный стон прошелестел.

Да, я в курсе, что охранительно прекрасен, и даже очень, но как-то не привык перед такой толпой незнакомых… не относящихся к хоккею и их фанатам людей красоваться, в чём мать родила.

[1] Рофл – шутка, прикол – молодёжный сленг.

Глава 16

Глава 16

POV Тимур

Аля тоже оценила меня. Хотя, что она у меня ещё не видела?!

Стоп! Ещё не всё! Хотя полуобнажённым перед ней уже щеголял. Ненарочно, так вышло! А вот теперь, я по-другому ощущал себя и чувствовал её.

Алия пальчиком на какую-то хрень возвышенную типа стола-тумбы указала. И пока к ней шагал, как на эшафот, вот честно, даже дыхание обрывалось, соседка ко мне наперерез шла. Встретились уже на месте.

– Ты можешь, конечно, произвольную позу принять, – выделила значимо, – но нам бы вот такую, – телефон передо мной выставила. На экране чувак обнажённый сидел боком к фотографу. Лицом полуоборот. Дальняя нога выпрямлена, ближняя согнута в колене и стояла, скрывая хозяйство. Слава богу! Нет у меня и член вроде нормальный, но чёт я не готов им светить, тем более зная, что его собирались запечатлеть на рисунках.

– Понял, – буркнул, покосившись на «эшафот». Стыдливо прикрывая хозяйство, кое-как забрался. Извращенцы-художники, а они такие, потому что творческий человек бы, наверное, на меня смотрел с небОльшим интересом, чем на вазу с фруктами, которую собирался изобразить. Эти же – ждали… Взгляд каждого члена группы ощущал кожей. И чрен тоже чувствовал, бедный съёживался от ужаса и страха.

– Полотенчико нужно убрать, – колюче напомнила Алька, и пока я пыхтел, раздумывая над достойным ответом, просто его сдёрнула с меня. Не ожидал, но послушно позволил, немного зад оторвав от тумбы.

Толпа загулила счастливо, а Алия, чуть губу прикусив, без смущения оценивала результат, то есть меня.

Я ей нравился!

Бл*, я ей нравился!

Так хорошо стало, что дурная кровь опять злую шутку сыграла, бабахнув прямо в пах.

– Аль, сдуй на хер, молю, – прошипел, реально молясь, чтобы член перестал твердеть.

– Никто ещё мне не делал такого откровенного предложения. Прости, но нет, – нарочито серьёзно.

Я даже зубами скрипнул, больше не таился, что хреново переносил нашу близость и воздержание.

– Хотя, ради хорошего фактурного плана… – продолжала глумиться зараза. – Да и ради просто посмеяться…

– Ли, я ведь не шучу, – пригрозил, уже не на шутку волнуясь.

– Окей, – благоразумно отвернулась, чуть собой перекрыв обзор для других. – Итак, наша модель, ура, готова! – чуть повысила голос и, нотки властности, так присущие людям, умеющим управлять, приятно чиркнули по моей растревоженной нервной системе. Почему-то Альку чётко увидел не пресмыкающейся партнёршей, а госпожой. Охрененно сладко стало. Хотя, как мне показалось, дико неподходяще столь хрупкой, азиатской девчонке.

Я не привык подчиняться, но с ней… готов на эксперименты.

– Помним правила. Не торопимся, если очень хорошо попросить, модель может сжалиться, и ещё разочек побалует наш глаз своим телом.

Толпа загулила счастливей. А я чуть не заорал: «Ну уж нет! Хотя, если Алька мне потом это компенсирует чем-то приятным, интимным… я бы подумал, а без этого – НЕТ и НЕТ!». Даже нервно сглотнул. Мне бы этот разочек отсидеть, и обойтись без убийства стервы или удержаться от прилюдного насилия над ней же.

И это по исполнению ближе, ведь я собой уже и так едва владел.

Как оказалось, волновался зря. Сидение в одной позе давалось просто. Шуточки Алия не отпускала, всё внимание перевела на группу и их работы. С деловым видом что-то подсказывала, объясняла, на меня кивала без пошлого подтекста: ни жестом, ни взглядом не выдавая насмешки. Строго, профессионально и сухо.

Но уже часом спустя у меня зад занемел. И спина… И руки. И ноги. И голова тяжёлой стала. И ещё чесалось, как назло, хозяйство!

Наверное, нервишки.

Я, как мог, старался неподвижно сидеть, но когда ссать захотел, так уже был готов выть, решил зазвучать:

– А если модель обоссытся это тоже запечатлеют?

– Если только на телефоны, – нахмурилась Аля. – Так быстрей!

– А-а-а, – понятливо протянул я. – И вот она всемирная слава?

– Ты же к ней стремишься? – поддела невинно, опять переходя на заигрывающий тон.

– Но не таким путём! И не в таком виде! – расставил точки над «и».

– За то быстрее, чем пытаться шайбу забить в ворота…

– Точно! – почти завыла пышногрудая блондинка. – Точно!

Мне аж дурно стало. И ссать перехотелось.

– А я всё думаю, где я его видела! – Ударила себя по лбу. – Это же Тимур Бажов! – с восхищение продолжала оргазмировать от понятной только ей ситуации. Тётка обвела всех взглядом, давясь восторгом. Чуть погрустнела:

– Вы что, хоккей не смотрите? – тут же заскулила в недоумении.

– Нет.

– Неа.

– С чего вдруг? – Реплики не самые обнадёживающие. По крайней мере для блондинки. Она скривилась, будто лимоном подавилась:

– Да что вы за народ?! – развела руками. – Тимур – игрок одной из наших местных команд. А раньше играл за высший дивизион! – Добила меня познаниями. – Я его обожаю. – Сделала характерный жест талисмана нашей команды, а мне сдохнуть захотелось.

Бл*, для полной радости не хватало теперь в сети засветиться, начни она меня фоткать!

– Ладно, – проявила щедрое благоразумие Аля, – на сегодня хватит. – Уж кто и что успел.

– Но как же?.. – расстроенно заскулила группа.

– Ничего не поделать, у человека дел полно. Мы и так должны радоваться, что он нам позировал. В общем, что успели зафиксировать, а тени предлагаю доделать самостоятельно. Модель пришлю всем в ВК, – и тут же предупреждая шквал вопросов, – не нашего героя! – отрезала категорично. – Но тот тоже ничего!

Толпа продолжала недовольно гудеть.

На смену жару опять холод накатил, и я уже был готов облегчиться на месте.

– По крайней мере, там игра теней очень подходит нашему… – рассуждала Алия, явно забыв о моей проблеме.

16.2

Уважаемые читатели, скоро роман закрою. Вернее его первую часть. Она будет бесплатной))) Вторую собираюсь запускать следом, не теряйтесь. И не забывайте ставить лайки, подписываться на автора)))

Это вдохновляет как миниму на продолжение темы, а не удаление её.

С уважением, Александра)))

– А можно автограф? – пока слушал соседку, упустил момент появления блондинки. Она со своим шедевром передо мной застопорила.

– М-можно, – замялся я, не врубаясь как и чем его поставить.

– На, – в руку вложила карандаш и ближе приставила рисунок. К слову очень даже хороший. Я себя отлично увидел. Пока рассматривал, дама, как бы невзначай меня, даже чуть на цыпочки привстала, глазами едва не ныряя в запретную для неё зону.

– Антонина, – Аля подоспела вовремя, я уж раздумывал, как пышку пристыдить, да она явно не из стыдливых.

– Да что я? – сразу закатила глаза блондинка. – Не могу же уйти, так и не коснувшись…

– То есть, рассмотрев подробней, – поправила Аля, ничуть не смутившись.

– Такого самца!!! – проскулила пышка, довершая мысль.

– Я тут подумал, – запоздало икнул. – Это, – тоже голос повысил, – пожалуй, заранее выкуплю все ваши работы, иначе будет…

Алия захохотала:

– Что ж, это самая быстрая распродажа ваших работ! – упреждая шквал возмущений и реплик, но ворчание прилетело:

– А я себе хочу оставить!

– И я…

– Я перепродам и больше подниму! – единственный «типа» мужчина.

– А я оставлю для личного пользования, – а вот это уже «псевдомужчина».

– Всё, с меня хватит, – лихо спрыгнул со столика и за неимением полотенчика, которое стерва забрала, так и не вернув, руками хозяйство прикрыл:

– Срочно! Где? – короткими фразами ограничился, вроде и без того по танцу было понятно, что я на грани «прославиться на полную и прям сейчас».

– За теми стеллажами, – указала Аля, ткнув в сторону многоярусных полос. Пока бежал мне вслед и свист и смешки и вдохи летели.

***

Уже на выходе из уборной меня поджидала соседка. Вещи протянула.

– Спасибо, – я опять за дверью скрылся.

Когда вышел, толпа только начала рассасываться. Гомонили тихо, болтали о дальнейшем, договаривались о какой-то встрече в кафе, а я терпеливо топтался рядом.

Меня уже потряхивало от мысли, что мы останемся сейчас одни. И Алька это понимала, хоть и скрывала за легкомысленной болтовнёй, радушными прощаниями.

– Тим, я тебе благодарна, – только дверь затворила за последним участником группы, ко мне обернулась. Спиной прислонилась к двери, а взгляд на меня удерживала. – Можешь думать, что угодно, но ты правда сегодня спас занятие. Пусть я поступила некрасиво, почти вынудила… Возможно, подло, но… ещё раз, спасибо!

– С тебя причитается, – кивнул, не собираясь обнадёживать в своей бескорыстности. – Прощение я заслужил, но вы надо мной стебались, – шагнул к ней ближе. – И рисунки не желаете продавать, значит…

Алия видела, что наступаю, значит, понимала, что собираюсь делать и не бежала – смотрела на меня в упор:

– Ты же не надеешься, что я с тобой за это пересплю?

– Нет, – солгал, не моргнув глазом.

Я был уверен, что так и будет. Пусть не из-за благодарности, но дружескую посиделку в честь неё, плавно перетекающую в «кофе/чай?» в гостях и заканчивающуюся бурным сексом, только дверь в квартиру Алии откроется, уже в мыслях давно по полочкам разложил.

– Правильно! Это исключено! – качнула головой. – Тебе лучше уйти. Я обещала прощение… Я тебя прощаю, а теперь, – речь оборвалась, когда я впритык подступил, почти подперев её собой. Она так натянулась, да по двери размазалась, что я реально начинал себя терять от желания её трахнуть.

– Знаешь же, что не уйду.

– А если Костик сейчас…

– Вчера ты с ним по телефону говорила, его нет в городе…

– Ты совсем обнаглел, и даже не скрываешь, что подслушивал!.. – задохнулась негодование.

– Ты мне нравишься, – перебил возмущение Альки. Она шумно воздух втянула:

– Ты просто хочешь меня трахнуть. К симпатии никакого отношения.

– Ну ты-то всё знаешь…

– Да, потому что ты не один такой. Думаешь, единственный встретился на моём пути? Очаровательных, милых, убогих, самодовольных, красивых, не очень, бедных, богатых… я вас встречаю каждый день! – отчеканил ровно, гневно на меня смотря. – И каждый день кто-то из вас допускает мысль, что я не против с ним переспать. Это обманчивое заблуждение. Вы мне не интересны…

– Ложь, – брякнул, чуть покоробленный её заявлением. – Меня ты как минимум хочешь, и я готов на что угодно поспорить, что ты сейчас уже течёшь от мысли, что я тебя поцелую.

– А ты поцелуешь?

– Спорим? – глотку жутко сушило, голос скатился до тихой хриплости.

– Так вот в чём дело. Спорить любишь? Ты и на меня поспорил?

Я аж заржал:

– Не поверишь, были такие реплики в команде. Парни в курсе, что я тебя домой возил, почему и не хотел с тобой светиться. Чтобы сплетней не было. Мы же… неандертальцы. Если видим красивую, все сразу активничаем, пока она с кем-то не определиться.

– А тут я, – понятливо кивнула Алька. – Вся такая… чужая и недоступная. Грех не поиметь! – протянула тоном всезнайки.

– Дура, – надоело зубоскалить. Альку не переубедить, а я уже истлевал. – И слепая, раз не замечаешь, что я из кожи вон лезу…

– Вот как раз это и замечаю, – ничуть не обиделась. – Но устала повторять: тебе со мной ничего не светит! – Хотела было выбраться из того плена, куда её загнал, но я не позволил.

– Я тебе нравлюсь? – Ладони по обе стороны от её головы упёр, заключив в более тесный плен. Всю Алькину браваду, строгость, как рукой сняло. Она опять испуганно в дверь вжалась. Поняла, что поймана, и если мне взбредёт в голову, я трахну её. Прямо тут. И сейчас!

А я реально хотел и мог сорваться.

Чуть напора, чувств, насилия и она на члене бы уже дёргалась, вот только я хотел получить разрешения на это. Взглядом, репликой, жестом. Плевать как, лишь бы получить зелёный свет!

Я мучительно её хотел по обоюдке. Нестерпимо… желал ощутить Алию той дикой, изнывающей, стонущей и скулящей от страсти кошкой, которую пробудил в машине.

– Тим, прошу, – почти молила. – Не надо, – прошептала, когда я губ её почти коснулся своими. Меня аж клинило, как желал… Потряхивало лихорадочно.

– Как у тебя хватает силы воли?.. – голос тоже дрожал.

– Ты забыл? – прошуршала, часто дыша. – Я холодная… И я холоднее, чем думаешь.

– Я запалю… – кивнул уверенно. – Потому что хочу тебя. А я всегда получаю, что хочу…

И меня накрыло ненормальной похотью. Как бы не клялся, не уверял себя, что готов терпеть и выжидать, я слаб оказывался, сталкиваясь с соседкой. Она делала из меня похотливого маньяка.

Вот я и сорвался! Впился в её полные, приоткрытые для следующего отказа губы, потому что не мог противиться низменному желанию. Потому что давно плавился в огне.

Бл*, я давно подыхал…

Глава 17

Глава 17

POV Аля/Алия

И в следующий миг припечатал собой. Без нежности и мягкости, точно дикарь, дорвавшийся до желаемого. Голодно набросился на мои губы, а руками наглыми по изгибам тела прогулявшись, сжал ягодицы, рывком приподнимая меня и протискиваясь между ног. Жадно глотал мои стоны, а я едва за сознание цеплялась. И за Тимура хваталась…

Он остервенело меня то сосал, то жевал, то кусал. С губ на шею перебрался, следы влажные оставляя, а потом носом до ложбинки между грудей прочертил дорожку, пока извивалась в крепких объятиях:

– Ты ведь меня провоцируешь?

– На что? – свой голос чужим показался.

– На эмоции…

– Мне это зачем?

– Вот и я не понимаю…

– А если да? – зашипела теперь я, когда за загривок схватил, голову мою отстраняя и нависая мрачной горой. Опять война взглядами случилась, а его рука горячая меня обжигала, скользя по ляжке с чулочками, по резинке, да на задницу, уже под подолом платья хозяйничая. Сжал с трусиками вместе, бёдрами ко мне качаясь, и показывая, как готов меня взять. Зародившийся было мой скулёж, сменился стоном, когда через секунду его пальцы проворные по резинке трусиков скользили, под кружево проникая…

На языке грубости и угрозы крутились, отказ, а тело… ему отвечало.

Меня накрыла жуткая правда. Ошеломляющая! Я текла как нимфоманка и подыхала от желания в руках этого мальчишки. За его ладонью, будто за магнитом задом ёрзнула, только посмел выше скользнуть. _Читай на Книгоед.нет_ Потому что хотела его нестерпимо в себе ощутить, а он дразнил. Так хотела, что больно было внизу живота… и пусто. Так хотела, что возненавидела. Так хотела, что прогнать его была обязана.

А губы его моё дыхание воровали… и сопел Тимур яростно. Уже видела, не миновать мне атаки хищника. Понимала, что прогнать нужно, да сил не находила, язык не слушался.

Я глохла от сумасшедшего боя сердца, и всё никак не могла проморгать помутнение рассудка, которое теперь наступало, если Тимур меня касался, целовал.

И чёрт его знает, уступила бы, но в хмельное сознание просочилась мелодия моего мобильного.

– Тим, Тим… – вяло запротестовало, руками в его грудь упёрлась. – Тим! – нашла силы и отпихнула соседа.

– Бл*! – он не скрывал расстройства и взвыл, а я чуть не рухнула, когда на шатких ногах оказалась. Меня реально штормило, даже придержалась стеночки. Потом неровно шагала в сторону студии и заветного стола, где лежал мой телефон.

Неверной рукой и не с первой попытки его ухватила:

– Да? – в мобильный, молясь, чтобы голос меня не выдал, прекрасно понимая, что на проводе Доровский.

– Привет! Как у тебя прошёл вечер? – Костик был в мрачном настроении.

– О-отлично, – выдавила, на миг забыв о дыхании, когда меня со спины подпер Тимур – стоял позади и зло сопел. Хотела толкнуть задом, да он меня руками обвил, опять с толку сбивая и до лихорадки доводя. Носом в шею забурился, сминая одну грудь алчной ладонью, а другой по бедру заскользив, да ненавязчиво под подол проникнув.

– Стриптизёр приходил? Группа довольна? – продолжал забрасывать вопросами Доровский. Уже смутно понимала их смысл, и доносились, будто из-под воды.

Закивала рьяно, толком не соображая, что он этого не видит:

– Да, – выдавила ответ, проглатывая стон, когда сосед мою ягодицу огладив, ладонь на промежность переместил. Прогнулась, задом в его пах упираясь и Тим более нетерпеливым движением, трусики чуть приспустил, теперь нагло пальцами между ног проникнув. – Группа… довольна…

– Что будешь делать дальше? – с явным подтекстом интересовался Костик. Я истерично бёдрами крутанула, уходя от бессовестных ласк, и вывернулась из рук Тимура, ярко представила Доровского с телефоном возле уха. Очень злого и готового меня уже наказать, ведь я задержалась с ответом, а по закону жанра была обязана:

– Скучать по тебе, – так лживо я ещё никогда не лгала. Такой мерзости в себе ещё не ощущала: и никогда до сего дня не чувствовала себя такой грязной и дешёвой шлюхой.

Еле увернулась от загребущих рук Тимура, пытавшегося меня опять заловить, и юркнула за стол, его между нами барьером сделав. Жестом требовала соседа не подходить, и взглядом уже ненавидела за то, что он со мной делал и себе позволял, прекрасно понимая, что на проводе мой мужчина!

– Прилетай ко мне, – нашёлся быстро Костик, и, судя по тону, он этого очень хотел. – Ночь будет нашей…

В голове совсем кавардак уже был. Я ни думать не могла, ни слова толково сложить.

– А смысл? – пробурчала, избегая ловушки, куда себя загнала предыдущей фразой. – Ты ведь завтра будешь занят. А вечером должен прилететь.

На проводе повисла тишина, а мы с Тимуром продолжала таранить взглядами друг друга. Он грозил завершить начатое. Я категорично заверяла, что не позволю!

– Мне придётся задержаться ещё на пару дней, – в сознание просочилось недовольство Костика. Это было так неожиданно, что я даже забыла о соседе и нашей молчаливой войне.

– О-о-о, – вылетело просто: без грусти, скорее от приятного удивления. – Но тогда я лучше потоскую… – торопливо нашлась, скрывая радость.

– Я уже скучаю, – пробубнил Доровский. – Через пару часов у меня закончится важная встреча, и я бы… с удовольствием встретился с тобой в скайпе.

Меня аж перекосило от его идеи. Он иногда просил меня себя ласкать перед экраном. Его это заводило, нравилось себя чувствовать подсматривающим, но это лучше, чем оказаться под другим по прихоти Костика, а потом за этого же огрести – словно я грязная изменщица, а не он – грёбанный извращенец.

– Хочу смотреть на тебя и слушать, как шепчешь моё имя, – подтверждая мои опасения, добавил Доровский.

– Кость, у меня такой фон, что ни один оргазм не подкрадётся, – резала жестоко, зная, как он привередлив и щепетилен к мелочам. Педант каких поискать. Богатая обстановка – для него важно! Как и диван/постель, и одежда на мне, и даже причёска и цвет губ. Поэтому спонтанно его завести крайне сложно. Для сближения я была обязана всё подготовить…

– Тогда постарайся быстрее сделать чёртов ремонт! Иначе я верну тебя к себе! – и это уже был не мирное увещевание – требование и угроза.

– К приезду всё будет, Кость, – заверила рьяно и попыталась смягчить:

– И ужин, и свечи…

– Отлично, значит, увидимся у тебя. – И да, милая, я забыл тебе сказать, – я затаилась в ожидании чего-то недоброго, – я тут подумал и решил за тобой приставить человека. Рамазан со мной, у тебя будет смотреть Имран. Он сейчас у твоей студии, ждёт тебя. Обменяйся с ним номерами и звони, когда будет что-то нужно. И не смей говорить, что справляешься сама. Отвезти-привезти обязательно, пока ты не получила права и не обзавелась своим транспортом, – добавил значимо и сбросил вызов.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю