290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Запрет на любовь (СИ) » Текст книги (страница 11)
Запрет на любовь (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 18:30

Текст книги "Запрет на любовь (СИ)"


Автор книги: Александра Ермакова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 12 страниц)

Глава 19

Глава 19

POV Алия/Аля

– Лучше еда, – не мешкая, согласилась я. Увернулась от рук наглеца, пыхтящего в затылок и уже скользящего ладонями по моим бёдрам.

– Если ты меня кормить будешь… женюсь, не думая.

– Пока у нас вынужденные уборки и ремонты, буду, – кивнула решительно, – но замуж за тебя не выйду, – отрезала, запоздало осознав, что улыбалась.

А когда он на меня опять своим пронизывающе-трахающим взглядом посмотрел, поняла, что сейчас на него наброшусь… Теперь я буду насиловать.

Правда на пороге кухни запнулась. Я ведь не представляла какая ситуация у соседа из-за моего потопа. А вот теперь увидела. Я дико хотела в душевую, но смысл её принимать, если… мне тут ещё убираться!

Чертыхнувшись, принялась за готовку. Ничего эпохального и сложного. Что быстрее и сытнее. Яйца, бутерброды, чай…

– Хватит, – буркнул Тимур, нетерпеливо сидя и по столу пальцами тарабаня. – Быстренько есть, и опять делами заниматься.

– Ты собираешь опять ко мне? – изумилась, расставляя чашки и тарелки с приготовленным.

– Да, – отозвался уже с набитым ртом Тимур. – Но ночевать всё равно у меня будешь.

– Исключено!

– Это не обсуждается, – на миг перестал жевать и тон был самый что ни на есть категоричный. – У тебя никак. Я окна открою, и обогреватели поставлю, чтоб циркуляция была. А завтра… завтра можно и за ремонт будет взяться.

– Ты настолько решительно настроен?

– Я не кидаю слов на ветер, – пристально смотрел на меня Тимур. – И насчёт тебя тоже. Ты мне нравишься. Очень. И я хочу продолжать с тобой видеться.

Мне кусок в горло не лез, я отложила вилку, опустила глаза.

– Тим, я не…

– А я не предлагаю выйти за меня. Меня вполне устроит… на что согласишься, даже на редкое и тайное, раз ты так зациклена на запретах. Мне оно тоже подходит, я ведь чертовски хорош собой. Я неплох в спорте. Я не последний парень… Мне узами брака и серьёзными обязательствами тоже не особо хочется замарачиваться.

Я застыла. Он так всё разложил дико. Вроде удобно и хорошо, но и уничижающе… для женщины которую в себе, казалось бы, похоронила. Понятно, что не хотел оскорблять, но вышло… Вроде, будем трахаться, когда есть время, но тихенько за спинами всех.

– Это тоже никак, – нашла силы зазвучать. А потом язык первее мысли сработал:

– Но у нас есть пару дней. Я могу пообещать тебе их. Только их.

Взгляд Тимура посуровел, потом смягчился, пока серость из тёмной и грозовой вновь не просветлела.

– Это твоё условие? Или ещё есть?

– В пределах наших квартир – я даю нам два дня, – меня от волнения потряхивало, даже голос дрожал, потому что… это ВСЁ было зря. Это было глупо и необдуманно. Поступки на поводу низменных чувств и желаний, делающих меня безотвратно тупой и неосторожной.

– Но на улице, в лифте, – разумная часть меня ещё окончательно не умерла, – где угодно за границами квартир – ты ко мне не приближаешься! Ни при каких условиях! Максимум – поздороваться! Если ты согласен…

– Но в пределах квартир – ты моя! – отрезал Тимур, кусок хлеба откусив. – Без границ и запретов.

– Два дня! – я цеплялась за это.

– Ты моя без границ и запретов! – вторил, настаивая на своём сосед.

И я опять сдалась.

– Да, а теперь ешь, иначе я буду жить на улице!

Ел быстро и молча, хотя взглядом по мне шарился. Вдумчиво, словно собирался что-то сказать. Меня распиралось отменить нашу договорённость. Но видимо я ещё та шлюшка, познавшая, что такое химия тел. И допивая чай, я остановилась на мысли, что вот такие чувства и крышесносный секс – хуже и опасней наркотика.

Как бы не боялась, что Тимур отбросит все дела и будет меня пытаться затрахать, этого не случилось. Хотя он в своей милой манере поблагодарил:

– Спасибо, что не дала умереть от голода, – и добавил:

– Я, конечно, не наелся, а так… немного перекусил, – при этом зажал меня на пару минут у мойки, где я свою посуду мыла. – И десертом не угостила, – промычал с мукой и на такой интимной частоте, что я едва на ногах держалась и в сознании, а потом наглец благоразумно буркнул:

– Сейчас не до развлечения, но ночью ты от меня не отобъёшься, грязью не откидаешь, – шутливо подмигнул, ещё и поцелуем ужалив в шею.

Рассмешил… И, чёрт возьми, душу травил. Ведь дел и правда было много, а от мысли, что я осмелилась на «преступление», меня вообще раздиралось от волнения.

Упорно вела спор с собой и ответ выискивала: почему не отказала, как делала обычно? Почему я стала такой слабой?

Ответ пришёл быстро – потому что парень меня зацепил. Потому что я впервые чувствовала что-то к мужчине. Тимур первый, кого хотела Я.

– Дуй отсюда, – смутилась своей реакции и опять включила су*у. – У меня дел много. Дай хоть у тебя порядок наведу, – почти вытолкала, и дверью хлопнула.

Пока занималась уборкой, поставила на ужин что-то более существенное – тушеный картофель с мясом.

А потом выпала из времени. Так заубиралась, что не заметила возвращения Тимура.

– Мне нравится, как ты смотришься в моей квартире, – его голос застал меня врасплох, когда домывала последние метры полов, зацепив и коридор.

Представив какой «вид» его устроил» лишь фыркнула:

– Не привыкай, это ненадолго!

– А ты не кусайся, – примирительно обронил Тим, глазами свою кухню обшарив.

На самом деле я частично разгрузила, чтобы уборка была более качественной, и теперь помещение сильно пустовало. Я же не знала, что дальше делать. Ремонт переделывать, чтобы хоть как-то возместить ущерб? Благо не так много, судя по разводам на стенах – стены большей степенью плиткой заложены, не так пострадали, а вот обои ещё смотрелись не очень, а вот ламинат вздуться не успел – повезло.

– Нормуль, – цыкнул Тимур. – Сойдёт. Главное не свисают, – явно тоже на обои глянул. – Надеюсь кушать готово! – тотчас поменял тему. И Меня таким взглядом ошпарил, что я тотчас жаром задалась.

– Готово, – кивнула. – Но сначала я приму душ! – отрезала строго.

19.2

Моё удивление, когда я стояла под душем и наслаждалась приятной, прохладной водой взлетело до отметки «шок», только ко мне бесцеремонно присоединился Тимур. Я невнятно пыталась что-то сказать, как-то выставить, дать понять, что устала и вообще не готова, но ему было всё равно. Он даже не слушал. Шторку душевой с шелестом запахнул и меня совершенно не по пацаний сгрёб в объятия, затыкая поцелуем:

– Теперь моя территория и моё время, – прошептал прежде, чем обвисла на его шее, уже принимая условия.

– Тим, – всхлипнула, когда меня в рывок по стенке мокрой приподнял, протискиваясь между ног. – Тим, – задыхалась его не мягкими, а жадными поцелуями, вышибающими из меня остатки разума и уносящими в водовороте хмельных чувств.

– А-ах, – прогнулась, когда мальчишка шею опалил не то поцелуем, не то укусом. – Тим, – вторила как идиотка, не в силах что-то внятное сказать. – Да-а-а, – содрогнулась в микроэкстазе от остроты чувств, когда с бархатным рыком Тимур заглотил болезненно взбухший сосок. Языком описал круг и напоследок прикусил за торчащую горошину…

– С ума сводишь, – теперь его размашисто лизнул, и я уже начинала терять связь с реальностью. – Всю тебя хочу, – шелестел в меня, на коже оставляя ожоги от поцелуев и гоняя жаркие волны в теле. – Так хочу, что готов приковать к постели и не выпускать, пока не утолю свой голод, – хрипло чеканил, каждое слово подтверждая грубоватыми, но сладкими тисканьями. И исследовал губами каждый миллиметр, чередуя поцелуи с покусываниями и просто скольжением языка, словно желал и впрямь меня всю испробовать и оставить на мне свой след.

– Ты ведь хочешь меня? – насильно к стенке рукой прижал, член в меня направляя, но не входя. Хоть и дрожал сам от нетерпения, но головкой плоти мою дразнил.

Прикусив губу, кивнула.

– Скажи, – чуть настойчивее. Носом по истерзанной его губами груди до шеи проскользил, вновь на жилке остановился и упоительно поцеловал. – Хочешь, чтобы я тебя трахнул? – вопрос-утверждение, в котором ясно звучала угроза, посмей я хоть на шаг отступить от игры.

– Д-да, – закивала, не понимая, почему он медлил и почему требовал от меня таких признаний. Я никогда не видела такого голода у мужчины по отношению ко мне. Обычно меня хотели, но просто трахнуть. Могли трястись от желания. Могли причинить боль от жажды. А этот… мальчишка мне душу вытряхивал, изворачивал момент до нетерпимо острого. Так, что от накала желания я чуть не подвывала:

– Да, да, да!!! – с шепота до крика дошла от жажды его в себе ощутить и он протаранил меня член. Рывком и со сдавленным стоном, вторя моему протяжному и блаженному.

***

– М-м-м, пахнет охрененно, – даже вздрогнула от приятного голоса Тимура. Не услышала, как вошёл – полностью сосредоточилась на дегустации приготовленного блюда и сервировке стола. Ну и мыслях о душе…

– Проходи, – кивнула на стол засервированный под ужин на двоих.

Тимур с обнажённым верхом, но зато в спортивных штанах прошествовал до стула. Точно вальяжный кот сел, но не хватался за вилку. На меня внимательно смотрел, и я опять начинала жаром задаваться.

– Не смотри на меня так! – попросила сипло, потому что голос в присутствии парня меня подводил. И вообще, Тимур меня смущал своим неприкрытым желанием заниматься со мной сексом.

– Как? – а вот он наслаждался тем, как на меня действовал.

– Словно я главное блюда ужина, – чуть неаккуратней, чем следовало поставила перед ним тарелку с картофелем и мясом.

– Так и есть, но я пока подовольствуюсь этим, – кивнула на блюдо. – Но не мечтай от меня быстро избавиться. Немного передохнёшь, и мы продолжим, – взял вилку и как ни в чём не бывало принялся есть.

А вот мне уже было не до еды. Он меня реально затрахал. Только в прямом смысле и приятном, конечно. Для меня такое было в новинку – я не привыкла выползать из ванной комнаты с чувством, что из меня только что выбивали жизнь. И оргазмы, которых никогда не получала без сторонней стимуляции, к которой стал прибегать Костик, когда подосадовал на мою фригидность.

Но если с Доровским я и впрямь была фригидна, то с Тимуром – обканчивалась чуть ли не от каждого его толчка. То ли я настолько ему подходила, толи он настолько умело находил все мои эрогенные зоны, не прикладывая к тому усилий. Я бы не сказал, что он супер находчив в ласках – его пока, как и меня, раздирало первобытное желание быстрее спариться, но любое его касание/щупанье/лизание/поцелуи пронимали меня точно молнии ствол дерева.

И теперь понимала его любовниц как никто. Я искусала губы, глотая стоны, но они всё равно срывались. Старалась оставаться более трезвой, но химия с парнем меня делала невозможно пьяной и безвольной.

Нет! Тимур не мальчик… Он мужчина, прекрасно владеющий членом. Мужчина! И не только в сексе, он и в поступках мужчина. И от осознания, что я его не стою, совсем тошно становилось. Меня успокаивало лишь то, что я дала чёткий срок нашим отношениям.

Потом – всё! Опять вернусь к болоту Доровского.

А пока – буду тонуть в тех эмоциях, что дарил Тимур. Буду умирать в чужой жизни с ним, на которую не смела надеяться. Буду красть чувства, которых недостойна и которые обязаны достаться другой!

Ели неспешно, и если вначале висело задумчивое молчание, то несколькими минутами погодя, Тимур тихо нарушил тишину незначительным вопросом, и вот так, слово за слова, мы принялись обсуждать дальнейшее.

– Стены сегодня мокрые, я открыл окна – пусть провертивается, и батареи выставил на полную – нужно высушивать квартиру, иначе никакого ремонта не случится. Надеюсь до завтра проветриться, и тогда с утра можно быстро обклеить кухню. Мебель я собрал частично. Без энтузиазма, чтобы проще было потом таскать и устанавливать. Многие моменты лучше на месте закреплять, – отчитался просто, закончив со своей порцией картофеля.

– Угу, – я была от этого далека, поэтому слушала с благодарностью и готовностью выполнять, что велят.

Отставив пустую тарелку к стене и, притянув тарелку с салатом, Тимур глянул на меня:

– Будешь?

– Нет, – улыбнулась, следя за тем, как обрадовался этому факту сосед. Почти обнял салатницу и общей ложкой принялся черпать остатки овощей. Он был такой мило прожорливый, что вызывал дикое желание потрепать по щеке: «Ты мой медвежонок!»

– А ты не надорвёшься один? – это не о еде, и сосед понял.

– Будешь помогать, – пожал плечами Тимур. – Тебе же нужен ремонт! Вот и повозимся. Нам полезно, потому что совместный ремонт либо сближает, либо разводит.

– Ты опять не о том, – нахмурилась, торопливо глотнув чай.

– Я о том, что с радостью бы похоронил себя в твоей квартире, но, увы, у меня есть основная работа, – мрачно буркнул Тимур, продолжая салат доедать, причём не замаривался перекладыванием остатков в тарелку.

– Так ведь я и не заставляю…

– А я не отнекиваюсь, – посуровел его тон. – Объясняю, почему ускоренными темпами будем делать.

Ужин закончился сексом на столе и перетёк в полубессноную ночь на диване в комнатке Тимура. Как усыпала не помнила, но наутро меня разбудило настойчивое приставание парня.

Это было дико… много… о том хотела спросонья сказать, но вместо этого опять позволила меня взять. Искусала подушку, чтобы не шибко пугать соседей нашими ранними буйствами. И, конечно же, после феерического оргазма проснулась окончательно и с мыслью, что меня зарядили энергией на весь оставшийся день.

Глава 20

Глава 20

POV Алия/Аля

Не солгал, Тимур знал толк в ремонте. Понимал, что и куда. Не сказала бы – идеально, но дело было сделано за несколько часов. Имею в виду, поклеить обои на кухне.

Мне казалось, это будет более долгий процесс.

А вот потом Тимур остаток дня возился с поклейкой потолка, укладкой пола, бордюрами и плинтусами. Благо кафель я успела выложить до аварии, так что оставалось его только разукрасить.

Нет-нет, да и любовалась ловкостью рук Тимура. Как мышцы перекатывались под кожей, хотя в этот раз он меня не соблазнял своим телом, и благоразумно делал ремонт в футболке и спортивках.

Но всё равно, в который раз отметила, что руки у него идеальные.

Для меня: длинные, мускулистые, с крупными ладонями и пальцами, изумительной красоты.

– И где ты всему научился? – пока ужинали решила сгладить повисшее молчание на кухне. Оно было как всегда щекотливым и волнительным. А я не любили себя ощущать школьницей рядом с парнем, от симпатии к которому начинала сходить с ума, и близость с которым меня желала беспробудно счастливой.

– Жизнь такая… – буркнул Тим, явно не желая о том говорить.

– Понятно, – и я не желала лезть в чужое, куда меня не пускали.

И чтобы ему не мешать с доделкой кухни, готовила к ремонту комнату. После обеда он занимался установкой мебели на кухне, и новых шкафчиков для ванной и туалета.

Я возилась с обоями для комнаты. Они были простые – под покраску, где планировала нарисовать очаровательное осеннее дерево с опадающей листвой.

К ночи валились с ног, но о перекусе Тимур строго напомнил.

– Руки у тебя золотые, – опять решали нахвалить соседа, а то он как раб работал, и я была обязана его слух умаслить.

– А ты неплохо готовишь, – хмыкнул как всегда мило Тимур. – Значит в расчёте.

– Угу, – кивнула со смешком и убрала в мойку пустую чашку из-под чая.

– Я устал, почти труп, – Тимур с тяжким выдохом сдвинул тарелки в сторону и взял свою чашку. Сделал неторопливый глоток обжигающе горячего чая, не сводя с меня лукавого взгляда. – Но готов вытерпеть твой стриптиз, массаж и не против, если попрыгаешь на мне, я, наверное, сегодня не очень…

– Нет, ты всё же совесть потерял, – буркнула в сердцах.

– Почему? – искренне изумился сосед. – Потому что устал? Или потому что не предлагаю сделать массаж тебе, а его прошу?

– Тим! – нахмурилась.

– Что?

– Никаких милостей, нежностей, розовых поскакушек!

– Почему?

– Потому что это… неправильно! У меня есть мужчина!

– Меня это не смущает…

– Зато меня… Ты в курсе, кто Доровский?

– Немного, – скучающе и сделав ещё глоток. – И, между прочим, он женат. Вот об этом знаю…

– Это не важно, – мотнула головой. – Я с ним… связана.

– И это единственная причина почему нас не может быть? – Тимур поставил чашку на стол и водрузил руки вдоль неё. – Хочешь сказать, что вот такая у тебя к нему привязанность? Долг? – перебирал варианты, пристально на меня смотря. – Ты должна ему? – прищурился, словно пытался найти на моём лице.

– Можно и так сказать, – мне не нравится разговор.

– Сколько?

– Тим…

– Сколько ты ему должна? – непреклонным тоном.

– Зачем тебе это?

– Я тебя выкуплю… – так просто обронил, что в глазах защипало.

– Нет, – упрямо качнула головой, чуть совладав с чувствами. – Такой нет суммы… только жизнь, Тим.

Он в глубокой задумчивости покрутил чашку по столу.

– Я понимаю, ты мне ещё не доверяешь, но очень надеюсь, что когда-нибудь… стена, которую ты изначально между нами возвела, рухнет.

– Тимур, почему нельзя оставить меня в покое? Ты такой молодой, красивый, талантливый. Ты такой парень… – запнулась, себя за язык прикусив, ведь опять Тимура так назвала, – мужчина потрясающий, – нашлась быстро. – Внимательный! Ты, чёрт возьми, идеальный, – мой голос едва не срывался на слезливые повизгивания. – Любая будет счастлива с тобой…

– Но не ты? – Тимур продолжал меня морозить серостью глаз.

– Но не я… – на горле невидимые тиски сжались. Аж больно стало. И дышать трудно. – Не ты, а я… тебе неровня, – наконец озвучила главную мысль, которой сама страшилась.

– Я готов на это закрыть глаза, – благосклонно кивнул, серьёзный момент обращая в шутливый. – Мне важно, что ты его не любишь!

– Я этого не говорила, – порывисто встала, понимая, что пора заканчивать бессмысленный разговор. – Я сегодня у себя лучше… – да только далекой уйти не смогла, Тимур меня как обычно теперь это делал, хищным броском заловил и рывком к себе дёрнул.

– Тим, – было возмутилась, но уже оказалась на столе, чуть ли не задом в тарелках, а наглый сосед между ног, но всё так же сидя на стуле.

– Ты никуда не пойдешь, – вот так ровно и просто, глядя в глаза своими невозможно красивыми. – Ты у меня останешься, – голос скатился до проникновенного шуршания, от которого на коже мурашки поскакали.

Тимур бесцеремонно меня за задницу подгрёб к себе ближе и в грудь носом уткнулся:

– Не отпущу, не дура, знаешь ведь…

Хотела его отпихнуть, но вместо этого мои ладони легли ему на голову и наконец-таки я сделал то, о чём мечтала уже столько времени, провела по коротким волосам, наслаждаясь бархатной нежностью.

Впервые за это время мы не набрасывались с диким желанием побыстрее заняться сексом, а касались хоть и жадно, но… с возможностью более дотошно и глубоко прочувствовать друг друга.

Жар прокатился по телу, дыхание сбилось. Перед глазами поплыло от волнения и диких ударов глупого сердца.

– Ты моя, – надсадно сопел парень.

– Тим, я не шутила, – только голос дрогнул аккурат когда сосед потерял контроль и укусил меня за разнесчастную грудь. Я взывала от боли и от того, что меня пронзило сладким чувством.

– Зато я шутил. Могу и без стриптиза и массажа обойтись.

– Ты жуткий и наглый… – задохнулась возмущением, смешанным с жаждой опять ощутить желание Тимура.

– И потому дрожишь? Хочешь ведь меня, – и, не позволяя солгать, поднимаясь в рост, мои ноги шире развёл.

POV Тимур

Она строила из себя недотрогу. Весь день!

Весь грёбанный день.

Я из штанов выпрыгивал! Никогда столько не рисовался перед девушками, чтобы внимание обратила и оценила, а Алька… Сложная в этом плане. Холодная неприступность. Втемяшила в голову хрень, и уверовала, что меня это остановит.

Хрень какая. Боюсь, меня теперь даже смерть не остановит!

Хотел её так, что дурным становился: мозг плавился, кровь кислотой обращалась.

Вот и сейчас в паху тяжело стало. Хозяйство пульсировало: от буйства этого силой наливалось и дёргалось в дикой жажде в стервозную Альку попасть. Оно теперь ориентиры на неё держало, и раз мозг в состояние спермы обратился, только этим низменными порывали и руководствовалось.

А как по другому? Алия весь день то в шортиках, то в обтягивающих легенсах передо мной задом крутила. А он у неё интересной формы. Вроде не широкие бёдра, а сама задница круто изгибалась, резко контрастируя с прямой спиной. Как плоский животик с высокой, торчащей грудью.

По её телу приятно шариться ладонями и стискивать округлости. Мне нравилось Альку изучать, ласкать и… вкусная она. Охренительно вкусная!

Даже слюна выделилась, как хотелось опять Альку вылизать.

– Тим, – сдавленный стон прошуршал больше призывно, чем отталкивающе, хотя соседка явно была намерена выкрутиться из этой ситуации.

Глупая, я уже тяжко соображал, что она там пыталась пробормотать. Наверное, в очередной раз надавить на совесть, порядочность. Напомнить, что у неё кто-то есть, но боюсь, мне уже глубоко по хрену было. Подсел на неё и уже не остановлюсь.

Раз нарушил данное себе слово, дальше только абордаж!

Секс с Алькой – рецидивней наркотической зависимости.

Алька для меня нечто более губительное.

Алька для меня – и жизнь, и смерть!

– Прошу, – ваще крышесносно звучало, будто соседа была на грани кончить. И я поспешил ей это устроить…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю