290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Запрет на любовь (СИ) » Текст книги (страница 12)
Запрет на любовь (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 18:30

Текст книги "Запрет на любовь (СИ)"


Автор книги: Александра Ермакова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 12 страниц)

20.2

***

Проснулся с чувством, что мир меня любит. И есть мне в нём место – причём не последнее. Словно жил до этого времени без смысла, а теперь его ясно увидел.

Рядом тепло и мирно сопела Алька. Но от запах секса, дурманом очередной волны желания окатило с ног до головы, прямолинейно ударяя в пах.

Еще только солнышко в окно заглянуло, а я уже боялся, что Алька сбежит, и я не успею ещё раз её своей ощутить. Хотя всю ночь спал, крепко к себе прижимая. Такую сладкую, вкусную, мою… ручную.

Вот и член в радостном предвкушении задёргался.

Алька ещё что-то мычала спросонья, а я уже её к себе прижал. Пошарился руками, проверяя жар и влажность, – неизменную реакцию на мои вольности, – а когда со стоном прогнулась, задом по паху и хозяйству моему восставшему ёрзая, больше не медлил, вошёл, в который раз убеждаясь, что в ней мне в ней отчаянно хорошо. По-другому хорошо. Не так как с другими.

Странно это, но вот так!

Алька другая, и в ней мне лучше и взрывней.

Пробирало болезненней и голодней, пока до неё дорывался.

С больше силой пробирало, пока двигался.

Вспыхивало ярче… и выплёскивалось сладостней.

И стоны Альки слушать было охренно приятно. Нравилось до одури, вышибать из неё всхлипы, мольбы, вскрики, стоны.

Нравилось точки её эрогенные находить, а она чувственная оказалась и живая. Такая ладная, гибкая, жаркая и влажная… вся для меня.

И дико нравилось её исследовать вдоль и поперёк. Потому с особым упоением для себя отмечал, где ласкать, давить, гладить, целовать, чтобы она взлетала бурно и оргазмно… И желательно вместе со мной.

Только не всегда получалось растягивать удовольствия и игры. В том виной Алька. Была бы спокойней и не отвечала так требовательно и ярко, я бы, может, и раскошелился на продолжительную феерию. Но, бл*, меня капитально сносило самого. И пока не отпускало, не мог вразумительно ни думать, ни дышать.

– Ты неугомонный, – подо мной глухо посмеялась Алька, уткнувшись лицом в подушку.

Меня в этот раз расплющило сказочно и захотелось стервозу под себя замять. Зад её круглый ладонями чувствовать, и впитывать каждый звук, каждый толчок, любуясь красными отметинами на ягодицах, тонкой талии, линии позвоночника.

И волосы тёмные с таким же наслаждением в кулаке сжимал, прогибая Алю к себе. Жадно следил за полными губами: как их закусывала, как приоткрывала для стона, как облизывала.

Меня реально на ней коротило – потому целовал жадно, как никого. Мне до сумасшествия хотелось её чувствовать по всякому. Везде и сразу всем… До последнего терпел, любуясь её страстью. Не позволял срываться на банальный трах, но когда особо горело – воровал её дыхание, стоны заглушал губами и вколачивался глубже.

Нехотя скатился с Альки, приятное опустошение в теле ощущая. Соседка перевернулась неспешно, потянулась сытой кошкой, вызывающе сосками мой взгляд приковывая, и я ущипнул:

– Хватит, – простонала Алька, уворачиваясь от моей озабоченности.

А вот это зря! Мне нельзя такого говорить! С рыком к себе её вернул. Руку, ногу закинул на худенькое тело соседки, под собой хороня, да носом утыкаясь в висок:

– Не пытайся сбежать! – хрипло шикнул. – Я ещё тот хищник. Заловлю, если приспичит. Трахну, если пригорит! – По ягодице хлопнул, с блаженством чувствуя себя счастливцем, и позволил нам ещё немного понежиться в постели.

План на день раскидывали быстро – за завтраком, отталкиваясь от моих тренировок и занятости Альки в студии.

Я вместо физзарядки растаскал скромное убранство комнаты Али по имеющейся площади, чтобы полы освободить. И пока ездил по делам, Алия даже стены умудрилась к поклейке приготовить.

Клеили быстро, благо ровно было и лишних вырезов не пришлось делать, обоев было в достатке.

Без драк и скандалов облепили всю квартиру, а вот с полами повозился. А после вечерней тренировки, будучи один в квартире, довершал работу с плинтусами, и бордюрами, обдумывая новость, которую услышал от Саныча – нас ожидала поездка в Москву, где намечалась серия встреч.

Это был мой шанс. От того, как себя покажу, зависела моя дальнейшая карьера. Так я сам видел картинку, так мне и Саныч сказал, когда я уже спешил прочь из ледового дворца.

Тренер напомнил, что у меня должно быть на первом месте, надавил на совесть и воззвал к разуму.

Прав он был, так ведь я не собирался карьеру губить. Она на первом месте, а Алька… приятное приложение. Разве нельзя приятное с полезным совмещать?

И уже возясь в квартире Алии, стругая углы для плинтусов, глупыми мыслями грезил, как из наших квартир можно сделать двухуровневую!

Бомба! Шик…

А потом запнулся, с чего вдруг я о таком думал?

Я ни с кем не собирался съезжаться. Не готов я к этому… Или готов?

Алия чётко сказала, что нас нет, так какого хера я в мечтах нас уже поженил? Я хочу быть с ней, как бы она не упиралась, но жениться…

В это раздрае чувств заработался. Закончил далеко за полночь. Аля приходила пару раз. Просила закругляться, подрываясь помочь, но я её отправил спать.

В свою квартиру вернулся, едва ноги влача. Хватило сил на скорый душ, и упасть рядом с Алькой на постель… Вкусно соседка пахла, да и вообще, она за пару дней мою комнату собой отравила настолько, что теперь вряд ли поможет проветривание и даже ремонт…

Алька в каждую частичку моего жилища проникла. И мне… И мне это нравилось. Тк нравилось, что улыбнулся и прижался к соседке, наслаждаясь нашей близостью и подосадовав, что на трахаться меня уже не хватает.

Эх, лажанулся с переработкой. Но прежде чем тупо уснуть под бочком стервы, услышал:

– Если не вырубишься, я тебя грохну, клянусь! – очень внушительно и доходчиво. Даже улыбку вызвало.

А проснулся уже поздним утром. Зараза меня не разбудила. Альки дома не было, а завтрак ждал на столе.

Смс от тренера орала, как Саныч не доволен, что меня нет.

Поэтому я галопом помчался на работу, где пришлось остаться на лишний час, отрабатывать штрафные минуты.

Саныч злобствовал и явно желал моей смерти!

Тоже!

Но ему я такой радости не доставил, хотя из спорт комплекса почти выползал.

– У нас ещё новости, – уже на парковке меня нагнал тренер. – Завтра товарищеская встреча. Если показательно выступишь, могут в рекламу впихнуть…

– Бл*, – я поморщился. – И у вас реклама трусов?

– И гель для бриться, – в тон парировал Саныч. – Лишь бы денег приносило, и помогало ЗП команде выплачивать.

– Понял, – буркнул недовольно, но знал, что буду голышом лезгинку танцевать, если прикажут.

Таков спорт…

Домой шёл, погружённый в тягостные мысли и матерясь от усталости. А ещё злясь, что ДО СИХ ПОР не разжился номером Альки. И конечно к ней первым делом поднялся. Соскучился невозможно.

– Привет, – хотел поцеловать, но Алия с надменным лицом бросила:

– Тим, – не понравилось уже это. – Спасибо за помощь, но больше я не нуждаюсь в твоих услугах! – Это бы отрезвило не слабее пощечины, но я был сильно уставшим, и играть в очередные перепиралки физически и психологически не мог.

– У тебя ПМС? – хотел протаранить соседку, чтобы дала войти. Мне все-то глянуть, как дела – я ведь вчера мебель вернул в комнату, коридор. Думал, порадую Альку – мол, сэкономил целый день, и мы его проведём вместе… Но соседка преградила путь:

– Тимур, не шучу. Я благодарна безмерно. Если нужны деньги, дам, только, пожалуйста, не приходи ко мне больше! – это отчеканила таким убийственным тоном, что я застыл. – Два дня закончились. Нас нет! Нас не было… и не будет! – Я бы может так и стоял как вкопанный, не всасывая, как она могла быть вот такой разной и меняться настолько разительно, как Алия нервно среагировала на гудение лифта. А он, судя по звуку, остановился где-то внизу.

Я тоже покосился, а обернулся к Алии: «Он?» – уточняя ужалившую мысль, аккурат с хлопком двери и прямо перед моим носом.

Пару секунд шока и меня раздражением накрыло:

– Сук*а! – ударил в дверь ладонью, вымещая накопившуюся усталость, злость и боль от происходящего. – Ну и нахер тебя! – скрипнул зубами и, поправив лямку сумки, пошёл прочь.

Несколькими шагами к выходу с этажа, минуя карман с лифтами, сбился с шага. Из дверного проёма вышел Алькин «Кошель». Следом за ним другой мужик шагал. И мне его пристальный, почти расстрельный взгляд очень не понравился. В этот момент Доровский в сравнении с этим волком, забавным кроликом показался.

– Тимур? – запнулся Доровский, удерживая меня на прицеле глаз.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю