290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Запрет на любовь (СИ) » Текст книги (страница 10)
Запрет на любовь (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 18:30

Текст книги "Запрет на любовь (СИ)"


Автор книги: Александра Ермакова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 12 страниц)

17.2

Гудки ещё звучали, а у меня уже будто приговорили и расстреляли. Тело холодом окатило, сердце разволновано отстукивало обречённый ритм.

Имран на улице?! Я убито смотрела на Тимура, испепеляющего меня взглядом.

– Не делай этого, – его голос прозвучал глухо, но остро, надрезая душу, словно нож вены.

– Ты не понял, – я лучше владела эмоциями и была за это благодарна пройденной школе выживания, – мы НИКАК! Нас нет и быть не может! Я не собиралась с тобой спать. Это ты… с чего-то решил…

– Тогда какого хуя ты как су*а текущая об меня тёрлась? – ударил нелицеприятной правдой.

– Соскучилась по своему кабелю, – ощерилась едко.

Сглотнула сухость во рту. Привела мысли в порядок, дыхание, и с напущенным равнодушием пройдя мимо, к сумочке, оглянулась на соседа:

– А теперь слушай внимательно, Тимур Бажов! – придала голосу властности и категоричности, чтобы мальчик не смел перечитать и что-то тявкать в ответ. – На улице меня ждут. Один из людей Костика. Если ты сейчас выйдешь – это приговор и тебе, и мне…

– Чё за бред? – всё же хмыкнул Тимур, но слушал внимательно.

– Это реальность, и я устала о ней говорить! Так вот. Чтобы не запалиться, ты останешься здесь. Свет выключу, а вот сигнализацию включу. Код… – назвала ряд цифр и уточнила, запомнил ли он их. Когда Тимур их повторил, продолжила: – Дверь закрою, но ключ брошу в скважину для корреспонденции. После моего ухода, прожди минут десять-пятнадцать и только после выходи. И не забудь сначала сигналку отключить, потом двери затворить. Ключ можешь мне занести, а лучше… больше не видеться – брось мне его в почтовый ящик.

Одевалась быстро, уходила даже не оглянувшись на Тима. Он сидел на столе… это знала и остро чувствовала его обиду и злость.

Повозилась у входной двери, ключ кое-как протиснула в скважину для писем, и торопливо спустилась с крыльца, глазами обшаривая машины на наличие той, которая по мою душу.

Имран понял мою заминку и фарами дал понять, что ждёт и где стоит.

Минут через двадцать в дверь позвонили.

Знала наверняка – это Тимур. Втянула воздуха побольше и пошла к выходу. Это будет грубо и жестоко, но я обязана его послать. Лучше раз сделать больно себе и ему, чем потом корчиться от мук из-за мести Доровского.

– Ты намеки понимаешь? – открыла дверь и бросила с пренебрежением, на грани раздражения. Сосед мрачный и задумчивый стоял напротив. Хмурил брови и поджимал упрямо губы. Злился, видно было, как скулы ходили вверх-вниз, натягивая кожу.

И моё недружелюбие его стегануло.

– Глухой или тупенький? Не приходи больше! – собственный яд обжёг небо, язык, горло. Я сдавленно сглотнула, но горечь уже по пищеводу бежала. Кислота едкой правды по венам. Удушливо стало и больно в груди. Сердце щемяще сдавило и удары замедляло.

– Всё сказала? – серые глаза заволоклись грозовой темнотой. У меня желание колоть, как рукой сняло. Гадко себя ощутила… Тварью дрожащей.

– На, – протянул ключ от студии. И пока я хлопала ресницами, не догоняя, зачем он их принёс, а не сделал, как просила, Тим пояснил:

– Они не пролезли в щель почтового ящика.

– Ну спасибо! – выдавила, наморщив нос.

– Я с тебя ху*ю. Как ты можешь быть такой сук*? – задумчиво проскрипел парень. Я понимала его негодование, но была обязана поставить точку:

– Спокойно, – брякнула ключами, зажав в кулаке. – Спасибо и прощай, Тимур Бажов!

Тимур ушел – не попрощался, не огрызнулся, не послал… Он даже не обернулся, и вот тогда меня холодом пронизало аж до костей. Словно кусок души вырвали, и теперь я стала неполноценной: ещё живой, но уже получеловеком…

И вот таким получеловеком отныне мне выживать! Дышать, ходить, есть, думать… Существовать!

Горечь накатила и пугающая пустота. Я что-то только что потеряла важное и сердечное. Такое родное и тёплое, что отныне я не буду прежней.

В дУше под горячей водой проторчала долго, пока не согрелась, а потом лежала и смотрела в потолок, не в силах уснуть.

Следующий день провела в тишине, снедаемая совестью и томлением.

Мне не давало покоя, что я обидела парня. Не зная, чем себя занять, даже решилась на вождение… и в магазин вышла лишний раз, глазами ища его. Понимала, что глупо и маловероятно, но всё же…

Нет, Тима на горизонте не наблюдалось.

Это было к лучшему. А что бы я ему сказала?

И чтобы хоть как-то унять душевную боль, работала дома, дорисовывая на стене орнамент. После созвона с Доровским, не знала, как заглушить отвращение к тому, что делаю. Блуждала по квартире, пока не открыла бар и не выудила бутылку с вином. Сидела, смотрела телик, запивая боль вином прямо из горла, и даже не поняла, как вырубилась.

Посреди ночи проснулась, и ворочалась до утра от воспоминаний о наглых ласках мальчишки. Губы до сих пор хранили его вкус.

Наваждение какое-то.

Крутилась, тяжко вздыхала и проклинала свой слабый характер – допустила соседа в свою жизнь… а теперь мучилась. Я виновата во всём. Не отталкивала, как следует сразу, позволяла мелочи, которые вылились в крупные душевные муки. А могли завершиться смертью.

А я этого не желала – из-за какого-то влечения, умирать?! Нет уж, я жить хотела. И не имела права рисковать другими. Вообще, у меня не самая плохая ситуация. Я не голодала. Была крыша над головой. Любимое дел… Это стоило того, чтобы молча терпеть загибы Доровского.

У кого их нет?!

Так что, потоскую, с совестью договорюсь, и всё вернётся на круги своя… Главное, чтобы Тим больше на горизонте не маячил – пусть обижается, злится… на стороне.

Мысли были правильные, только перед глазами стояло восхитительное тело Тимура во время позирования.

Груда мышц, гладкость кожи, точёность рельефов… Непростительно короткое и ослепительно белое полотенце. Помню, с каким сладким чувством содрала его. Как пересохло во рту.

Если бы не толпа, я бы сама Тима изнасиловала там же.

Чёрт! Мне нет прощения и оправдания. Я ведь его глазами облизывала, рассматривала потрясающе мужественные руки и мечтала их ощутить на себе. Я вообще дышать забывала, глядя на него. Не бывают парни такими совершенными. А этот, чёртяка, был.

И лицо, и фигура, и голос, и замашки его меня волновали. Он был идеален. Как бог, спустившийся с Олимпа… чтобы меня подразнить, соблазнить.

Соблазнил. Ведь позволила… меня зажать, целовать и лапать.

Тимур всего лишь сделал то, что я позволила!

Я похотливая сук*! Наслаждалась видом молодого парня, точно оголодавшая по члену баба. Так что нет моим поступкам оправдания. Я не имела права ходить по лезвию, и тем более не смела толкать за грань других, невиновных и не знающих, чем для них это может окончиться.

К утру извелась в томлении, разозлилась пуще на своё разнузданное либидо, попсиховала, что выпито всё вино… а потом незаметно уснула.

И так мне хорошо было, я слово плескалась на волнах, они покачивали меня, звук накатывающих на берег волн приятно ласкал слух.

Проснулась резко – из тягучего сна вырвал стук в дверь и настойчивое пиликанье нового звонка в квартиру. Не такого мерзкого и звонкого, как был до, но спросонья он тоже показался мерзлючим.

– Лия!!! – долбал в дверь… Тимур?!

Глава 18

Глава 18

POV Алия/Аля

Лёгок на помине…

Зло скрипнула зубами.

– Ли! Открой дверь! – тарабанил сосед, и голос был очень требовательный. Даже скорее командирский, с нотками угрозы. Мол, не откроешь, вышибу к чертям собачьим!

Навык вышибания моей двери – у парня был, а установки новой – нет. И не хотела бы этим заморачиваться!

Поэтому, недовольно встала с постели, а пока шлёпала к выходу, кляня звонок и настырность парня, в мои мысли и внутренний спор вклинилось нехорошее предчувствие. Правда аккурат босыми ногами на полу коридора… плюхнула по воде?!.

От неожиданности сморгнула, только сейчас поняв, что помимо ора Тимура, трезвона ещё и звук подозрительный звучал…

Уже с большей расторопностью заглянула на кухню, потому что она, утопала не только в свете утрешнего солнышка, но и… воде, да и струя, бьющая в стену, прямо-таки яснее ясного фонтанировала: У МЕНЯ ПОТОП!

Бегло оценив масштабы катастрофы, а вода хлестала из-под мойки, распахнув дверцу, – я споскальзываясь и едва не падая, бросилась к двери. Возле неё-то чуть не грохнулась в очередной раз, но, кое-как успев зацепиться за дверной косяк, клацая замками, распахнула:

– Бл*!!! Ли, ты меня заливаешь!!! – рявкнул парень, но взглядом обшарив меня всю уже мокрую и испуганную, мягко протаранил плечом и прямиком на кухню рванул.

– Трубы не меняла? – окрикнул, его голос раздался уже с места бытовой катастрофы.

– Только туалет и ванная, на кухне, как мне сказали, нормальные… были… – топталась рядом, совершенно не понимая, чем могу помочь и вообще как себя вести в такой ситуации. Только голову склоняла, чтобы струя меня не сшибала, но намокала я всё сильнее.

– Оно и видно, – шикнул Тимур, уже лёжа на мокром полу и под мойку головой ныряя. Руками зажал фонтанирующую трубу. – Ползи сюда, – велел тоном не требующим возражений. И я послушно протиснулась к соседу.

Он моим ладошкам дал доступ к дыре, из которого рвалась вода.

– Держи, я сейчас! – ещё одно указание, а сам ловко выбрался из нашего тесного плена и скрылся за дверью туалета.

Несколько секунд ничего не происходило, а потом ощутила, что мощь напора воды в трубе ослабла.

– Всё! – шумно дыша, вернулся Тимур. Встал на колени, и заглянул ко мне:

– Отпускай, – кивнул, продолжая смотреть на трубу, видимо ожидая, что же будет.

Меня потряхивало от адреналина, но перечить не смела. Хоть и страшилась новой ледяной струи, руки разжала. Из щели в водостоке, булькая, полились остатки… Немного – несколько рыгательных звуков, и быстро всё стихло.

– Капец, – выдохнула я и обессиленно осела на задницу, прямо на затопленный пол. – Спасибо, – ошарашенно воззрилась на мокрого, полуобнажённого соседа и меня стало потряхивать – не то от слёз, не то от смеха. А он на меня внимательно смотрел и затаённо улыбался, но взгляд его с каждой секундой всё задумчивей становился и глубже, пока не стал шпарить, жарить, изучать… И когда по мне заскользил: с губ плавно на грудь, на обнажённые ноги, обратно… в голове щелчок сработал.

Видимо у него тоже…

И мы впечатались друг в друга, аж звёзды из глаз брызнули.

Точно дикие животные, впились друг в друга: губами столкнувшись, зубами клацнули, а потом с мурчанием и стонами, точно два оголодавших по случке зверя, принялись щупатьтискать друг друга.

Меня так вообще вышибло из реальности наше обоюдное сумасшествие. Очнулась уже под Тимом, и мне так хорошо было, что заскулила, прогибаясь навстречу.

Он и не думал останавливать, но бедный разрывался, не зная, что делать: с меня шмотки сдирать, меня гладить, пока по рукам не настучала, вынуждая прекратить. Но в итоге, властно под себя подминая и алчной ладонью по моей ляжке скользя, на грани оставить синяки, глухо рыкнул что-то нечленораздельное. Без лишних слов и игр спортивки приспустил. Нетерпеливо мои трусики сдвинул, открывая себе доступ и без заморочек вошёл грубоватым толчком, даже не заботясь больно мне или нет.

Я бы возмутилась, наорала, но мне меня лишь в очередной раз ослепило. Замерла на пике от остроты ощущений и со следующим толчком, ахнула, не в силах сдерживать эмоции.

– М-м-м, – давилась его жадными поцелуями. В себя вдавливала, руками, цепляясь за мощные плечи и страшась, что он выйдет: ногами судорожно обвила, пятками погоняя – требуя ускориться и не жалеть меня неуместной нежностью.

И Тимур меня трахал. Быстро, голодно и ожесточенно – вколачивался, в диком темпе, губы мои искусав от чувств и жадности, и я прогибалась, позволяя проникнуть глубже и резче, мять и тискать – брать и властвовать.

– Бл*я-ять, – застонал в губы сосед, делая до сладости болезненные выпады. Смял мою ягодицу, к себе направляя мой таз, чтобы быть максимально ближе, а с его последними, медленными покачиваниями и меня накрыло. Вспышка неожиданного оргазма пронзила, прогулявшись с ног до головы и обратно. Я всхлипнула, ослеплённая брызгами звёзд и сладкого яда, расползающегося по жилам.

Никогда я такого не испытывала. Чистого, бурного, ошеломляюще яркого оргазма. Тело мелко колотило, каждая мышца вибрировала и звучала, точно струны гитары, которые затронула умелая рука.

– Прости, – прошептал Тимур минутами погодя, ещё на мне. Жадно сопя и дыханием мне шею обжигая. Приподнялся на руках, виновато глядя сверху-вниз.

Очаровательно-красивый, непростительно-желанный и такой обаятельно-порочный в момент секса.

Тимур всё же мой грех…

Я перешла черту. И теперь себя мерзотой ощутила.

Всю ночь наставляла себя на путь истинный, а только лицом к лицу столкнулась со своим искушением – отдалась на полу… На грязном! Мокром! Полу! Без «защиты»! Ещё и удовольствие получила…

Чёрт! Я вообще-то за чистоту, за гигиену и предохранение!!! А тут… жуть…

– Дай встать, – негодующе шикнула, потому что он явно не желал меня покидать и уж тем более с меня подниматься.

Сосед и без того выглядел удручённым и забитым, словно совершил непростительный поступок и теперь не знал, как его исправить, а после моей фразы совсем помрачнел.

– Я вообще-то ещё не закончил.

– А как по мне… – на миг запнулась, – закончил. И очень даже кончил в меня! – выделила, желая, чтобы он понял, как я зла этому факту.

– Я не о том, но за то уже извинился, – мотнул головой.

– Это так делается? – опешила. – А если я не на таблетках? И вообще, как можно лезть трахаться без защиты? У тебя такая богатая личная жизнь, что не удивляюсь заболеванию…

– Всё сказала? – глухо рыкнул, я едва нашла силы ответить:

– Н-нет, – изумилась его тону.

– Я не закончил. Не ожидал, что шибанёт нехило и скрутит быстро, – продолжал меня в пол вдавливать и то, что он реально был готов продолжать, красноречиво говорило его напряжённое хозяйство, вновь упирающееся в меня.

– Шутишь?

– Нет, ещё от раза я бы не отказался, чтобы уж… выплеснуть, что накопилось за это время, – и бесцеремонно качнулся, вновь направляя в меня член.

– Н-нет, – запротестовала, – истерически пытаясь выбраться из-под массы парня, да тело вопреки гласу разума вновь томительной волной наполнилось, готовое его принять. – П-пусти, – насилуя себя, для пущей категоричности толкнула соседа прочь.

Напоминаю, подходит к завершению 1 часть романа, осталось 2.5 главки, поэтому не забываете поставить лайк, если вам нравится и вы хотите продолжения истории. И не забывайте прийти на открытие 2 части романа, и помочь своими посещениями (листаниями) и комментариями (лайками) хоть немного истории дать жизни. Я бы не просила, если бы это не было важным. Но, увы, без вашей помощи никак не получается обойтись.

Поверьте, для меня история очень любимая. Считаю её одной их своих сильнейших работ, и очень досадую, что основная масса читателей прошла мимо неё.

Спасибо вам за то, что вы со мной, и очень надеюсь, увидеться с вами на второй части)))

С любовью и уважением, Александра)))

18.2

Тим несколько секунд молчал.

Явно сражался с собой и мной, но всё же нехотя встал, на ходу заправляясь и мне руку протянув для помощи. Не отбрыкивалась – в теле была такая слабость, что могла просто не подняться. До сих пор потряхивало от пережитого.

Оценила свой видок, противную мокрость везде, и вообще меня начинало подташнивать от случившегося.

– Тебе лучше уйти, – придала голосу твёрдости. Всё сильнее начинало лихорадить, и от боя сердца уже почти ни черта не слышала.

– И даже не подумаю, – отрезал Тим, тоже меня рассматривая.

– Надеюсь, ты не подумал, что теперь между нами что-то изменится? – решила прояснить ситуацию. – Это была ошибка и глупый плотский порыв, – строго и категорично. – А теперь, будь добр…

– Тебе обязательно су*у из себя строить?

– Жизнь такая… – выдохнула, начиная злиться.

– Я уже понял, что ты особенная, – сосед как ни в чём не бывало окинул кухню взглядом, – не хочу портить настроение, но тебе срочно нужно генералить. Трубы заменить, мебель пересушивать и собирать, – кивнул на закрытые упаковки. – Вздуется, плесень пойдёт.

– Я понимаю, но пока не нашла, кто бы этим мог заняться, – согласилась, его слова не были лишены смысла.

– Тогда, можешь опять из себя независимость строить, но я помогу. И с уборкой, и со сборкой. Трубы… – запнулся, взъерошив влажные волосы, – наберу человека, сделает быстро. И душ у меня в отличие от твоего безобразия, принять можно. И если хорошо попросишь, я не буду требовать от тебя компенсации за то, что ты меня затопила… – а вот это добавил с подтекстом. Я в очередной раз опешила:

– Ты так благороден, – не сдержала яда.

– А то, – хмыкнул Тимур, продолжая меня изучать. Медленно подступил, не скрывая желания заловить в ловушку своих рук.

Но я не из робкого десятка, как впрочем, не жеманница – грозно ладонью стопорнула нахала на расстоянии вытянутой руки.

– Заканчивай ломаться! – тихо и вкрадчиво обронил. – Думаешь, меня это остановит?

– Надеюсь, – вот теперь моя решительность дала сбой. Сосед был дико милый. Такой милый и обаятельно-напористый, что я едва сражалась с собой за право «не позволить ему меня поймать в объятия».

– Херня это, Аль, – опять тоном взрослого и решительного мужчины. – Я тебя хочу. Ты меня. Между нами химия, и это уже ясно обоим, – меня прямо по живому резали его признания и утверждения.

Не бравадился, не смеялся, он спокойно разжевал то, что я уже давно поняла, но так упорно отрицала. Только вот дело не во мне и не в моём нежелании с ним быть – дело гораздо глубже и опасней. А я и без того позволила карательному мечу над нами зависнуть. Одно неверное движение – обрушится, и полетят головы…

– Я рада, что тебе всё ясно, но лучше справлюсь сама, – кивнула упрямо.

– Ага, вперёд, – едко хмыкнул Тимур, показательно оглядываясь. – Воды-то нет. И пока ты думаешь, меня затапливает всё сильнее, и никто не даст гарантии, что соседи подо мной не пострадают до кучи.

Я шумно выдохнула, пару минут сражалась с собой, но, в конце концов, сдалась:

– Никаких приставаний! – с видом непреклонного учителя.

Но уже в следующий миг, душа чуть тело не покинула от неожиданности и резкости Тимура, когда сгробастал в объятия, нагло впечатав меня в себя:

– Круто, но давай теперь я разъясню детали. – Глаза в глаза, и его светлые и такие морозные – сверкали решительностью. – Я не против женщины-доминанта, но только в постели. И только если мне захочется ей отдать власть, – значимо прозвучало. – В остальных аспектах жизни, я – главный. И я – мужчина! Не мальчик, не парень – муж-чина! Я решаю, что и как. Это понятно?

Я неопределённо кивнула, на деле соображая, когда ему позволила взять вожжи в руки.

– Мне надоело уже наблюдать за твоими закидонами, – продолжал чеканить Тимур. – Сказал, помогу, значит – молча приняла мою помощь! Это ясно?

Это было оглушительно и внушительно.

Опять кивнула.

Я бы могла послать, но решила – пусть помогает, раз такая нерастраченная жажда доказать альфа-принадлежность. Главное не позволять уверяться в своей бесподобности в моих глазах.

– Тогда за дело, – поспешила освободиться от плена крепких рук, где мне с каждой минутой нравилось быть всё больше, – или господин желает, чтобы я разделась?

По тому, как сверкнули глаза Тимура, а на губах заиграла улыбка, я попала в цель.

– Мысль убойная, – хмыкнул сосед.

– Жаль не осуществимая, – отрезала, руша его бесстыжие мечты. – А теперь, хватит чесать языком, раз уж такой решительный мужик – за дело!

На том и сошлись, только Тимур сначала тренеру звонок сделал. Бормотал объяснения, взъерошивал волосы, клялся, что отработает, только приведёт в порядок квартиру.

Я за это время успела переодеться в сухое. И когда ощутила себя чуть защищённей, чем была до этого, – ну и суше, – мы взялись за дело.

Нужно отдать должное, сосед и правда был с руками. И друг его пригнал быстро. Пока мы от воды очищали квартиру и мебель, он успел заменить трубы на кухне, согласовав сантехнические работы с нужными инстанциями.

Тимур с ним недолго о чём-то говорил в коридоре, без меня решая вопрос, хотя я настаивала на оплате, но меня категорически задвинули за дверь и великодушно позволили продолжать уборку.

Я бы обиделась, но такое сильное мужское начало подкупало. Потом Тимур без суеты и лишних ворчаний, помог мне дочистить кухню и коридор. А пока занималась туалетом и ванной комнатой, сгонял в магазин за какими-то нужными деталями и инструментами.

– Тим, на сегодня хватит уже, – я заглянула в комнату, где на упаковках с мебелью сидел сосед и изучал инструкцию по сборке.

– Передохнуть нужно, – согласился с кивком. Встряхнул листком:

– И с этим разобраться, но на голодный желудок башка совсем не варит.

Я запоздало вспомнила, что его даже чаем не напоила за весь день! А мы провозились с катастрофой прилично. Стыд накатил и смущение, что я вот такая нехозяйственная и невнимательная.

– Лан, пошли ко мне, там обмозгуем, что дальше делать, – командирским тоном отрезал Тимур.

Он даже не спрашивал, что я желаю, лишь позволил новую одежду взять и кое-какие мелочи, а затем по-хозяйски вытолкал меня из моей квартиры. Пока шли к нему, как назло позвонил Костик.

Тимур за мной шагал и зубами скрипел, а я как можно спокойней рассказала Доровскому, что у меня трубу прорвало. Без подробностей объяснила, что уже всё нормально, но день был жуткий и теперь с ног сбивалась.

– Значит, ремонт опять затягивается? – недовольно пробурчал Костик.

– Нет, я от него тоже устала, и поэтому завтра начинаю капитально заниматься только им.

– Не забывай, ты обещала к моему возвращению! – тон Доровского прогнал стаю испуганных мурашек по коже и заставил сердечко истерично бултыхнуться в груди.

– Я… помню… – сбивчиво пробормотала, а в спину жёг взгляд Тимура.

– Ты ему скажешь? – ещё сбрасывала звонок, а сосед зло бросил не то требованием, не то вопросом.

– Давай не будем об этом, – устало мотнула головой. – Тем более сейчас. Я, правда, устала как собака. Дико хочу помыться и поесть.

Тимур благоразумно промолчал, хотя слышала в его упрямом пыхтении недовольство.

В квартиру Бажова входила осторожно, словно боялась, что мне на встречу выскочит она из его девок, но нет, нас встретила волнительная тишина. Я помялось несколько секунд:

– Так и будешь в коридоре стоять, или всё… – Тимур не договорил, но его насмешка была и так красноречива. Несмело шагнула в совершенно простенькую квартирку, с минимумом мебели и… в милом беспорядке.

– Я тебя сожру, если не накормишь, – над ухом прошелестел Тимур, заставив улыбнуться и… разволноваться сильнее.

– А душ принять? – обронил мысль.

– Круто, раздевайся.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю