290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Запрет на любовь (СИ) » Текст книги (страница 6)
Запрет на любовь (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 18:30

Текст книги "Запрет на любовь (СИ)"


Автор книги: Александра Ермакова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 12 страниц)

– Далеко собралась? – в спину нагнало язвительное.

Я продолжила упираться и нелепо двигаться вдоль дороги – видимо, близость с парнем из меня делала неотвратимо тупую.

Шла, и зло перебирала все упрёки Тимура в мою сторону, к удивлению осознавая, что искренне не понимала, почему воспринимала каждое его слово в штыки.

Почему? Почему меня так ранила его колючесть?

Он мне никто! Разве мне не должно быть всё равно, что обо мне думает НИКТО?

– Ну и шуруй на хер! – раздался хлопок дверцы, рёв машины, скрип снега под колесами, и секундой погодя меня обогнала тачка Тимура.

Я почему-то была уверена, что он сейчас остановится или скорость снизит, чтобы в параллель мне катиться, но нет… он дальше поехал. И если вначале мне было всё равно, и я даже порадовалась, что наконец-таки сосед не навязывался то, чем дальше он уезжал, тем темнее становилось и мне… страшнее.

Я ведь никогда! НИКОГДА не бывала в такой ситуации. ОДНА! ЗИМОЙ! НОЧЬЮ! НА ПУСТОЙ ОБЪЕЗДНОЙ ДОРОГЕ!

Вокруг лес, снег… такая тишина меня не радовала! Такое одиночество пугало до икоты.

Даже нагрянула мысль Костику позвонить. Глупая, трусливая мысль. Я и телефон достала, вот только… запоздало поняла, что связи нет!

Это вообще возможно?

Ещё раз глянула на шкалу и неверующе нажала кнопку дозвона, видимо, ожидая чуда.

Как это нет связи?

Подняла аппарат и стала смотреть за шкалу с расстояния вытянутой руки, словно такая удалённость была панацеей. Так и шла, мобильный то влево, то вправо перемещая и держа повыше к космосу. Тупая или нет, мне казалось, что это должно помочь…

Когда попытки так и остались тщетными, прекратила дозваниваться, но телефон не выключала – использовала его в качестве фонарика.

Шла/скользила, пока не увидела вдалеке… впереди стремительно приближающийся свет. Я бы решила, что мне сказочно повезло и это встречная машина, которая меня может довезти. Плевать, если даже обратно, но раздражающий рёв, сразу отрезал эту мысль.

Это был Тимур! Руку на отсечение…

Теперь реакция была обратная: я возрадовалась, что этот молодой кретин вернулся, но только он остановился напротив и открыл дверцу, явно уверенный, что я тотчас запрыгну, на меня злость накатила. Скрипнула зубами и демонстративно зашагала дальше.

– Ну и куда ты?

Затормозила, когда меня, хрустя снегом, обогнал сосед и преградил путь. Он был очень крепок и высок, как гора высился, но я преисполненная гордости не отступила:

– Домой, – попыталась мимо пройти, да он плечом меня протаранил, возвращая на место, будто я стену не смогла обогнуть.

Я опешила от бестактности:

– Ты что, меня удерживать станешь? – зло изучала его красивое лицо.

– Прости, вернись в машину, – вроде просьба, да только сталью отдавала.

– Спасибо, я прогуляться хочу.

– На каблуках? В короткой шубке, едва прикрывающей зад? – ершистый взгляд.

– Ага, – кивнула не менее едко. – В чулочках и кружевных трусиках.

Никогда бы такого не сказала чужому. Поиграть с Костиком – да, но чтобы мальчишке, кто и без того ненавидел и презирал…

– Круть! Волкам по вкусу придёшься, – хмыкнул криво, а смотрел уничижающе.

– Да пошёл ты! – всё же обогнула соседа и двинулась дальше.

– Ну и пиздуй зад морозить! Может маньяк какой попадётся. Тут всего ничего километров двадцать до нашего дома.

Я смутно понимала, что его забавляло. Больше слушала разъярённый бой своего сердца. Но цифра перед глазами мелькнула. Сначала просто цифра, а потом она зависла… и я скудными познаниями простой математики прикинула, сколько это мне до дома добираться вот таким темпом, если попутку не поймаю. Вышло как в анекдоте «до х*я!»

Я даже покосилась с сомнением на огоньки города, которые хорошо были видны с дороги за белоснежным, вернее в этот час ночи, за тёмно-серыми полями, лесами и даже редкими домиками чуть глубже, если за пролесок зайти. Туда и дорога второстепенная сворачивала, чуть дальше на перекрёстке.

– Да, так ближе, – словно прочитал мои мысли Тимур. – По прямой… километров пять-шесть будет.

– Вот и отлично!.. – буркнула больше себе и, шубку поправив, пошагала в том направлении. Ничего. Мне связь поймать, а там такси как-нибудь вызову.

Глава 11

Глава11

Тимур

Глядел на неё и не понимал, идиотка или прикидывалась? Она мне напомнила существо не от мира сего. Вроде человек, но не такой как все.

Аутистка!

Смотрит внимательно, кивает, что поняла, но при этом… делает как-то нелепо по-своему, без желания причинить зло, обидеть. Просто потому что ТАКАЯ.

Нет, я её послал, конечно, но это не значит, что идти нужно, куда послали. Я же глумился. Стебался…

А она… шла и такая загадочная – вся в себе, и совершенно непонимающая, что место, куда послали – неправильное и нехорошее.

Так и аутисты. Говоришь идти – идут.

Нет, они не тупые, но, бл*, странные. К общению с ними нужно привыкнуть. Да и вообще, их понять нужно, чтобы не недоумевать, почему они не такие, как большинство.

Не то, чтобы был знатоком аутистов, но сталкивался с ребятнёй в прошлой спортивной жизни, пока участвовал в рекламах и пиар-компаниях. Для спонсоров – бабло, для меня – светилово, а деткам – радость.

Типа все не в накладе! Так мне, по крайней мере, говорили важные дяди, когда спрашивал: «на х*я?»

Так вот, я с ребятнёй, к собственному удивлению, находил общий язык. Не сказал бы, что это просто, но, чуть приложив смекалки…

На этом мысль слизало, как волной мелкий камушек. Я ещё провожал взглядом свою неадекватно-адекватную соседку, воспринявшую мои слова, как должное. Она как раз свернул на второстепенную дорогу, ведущую к центру города. Почти, потому что путь к нему шёл через небольшое село и лес…

И когда хруст снега слился с глухим и коротким визгом Алии, я бросился к идиотке, спотскользнувшейся и распластавшейся возле сугроба у обочины. Ей повезло, если бы не он, могла бы скатиться в сугроб посерьёзней, а там снега… ого и фраза «до х*я» была бы в точку, если даже не «по горло».

– Далеко ушла, – не сдержал язвительности. Но видеть соседку валяющей становилось до неприличия смехотворно-привычным.

– Не тронь! – принялась брыкаться, когда руку протянул. Я не хотел с ней спорить. Устал жутко, поэтому просто поймал за запястья и дёрнул к себе. Она ойкнула, лицо скривив и на ногу припав.

Я едва глаза не закатил от досады, и пока она рот открывала, на руки подхватил.

– Пусти! – ударила кулачком по плечу, разъярённой кошкой на меня глядя.

– Ты, бл*, такая сложная, что у меня нет ни нормальных слов, ни матов для общения с тобой, – чеканил аккурат с шагами до машины.

– Тогда молчи! – возмущённо сопя, брякнула Алия, но голос дрогнул, и драться прекратила.

– Я помню твою позицию насчёт молчания, – едко ухмыльнулся, – но с тобой это тоже не прокатывает.

У машины её на ноги поставил. Такую снежную, дрожащую и подавленную, даже выпускать из рук не хотелось – наоборот бы прижать, обогреть, успокоить. Но вместо этого, быстро заднюю дверцу открыл и жестом туда пригласил.

Она нахмурилась, но села, правда прежде чуть отряхнулась от снега:

– Спасибо.

Я себе зарубку сделал, это женщина которой нужно управлять. Как это с ней делал «кошель». Звонок – готова. Глянул – она уже прижимается… Видать выдрессирована.

Я против дрессуры, но слепо хочу. Так что сломаю… если сам не сломаюсь. Хотя последние несколько недель упрямо себя убеждал, что она мне нахер не сдалась. А вот ХЕР с тем же упрямством доказывал крепким стоянием, что даже мысль о стерве меня волной желания топила. Вроде не юнец с первым стояком, но Альку дико хотел. Так, что яйца уже болели.

С этим что-то нужно делать! Дрочить и трахать других – уже не панацея!

С этой мыслью куртку снял и на оголённые ноги соседки кинул:

– Прикройся, хоть теплее будет.

«А мне легче!»

– А ты? – вскинула на меня удивленные глаза.

– Мне полезно, – буркнул, отвернувшись.

Может хоть так остужусь, а то… огонь меня уже плавил.

Открыл багажник. В спортивной сумке отыскал толстовку, спортивные штаны, носки. Пусть не новое, но всё чистое. Это у меня на всякий случай в запасе лежало. Если вдруг загуляю, поздно проснусь НЕ У СЕБЯ, чтобы не мчаться домой за вещами…

– На вот, утеплись, – бросил Але шмотки.

– Издеваешься? – поморщилась она, брезгливо приподняв пальчиками верхнее.

– Это теплее чем то, что на тебе. Я пойду, отолью, а ты пока одевайся…

11.2

Алия/Аля

Тимур ушёл как ни в чём не бывало, а я так и остался смотреть на темно-синий спортивный костюм. Огромный и НЕ МОЙ!

Не то, чтобы брезгливой была, но с чужого плеча… не привыкла вещи носить. А потом себя же шокировала, к носу приложив…

Я больная… Фетишистка? Даже глаза закрыла, пронзённая отчаянной правдой – мне до трясучки нравился запах Тимура. А вещи пахли им.

Приятно. Так приятно, что по коже мурашки вновь пронеслись, жаркая волна по телу прогулялась, дав понять, что я и впрямь неисправимо озабочена и естественно Тимур был прав – я мёрзла…

Оглянулась – парень стоял за машиной, ко мне спиной и, судя по всему, справлял нужду. Торопливо шубку расстегнула, платье не снимала – поверх накинула толстовку, штаны, присборив подол до талии и путаясь в длинных брючинах.

Носки.

Ступни в сапожки уже не влезали, поэтому решила забраться с ногами на сидение. Укрыться шубкой, и так сохранять тепло. Секундой погодя на водительское кресло сел Тимур.

– Теплее? – через зеркало заднего вида глянул.

– Да, спасибо, – благодарно кивнула. В этот раз тронулись спокойно.

Ехали без эмоционального напряжения, я ковырялась в мыслях ровно до странно повисшей тишины и окутавшей нас темноты.

– Бл*! – красноречиво выругался Тимур, на снижающейся скорости свернув на обочину.

– Что-то случилось? – подала голос.

– Хер знает, – буркнул Тимур.

Сделал ещё несколько попыток завести машину ключом, потом чертыхнувшись крепким словцом, торопливо покинул машину. Включил телефон, а я вперёд подалась от интереса, что же он там такое эдакое высматривал под капотом.

– Аккумулятор опять сдох, – обречённо плюхнулся на переднее кресло Тимур.

– И что нам делать? – повис осторожный вопрос.

– Машину толкнёшь? – ко мне обернулся с таким искренним ожиданием в глазах, что чуть было не кивнула. Даже головой начала жест, но тотчас затормозила:

– Нет конечно!

– Вот и я о чём, – цыкнул со смешком Тим. – Шучу я, – мотнул головой, когда я продолжала его таранить непонимающим взглядом. – Водить умеешь?

– Учусь… вторую неделю, – призналась сбивчиво, но секунду «до» – задумчиво жевала губу.

– Да ну? – с большим интересом на меня покосился Тимур. – Учишься? Реально?

– Да, – опять состорожничала, не понимая, глумится или серьёзно удивлён?

– Твой папик решил идти другой дорогой?

На мой всё тот же непонимающий взгляд, пояснил:

– Решил не покупать права, а платить за их получение честным путём!

– И что в этом такого? – не отрицала того, что есть.

– Да так, – помрачнел сосед. – Вот за это его уважаю…

Я опять растерялась. Костик мог быть извращенцем, муд*ом, козлом, подонком, но всегда с щепетильностью относился к моим знаниям. Всё, что не могла осилить сама, помогал постигать с помощью знающих, грамотных, образованных специалистов.

– За рулём уже сидела?

– Д-да, – неуверенно кивнула.

– Давай сюда, – махнул на своё место.

– Я без обуви, – повинилась, хотя больше походило, что пыталась отмазаться.

– Ползи, а не иди, а для нажатия педалей… обувь не обязательна, – дёрнул плечом и вышел из авто, уступая мне водительское место.

Меня затрясло, как всегда бывало, когда садилась за руль. Волнение охватывало. Мандраж…

– Итак, скажу: «Газуй», ключ поворачивай и жми педаль газа. Это которая крайняя правая, – пояснил без улыбки, но осторожно. Видимо страшась задеть мои нежные чувства.

– Я помню, – опять кивнула, закусив губу.

– Отлично! – Тимур дверцу прикрыл. – Не закрывай, – для меня бросил.

Я вцепилась в руль. Меня заколотило сильнее. Я судорожно ногами педали перебирала, вспоминая, где какая и уже понимая, что мне жутко неудобно сидеть и вообще я еле дотягиваюсь до них…

– Готова? – прорезал волнение голос Тимура.

– Д-да, – отозвалась, совершенно в том неуверенная.

– Газуй! – рявкнул Тимур, и машину качнуло аккурат с первым поворотом ключа в скважине. Машина только грустно чихнула.

– Ещё! – Со следующим толчком я опять провернула ключ и надавила педаль газа. Машина опять чихнула… покатилась… всё быстрее и быстрее, пока я повторяла манипуляции, и движок, сильнее не прокряхтев, вновь не заголосил, а небольшое пространство вокруг машины не осветилось скудным светом.

Когда у меня от ужаса глаза стали расширяться, Тимур завопил:

– Тормози!

Я тотчас нажала тормоз. Машина чуть юзнула задом, со крипом остановилась, но рычать не прекратила.

– Дверь закрывай, – плюхнулся на соседнее сидение парень и махнул на мою дверцу.

– Зачем? – меня ещё не отпускало волнение после нашего мероприятия.

– Поведёшь машину, – шмыгнул носом Тимур и подул на руки.

– Но у меня нет прав! – возмутилась тихо.

– Меня это не беспокоит, – легкомысленно хмыкнул. – Да и на дороге никого… До начала городской черты докатишь, а там я тебя заменю, – так искреннее улыбался, что я опять купилась.

– Что, – слов не находила, – вот так просто дашь поводить?

Даже Костик не позволял. Он был в этом упрям: «Для этого есть и машины другие и люди, умеющие обучать – пусть и учат! А только получишь права, будет у тебя собственная машина!»

С датчиком слежения – это было понятно без слов.

– Да, ты мне телик дала глянуть, ну вот, а я тебе чуть порулить. Не быстро! – пригрозил миролюбиво. – Я буду страховать. Или не хочешь?

Я неверующе на него посмотрела и почему-то заулыбалась:

– Хочу, – меня это тронуло до глубины души.

11.3

***

Только сидение чуть сдвинула, чтобы удобнее на педали нажимать было, а потом был кайф… драйв и вообще чистый экстаз.

Медленно… медленно. С наставлениями и подсказками Тимура, увеличивая скорость, дошла до третьей передачи.

– Врубай четвёртую! – скомандовал парень. Я сглотнула натужно:

– Может, не надо? – как по мне это уже было быстро в условиях гололёда, ночи и полного неумения водить!

– Не ссы, давай! – подбадривал Тимур. Я подалась… И конечно, зря! Потому что, как обычно со мной случалось, облажалась.

На крутом повороте, меня ослепил свет встречки. Это было… неожиданно и страшно, и реально ослепляюще! От ужаса, опустила педаль газа и ударила по тормозам, судорожно цепляясь в руль.

Встречка опасно вильнув в мою сторону, пролетела мимо, а нас… занесло. Вот тогда меня дикий ужас охватил.

Тачку крутануло по дороге и к обочине понесло. Тимур за руль схватился, выправляя направление, но мы всё равно в сугробный барьер вписались боком моей стороны. Тряхнуло знатно, меня даже лицом в руль воткнуло: с коротким визгом клаксона и сдавленным охом Тимура.

Сердце выпрыгивало из груди, дыхание сбивалось. Перед глазами ещё звёздочки мелькали. А мы уже опять были в темноте и тишине зимней ночи.

– Ты как? – меня за плечо потормошил сосед.

– Н-нормально, – и заревела, от себя не ожидая такой бурной и слабой реакции. – Прости, я не хотела…

– Дурная что ли? – рыкнул Тимур. С одно щелчка отстегнул мой ремень безопасности и меня рывком подтянул. В себя вмял, на коленки свои усадив:

– Чшш, не реви, Аль. Прошу, – процедил сквозь зубы, но с мольбой. – Ты меня прости… я не имел права… – шумно сглотнул. – Заставлять, уговаривать… Не смей себя винить! – твердил как заклинание. – Тем более, нормально ведь всё. Ты жива. Я жив… А машина… хер с ней, – бормотал и бормотал.

Меня лихорадило, слёзы текли, но было уютно в руках Тимура и безопасно. Так удобно и хорошо, что вскоре я расслабилась и успокоилась.

Не знаю, сколько мы так просидели, но когда ясность ума меня наконец посетила, я остаточно шмыгнув носом: «Пусти», – высвободилась из рук соседа. Секунду подумав, села не на водительское, – меня от одной мысли, что я туда вернусь опять лихорадило, – я на заднее перебралась.

– Ну что, ты в норме? – чуть шероховатой голос Тимура потревожил повисшую тишину.

– Вроде, – кивнула в темноту. – Прости, – опять буркнула.

– Я же говорю, если ты не пострадала, херня дело! – равнодушно отмахнулся сосед. – Но нам теперь срочно нужно домой добраться, иначе околеем.

– О, – оживилась я, глазами шаря по сидению, где моя шубка лежала, чтобы найти там мобильный. – Если связь появилась, я могу Костика набрать. Тимур тотчас напрягся, даже молчание как-то недовольно звучало.

– Дело твоё, но я могу другу звякнуть. Быстро примчит…

Я тотчас перестала заморачиваться с мобильным. Вариант соседа мне нравился больше. Он это оценил:

– Куртку дашь? – руку протянул, прося свою вещь.

Я торопливо протянула тяжёлую кожаную куртку.

Тимур несколько секунд выискивал в телефоне номер:

– Здоров, Егорыч. – Пауза. – Ага, знаю, – с непосредственной улыбкой, будто получать люлей от сонного друга ему за радость, – но у меня пиздец. Ты срочно нужен! – Не, – судя по голосу улыбнулся ещё шире, – для этого телки есть, – хмыкнул придурковато. – Я на объездной… – пауза. – По ходу аккумулятор сдох, ну и я бочиной в сугробе. – Пауза чуть затянулась. – Ага, – кивок с улыбкой. – Жду. Спасиб, бро…

– Ждём, – отчитался для моих ушей Тимур. – Держи, – куртку вернул, а садясь удобнее, плечами передёрнул.

– Тим, тебе правда… – мне вообще стало неудобно. Он почти раздетый, а я в его вещах и помимо моей шубки ещё и его курткой укрыта.

– Норма! – мотнул головой, и вышел на улицу. Покопался в багажнике, достал аварийный знак, установил на дороге и бегом вернулся в машину.

***

Холодно. Я начинала подмерзать несмотря на внушительны слой одежды, поэтому ноги под себя подтянула.

– Замёрзла? – глухо уточнил Тимур, будто догадался о моём самочувствии.

– Нормально, – солгала, не желая показаться капризной и изнеженной.

Сосед попыхтел чуток, а потом бросил:

– Двигайся.

Я ещё ресницами хлопала, соображая, что он собирался делать, как Тимур, такой габаритный и высокий между спинками передних сидений протиснулся.

– Я не такой складной, как ты, поэтому, двигайся, – повторил без наезда.

Послушной девочкой поютилась в уголок сидения, чтобы этому… Лосю было как можно больше места, но когда он, скрипя и чертыхаясь, перебрался ко мне, запоздало уточнила:

– Надеюсь, ты без своих мальчишечьих замашек? Согреваться голыми телами?

– Предлагаешь? – нарочито подивился, вызывая желание немедля стукнуть, чтобы прекратил театр одного актёра.

– И не надейся! – отрезала мрачно.

– Жаль, – цыкнул сосед, на сидении умещаясь удобней. – Я уж подумал, схема сработала: я промолчал, и ты предложилась…

– Ты неисправим! – нахмурилась, поёжившись.

На улице холодало. Там, по ходу дела, разыгрывалась непогода – подвывал ветер, всё чаще вихревые потоки шибали по машине, да плевали мелким снегом в стёкла окон.

– Без прикола и пошлости, – был серьёзен Тимур, – клятвенно обещаю, с тобой никакого секса… без твоего согласия, – тотчас добавил, вызвав у меня усталую улыбку – вот как с ним ругаться? – Но я правда горячий, а ты…

– Никаких обнимашек! – категорически мотнула головой, но уже без желания погрубее осадить. Когда так мило предлагаются… просто не могла хамить и посылать.

– Понял, Снегурочка, – разочарованно кивнул.

– Не называй меня так, – насупилась я.

– Лань? – озвучил осторожно секундой погодя.

– Это ещё с чего? – недоумевала я.

– Глаза у тебя… – Тимур запнулся.

– Ну знаешь ли… – даже обидно стало, такие сравнения на себя примерять. Ладно, не пошлые, но не самые романтические. – Ты у меня с парнокопытным ассоциируешься, я же тебя Лосём не зову!

«Только мысленно», – но это про себя.

– Правда? – вскинул брови сосед.

– Хоть раз назвала? – суматошно вспоминала, не накосячила ли.

– Нет, я об ассоциации…

– Да, – чуть растерялась.

– Такой рогатый? – продолжал таранить вопрошающим взглядом. – Тупой? Статный? – перебирал с кривой усмешкой. – Быстрый? Обманчиво безобидный?

– Проехали, – отмахнулась. – Ты так уже до комплиментов в свою сторону дошёл.

– А меня только недостатки по-твоему? – мягко и тихо посмеялся Тимур.

– Нет, но ими ты светишь куда сильнее достоинств.

– Понятно, – опять помрачнев, кивнул сосед.

***

Я уже начала бояться, что это никогда не закончится. Время жутко тянулось, холод проникал уже под шубку со спортивной одеждой. А больше всего колели руки и ноги. Я вся сжалась в комочек. Прикрыла глаза, молясь, чтобы быстрее приехала спасительная машина и ожидание закончилось. Но слышала лишь подвывание ветра, мирное дыхание Тимура, бой собственного сердца…

Видимо меня от холода дремой накрыло, а выдернуло то, что меня за ноги тянули:

– Аль, ты уже зубами стучишь, – голос хриплый соседа. Нехотя глаза разлепила, с трудом соображая, где я и почему так холодно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю