290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Если даже вам за 300... (СИ) » Текст книги (страница 11)
Если даже вам за 300... (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 23:30

Текст книги "Если даже вам за 300... (СИ)"


Автор книги: Александра Фокс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 17 страниц)

Глава 14

Оказалось что не так уж я, и соврала Императрице. Похоже, информационная сеть по дворцу у Принца работала исправно, и ему сообщили о моем визите к его матери. Просто слишком подозрительно он осматривался в просторном холле, будто кого-то выжидая.

Увидев меня, Вик остолбенел, и во все глаза стал рассматривать, пока я подходила к нему.

– Леди Мелиана. – Он чопорно склонил голову в приветствии. Понимаю, вокруг глаза и уши, потому стоит вести себя сдержанно.

Присела, склонившись в ответ, и произнесла:

– Ваше Высочество, какая неожиданная и приятная встреча.

Золотые клипсы на кончиках кос звякнули об пол, и я снова выпрямилась, поднимая глаза на Вика.

– На самом деле я ждал Вас, хотел лично Вам кое-что поведать.

– Я вся во внимании, мой Принц, – понизив голос с придыханием произнесла.

Упс, кажется, я переборщила с намёком – взгляд, обращённый на меня, стал наливаться привычным золотым светом.

– Я провожу Вас к Дворцу Невест, и заодно всё расскажу.

Вик подставил мне согнутый локоть и, дождавшись моего прикосновения, неспешно повел меня мимо стаек аристократов, которые едва сдерживали любопытные взгляды.

– Мадам уже должна была сообщить остальным девушкам. Начиная с сегодняшнего дня, я буду навещать Вас дважды в неделю, и проводить по полчаса с каждой.

Сразу сложила в уме и пожалела его. Бедненький, целых три с половиной часа в обществе юных дев вздыхающих по нему.

Чтоб провалился, тот, кто это придумал! Да, да, понимаю, ведь всё ближе финал, и Принцу нужна возможность узнать хоть немного будущую жену. Ревность же во мне рычала, что он всё равно будет только наш, так зачем давать этим кошкам крутить перед ним хвостами?

Услышав тихий смех Вика, не удержалась и зло зыркнула на него.

– Не надо так мило ревновать, а то придется поцеловать тебя перед всеми. Потом меня, правда заставят и остальных поцеловать, для справедливости так сказать, – тихо промурлыкал он, склонившись к моему ушку.

Поджав губы, решительно его игнорировала, пока он шёл и рассказывал мне о чудной погоде и его прекрасном настроении.

– Мне кое-что любопытно, – неожиданно серьезно сказал Принц. – Ты жила в тёмных землях?

Вопрос он задал тихо, чтобы нечаянный слушатель не смог разобрать его слов.

– Нет, – коротко ответила, всё ещё дуясь, и не желая пояснять подробнее.

– А где тогда? – не сдавался Вик и, похоже, просто пытался меня разговорить, заодно отвлечь.

– В нейтральных землях. Достаточно далеко от ваших, – все же нехотя ответила.

– Не знал, что там безопасно жить, – задумчиво протянул Принц.

– Вообще-то и близко не так. Там всего лишь чуть меньше нечести, чем в тёмных землях. Зато хватает недобрых личностей, и порой они куда хуже ужасных тварей.

За этим коротким разговором мы дошли к самому крыльцу и столкнулись с надзирательницей, которая, похоже, ожидала прихода Принца.

Эта вредная и противная мадам засчитала время, что мы потратили на прогулку к дворцу, за свидание. Видимо, прыщей этой жабе мало, добавим пару бородавок. Она сейчас следы прошлого проклятья усердно прятала за слоем пудры, ну ничего, теперь так просто ей не скрыть моё негодование.

Вик примирительно улыбнувшись, пошел по рукам, тьфу ты, по девушкам. Ррр, даже в мыслях всё складывается в поводы для ревности. Не желая наблюдать за неспешно прогуливающейся парочкой и нервно столпившимися на крыльце претендентками в ожидании своей очереди, ушла в библиотеку. Надеюсь, книги хоть немного меня отвлекут и не дадут проклясть ещё и ни в чем не повинных девушек.

Пыльный труд, явно какого-то дотошного летописца, со свистом пролетел по красивой дуге и врезался в стену.

Да что же это такое? Отвлеклась, называется. Меня уже начинали напрягать эти ужасные перепады настроения – отпустила паника? Здравствуй злость! Хотела бы я соврать и сказать, что это никоим образом не касается того, что Моего мужчину, очаровывают прелестные девушки, но тогда я совру. И самое печальное, что они и правда, все замечательные, ну кроме нашей злючки-змеючки с красными волосами.

Ещё и разговор с мачехой Вика добавляет дров в пламя ярости, что разгорается во мне. Её план очевиден теперь, вот только как сказать об этом Принцу я не имела понятия. Насколько я успела узнать, эта интриганка неплохо запудрила всем мозги, иначе как объяснить, что все говорят лишь о её добродетели, красоте, и преданности Великому Дому.

Нужно найти хоть что-то доказывающее её вину, но я уже сомневаюсь, что мои шпионы порадуют меня, ведь за эти месяцы она ни разу не прокололась. Конечно, за исключением, когда надумала напоить меня чаем с травой правды. Поэтому выход только один в этой ситуации. Ни одна из девушек и близко не подойдет к алтарю с Принцем, кроме меня. Вот и оправдала себя за желание выйти за Вика, какая я молодец.

Шутки в сторону, я и так собиралась сделать его своим, теперь же есть веские причины. К тому же будучи его женой, я буду иметь полное право находиться рядом с ним, когда мне заблагорассудиться и по возможности отводить удары коварной женщины.

Уф, как же всё-таки выматывает то, что я не могу открыто пользоваться магией. Пара заклинаний здесь, пара там. и всех заговорщиком скрутили бы. Однако Карающий Орден не сделает мне поблажек, даже если я притащу им мятежников в придачу с неопровержимыми доказательствами. У них закон простой – тёмный, значит должен быть мёртвым.

За тяжелыми такими тяжелыми думами я задремала. На комнату стал опускаться вечерний сумрак, а запах книг лишь добавлял уюта и умиротворения этому месту.

Тихие шаги, и едва слышно закрывшаяся дверь, заставили меня вынырнуть из приятной неги. Тот, кто только что зашел, явно не хотел меня тревожить, но, не удержавшись, мягко погладил по волосам.

Открыв сонные глаза, я утонула в нежности уже такого привычного золота во взгляде. Когда мы только встретились, я полагала, что отныне именно светло-серые глаза мне нравятся больше всего, но теперь понимаю, что серые или золотые уже совершенно не важно. Главное, что они принадлежат дорогому человеку и в них столько любви, что ради таких чувств я готова ещё хоть триста лет ждать.

– Неужели красотки кончились, и Ваше Высочество вспомнило о своей покорной рабе.

Язык мой – враг мой. Вот и как я умудряюсь так его любить в мыслях, и не иметь силы удержаться от выпадов?

– Хм, кто-то всё ещё не в духе? А я наивно полагал, что сон прогоняет это не хорошее чувство.

Вик опустил голову на свои сложенные руки прямо напротив моего лица.

– Ты, правда, полагаешь, что так легко можно избавиться от ревности?

Он довольно зажмурился и протянул:

– Значит, всё-таки ревновала. Знаешь, а мне это даже нравиться. Ещё одно доказательство того, что я не безразличен тебе.

Фыркнув, поднялась с мягкого диванчика и отошла к небольшому столику, на котором стоял графин с водой и хрустальный стакан, чтобы попить. Да и стоит держаться подальше от Принца, потому что я поговорить хочу вообще-то, но когда он так близко все мысли улетают.

Однако коварный Вик, похоже, не собирался сдаваться так легко. Стоило только мне утолить жажду и поставить стакан на место, как меня тут же прижали к себе, и, с вызовом глядя прямо в глаза, поцеловали.

Думал что оттолкну? Ну-у нет уж, я сама этого долго ждала.

Сначала его губы очень нежно коснулись моих, после чего плавно, будто пробуя на вкус стали терзать меня. Темп всё нарастал и вот уже его язык сплетается с моим, заставляя громко застонать.

Поцелуи заскользили по моей шее, вырывая из меня громкое дыхание. Я сжимаю волосы на его затылке одной рукой, пока вторая лежит на его широком плече. Отстранившись, он посмотрел на меня взглядом наполненным желание, но всё же больше ничего не предпринял.

– Знаешь, ты словно моё наваждение, – хрипло начал он говорить. – Как только я тебя коснулся, во мне что-то изменилось, и я понял, что ты должна быть только моей. Я с ума сходил от навалившихся чувств, а ещё этот отбор. Когда я подумал, что мне придется жениться на девушки не с фиолетовыми глазами, захотелось сжечь всё здесь дотла. А потом в храме ты показываешь мне метку, и я начинаю думать, что всё это может быть приворотом. Стало просто невыносимо от мысли, что ты одна из тех девиц, которые ради власти пойдут на что угодно. Такие готовы продать душу демонам, лишь бы надеть корону. Но потом ты сказала те слова, и я почему-то поверил тебе.

Как же я его понимала, ведь сама думала, что всё происходящее между нами лишь колдовство. Слишком глубоко проник он в мою душу за столь короткий срок, слишком сильно засели мысли только о нем, и слишком быстро я стала верить ему.

– После моя паранойя, конечно вернулась, и я сделал кое-что, за что мне стыдно. – Он опустил глаза и прикоснулся лбом к моему лбу. – Я проверил тебя.

Произнеся эти слова, он стал ждать моего негодования и бури обвинений, но я молчала. Тоже хороша, теневые паучки Лосс ведь и за ним следили.

– Почему ты молчишь? Разве ты не хочешь высказать мне или спросить что-нибудь? – прошептал он, нежно проводя по моей руке.

– Есть кое-что. – Мои слова заставили его напрячься. – Как именно ты проверил меня? Раз сразу поверил мне, значит этот способ очень действенный. – Это, правда меня очень интересовало, а ещё больше мне было любопытно, как черт подери, он всё провернул, и я даже не заметила.

Отстранившись он встретился с моим серьёзным взглядом, и растерявшись от того, что не нашел там эмоций которых ожидал, ответил:

– Моего дальнего предка приворожили, но он это заметил слишком поздно. В летописях лишь вскользь упоминается об этом событии, но из-за него, ещё ни одно поколение после, искало выход из подобной ситуации. И вот однажды, гениальный артефактор, в строжайшей секретности, специально для Правящего Дома создал артефакт. С помощью него можно не только распознать подобные направленные чары, но и узнать желает ли человек тебе навредить.

– Ничего себе, – потрясенно пробормотала я.

Этот артефакт действительно стоит хранить в тайне, и поэтому у меня возникает вопрос.

– Ты совсем сумасшедший? Зачем ты мне это рассказал? Мог бы просто не отвечать, ну или соврать что-нибудь.

Его действия, касающиеся меня, уже давно не поддавались логике, да и что говорить, ведь я сама меняюсь рядом с ним.

– Нет. Я не хочу врать тебе, и умалчивать тоже. – Он был очень серьезен, но тут в уголках его глаз заплясали чертята. – К тому же, эта информация доступна всем из нашего Дома, а ты скоро станешь его частью.

Промурлыкав это, он притянул меня к себе и уткнулся носом в мои растрепанные волосы.

– Вообще-то я ещё не победила! Кстати. Ты мне напомнил. Я на тебя всё ещё очень обиженна. У меня уже руки так и чешутся повыдергивать волосы твоему гарему. – Упиревшись ему в грудь стала отталкивать от себя, показывая всю серьёзность моих слов, хотя гору проще было сдвинуть, чем его, поймавшего свою добычу.

– Не сопи так обиженно. Осталось немного потерпеть и всё закончится. – Посмеиваясь, Вик начал меня щекотать, и мой смех разнесся по библиотеке.

Наши с Принцем ночные прогулки пришлось отложить на несколько дней. Он всё пытался найти своего друга, но судя по его голосу, так же безуспешно.

Нас всех снова порадовали подарками от Императрицы, на этот раз, добавив ещё и украшения. Платья видимо шили по тем же меркам, так как сами модистки к нам не приходили. Правда дары от главной женщины Империи так и остались стоять в углу моей гостиной не распакованные.

Тиа, конечно же, повздыхала по этому поводу, но я твердо дала понять, что мне они не нужны. Так как отправить обратно, равносильно почти, что плюнуть в лицо Императрице, и точно выставить её жертвой, а себя невоспитанной особой, то пусть себе стоят.

В один погожий денёк решила прогуляться. Время было замечательное, лето уже прошло, унеся с собой зной, а осень еще не до конца вступила в свои права. Поэтому сад был наполнен красками и свежим воздухом. Шагая по тропинке, увидела мирно сидящую в отдалении Фелицию.

После того как Гортензия покинула отбор, девушка почти всё время проводила одна. Сначала думала просто пройти мимо, но мне вдруг захотелось присесть рядом с ней на траву.

Подойдя ближе увидела, что она сидела не просто так. В руках у неё находился небольшой альбом для набросков и, порхая карандашом, она переносила плетеную беседку, стоявшую на берегу небольшого искусственного пруда на бумагу.

– У тебя талант, – не замысловато начала беседу подойдя к девушке, при этом, не покривив душой.

Она вздрогнула и подняла на меня испуганные тёмные глаза. Похоже, так увлеклась, что не услышала моих шагов. Улыбнулась ей и, не спрашивая разрешения, уселась рядом. Взгляд Фелиции стал удивленным и немного испуганным.

– И часто здесь рисуешь? – спросила у девушки.

– Не очень. – Был тихий ответ мне.

Да у нее талант не только к живописи, но и к диалогам. Спасибо хоть не просто игнорирует, как в последнее время стала делать Нэйтэри.

Да, я решила отдалиться от девушек, но всё же банально здоровалась и поддерживала легкую беседу за столом. Эти же две затворницы стали больше походить на рыб, но если Фелиция ещё хоть как-то шла на контакт, то ледяная Принцесса совсем замерзла и отстранилась ото всех.

– Жаль, что Гортензия ушла, она очень милая девочка. Вы же с ней вроде хорошо сдружились?

Не оставляла попытки разговорить девушку.

– Да. Она и правда, милая. Хотела дружить с такой, как я.

Последние слова она почти прошептала, и поспешно опустила взгляд в блокнот.

– Фелиция, ты не должна относиться к себе так пренебрежительно.

Мой неожиданно строгий голос заставил её вздрогнуть. Ох, какой же запущенный случай.

– Я понимаю, через что тебе пришлось пройти. Но пойми, ты не виновата в предрассудках остальных людей. – Попыталась достучаться до девушки, если честно, не особо надеясь на успех.

– Ты не понимаешь. Я сама ненавижу эти глаза, ведь из-за них мою маму обвинили в измене отцу, и сожгли на костре до того как он узнал, что я и правда его дочь, и смог её спасти.

Тошнота подкатила к горлу. Да что же со всеми творится? Сколько ещё подобное будет продолжаться? А ведь она одна из многих, чья жизнь сломана из-за не терпимости и разъедающей ненависти.

– Если бы только у отца был ещё ребенок, мне не пришлось бы всё это терпеть.

Какие детские слова. Ведь так проще же, если твоя жизнь не выносима, нужно просто перестать жить. Бороться? Пф-ф, зачем? Если можно просто сидеть, терпеть и страдать. Я не собираюсь её утешать, а, пожалуй, просто расскажу кое-что интересное.

– Знаешь, в нашей семье было семеро детей. Мой отец успел за свою жизнь жениться пять раз. Моя мать была второй женой, и хочется верить, что самой любимой. У меня было четыре брата и две сестры, которых я так и не узнала, хоть мы и жили под одной крышей. А всё по тому, что я внешне отличалась от них. Кожа их имела золотистый оттенок, глаза были небесно-голубыми, а волосы больше всего напоминали поспевшую пшеницу.

Фелиция с удивлением рассматривала меня, уделяя особое внимание иссиня-чёрным волосам и моим фиолетовым глазам, а я продолжила:

– Каждая мачеха считала своим долгом сказать мне, что я не дочь моего отца. Каждый брат и сестра, когда достаточно вырастали, тоже не забывали попенять на мою внешность. И знаешь что? Каждый раз, когда они тыкали в моё отличие от них, я только радовалась и начинала любить себя ещё больше. У каждого из нас есть прошлое, у кого-то оно хуже, у кого-то лучше. Ни ты, ни твой отец не виноваты в произошедшем, и вернуть всё, чтобы исправить, вы не в состоянии. Тогда может лучше просто жить, и идти дальше с высоко поднятой головой?

Девушка просто смотрела на меня, а потом удрученно сказала:

– Не все такие сильные Мэл. Я не могу задавить в себе все эти чувства.

– На самом деле, всё очень просто. У каждого из нас есть выбор, быть сильным и идти дальше, или сказать, что слабая и просто терпеть удары судьбы, ожидая дня, когда же, наконец, всё закончиться.

Встав, отряхнула платье от налипших травинок, и добавила:

– Инесс и Рамина очень хорошие девушки, попробуй подружиться с ними. Кто знает, может твоя жизнь станет чуточку светлее после этого. Одиночество не поможет тебе.

Оставив девушку в задумчивом молчании, пошла дальше, размышляя о том, зачем вообще решила поговорить с ней, да ещё и о своей семье рассказать. Плохо, очень плохо, слишком мягкотелой я становлюсь, а в этом мире такие долго не живут.

После ужина увидела, как Фелиция сама заговорила с Инесс. Та оторопела, но Рамина стоящая рядом не растерялась и, проявив дружелюбие, пригласила к себе в гости. Хм, может даже не зря распиналась перед девушкой.

Незадолго до испытания «Наследие» мои мысли подтвердила мадам. Нас отправят в Храм, и в присутствии Жреца проверят на генеалогическом артефакте. Оказалось он способен ещё, и выдать процент совместимости потенциальной пары. Поэтому по полученным данным будут уже смотреть, кто меньше всего подходит в жены Принца.

А теперь главный вопрос. И как мне проходить это испытание? От представленной картины как на пергаменте расцветает не только золотое дерево предком, но ещё, и, судя по всему угольно-черное, становилось тоскливо.

– А что случилось с твоей матерью? – спросил Вик, когда мы сидели на уютной лавочке во время очередного свидания.

– Тебе интересна официальная или настоящая версия? – решила поюлить.

– А они расходятся? – включился в игру Принц, сверкая на меня своими не возможными глазами.

Перебрасываться, как выяснилось, вопросами мы можем долго, а времени в обрез, так что перешла сразу к сути.

– Официально, несчастный случай. Когда мне было три, на прогулке на неё напал вурдалак, и она не спаслась. В нейтральных землях не так безопасно как здесь.

– Если тебе тяжело об этом говорить, то не нужно. – Вик не хотел, чтобы я вспоминала плохое, но по правде говоря, жуткого в моей жизни было столько, что он бы пришел в ужас.

– Всё это произошло очень давно, так что я могу почти нормально говорить на эту тему. – Для обычных людей очень и очень даже давно всё произошло.

Пользуясь тем, что нас не видят, придвинулась к нему вплотную и его рука скользнула на мою на половину открытую спину.

– Мне не нравиться твоё “почти”, да и не такая уж ты и взрослая.

Гм, ты бы удивился, милый, точнее, очень удивишься, едва узнав, сколько мне лет. Вот всё жду, когда он сам спросит, потому что тема возраста мне очень неприятна, и самой её заводить не хотелось.

– Эти воспоминания, вызывают во мне лишь гнев, поэтому и, почти.

– Так что же случилось на самом деле? – Вик был полон участия и с тревогой смотрел мне в глаза.

– Её убили, хладнокровно растерзали, и это был не вурдалак. – В трёхлетнем возрасте мой разум из-за перерождения не был детским. И я помню, как сейчас, что тогда очень удивилась подобному известию. Ведь я сама видела, как сильна была мама, и какой-то вурдалак для неё не стал бы проблемой. Она довольно часто использовала силу рядом со мной, но втайне от остальных.

– То тоже был монстр, но он пришел в человеческом обличии. Прикрывался дружелюбной маской, убеждая всех, что он простой человек. Мой отец так и не узнал, что это именно он был виноват в смерти матери. Зато знал старший брат, который видел всё, но он никому, ничего не сказал.

Каждый раз, вспоминая Гэрида, я начинаю злиться. Вот кого из своих родных я бы с удовольствием отправила на тот свет лично, но, к сожалению, без меня нашлись желающие. Уж очень поганый был характер у моего старшего братца. Отец всегда жалел своего наследника, и позволял ему слишком многое, вот и получился в итоге, мелкий человечишка, которого волнуют лишь собственные желания и благополучие.

– И что стало с тем, кто убил твою мать? – Вик искренне сочувствовал, и хотел дать мне выговориться, в надежде, что мне станет легче.

– Он умер. – Кратко ответила я.

Даже не соврала, только не договорила, что в преисподнюю отправила его именно я. Он был первым, на ком я использовала смертельное проклятье, и единственным, чью жизнь я просто жаждала отнять.

– Ему воздалось по заслугам. Мне жаль, что тебе в столь юном возрасте пришлось пройти через подобное. – Он мягко обнял меня без пошлого подтекста, Вик действительно хотел меня лишь утешить.

– А твоя настоящая мать? – спросила я у Принца, прижимаясь щекой к широкой груди.

– Её не стало, когда я появился на свет. Целители говорили, что моя сила была слишком велика, и мать просто не смогла перенести роды. – Грустно ответил Вик.

– Не вини себя. – Тихо сказала ему, и погладила его по спине.

– Когда-то только это и делал, но так жить было нельзя, и я отпустил плохие мысли. К тому же отец снова женился, и я обрел мать, которую безмерно уважаю.

Ох, и как мне теперь его убедить, что она не так уж прекрасна в роли его матери? Я всё больше начинаю ощущать, как створки придворных интриг зажимают нас в тиски.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю