290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Без боя (СИ) » Текст книги (страница 6)
Без боя (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 19:00

Текст книги "Без боя (СИ)"


Автор книги: Алекс Регул






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 12 страниц)

А Риккардо в этот момент заставлял себя не смотреть в её глаза. Не смотреть, чтоб не сойти с ума от тех желаний, которые разрастались только от мысли, что она есть на земле. Что он знает, как её зовут. Что он может насладиться одним пространством с ней. Дышать с ней одним воздухом.

Через минуту на лестнице появились Мадина и Линда, а следом графиня Маргарет Морсби и Шарлотта Медоуз. Наряд каждой из них был по-своему великолепен. И лишь в силу возраста Мадины и Линды внимание Арлена было приковано именно к ним.

«Боже мой, – подумал Риккардо, – когда же я их выдам замуж?

Спокойствия мне не видать!»

– Дайте, я на вас полюбуюсь, – попросил Арлен, осматривая мать, Мадину и Линду. – По крайней мере, теперь мы с герцогом точно будем знать, за кем присматривать. И даже не смотря на то, что на вас будут маски, уж по платьям мы узнаем вас.

– Арлен, присматривать вам стоит только за сёстрами Редклифф. Нам же с Шарлоттой угрожать на балу ничего не может. В таком возрасте, как у нас, любое внимание со стороны мужчин – комплимент, да и только! – улыбнувшись, сказала мать Арлена.

Нора предпочла не заострять внимание, что за ней «присматривать» тоже нет необходимости. Она подошла к сестрам, поцеловала каждую и пожелала хорошего вечера. Она готова была использовать любой шанс, чтобы вырвать сестёр из крепкой хватки герцога. И этот бал был прекрасным шансом. Он позволял привлечь внимание знатных мужчин к Мадине и Линде. То есть появлялась надежда на счастье для каждой из них. И не было у Норы претензий к герцогу, как к будущему зятю. С точки зрения выгоды такого союза в глазах общества, вариант превосходный.

Здесь были другие тревоги.

Нора понимала, герцог не любит ни Мадину, ни Линду. Ему вообще было без разницы на ком жениться. К тому же, желание герцога заключить брак с ней самой, окончательно убедило, что он очень странно, можно даже сказать, легкомысленно относится к выбору супруги. И эта легкомысленность Нору ужасала:

«Нет взаимной любви – нет брака».

К такому выводу Нору привела трагедия собственной жизни. Она часто думала, что была б она немного сильнее, не страдала б последние четыре года. Но она не смогла защитить себя. Поэтому сейчас всеми силами пыталась оградить сестёр от неправильного выбора.

Две черные лакированные кареты, запряженные по три пары лошадей черной масти, триумфально ехали по улицам Лондона на бал.

Герцогская карета была комфортней кареты графа Морсби, поэтому Риккардо разместил дам именно в ней. Сам же сейчас ехал с Арленом во второй карете.

– Арлен, у меня к Вам просьба.

– Я Вас слушаю.

– Постарайтесь контролировать общество мисс Линды. Сам я не могу разорваться, если они с мисс Мадиной решат порознь проводить время. Репутация опекаемых мною дам – превыше всего. Однако если кто-то из джентльменов будет вести себя по-честному в отношении их, я возражать против такого общения не стану. Но мне нужно знать, что сестры в безопасности. Вы мне поможете?

– Конечно! Напомните только, мисс Линда в голубом платье?

– Нет, это мисс Мадина. Ваша в серебристо-белом.

– Как Вы их различаете? – смущённо, спросил Арлен.

– Раньше с этим были проблемы, но со временем увидел – они очень разные. И не только внешне. Линда спокойная, сдержанная, Мадина предприимчивая и озорная. Её-то я и буду сегодня вечером усиленно опекать.

– Так значит, Ваш выбор сделан в пользу мисс Мадины? Я бы предпочёл жену с покладистым характером. Нестроптивую.

– В таком случае, ни одна из дочек герцога Френсиса Редклифф Вам в жёны не подойдёт. А что касается моего выбора… я вынужден промолчать, пока не буду убеждён в возможности такого союза.

– Что Вас смущает? Они ведь обе уже дали согласие на брак.

– А Вы не допускаете мысли, что это не совсем искреннее поведение с их стороны?

– Не понимаю Вас.

– Граф, я знаю, Вы человек чести. Вы не станете вредить женской репутации, поэтому я с Вами открыто разговариваю на эту тему… Недавно мне стало известно, что согласие на помолвку со мной сёстры рады будут аннулировать. Их ранее данный положительный ответ – недоразумение. Фарс.

– Не может быть! И что теперь? Вы будете добиваться руки одной из них?

– Нет. Отныне я всего лишь их опекун. Мне нужно только оградить их от потенциальной опасности быть скомпрометированными. Особенно сегодня. И Вы, граф, мне в этом поможете.

– Конечно, помогу! – Арлен задумался и после недолгой паузы смущённо спросил, – А ревнивый покровитель герцогини сегодня будет на балу?

– Обязательно будет!

Арлен глубоко вздохнул и нервно поправил свой воротник, будто он его душил. А Риккардо, сжимая руку в кулак, посмотрел в окно.

Воспоминания событий шестилетней давности стали, словно вспышки молний, пролетать в его сознании. Вот он на балу, счастливый, танцует с Лорейн Ситен. Перспектива их отношений, хоть и не такая радужная, как до продажи отцом имения, но всё ещё существует. А в следующую секунду перед глазами Риккардо раненый дворецкий, убитый отец. Ему сообщают о краже денег. После похорон отца он наследует графский титул и… понимает, что утратил ВСЁ. Последнего из родителей. Надежду на Лорейн, на свою собственную семью и дом. Затем последовали картинки из его путешествия по Европе. Следы ранений, приобретённых в ходе выполнения заданий, и сейчас красовались в виде шрамов на его теле. Но это уродство – ничто, против того душевного ранения, которое он носил в душе. Его разбитые надежды, словно ржавые осколки, застряли в нём.

Сейчас он снова ехал на бал. По иронии, как и в прошлый раз, ехал на бал в карете Арлена. Но теперь многое изменилось.

«Надолго ли?

Вдруг всё изменится в одну ночь, как тогда. Мысль о потере титула герцога пережить можно, а снова потерять любимую женщину – выше моих сил. Много лет назад я сам отдал другому свою возлюбленную. Такой осознанной жертвой надеялся защитить от бедности хотя бы её.

Спустя столько лет без любви, я перестал быть таким же жестоким к себе, как раньше. Теперь, когда все мои надежды на счастье связаны с Норой, я не смогу отказаться от неё ни при каких обстоятельствах. Пускай это моя слабость, моя уязвимость, но я больше не могу жертвовать ничем и никем, включая себя. Мне тридцать лет и уже вышло время делать широкие жесты.

Неизвестность ждёт впереди.

Но она меня больше не пугает.

Я намерен бороться за своё будущее. За своё счастье».

3

Часть третья

Кареты, мягко покачиваясь, везли гостей на великолепное торжество – БАЛ.

Сказочные образы возникают почти у каждой представительницы слабого пола при упоминании этого слова. Богобоязненные замужние дамы вспоминают события своей молодости, и лишь изредка немногие из них осмеливаются на легкий флирт на балах.

Только вдовы здесь чувствуют себя членами особого клуба. Им можно больше, чем другим. Вольность поведения будет ограниченна лишь собственной совестью. Одни из них открыто флиртуют, чувствуя себя при этом королевами бала.

Являются ли они таковыми? Вопрос…

Но только ответ на него они не ищут. Они и так в этом уверены и не нуждаются в опровержении собственной значимости.

Другим вдовам достаточно просто созерцать происходящее, мирно прижавшись к стене или удобно присев на диванчик. Но в любом случае, бал – это особое времяпрепровождение для любой женщины. Ведь здесь можно прикоснуться к сказке. Стать её частью или просто наблюдать феерические события, происходящие на твоих глазах… но с другими.

Здесь молоденькие девушки, словно Золушки, покоряют сердца мужчин. Правда, не каждый мужчина – принц, и в результате, не каждая девушка вскоре выходит замуж. Но «ярмарка невест» не знает выходных, поэтому события балов повторяются вновь и вновь. По схожим сценариям, но с разными героями.

Ни для кого из гостей, прибывших из дома герцога Редклифф на этот бал, подобное мероприятие не было впервые в их жизни. Леди Маргарет Морсби более тридцати лет назад именно на балу повстречала своего будущего мужа, отца Арлена. Счастливая история любви Маргарет развивалась предсказуемо: встретились, понравились друг другу, помолвились, с согласия родителей. Затем свадьба, дети и так далее…

Жизнь продолжается.

Картинки семейной жизни складываются различными причудливыми узорами. Яркими, неповторимыми. Но чаще обычными и обыденными, со всеми радостями и тяготами. Но здесь и сейчас Маргарет думает только о хорошем. Вспоминает только счастливые моменты жизни с мужем.

К сожалению, у её младшей сестры Шарлотты к сорока пяти годам воспоминаний из личной семейной жизни не было из-за отсутствия таковой. В своё время Шарлотта так и не вышла замуж. Хотя любовь в её сердце однажды поселилась. Однако до конца было непонятно, жива ли она, или время выветрило это сильное чувство.

Любовь Шарлотты к капитану военно-морского корабля появилась почти с первого взгляда. И мощь её нарастала с головокружительной силой. Их взаимное физическое влечение достигло апогея незадолго до предполагаемой свадьбы.

Но, увы, свадьба так и не состоялась.

Капитан внезапно ушёл в плаванье и… не вернулся. Жив ли он, погиб, Шарлотта до сих пор не ведала. Жалкие попытки узнать о его судьбе не увенчались успехом. Главная душевная обида и боль у Шарлотты была из-за того, что она, по исходу стольких лет, не знала наверняка, любил ли на самом деле её капитан, когда она отдавала ему то, что было у любой порядочной девушки до замужества. Знание правды или ранило, или бальзамом бы согрело одинокую женщину.

Никто, даже Маргарет, не знали о той ошибке, которую совершила сестра, поддавшись страсти к мужчине. Шарлотте было стыдно и обидно. И поэтому она предпочла скрыть факт интимной близости с несостоявшимся мужем.

Другой мужчина не смог проникнуть в душу Шарлотты, поскольку она, подобно морской ракушки захлопнула свой внутренний мир и больше в него никого не впускала. Потенциальному мужу ей было нечего предложить в виде бонуса после свадьбы. Вследствие этого, Шарлотта старалась избежать, как ей казалось, скандальной ситуации и просто пресекала любые попытки ухаживания за ней. В любом случае, до брака дело так ни с кем и не дошло. Её девичьи переживания о порядочности и чести отравили жизнь. И теперь взрослая женщина с тоской смотрела на свои бесцельно прожитые годы.

Она больше не рискнула довериться мужчине и проиграла.

Мысль, о том, что «лучше маленький огнь, который согреет, чем большой, который сожжёт», была иллюзорным утешением для неё.

Но если для вдовствующей графини Маргарет Морсби и её сестры Шарлотты Медоуз предстоящий бал вызывал ностальгические воспоминания, то для Мадины и её сестры Линды все переживания были связаны с реализацией планов и воплощением надежд. Девушки с предвкушением поднимались по ступеням широкой лестницы, ведущей в лондонский дом герцога Глостерского. Взору юных леди открылся весь блеск и шик бального зала с мириадами свечей, играющих в хрустале люстр, с натёртым до состояния зеркала мраморным полом. А главное – празднично одетые люди в маскарадных масках, повсюду нёсущие ощущение сказки.

Младшим сёстрам Редклифф казалось, что только для них всё это тут и существует. Хаотичное перемещение людей было вызвано желанием увидеть всё и сразу. И хотя это не удавалось, гости продолжали перемещаться. Проникаясь при этом всеобщим весельем. Вскоре от компании герцога Редклифф ускользнули графиня Маргарет и её сестра. Их увлекли весёлые, но старомодные танцы, в которые они были вовлечены незнакомыми, но весёлыми людьми. Риккардо провёл Мадину, Линду и Нору через душный бальный зал и вывел их на террасу. В надежде хоть немного сориентироваться в новых условиях, он задержался у перил, обрамляющих уличную площадку.

Незамедлительно к ним подошел шут с подносом и предложил бокалы с вином. Никто не отказался от предложенных напитков. Как позже присмотрелся Риккардо, все слуги в доме герцога Глостерского сегодня носили наряды шутов.

Постепенно праздник поглотил Мадину и Линду. Вскоре они танцевали и улыбались джентльменам, пригласивших их. Арлен так же периодически проникался желанием танцевать и воплощал свои желания с разными дамами. Риккардо, словно Цербер, наблюдал за сестрами Редклифф. Джентльмены уводили их для танца, а после возвращали. Но Риккардо было этого мало, он умудрялся следить за сёстрами даже во время их танцевальных па.

Когда Риккардо остался с Норой наедине, хотя вряд ли можно истолковать наличие нескольких сотен людей в зоне видимости, как уединённая обстановка и, тем не менее, герцог воспользовался ситуацией и поблагодарил за то, что имеет возможность видеть рубиново-изумрудное колье на её шее.

– Спасибо, что надели его, – указал он быстрым жестом на предмет благодарности.

Сквозь чёрную бархатную маску Норы, инкрустированную по нижнему кантику с левой стороны самоцветами, было видно, как встревожился женский взгляд от этих слов. Рука Норы медленно потянулась к шее, накрывая колье, словно пытаясь спрятать что-то постыдное. Но осознав наивность жеста, рука опустилась.

– Ваша светлость, позвольте, я покину Вас? Мне необходимо прогуляться.

До этой минуты Риккардо был уверен, что контролирует ситуацию. Вопрос Норы пошатнул былую безмятежность праздника. Ведь теперь Риккардо должен был переживать и за Нору.

– Я не хочу, чтоб Вы отходили от меня без сопровождения. Подождите кого-нибудь. Сейчас Ваши сёстры или графиня с сестрой вернутся. И тогда идите вместе. И желательно ненадолго.

– Не стоит беспокоиться, Ваша светлость. Я направляюсь туда, где дам будет в изобилии. К тому же ждать я больше не смогу, – тактично намекнула Нора, на пикантную ситуацию.

– И всё же я настаиваю, задержитесь. В противном случае, вынужден буду лично проводить Вас в дамскую комнату.

– И тем самым Вы меня ещё больше смутите.

– Зато я буду знать, что Вы в безопасности.

– Не хотела ставить в известность, но, видимо, для Вашего спокойствия придется приоткрыть некоторые мои секреты. Дело в том, что я прихватила с собой свои амулеты. И сейчас на мне их больше, чем Вы даже можете представить, – голос её был спокоен, как если бы она констатировала факт наличия в безоблачную ночь звезд на небе.

Что такое «амулеты» Риккардо понял не сразу.

Странно, но мысль о том, что Нора шла на бал, как на войну, и вооружилась, пугала его и в то же время возбуждала интерес.

– В таком случае, я Вас тем более не отпускаю. Не хватало, чтобы Вы ранили кого-нибудь из гостей, или того хуже, лишили жизни!

Он гневно смотрел на Нору. И даже маска на его лице не помешала увидеть ей сердитый мужской взгляд.

– Хочу Вам напомнить, – мягко начала Нора, – Я не размахиваю оружием просто так. Оно мне служит для обороны, но не для нападения.

На её губах появилось подобие улыбки, а во взгляде промелькнул игривый блеск. Неожиданно в руке Норы возник веер. Лёгким движением пальцев она его раскрыла и успела сделать несколько взмахов, прежде чем Риккардо одной рукой схватил её за запястье, а второй осторожно извлёк из её ладони, казалось бы, мирный предмет. Герцог повертел веер, разглядывая со всех сторон, но так ничего подозрительного в нём не заметил.

– Что это?

Он понимал нелепость вопроса, но не мог спросить иначе.

– А Вы как думаете? – игриво спросила Нора.

– Это просто веер?

– Конечно, нет. Стала бы я брать «просто веер» на такое чудное мероприятие.

Ответ Норы возмутил герцога, он встревожено уточнил:

– Это кинжал?

– Да. Там секретка, но непосвященный её не найдёт, поэтому в Ваших руках это просто веер.

Герцог растерянно продолжал держать руку Норы. Не выдержав неловкость ситуации, Нора свободной рукой забрала свой веер.

– Прошу Вас, отпустите мою руку, на нас уже обращают внимание.

Риккардо галантно поцеловал руку Норы, и только после этого отпустил.

– Я постараюсь вернуться за время трёх танцев, – пообещала Нора, сделала лёгкий поклон, развернулась и через пару секунд затерялась в толпе.

«Бежать за ней?

А стоит ли?

Буду надеяться на её благоразумие.

Хотя, о чём я? Какое там благоразумие! С её-то амулетами! Нет, такая против воли к себе никого не подпустит.

Хоть бы никого не убила».

Простояв ещё пару минут, Риккардо с трудом дождался возвращения графини и её сестры.

– Прошу прощения, отсутствие леди Мадины и леди Линды вынуждает меня прибегнуть именно к вашей помощи.

– В чём дело? – встревожилась Маргарет.

– Я обеспокоен, леди Элеонора в одиночку отправилась в женскую комнату для отдыха. Как бы она не заблудилась, – с неподдельной тревогой произнёс Риккардо.

– Не беспокойтесь, мы её найдём.

И Маргарет с Шарлоттой ушли.

Вскоре Мадину и Линду вернули джентльмены. Ещё через пару минут появился Арлен с прохладительными напитками. Граф завёл с сёстрами беседу, в которую Риккардо никак не мог включиться. Четверть часа спустя, сестёр опять пригласили танцевать, а Арлен проследовал в бальный зал, выполняя просьбу друга контролировать общество сестёр.

Прошло еще минут десять, Нора не вернулась. И в тот самый момент, когда терпение Риккардо иссякло, и он собрался идти самостоятельно её искать, к нему подошли Маргарет и Шарлотта. Его волнение сменилось возмущением. Норы с ними не было.

– Мы не нашли её. Поверьте, мы хорошо искали. Более того, мы описали её наряд, но никто из прислуги не вспомнил гостью в серебристом платье с темным узором. Возможно, она вообще не дошла до дамской комнаты.

Кровь начала пульсировать в висках. Риккардо не стал дальше терять время, почти на ходу он обратился к графине:

– Прошу Вас, никуда не уходите. И проследите до моего возвращения за нашими юными сестрами. Они сейчас танцуют и скоро вернутся.

Риккардо пробирался через толпу в надежде заметить Нору. Но её нигде не было видно. Через полчаса безрезультатных поисков, злость и страх переплелись, и стали душить последние разумные мысли:

«Когда найду, я её придушу!

Хотя нет, это слишком гуманно! Сначала я её привезу домой, привяжу к кровати и… Нет, к кровати нам лучше не приближаться.

Я её просто выпорю!

Но сначала обыщу и отберу все её амулеты!

А… как же мне их отобрать? Она же быстрее меня обезвредит, чем я её. Может, напрасно я так сильно за неё беспокоюсь? А она, просто устав от моего общества, решила прогуляться и осмотреть поместье герцога Глостерского?

Надо успокоиться.

Но в любом случае, я должен убедиться, что с нею всё в порядке».

Риккардо, обойдя вокруг дома, повернул в сторону бального зала. Ещё раз прошел через него, и оказался на террасе. Там его ждали. Но не Нора.

– Ваша светлость, Вы её не нашли? – первой к герцогу обратилась встревоженная графиня.

На ответ сил не было, он лишь отрицательно покачал головой.

Мадина и Линда, ахая, нагнетали обстановку.

– Успокойтесь! Подумаешь, задержалась где-то! Она взрослая, самостоятельная женщина! Излишней опекой и контролем мы её только оскорбим!

Если бы это сказал кто-нибудь другой, а не Шарлотта, словам не придали бы такого сильного значения. Все изумлённо посмотрели на неё. Из всей компании, именно она была самая рассудительная и не эмоциональная. Сказанные ею слова как-то успокоили и стабилизировали ситуацию.

– Да! Я так считаю! – продолжила говорить Шарлота. – А Вы, моя дорогая Маргарет, вспомните себя тридцать лет назад. Как Вы проводили время на балах? И хочу напомнить, что замужем Вы тогда еще не были! А Нора к двадцати семи годам имеет большой жизненный опыт. И не станет подвергать себя неоправданной опасности. Она имеет право развлечься! Или вы думаете, что овдовев в такие молодые годы, она должна поставить крест на своём будущем?

В эту минуту никто так не восхищался Шарлоттой, как Риккардо. И он даже не сразу отреагировал на её следующую фразу:

– К тому же, я собираюсь последовать её примеру и отправляюсь прогуляться. В одиночку! Умоляю, не преследуйте меня. Я сама вас найду. Или, как раннее было меж нами оговорено, ровно в два часа ночи подойду к нашей карете. Вопросы есть?

– Только один, – робко подала голос Маргарет, поскольку остальные, опешив, молчали, – Сестрица, как Вы узнаете который час, у Вас ведь нет часов?

– Зато они есть почти у каждого джентльмена!

Шарлотта развернулась, но не успела сделать пару шагов, как мимо неё попытался пройти шут с подносом уставленным бокалами с вином. Жестом она его остановила, выбрала себе напиток и, взяв бокал в руку, отсалютовала им сестре. Было ясно, теперь остановить Шарлотту могло только землетрясение. Но его не случилось, и уже через минуту она скрылась в толпе.

– Ваша светлость, позвольте и нам прогуляться, – держа за руку Линду, с опаской спросила у герцога Мадина.

Ноги его налились свинцом, а глаза кровью. Казалось, Нора открыла ящик Пандоры, и всех дам начал одолевать дух свободы.

– Я могу составить им компанию! – пришла на помощь девушкам Маргарет.

– Делайте что хотите! – махнув рукой, произнёс Риккардо. Сил на сопротивление у него не осталось.

– Мы будем к двум часам у нашей кареты, – заверила графиня.

Риккардо остался один.

«А где же Арлен?

Я не заметил его отсутствие. Как жаль, он пропустил женский бунт!»

Идти на поиски Норы желания уже не было. Ведь именно она была причиной развала всей его системы контроля над дамами на сегодняшнем балу.

Риккардо присел на перила обрамляющие террасу. И вскоре к нему подошел шут.

– А виски есть?

– Да, милорд, пожалуйста.

В руках у Риккардо появился бокал с виски. После нескольких глотков пульс в его висках перестал бить набат. Взглянув на циферблат своих карманных часов, Риккардо узнал, что уже полночь.

«Что ж, ещё три бокала виски и этот чудесный бал для меня закончится».

Ещё два раза к нему подходил шут и облегчал предлагаемыми напитками времяпрепровождение. Столы с угощениями были накрыты с противоположной стороны от бального зала, а у Риккардо не было желания пробираться сквозь толпу в поисках еды.

Виски благотворно на него повлияли. Очень скоро музыка перестала быть такой монотонной и однообразной, как раньше. Люди тоже начали ему нравиться. Даже при всём старомодном наряде, мужчины перестали его раздражать. К нарядам дам он отнёся с восхищением сразу, и сейчас только и делал, что разглядывал проплывающих мимо него загадочных представительниц человеческого рода. Некоторым из них Риккардо делал жестами комплименты. Одни удостаивались его улыбки и приветствия, поклоном головы. А высшая похвала герцога, за возможность созерцать божественную красоту, проявлялась в виде реверанса. Именно в таком игривом настроении и нашел его Арлен.

– Ваша светлость, чем Вы тут занимаетесь?

– Развлекаюсь. А Вы о чём подумали?

– Глядя на Ваши кривляния, приблизительно о том же. А где наши дамы?

– Ушли, – равнодушно сказал Риккардо, но заметив прелестную даму лет семидесяти, мило улыбнулся ей и кивнул. Старушка была счастлива от такого внимания и улыбнулась в ответ.

– А Вам не кажется, герцог, что Вы не сильно разборчивы в женщинах? – произнёс Арлен, как только пожилая дама вошла в бальный зал.

– А Вам не кажется, что нам не стоит так уж сильно перебирать? Вдумайся, мы привезли на бал пять женщин, но все они предпочли покинуть нас, ради возможности найти кого-нибудь другого.

– О чём Вы?

– Вот об этом!

Риккардо сделал небрежный жест рукой, показывая отсутствие Маргарет, Шарлоты, Мадины, Линды и Норы. Норы! Больше всего он был зол именно на неё. Точнее, только на неё он и был зол.

– Взгляните, граф, на меня – я один!

– Вижу, Вы один… и немного пьяны.

– Зато я никому не мешаю развлекаться! И Вы уходите, встретимся в два часа у карет. Сколько там осталось? – Риккардо посмотрел на часы, – Ещё полчаса!

– Вы будете здесь сидеть?

– Возможно. Надо только герцогиню, леди Элеонору предупредить, что мы не будем задерживаться. Граф, Вы её не видели?

– Видел. Совсем недавно. Она мило общались в парковой беседке со своим любовником.

От услышанного Риккардо даже протрезвел.

– С кем?

– Ну, с тем одержимым, о котором Вы мне рассказывали. Я понял, это был он и, скрыв своё присутствие, не стал мешать их милой беседе.

– А с чего Вы взяли, граф, что между ними милая беседа!? – разгневанный голос герцога стал привлекать внимание окружающих.

– Позвольте! – все же возмутился Арлен, – Вы ведёте себя словно, я у Вас на допросе. Умерьте свой пыл! Что такого, если двое взрослых людей в уединённой обстановке мирно общаются?

– Он прикасался к ней?

– Что? – удивился Арлен.

Тревога в душе Риккардо нарастала, словно снежный ком. Произносить вслух то, о чём думал, было самым тяжелым.

– Он обнимал её? Целовал? – хрипя, спросил Риккардо.

– При мне нет.

– Обещайте мне отвезти наших дам домой в назначенный час. Вне зависимости успеем ли мы с герцогиней присоединиться к вам или нет.

Арлен несколько секунд молчал, затем удивление уступило место тревоги, и он произнёс:

– Может мне составить Вам компанию?

– Нет! Вы должны обеспечить возвращение домой остальных. Понятно?

– Да.

Риккардо вручил Арлену свой бокал, перекинул одну за другой ногу через перила, и оказался на лужайке.

– В какую сторону идти?

– Прямо по курсу будет тропинка. Она выведет к пруду, за ним беседка. Там я их и видел.

– Арлен, помните, ровно в два! Нас ждать не надо!

– Я всё понял, не волнуйтесь.

Через несколько минут Риккардо, словно рысь, подходил к беседке. К его радости, парочка все еще была там. Какая-то странная мазохистская радость была от того, что собеседник Норы жив, и значит, в случае необходимости Риккардо мог самолично утопить противника в пруду. Так же радовал и тот факт, что Нора не звала на помощь. Это давало надежду, что она не испытывает дискомфорт в обществе незнакомца.

Но тут в голову герцога пришла мысль:

«Звать на помощь Нора не станет ни при каких обстоятельствах!

А значит, причина её присутствия в беседке не определена. Она может быть как добровольной, так и насильственной».

Времени у Риккардо не оставалось. Надо было принимать решение:

«Затаиться и подслушать о чём они говорят?

И на основании полученных данных вести общение с соперником. Или сразу устранить угрозу в лице незнакомца, нанеся ему болезненный удар в область головы? Есть, правда, и другой вариант, просто вторгнуться в их общество. И по реакции Норы выстраивать дальнейшую линию поведения».

Мозг прорабатывал действия. До беседки оставалось не более двадцати метров. Но, увидев, благодаря свету полной луны, что рука незнакомца легла на плечо Норы, а также, что на лицах обоих отсутствуют маски, Риккардо выбрал единственный вариант. Не останавливаясь, он ворвался в беседку.

– Мы Вас заждались, миледи. Надеюсь, у Вас всё в порядке?

Увидев герцога, Нора даже отскочила от своего собеседника.

– Боже мой, Вы меня напугали! Как Вы меня нашли?

– Добрые люди подсказали. Вы не ответили на мой вопрос.

– Кто Вы? – возмущенно спросил тот, кто разделял общество Норы до вторжения Риккардо.

Резким движением Риккардо скинул свою маску и швырнул её за пределы беседки в сторону ближайших кустов живой изгороди.

– Меня зовут Ричард Джордан Трешем, герцог Редклифф, а с кем я имею честь разговаривать? – возмущению Риккардо не было предела:

«Мало того, что Нора непонятно чем тут занималась, сняв маску, которая наверняка помешала бы при поцелуях, так ещё и этот проходимец выказывает возмущение на мое появление!»

– Ко мне можете обращаться просто по имени Эрнст, – сообщил молодой светловолосый мужчина приятной внешности, крепкого телосложения. Почти такого же роста, как Риккардо, – Вы сейчас находитесь в гостях у моего дяди, герцога Вильгельма Генри Глостерского.

– Не скажу, что рад нашему знакомству, Эрнст!

Сделав пару шагов и, встав между Норой и Эрнстом, Риккардо повернулся спиной к мужчине, и обратился к своей «пропаже»:

– Мне нужно с Вами поговорить. Это срочно!

– Лучше будет, если я немедленно уйду, – правильно поняв боевой настрой Риккардо, поспешила избежать конфликта между мужчинами Нора. – Прощайте, Эрнст!

– Может, Вам нужна моя помощь, Элли? – не унимался Эрнст.

– Помощь от Вас ей не нужна! И уж тем более, защищать от меня нет необходимости!

Опередил Риккардо ответ Норы и без промедления взял её под руку, и вывел из беседки.

Не говоря ни слова, Риккардо быстрым шагом вёл Нору по дорожке, но в противоположном от дома направлении.

– Мне кажется, мы уже отошли на достаточное расстояние. Здесь нас никто не услышит, – произнесла Нора.

– Видимо, надеетесь вернуться к нему? – ехидно спросил Риккардо.

– Нет! Я же простилась с ним. Вы сами слышали.

– Пожалуйста, помолчите немного. Мы с Вами позже обязательно поговорим. Мне сейчас нужно ещё хоть немного успокоиться, а то Вы от меня услышать то, что я себе никогда не прощу.

Он всё шёл и шёл, держа Нору за руку, пока они, пройдя по кольцу через весь сад, не оказались с противоположной стороны особняка. Риккардо, нервничая, достал часы и посмотрел на положение стрелок. Полтретьего ночи.

– Я возвращаюсь домой! Вы со мной? Или продолжите приятно проводить время в обществе мистера, по имени Эрнст? Я вам случайно не помешал? Прошу простите меня, если это так! – его голос от ярости всё ещё хрипел.

– Риккардо, я тоже хотела бы вернуться домой. Если позволите, прямо сейчас, – её голос ничего не выражал. Спокойный. Тихий. Мирный.

– А Вас моё общество устроит? Карета графа с Вашими сестрами уже уехала! И Вам придется добираться домой в моей карете, в моём обществе!

– Я ничего не имею против Вашего общества.

– Неужели!? Мне показалось, что Вам намного приятнее общество кого бы то ни было, лишь бы не моё! Ведь так!? В противном случае, стали бы Вы полночи скитаться непонятно где, непонятно с кем?

Не дожидаясь ответа, Риккардо посмотрел на площадку для экипажей гостей и, завидев свою карету, направился к ней. Нора, глубоко вздохнув, посмотрела по сторонам и пошла за герцогом. Её, безусловно, терзала ситуация, но выяснять отношения здесь она не хотела. Там в саду она бы ещё могла постараться сменить воинственный настрой герцога. Но не здесь! Где со всех сторон они простреливались людскими взглядами.

Несмотря на всю свою злость, Риккардо помог Норе подняться в карету, после чего заскочил в неё сам. Грум закрыл за ним дверцу и занял своё место спереди кареты. Карета поехала домой.

Оказавшись наедине с герцогом, Нора попыталась поговорить с ним:

– Я хотела бы объяснить своё отсутствие.

Герцог молчал.

Из чего Нора сделала заключение, что получает разрешение на оправдание своего поведения. Но к своему ужасу она неожиданно поняла что, сказав одно, придётся объяснять всё. А этого ей делать не хотелось. По крайней мере, не сейчас. И вот она сидит, и молчит, не зная, что вообще можно сказать, чтобы не раскрыть всей правды сразу.

– Надеюсь, когда-нибудь мы сможем доверять друг другу без лишних слов.

– И это Ваше оправдание!? Вы, которая никогда не говорит всей правды, призывает сейчас к доверию? Без объяснений своего поведения! А я-то, наивный дурак, рассчитывал узнать причину, повлекшую Вас на поиски приключений!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю