290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Без боя (СИ) » Текст книги (страница 11)
Без боя (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 19:00

Текст книги "Без боя (СИ)"


Автор книги: Алекс Регул






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 12 страниц)

На протяжении всей поездки Риккардо не испытывал столько переживаний, сколько испытывал сейчас, когда они с Эрнстом подъезжали к замку. Эта поездка сделала двух герцогов друзьями. Искренние отношения к Норе, с неоспоримой силой вытеснили лондонскую напряженность между Эрнстом и Риккардо.

На небе не было ни единого облака, когда они подъехали к воротам замка.

– Величественное здание! – озираясь, восхитился Эрнст.

– Внутри тоже есть на что посмотреть. Мы так долго ехали сюда, не стоит тратить время, стоя на пороге.

Риккардо подъехал к колодцу, соскочил с коня и поспешил к двери, чтобы постучать. Путникам быстро открыли дверь.

– Что Вам угодно? – спросил пожилой дворецкий.

– Мне необходимо встретиться с герцогиней Элеонорой Редклифф. Надеюсь, она сейчас в замке?

– Да. Проходите. Как мне передать вас?

От этих слов камень упал с души Риккардо. Ему стало легко и радостно от одной только мысли, что встреча с возлюбленной состоится в самые короткие сроки.

– Сообщите, что прибыл герцог Гомбургский со своим другом! – неожиданно вмешался в разговор Эрнст.

Дворецкий одобрительно кивнул и, впустив гостей в холл, ушёл предупредить хозяйку о гостях. Вернувшись через несколько минут, дворецкий предложил гостям пройти в библиотеку. Библиотека замка на деле оказалась очень внушительных размеров. Стены в ней до потолка были оборудованы книжными полками. Тысячи книг рядами выстроились по ним.

– Пожалуйста, располагайтесь, – дворецкий указал на кресла. – Хозяйка сейчас подойдёт.

Дворецкий откланялся и быстро вышел из библиотеки. А Риккардо, не зная, как усмирить бешеный ритм своего сердца, принялся ходить взад-вперёд. Вскоре в комнату вошла Нора. Она поприветствовала Эрнста. Он же ничего забавнее не придумал, как развернуть Нору в сторону Риккардо.

– Элли, позвольте представить моего нового друга.

Риккардо повернулся к Норе. Сделал шаг в её сторону и замер. Лёгкая светская улыбка исчезла с её лица. Еще секунда молчания и Нора, потеряв сознание, упала в обморок. Мужчины на миг растерялись. После чего кинулись на помощь и, подняв, усадили Нору в кресло.

– Срочно принесите воды! – крикнул Риккардо.

Эрнст поспешил покинуть комнату.

– Милый, мой ангел, – с мольбой обратился Риккардо к Норе, опустившись на колени перед ней, – Я мечтал поскорее вернуться к Вам, а в результате довел до обморока.

Он взял её руки в свои и бережно стал целовать их.

– Прошу, возвращайтесь ко мне…

Постепенно сознание начало возвращаться к Норе. Открыв глаза, она увидела Риккардо. Его карие глаза. Тонкие губы. Каштановые волосы. Увидела свои руки в его сильных теплых ладонях.

– Риккардо? – растерянно произнесла она и попыталась подняться с кресла.

Риккардо придержал и уберёг Нору от очередного падения.

– О, если бы Вы знали, как счастлив я, что вижу Вас.

Руки его заскользили по женскому телу и замерли немного пониже талии. А Нора продолжала удивлённо смотреть в его глаза. Но внезапно губы мужские коснулись её губ. Коснулись, чтобы разрушить все сомнения, что он не сон, не видение. Что он реален. Что он вернулся, чтобы уже никогда не покидать её. Что отныне быть им вместе и этой близостью дарить друг другу наслаждение.

Поцелуй разжёг в герцоге неудержимую потребность в этой женщине. Он дал своим рука волю и страстные объятья переросли во что-то большее, что выходило далеко за рамки приличия. Не имея сил сопротивляться, Нора позволяла Риккардо всё, чего он только желал и, тая, смиренно принимала всю ту ласку, в которую погрузилось её тело, благодаря его телу.

Громкий голос Эрнста из коридора был для них, как гром:

– Сюда, сюда! Скорей!

Нора вздрогнула и зажмурилась, не в силах понять, как избежать неловкого момента.

– А… впрочем, я ошибся, – молниеносно оценив происходящее в библиотеке, Эрнст не позволил слуге войти. – Помощь твоя не нужна. Ты свободен.

Слуга растерянно стал пятиться, и вскоре послышались его шаги по коридору.

– Прошу прощения за вторжение, – улыбаясь, произнёс Эрнст, отступая к двери. – Пожалуй, мне необходимо дать распоряжение напоить наших коней.

Герцог Гомбургский вышел из библиотеки. А Риккардо продолжил прижимать Нору к себе. Внезапно она издала болезненный выдох, в котором было столько сожаления и смущения, что Риккардо против воли позволил Норе покинуть его объятия.

– Боже мой… – не смея посмотреть в глаза Риккардо, заговорила Нора. – Когда Вы рядом, со мною постоянно происходит что-то неприличное. Я запрещаю себе, а противостоять Вам всё равно не могу.

Риккардо улыбнулся. Он не переставал удивляться неопытности и наивности Норы, которые контрастировали с её отзывчивостью.

Амазонка с душой ангела.

– Всё, что с Вами происходит – это реакция нормальной женщины на мужчину. Мне очень приятно, что в моих объятьях, Вы из воина превращаетесь в женщину. В любимую и любящую женщину. Мне безумно приятно, что Ваше тело не подчиняется разуму, когда к нему прикасаюсь я. И уж поверьте, я, прикасаясь к Вам, теряю голову не меньше.

Он вновь заключил Нору в объятья и, заглянув ей в глаза, тихо произнёс:

– Я скучал…

Она смущённо опустила глаза и промолчала.

– В моё отсутствие никаких происшествий не было?

– Нет.

– А где Рональд?

Вопрос Нору встревожил.

– Он сейчас в детской комнате с Венди.

– Давайте присядем, – Риккардо усадил Нору в кресло, а сам, подойдя к окну, заговорил по-деловому. – Мне с Вами необходимо обсудить очень важный и деликатный вопрос. Надеюсь, не встречу сопротивления и сильного возмущения, что не предупредил о способе решения нашей проблемы.

– Какой проблемы?

– Наличие у Вас ребёнка. И если для меня это не проблема, а дар Божий, то падкое до сплетен общество поставит Ваше будущее и будущее Рональда в чрезвычайно уязвимое положение. Я хочу защитить вас, поэтому вынужден был поступить так, как поступил.

– О чём Вы говорите? – обеспокоенно спросила Нора.

– Дело в том, что я не случайно приехал сегодня в Ваш дом в компании герцога Эрнста Августа Гомбургского. Отныне он гарант моих слов. Выслушай меня внимательно… Дело в том, Нора, что я был женат. Свадьба состоялась в Италии несколько лет назад. Свидетелем на моей свадьбе был герцог Гомбургский. Священник так же может подтвердить мои слова, хотя церковь, а главное архив со всеми документами подтверждающие мой брак, неожиданно сгорели в прошлом месяце. Но не переживайте, на восстановление божьего храма сразу нашлись щедрые пожертвования от неизвестного богача из Англии, – улыбнувшись, пояснил Риккардо, после чего продолжил свой рассказ. – Жена родила мне сына. Документ, подтверждающий рождение моего законного наследника, сейчас лежит у меня в кармане. Любая экспертиза, если такая когда-нибудь понадобится, в подлинности документа не усомнится. После родов жена скоропостижно скончалась. Документ, подтверждающий это, также прилагается. В результате у меня есть законный сын, но нет супружеских обязанностей перед другой женщиной. Два месяца мне были нужны, чтобы обзавестись доказательствами вышеизложенных фактов. Эрнст великодушно согласился составить мне компанию. Эти два месяца он был со мной в Италии. Повторяю, при необходимости он подтвердит мои слова относительно рождения моего сына… Водоворот жизненных обстоятельств переместил моего новорожденного ребёнка в родную Англию, а поскольку я продолжал работу в Италии, то был вынужден доверить жизнь сына своему дальнему родственнику, маркизу Стивену Хорнсби. Он, не имея возможности растить моего ребёнка, передал его своему знакомому, лорду Шортеру, живущему во Франции. А через три года моего сына оттуда забрала вдова Стивена, герцогиня Элеонора Редклифф. Таким образом, мальчика вновь привезли в Англию. Теперь он проживает в графстве Суссекс… Моего сына зовут Рональд. Он живет в Вашем доме. И теперь у меня к Вам несколько вопросов. Готовы ли Вы подтвердить, что забрали у лорда Шортера сына Ричарда Джордана Трешема? То есть, моего сына. Я хочу предупредить, что в случае Вашего несогласия, никто не узнает о той «правде», которую я и Эрнст приготовили и привезли из Италии. Но Вы должны понимать, какая жизнь будет у Рональда, если Вы откажешься от моей правды и попытаешься выдать мальчика за своего сына. За сына Стивена. Ведь Ваш муж не признал ребёнка. Это означает, что никто не признает его законнорожденным. И какое будущее ждёт Рональда, одному Богу известно. Но его будущее будет точно вне высшего общества, со всеми вытекающими последствиями. Готовы ли Вы на такую судьбу для своего ребёнка? Подумайте и сделайте правильный выбор… А я тем временем хочу сделать очередное предложение. И прошу Вас стать моей супругой. Стать перед Богом и в глазах всего общества, матерью моему сыну и воспитывать его, как родного, вместе со мной.

Нора потерянным взглядом смотрела прямо перед собой. Её дыхание было тихим, едва уловимым. Но как сильно бьётся её сердце, не утаилось даже от герцога.

– Нора, Вы должны принять решение о дальнейшей жизни трех людей. Меня, себя и Рональда. Либо мы вместе. Либо… я не знаю, что будет в противном случае. Я не хочу Вас терять. Но каким бы ни было Ваше решение, я буду уважать его. Даже если оно ранит меня. Скажите «Да», и о дальнейшей Вашей жизни и жизни Рональда буду заботиться я.

Нора продолжала молчать.

Для Риккардо настал мучительно-бесконечный миг. Но он не мог сейчас торопить Нору. Он замер в ожидании. Даже не моргал. И, кажется, перестал дышать. Лишь только ритм собственного сердца подсказывал, время не остановилось вместе с ним.

Из ступора его вывел голос Норы:

– То, что Вы предлагаете, большая жертва с Вашей стороны. Я не знаю, чем смогу отплатить за неё.

– Мне не нужна оплата. Я не хочу принимать Ваше согласие на брак, как оплату. Я люблю Вас и надеюсь, когда-нибудь и Вы признаетесь в своих чувствах ко мне. Всё, что хочу сделать для Рональда, делаю для восстановления справедливости. И даже если Вы не пожелаете стать моей супругой, прошу, не отказывайтесь принять мой вариант законного рождения Рональда. Конечно, при этом он будет проживать с Вами, хотя официально и не будет Вашим сыном. Моё присутствие в вашей жизни будет продиктовано лишь Вашим желанием. Я буду в вашей жизни исключительно настолько, насколько Вы позволите.

– Вы сказали, что хотите восстановить справедливость?

– Совершенно верно. Я не герцог. Этот титул принадлежит Вашему сыну. Тот факт, что Стивен не признал Рональда своим наследником, породило цепь событий, которые привели к унаследованию титула мной. Я не ожидал, что стану герцогом. Более того, даже не знал о такой возможности. Титул герцога свалился на меня неожиданно. И скажу откровенно, вначале я был не в восторге от тех перемен, которые последовали вслед за признанием меня столь значимой фигурой в светской и государственной жизни. Но благодаря титулу судьба свела меня с Вами. Я благодарен ей за это. То обстоятельство, что делал предложение Вашим сёстрам, не считаю недоразумением или ошибкой. Это всего лишь путь к Вам. Ведь я делал предложение любой из дочек Френсиса Редклифф, а значит, и Вам тоже. Хотя, поверьте, узнав Ваших сестёр, не питаю к ним никаких чувств, кроме братских или отеческих. И сам бы предотвратил перспективу брака с любой из них. А когда появились Вы, ухватился за этот рычаг, чтобы оказывать давление на Вас. Простите. Но всё это я делал, только чтобы удержать Вас. Чтобы выиграть время и помочь Вам узнать меня лучше. Именно поэтому длительное время держал Вас в неведении, относительно своих планов насчёт Мадины и Линды. Но сейчас хотел бы обратить Ваше внимание вот на какой момент. Если я стал герцогом исключительно потому, что произошла трагедия в Вашей жизни, то я обязан восстановить справедливость. А для этого мне необходимо признать Рональда своим сыном. Таким образом, титул со временем вернется к своему законному хозяину. Обещаю, пока являюсь герцогом, умножу богатства Редклифф для Рональда, – Риккардо замолчал и посмотрел в окно. – Нора, если Вам нужно время для принятия решения, я покину замок прямо сейчас. Ваше решение буду ждать в Лондоне. Время на принятие решения у Вас не ограничено. Мне важен лишь ответ.

Риккардо посмотрел на Нору. Она смотрела на пол, но скорее всего, его даже не видела. Взгляд был сквозь пространство. Сквозь собственные мысли, страдания и чувства. Взгляд был в прошлое. В те тяжелые для неё времена, когда Стивен собственными руками отдавал сына постороннему человеку.

По щекам потекли слёзы.

В желании нового герцога Редклифф восстановить справедливость, Нора увидела столько благородства, что даже доспехи были не нужны этому рыцарю. Он рыцарь. Подлинный. Яростный. Который сражается с Чудовищем, порождённым Стивеном.

– Нора, Вы меня проводите?

Растерянным взглядом она посмотрела на Риккардо, встала и нерешительно сделала пару шагов к нему.

– Нет.

Это было поистине жуткое замешательство для него.

– «Нет», в смысле не проводите? – попытался внести ясность Риккардо.

– «Нет», в другом смысле.

Мысли, эмоции Риккардо заволокло тьмой хаоса. Его взгляд изменился. Нора это заметила, ужаснулась увиденной в мужских глазах боли. И поспешила исправить ситуацию:

– Я не хочу, чтобы Вы уходили. Мне не нужно время на принятие решения. Я знаю, чего хочу… и готова ответить немедленно. Я согласна. На всё, предложенное Вами. Я признаю Рональда Вашим сыном, рождённым от неизвестной мне женщины, которая состояла с Вами в законном союзе. Отныне он Ваш сын. Кроме того, я согласна выйти за Вас замуж. Когда пожелаете, тогда и отведёте меня в церковь. В любое удобное для Вас время. Через месяц, через год. Для меня теперь время значения не имеет.

Риккардо приблизился к Норе, осторожно коснулся её плеча и, погладив по нему, тихо спросил:

– Я не вынесу продолжительный срок в титуле Вашего жениха. Самое долгое, на что отважусь, пять дней, и то, только для того, чтобы успели приехать наши родственники и друзья. Разрешение, подписанное епископом, на немедленный брак с Вами, у меня с собой. В надежде на Ваше согласие, я его получил сразу же по возвращении в Англию.

– Как пять дней? – удивилась Нора.

– Думаете, не успеем подготовиться?

– Успеем.

Риккардо жадно изучал блеск женских глаз, наслаждаясь тем заслуженным доверием, что зарождалось в душе его будущей жены.

– Мне безумно приятно, что Вас тоже не привлекает длительный срок нашей помолвки. Месяц, тем более год? Как Вы могли такое подумать обо мне? – он нагнулся и задел губами край её уха. – Я слишком долго боролся с преградами, приближая день нашей свадьбы. И теперь, когда меж нами нет преград, не намерен собственноручно создавать их и отдалять тот долгожданный момент, когда мы полноценно обретём друг друга.

5 +эпилог

Часть пятая (последняя)

Пять дней прошли в кипучих приготовлениях к торжеству. Накануне свадьбы прибыли все гости. Часть из них были размещены в Розихауз, остальные в замке. Причём, зачастую Риккардо и Нора жарко спорили, чьи же гости прибыли. Жениха или невесты?

– Нора, я полагаю мисс Мадине и мисс Линде, понравятся комнаты на втором этаже Розихауз.

– Вы считаете моих сестёр гостями, приглашёнными женихом?

– Конечно! Я же их опекун. Они мне, как дочки!

– Может быть, и моя тётя Белинда Олкен, тоже Ваш гость?

– Может быть. Хотя она мне не родственница, а скорее друг.

– Надеюсь, Вы не вознамерились претендовать на Эдмунда Линдсея?

– Он управляющий моего лондонского дома. Практически правая рука и помощник! – не унимался Риккардо. Он понимал, что переусердствовал в этом забавном дележе гостей, но остановиться уже не мог.

– Тогда графиня Маргарет Морсби и её сестра Шарлотта Медоуз приглашены мной! – не выдержала Нора. – Кстати, как Вам капитан Шарлотты? Мне кажется, Шарлота и капитан упиваются, дыша одним воздухом.

Шарлотта действительно приехала в сопровождении капитана. Оливер Коллинз оказался приятным собеседником. Он быстро обрёл симпатию новых знакомых. О его боевых заслугах восхищенно поведала Шарлотта. Да и как тут промолчать? Ведь помимо знаков отличия за доблесть, капитана украшали шрамы. Один на щеке, другой на подбородке. И это только те шрамы, которые невозможно было прикрыть одеждой.

Вечером, когда Шарлотта останется в комнате с Норой и Маргарет, она невольно проговорится:

– Самый глубокий и длинный шрам у Оливера находится на спине. Он тянется от лопатки до ягоди…

Она не договорила, до чего именно доходил шрам. Но это не помешало Норе и Маргарет догадаться, где именно заканчивается шрам у капитана. Также они догадались, при каких именно обстоятельствах Шарлотта могла лицезреть эту часть мужского тела.

Хотя почему часть?

В реальности взору Шарлотты предстал обнажённый Оливер не по частям, а весь целиком. Она больше не терзалась девичьими комплексами и часто встречалась со своим мужчиной на его территории.

Но об этом не в этой истории.

Сейчас Риккардо и Нора, смотря друг другу в глаза, радуются за Шарлотту.

– Кто бы мог подумать, что в таком возрасте можно влюбиться с силой юных сердец.

– Это прекрасно, когда люди способны любить, не смотря ни на какие обстоятельства и горечь былых потерь и разочарований… – Риккардо улыбнулся, – Нора, капитана Оливера Коллинза можете считать гостем со своей стороны. А Арлен Хорнсби всё-таки мой гость. Жаль, что он снял гостиничный номер и после беседы с матерью собирается покинуть Розихауз. Мы увидим его только завтра в церкви на церемонии.

– Странное желание. Вам не кажется?

– Судя по прекрасному настроению Арлена, он с матерью не в ссоре. Мне показалось, мой друг спешит покинуть нас не потому, что с нами ему плохо, а потому что в гостинице его ждут.

– Женщина?

– Сам удивляюсь своей догадке.

– Почему же он не привёз эту женщину к нам? Шарлота не побоялась привезти капитана.

– Думаю, всё не так просто. Видимо, Арлен знает, что кандидатура этой женщины на роль его спутницы, неприемлема для его матери.

– Но ведь если он привёз эту женщину с собой, значит, его чувства выходят за рамки простой симпатии.

– Вы правы, но не забывайте, Арлен ни единого слова не сказал нам о своей спутнице. Значит, мы будем до поры скрывать свои догадки.

Риккардо залюбовался своей невестой. Сегодня на Норе было одето элегантное синее платье.

– Нора, а как же насчёт Эрнста? Чей он гость?

– Наверное, Ваш.

– Наверное. Но если бы он так рьяно не хотел помочь Вам, я бы с ним не сдружился. Мне больших усилий стоило постараться простить ему, то возмутительное предложение к Вам стать его любовницей.

– Вы ещё о нём помните?

– Конечно! Этот инцидент долгое время не давал мне покоя, мешая положительно развиваться нашим отношениям с Эрнстом. И когда напряжение наросло, я не выдержал и потребовал Эрнста озвучить мотивы, побудившие его на столь неджентльменский поступок.

– И что это были за мотивы?

– Он заверил, что своим предложением хотел оградить Вас от подобных предложений со стороны других соискателей на Ваше близкое общество. То есть, таким изощренным способом всего лишь хотел Вас защитить.

– Признаюсь, рада, что Эрнст будет на нашей свадьбе. Рада, что вы стали друзьями, что могу его видеть среди гостей в нашем доме.

– Нора, не сейте во мне семена ревности! – Риккардо наигранно повысил голос, изображая гнев.

– Эрнст мне только друг! И всегда был только им. Прошу, не унижайте меня нелепыми подозрениями и не вынуждайте прибегать к глупым оправданиям.

– Я постараюсь не ревновать. А теперь идите ко мне. Присядьте рядом, – Риккардо указал на диван рядом с собой. Нора пересела с кресла на диван. – Я Вам полностью доверяю, а заговорил о ревности только для того, чтобы посмотреть, как темнеют Ваши и без того тёмные глаза.

– Вы хотели меня подразнить?

– Скорее, повеселить.

– Что же тут весёлого?

– А то, что мы перестали делить наших гостей и вспомнили о причине, по которой они здесь собираются.

Его руки нежно завладели её руками и поднесли их к губам для поцелуя, после которого Риккардо тихо спросил:

– Я говорил, что у Вас красивые руки и пальчики?

– Насколько помню, нет.

– В таком случае, позвольте сейчас об этом сказать. У Вас красивые руки, изящные пальчики. И мне пришлось изрядно поломать голову в поисках достойного их красоты обручального кольца.

Риккардо достал из кармана своего жилета небольшой бархатный мешочек. Развязал позолоченную тесёмку и аккуратно вытряхнул содержимое мешочка себе в ладонь. Взору взволнованной невесты предстало золотое кольцо с крупным рубином.

– Оно мне кажется знакомым… – удивлённо произнесла она.

– Я могу позволить любой ювелирный шедевр для моей будущей супруги, но выбрал именно такое кольцо. Перед отъездом в Италию заказал его у ювелира. Оно почти такое же, что Вы подарили мне в Венеции, с той лишь разницей, что кольцо для Вас, чуть меньшего размера, но с таким же, по размеру и огранке, рубином. К тому же, на внутренней стороне Вашего кольца есть надпись – «Ваша улыбка – Счастье для меня». Позвольте мне надеть кольцо на Ваш пальчик.

Нора кивнула, а когда Риккардо надевал на заветный палец кольцо, она, пряча от него свои слёзы радости, смахнула слезинку со щеки.

– Посмотрите, – Риккардо приблизил свою левую руку, на безымянном пальце которой было кольцо, подаренное Норой в Венеции, к только что надетому кольцу на её руке, – Наши кольца практически не отличаются.

– Вижу.

– Это символ. Теперь мы единое целое. Ваша боль – моя боль. Ваша радость – моя радость.

– Ваша любовь – моя любовь… – неожиданно продолжила Нора.

Она произнесла это слово. И пусть косвенно, но призналась в своих чувствах. Нежный поцелуй коснулся её ладони.

– Да. Ваша любовь – моя любовь.

Выбор размещения гостей был предоставлен самим гостям. В результате дамы и братья Линдсей уехали в замок, а Эрнст, Джон Оллмэн и Оливер Коллинз остались в Розихауз.

Утро долгожданного дня порадовало прекрасной погодой, хотя и было начало декабря. Благодаря ласковому солнцу на крыше небольшой деревенской церкви подтаивал снег. Сверкающие капли соскальзывали с края черепичной кровли и разбивались вдребезги, сталкиваясь с мощённой каменной поверхностью улицы.

Гости из числа приглашённых заняли свои места в церкви. В силу провинциального уклада празднования, помимо ожидаемых гостей, церковь, а также прилегающую территорию, заполнили малознакомые люди, которые тоже хотели быть причастны к сегодняшнему торжеству. Здесь были все арендаторы двух поместий, каждый из которых привёл почти всех членов своих семей. Риккардо был приятно удивлён такому вниманию. И сейчас, стоя перед церковью, старался хотя бы поклоном головы ответить на приветствие и подбадривающие выкрики из толпы.

У герцога с невестой была договорённость – прибыть в церковь к десяти часам. И особого беспокойства не должно было быть. Но оно было и всё из-за того, что невеста по неизвестной причине опаздывала.

Нервно достав из кармана часы, Риккардо взглянул на положение стрелок.

– Двадцать минут, это ещё не срок. У невест бывают и более длительные опоздания, – успокаивал друга Арлен.

Эрнст тем временем спустился по ступенькам и отправился взглянуть на дорогу, в надежде увидеть приближающийся экипаж с невестой. Но пустая прямая дорога не оставила шанса на приятные новости для жениха. Не желая расстраивать и без того встревоженного Риккардо, Эрнст медленным шагом стал удаляться от церкви.

Чтобы отвлечься, Риккардо обратился к Арлену, который стоял рядом с Джоном Оллмэном:

– Кого высматриваете в толпе?

– О чём Вы? – смутился Арлен.

– О том, что на меня не взглянули с того момента как мы час назад встретились на этих ступенях. Зато арендаторов и членов их семей за это время тщательно рассмотрели. Ищете знакомые лица?

– Нет. Но Вы правы, я, пожалуй, пройдусь. Вдруг в толпе знакомые, а я даже не подошёл поздороваться.

Арлен быстро спустился со ступеней и вскоре скрылся в толпе.

– Джон, – растерянно посмотрел Риккардо на улыбающегося Джона. – Что происходит? Что с Арленом?

– Вы уверены, что именно сейчас хотите узнать правду?

– Моя невеста задерживается. Мой друг ведёт себя странно. Я нервничаю, не понимая, что происходит вокруг. А Вы спрашиваете, уверен ли я, что хочу знать правду? Хочу!

– Что ж, сами напросились. Тем более что Ваша роль в нынешнем состоянии Арлена, весьма существенна.

– «Роль» или «вина»?

– Пока и сам не понял.

– Джон, хватит загадками говорить! Куда ушел Арлен?

– К Вивьен.

– И что мне должно сказать это имя? Я не знаю, кто такая Вивьен.

– Вивьен до недавнего времени работала певицей в доме мадам Лиман. Через два дня после того, как Вы привели Арлена в этот дом, Вивьен пропала. Догадываетесь, кто её похитил?

– Арлен уравновешенный человек и вряд ли стал подвергать свою репутацию и тем более репутацию женщины, пусть даже и певички из борделя, подобным испытаниям.

– Похитил именно Арлен. Я знаю так же, что он для неё снял дом на Аппер-Брук-Стрит. Согласитесь, он выбрал для своей «жертвы» нескромные апартаменты. Странно вообще, что о его поступке известно только мне.

– Он бывает с ней в публичных местах?

– До сегодняшнего дня нет.

– Расскажите мне о Вивьен более подробно?

– Клиентов у неё не было. Она только исполняла песни в доме мадам Лиман. После того как она пропала, я провёл расследование и выяснил, где она. Тайком, когда граф Морсби отсутствовал, проник в его дом на Аппер-Брук-Стрит и нашёл там Вивьен. И что Вы думаете? Она не была привязана к кровати или замкнута в одной из комнат. Нет, вместо этого «похищенная» свободно перемещалась по дому. Более того, граф явно не экономил на её нарядах и украшениях. Шикарный вид Вивьен о многом говорил.

– Может она по доброй воле покинула дом мадам Лиман и находилась с Арленом?

– Добровольно? На тот момент, да! Но не в день похищения, когда он запихнул её в свою карету и увёз прочь от борделя. Я знаю точно, Вивьен не из тех, кто польстится на побрякушки или одёжонку. Её интимное общество хотели разделить и более именитые мужчины, чем какой-то граф… и всем она отказала. Мне приходилось несколько раз выступать в её защиту. А когда она пропала, ноги сбил в кровь, разыскивая её. Когда же нашел, она предстала мне не как жертва. Как госпожа.

– Арлен не опустился бы до шантажа или физического давления по отношению к женщине. Как она объяснила своё пребывание в его доме?

– Никак. Единственное, сказала, что с графом они были раньше знакомы, но злые людские языки развели их по разным жизненным дорожкам. Предупредила, что не будет пока выступать на сцене и поблагодарила за беспокойство о её судьбе. И ещё просила, чтобы не угадывал её при встречах. Что я, собственно говоря, сегодня и сделал.

– Вы её сейчас видите?

– Да. Но Вам вряд ли с такого расстояния удастся её разглядеть. Надо было рассматривать, когда она стояла на сцене. Ваш друг в тот день её рассмотрел. Теперь и сам не знаю, кого жалеть больше её или его. Отношения свои они скрывают. Кроме меня и Вас о них никто не знает. Прошло достаточно много времени, а граф ещё не наигрался со своей новой игрушкой и не расстался с ней. Более того, как Вы сами видите, ревнует и оберегает. Спрашивается, зачем привез с собой? Молчите, герцог, сам отвечу. Потому что она его женщина, и он жаждет её лицезреть ежеминутно. И это меня пугает. Граф и певичка из борделя. Хороший повод для скандала… Скажите, кто из них больше пострадает?

– Она.

– Я бы так однозначно не ответил. Когда граф вернётся, посмотрите ему в глаза. У него такой же встревоженный взгляд, как у Вас.

– Как тут не тревожиться, когда невеста опаздывает на церемонию бракосочетания более чем на час?

– Опоздание своей невесте Вы простите.

– Если это будет всего лишь опоздание, то, конечно же, прощу…

Эрнст медленно шел по дороге, удаляясь от церкви, когда услышал топот копыт. Невольно развернулся на звук и увидел всадницу и всадника, появившихся из леса. Прошло несколько секунд, обе лошади резко остановились напротив Эрнста.

– Надеюсь, мы не сильно опоздали? – встревожено спросила Нора.

– Герцогиня? – удивлению Эрнста не было предела.

– В карете нашей надломилась ось, – пояснил Норманн, соскочив со своей лошади. – Пришлось добираться верхом.

Он перехватил поводья белой лошади, на которой сидела Нора, и быстро пошел к церкви. Заметив невесту, толпа стала выкрикивать радостные приветствия.

Сердце Риккардо пропустило удар, когда он увидел Нору.

– Нора! – подбежал он к ней и помог спуститься с лошади.

Покорно Нора соскользнула в его объятья. Но, взглянув в глаза будущему мужу, который в этот момент смотрел на лошадь, замерла.

– А где седло? Ладно, женское, где хотя бы мужское? Как Вы вообще смогла ехать?

– Ехать? Да она неслась, как ураган! – с завистью и восхищением прокомментировал Эрнст навыки верховой езды смущённой Норы.

– Ехала она всё же медленней меня, – пояснил Норманн. – Хотя не спорю, ученица порадовала своего учителя. И даже в такой непригодной для верховой езды одежде, Нора показала достойный результат.

– Вы умеете ездить без седла? – удивлённо посмотрев на Нору, спросил Риккардо.

В ответ она улыбнулась и тихо произнесла:

– Согласитесь, Ваша светлость, иногда мои странные забавы могут быть полезны.

– Я лишь надеюсь, что о них буду узнавать постепенно. И подобные сюрпризы шокировать меня будут нечасто.

– Простите… Я была вынуждена так поступить.

– Я даже рад Вашему поступку, которым продемонстрировали, что событие сегодняшнего дня и для Вас чрезвычайно важно, и отменять или переносить его недопустимо. Посмотрите по сторонам. Как Вы думаете, за какое время новость о том, что новая герцогиня Редклифф прибыла на церемонию собственного бракосочетания на лошади без седла, облетит Англию?

– Извините, об этом не подумала… К тому же, не такая я и новая, скорее старая, забытая.

– С Вами скучно не будет.

– Может, повременим? И Вы ещё раз подумаете, нужна ли Вам такая супруга, как я?

– Нет! – твёрдо ответил Риккардо. – Я уже принял решение. И хочу видеть в роли своей супруги Вас. И только Вас… А сами Вы, что думаете об этом?

– Думаю, отныне Ваши желания для меня закон. Я буду беречь нашу семью, как наивысшую ценность. Как дар божий.

Услышав слова, Риккардо притянул её ближе к себе и нежно поцеловал. Толпа свидетелей, с удовольствием наблюдавшая эту сцену, взорвалась аплодисментами и радостными выкриками.

– Я, конечно, небольшой знаток церемоний, но мне всегда казалось, что подобные клятвы дают перед алтарём, а не на ступенях церкви, – тихо произнёс Арлен.

Жених улыбнулся, взял невесту за руку, и они вошли в церковь. Там их ждала церемония бракосочетания согласно традиционному протоколу.

Два часа спустя шумная весёлая свадьба праздновала радостное событие в Розихауз. Столы ломились от угощений, бокалы проливались через край. И не было счастливее лиц, чем у новоиспечённых супругов.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю