290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Без боя (СИ) » Текст книги (страница 2)
Без боя (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 19:00

Текст книги "Без боя (СИ)"


Автор книги: Алекс Регул






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 12 страниц)

На следующий день, ближе к обеду Риккардо почувствовал необходимость подняться с кабинетного диванчика. Голова его раскалывалась от немыслимого количества спиртного, выпитого этой ночью. В глазах двоилось, и ноги никуда не хотели идти.

Неожиданно в дверь постучали.

– Войдите! – не вставая, крикнул Риккардо.

– Ваша светлость, прибыл мистер Морган Браун. Насколько я помню, Вы распорядились его впускать всегда, – извиняясь за вторжение, произнёс Линдсей.

– Всё верно! Пусть войдет!

Через минуту в дверях появился взволнованный Морган. Риккардо приподнялся с дивана и попытался присесть, голова закружилась сильнее. Бросив все попытки выглядеть респектабельно, он занял наиболее удобное положение для себя – полулёжа.

– Добрый день, Ваша светлость! У меня хорошие новости. Ваше предложение принято.

Однако Риккардо заметил, что Морган нервно потирает руки и смотрит при этом куда-то вниз.

– Добрый день, мистер Морган Браун. У Вас для меня, видимо, письмо?

– Нет, Ваша светлость. Надеюсь, Вы простите мою оплошность, но ситуация вышла из-под контроля после того, как причина моего визита стала известна дочкам Фрэнсиса Редклифф, мисс Мадине и мисс Линде.

В коридоре послышался шум приближающихся людей. После чего кто-то толкнул в спину Моргана, от чего он был вынужден отойти от двери и явить взору Риккардо нежданного гостя.

«Точнее, гостью… Или двух?

Нет, всё-таки одну».

В глазах его ещё двоилось, отчего казалось, что девушек двое. Но они были абсолютно одинаковые.

– Ваша светлость, позвольте Вам представить… – Морган замялся и начал что-то мямлить, вызывая раздражение.

– Видимо, мою будущую жену? – не выдержал Риккардо и сделал предположение относительно девушки ворвавшейся в кабинет.

– Наверное, Вы правы… но кто из них ею будет, решать, всё же, Вам самому.

Риккардо, недоумевая, перевёл взгляд с Моргана на девушку и пришел в замешательство, поскольку только теперь разглядел, что на самом деле девушек двое. И они, как две капли воды, похожи друг на друга. К тому же в одинаковых голубых платьях.

– Ваша светлость, позвольте Вам представить. Мисс Мадина и мисс Линда Редклифф! Они… обе приняли Ваше предложение.

Риккардо, насколько мог быстро встал и подошел к девушкам для знакомства.

Дочки Фрэнсиса Редклиффа были весьма привлекательными. Среднего роста. Стройные. Волосы, цвета спелой пшеницы. А красивые глаза, цвета морской волны – зеленовато-синие, делали девушек незабываемыми. В свои девятнадцать лет каждая из них могла затмить красотой многих лондонских красавиц. И если бы у Риккардо была цель, избавиться от опеки над ними, выдав замуж, с этим проблем бы не возникло. Достаточно вывести девушек на несколько балов, и ещё до конца сезона у каждой будет по несколько заманчивых предложений.

– Безумно рад знакомству! Прошу прощение за мой вид. Я не надеялся на столь скорую встречу. Тем более не ожидал, что вы обе окажете мне честь, согласившись на моё предложение.

Юные леди поприветствовали герцога, сделав книксен, а после начали своё обращение:

– Ваша светлость, мы польщены оказанным доверием! – сказала Мадина.

– Ваше предложение, это большая честь для нас! – продолжила Линда.

– Мы не смогли удержаться и не сделать Вам визит.

– Надеемся, в следующий раз… – Линда посмотрела на свою сестру.

– Завтра! – ответила на несказанный вопрос сестры Мадина.

– Да, так будет удобнее. Завтра мы приедем на обед, – согласилась Линда с сестрой. После чего продолжила свою речь но, уже обращаясь к герцогу. – Надеемся, что, при нашей следующей встрече, завтра во время обеда, Вы будете иметь полноценную возможность оценить наше общество.

– Это, в конечном счёте, поможет Вам принять правильное решение, относительно того, кому из нас будет оказана честь стать Вашей супругой.

Риккардо на мгновение застыл в оцепенении, а когда опомнился, произнёс:

– Прекрасная идея насчёт обеда!

– В таком случае, Ваша светлость, позвольте Вас покинуть, – мило улыбнувшись, сказала Линда.

– Всего доброго, Ваша светлость, – с такой же обворожительной улыбкой Мадина продолжила фразу сестры.

Обе девушки сделали прощальный жест поклоном головы, и вышли из кабинета. Мужчины еще какое-то время стояли в тишине, прислушиваясь к удаляющимся шагам. А когда услышали грохот закрывшейся входной двери, посмотрели друг на друга.

Риккардо заговорил первым:

– Я не знал, что они близнецы.

– В самом деле? Это моя вина, простите. Я не придал этому факту значение, поскольку слишком давно об этом знаю. И не подумал, что Вам об этом не известно.

То, что у Риккардо было на уме, знать Моргану было необязательно. Поэтому он подавил гневные эмоции и сдержано произнес:

– Спасибо, мистер Морган Браун. Я сделаю распоряжение относительно оплаты за Ваше участие в этом деле. Надеюсь, не надо объяснять, что события, к которым Вы были привлечены, не нуждаются в огласке.

– Я давно имею дела с личной информацией представителей высшего общества. И понимаю всю ответственность, возложенную на меня моей профессией! – с чувством достоинства произнёс Морган.

И вскоре они простились.

Когда Риккардо остался один в кабинете, он присел на диванчик и стал анализировать, что произошло, а самое главное, что делать дальше:

– Они говорили в унисон! Как будто их не две, а одна… И как же мне выбрать одну из них? Это какое-то безумие… Пожалуй, придется, вернуться к первоначальному варианту, и выбор супруги предоставить случаю. В конце концов, меня никто не заставляет вступать в брак завтра. Время всё расставит по своим местам.

На следующий день состоялся обед.

Невесты в сопровождении своей тёти, вдовствующей графини Олкен, прибыли к семи часам после полудня. На этот раз дочки Френсиса Редклифф предпочли платья разные по цвету. Этот факт особенно порадовал их опекуна.

– Ваша светлость, позвольте представить, – начала мисс в кремовом платье.

– Нашу тётушку графиню Олкен! – закончила фразу мисс в бледно-фиолетовом.

Взору Риккардо предстала относительно молодая тётушка, лет сорока. Стройную, высокую фигуру графини удачно подчеркивал модный наряд. А глубокий вырез декольте порой даже отвлекал Риккардо от голубых глаз графини. Каштановые волосы её были собраны в элегантную причёску, и лишь несколько локонов, намеренно высвобожденные из общей массы, легко струились вдоль линии тонкой шеи.

Взглянув на графиню, Риккардо невольно поймал себя на мысли, что если его будущая жена так же сохранится с годами, необходимости искать развлечения на стороне у него точно не будет.

– Рад знакомству! – учтиво произнёс Риккардо и поцеловал руку графини.

Вся компания вскоре прошла в столовую, где для них был накрыт стол. Девушки присели по разные стороны от своей тётушки. Риккардо присел напротив гостей. Пока слуги предлагали угощения, он внимательно наблюдал за поведением, как прислуги, так и гостей.

Первой не выдержала тётушка:

– Ваша светлость, как Вам Лондон? Не изменился? Насколько я наслышана, последние несколько лет Вы провели на континенте во благо Англии.

– Да. Я работал в Европе. Мой приезд в Лондон был случайным, а новости о получении титула вынудили меня изменить образ жизни и задержаться здесь. Возможно, навсегда.

– Хотите сказать, что для Вас стать герцогом – это жертва? – графиня от удивления даже слегка рассмеялась.

– Пожалуй, так и есть! Но свою работу перед Англией я привык делать хорошо, и то, что моя деятельность изменилась, не может повлиять на мои принципы.

Разговор особо не клеился. Обед приближался к завершению, приборы поменяли, и прислуга начала предлагать чай. Графиня предприняла ещё попытку наладить общение:

– Должна заметить, Вы ведёте довольно уединенный образ жизни. Многим моим знакомым не даёт покоя причина столь явного игнорирования общества. Возможно, Вы измените свои привычки после появления у Вас супруги? Хотя, признаюсь, хочется, чтобы Вы предстали перед светом ещё до женитьбы.

– Вы правы. Я – скромная персона. Но общество не игнорирую. Скорее, игнорирую себя, как герцога. Однако, как уже сказал, возложенную работу привык делать хорошо. Поэтому дайте мне только время опомниться от «счастья», и я со всей ответственностью отнесусь к выходам в свет.

– Пожалуй, время мы Вам дадим. Но только очень ограниченное. Через десять дней состоится оперная премьера. Надеюсь, Ваша светлость, Вы будете нас сопровождать?

Риккардо пришел в замешательство, поэтому ответил не сразу:

– Прекрасная идея!

От его взгляда не ускользнул, что «невесты» не удивились, услышав предложение тёти.

И ему это не понравилось.

– Сопровождать столь милых дам – большая честь! – произнёс Риккардо. – Но я вынужден разделить эту честь с моим другом, графом Морсби. Поскольку ожидаю его приезд. Мы недавно с ним встречались, и на предложение погостить у меня он ответил согласием. Лишь необходимость завершить некоторые домашние дела вынудила его вернуться в поместье. Сегодня пришло письмо, в котором граф сообщает, что через пару дней он вновь будет радовать меня своим обществом… Мне было бы чрезвычайно приятно, если бы и все вы, переехали в этот дом. Согласитесь это очень удобно. Исчезнет необходимость совершать регулярные поездки из имения графини в Лондон и обратно. И хотя я доверяю охране Вашего дома, – Риккардо пристально посмотрел на графиню, – мне было бы гораздо спокойнее, если бы мной опекаемые леди, под Вашим непосредственным патронажем, жили в этом доме. Я понимаю, что правила этикета требуют от вас отклонить моё предложение, и в случае переезда в Лондон снять отдельно дом, но считаю это крайне не рациональным выходом. Дом герцога Редклифф слишком большой для меня одного. В конце концов, есть западное и восточное крыло. Они почти отдельные здания. Так что прошу, рассмотрите вариант переезда именно в этот дом. Я буду терпеливо ждать вашего решения, но комнаты для каждой из вас начнут готовить уже сегодня. Распоряжение прислуге я дам сразу после обеда. И поскольку, как я вижу, десерт вам понравился, и чайная церемония подошла к концу, позвольте пригласить вас в сад для прогулки.

Возражений, как ни странно, не последовало. Заинтригованные дамы поблагодарили хозяина за вкусный обед и отправились на прогулку.

В тот день Риккардо так и не узнал, какая же из невест в какое платье была одета. Постепенно мысль о том, что, по сути, это не имеет никакого значения, стала укореняться в его сознании. Присмотревшись к девушкам, Риккардо начал испытывать странное, незнакомое ему чувство тревоги за дальнейшую жизнь каждой из них.

Поскольку он являлся их опекуном, одну из них, в любом случае, придётся выводить в свет. Тем самым предоставить возможность блеснуть на балах, обзавестись поклонниками. И, возможно, даже дать шанс выйти замуж по любви. Другая же, которой выпадет честь стать его женой, будет лишена такой возможности. И по истечении какого-то времени, скорей всего, возненавидит Риккардо за то, что он осчастливил её своим выбором. Лишать одну из дочек Френсиса Редклифф шанса на счастье, и возлагать на себя роль правителя судеб Риккардо не хотел.

Вечером того же дня он, сидя в кабинете и держа в руке бокал с виски, принял решение – не делать выбор самому. Но и не полагаться на случай.

Единственный вариант, который ему показался приемлемым – это предоставить каждой из невест возможность отказать ему в предложении стать его женой. И добиться этого можно было, только создав альтернативу их замужества. А значит впереди у них совместное посещение не только оперы, театра, но и балов. Официально Риккардо не был обручён, поэтому Мадина и Линда всё ещё имели шанс на свой собственный выбор.

«Надо только подождать, – надеялся Риккардо, – надо только подождать».

Как и рассчитывал Риккардо, девушки с тётушкой приняли предложение о переезде в лондонский дом под полную опеку герцога. Арлен, прибывший за три дня до приезда дам, был рад столь неожиданному соседству. И, чтобы не создавалось неприличного впечатления от его пребывания в доме, вызвал из поместья свою мать, вдовствующую графиню Маргарет Морсби. И свою тётю Шарлоту Медоуз.

Проживавшая в доме Арлена сестра матери Шарлота, в своё время так и не смогла выйти замуж. Поэтому когда получила приглашение пожить в Лондоне, с большим удовольствием согласилась. Обе женщины были уважаемыми в обществе дамами, и их пребывание сглаживало щекотливые нюансы проживания под одной крышей джентльменов и незамужних молодых особ.

Таким образом, к моменту приезда дочек Френсиса и графини Олкен, лондонский дом герцога Редклифф был полон жизни. Теперь Риккардо с удовольствием проводил время дома. По вечерам, когда дамы, расходились по своим комнатам, Риккардо в компании Арлена отправлялся в кабинет для уединённых бесед.

Новый герцог Редклифф был приятно удивлён тому умиротворению, которое стал испытывать с недавних пор. Заботы о комфортном пребывании гостей наполнили смыслом его жизнь. Тёплые семейные разговоры были для него словно бальзам.

– Доброе утро! – поприветствовал Риккардо всех, кто присутствовал в восточной столовой, французские окна которой выходили на террасу и сейчас были открыты. От этого утренний свежий воздух беспрепятственно проникал в комнату.

– Ваша светлость, сегодня Вы рано встали! Надеюсь, спали хорошо? – первой поприветствовала герцога Маргарет Морсби.

Она знала Риккардо ещё как университетского друга своего сына, который неоднократно гостил в их доме.

– Позвольте за Вами поухаживать? Вы будете как всегда крепкий чай? Молоко добавить? – спросила Шарлота Медоуз.

Риккардо одобрительно кивнул и присел во главе стола. Прислуга предложила герцогу яичницу, поджаренный ломтик бекона и сосиски.

– А как же я? Или ваша забота распространяется только на его светлость? – шутя, возмутился Арлен, входя сразу за Риккардо, – Добрый день!

– За Вами, наш дорогой граф, буду ухаживать я, – обворожительно улыбнувшись, произнесла графиня Олкен. – Пожалуйста, вот Ваш любимый кофе без сахара и сладкие булочки с джемом. Всё остальное, что захотите, – рукой она указала на тосты и ветчину, – я подам, как только пожелаете.

– Белинда, – ласково обратилась Маргарет к графине Олкен, исключительно по имени, поскольку их связывала многолетняя дружба. Милая, мы с этим капризулей и так справиться не могли, а после Вашей опеки мы с Шарлоттой вовсе не сможем ему угодить!

– Позвольте заметить, матушка, здесь все кроме Вас считают меня милейшим человеком. Давайте не будем портить этот светлый образ. Мне будет приятно осознавать, что меня в этом доме терпят не только, как друга хозяина, но и как весёлого, жизнерадостного джентльмена.

Довольная улыбка не сходила с губ Арлена, когда он взял в свои руки ладонь Белинды, поцеловал её тонкие пальцы. И только после этого прошел на предложенное ему место за столом.

– А где же мисс Мадина и мисс Линда? – спросил Риккардо.

– К сожалению, они уже позавтракали и отправились гулять в сад, – объяснила отсутствие девушек за столом Белинда, – Мы планировали сегодня поездку по магазинам. Девочкам хочется блеснуть своими нарядами завтра в театре. А им, как оказалось, совершенно не нравится та дюжина пар перчаток, которой они обладают. Так что после завтрака мы отправляемся в приятное путешествие по торговым лавкам. Вернёмся вечером.

– Рад, что вас ждёт приятное времяпрепровождение, – сделав глоток чая, произнёс Риккардо, – Не ограничивайте себя в покупках. Все счета присылайте мне.

Дамы удивлённо посмотрели на Риккардо. Огорчать отказом в его просьбе никто не стал.

– Если Вы и дальше будете так же щедры, то обзаведетесь до неприличия большим количеством поклонниц, – нагнувшись к Риккардо, тихо произнёс Арлен.

В театре их ждало зарезервированное ложа.

Как и предполагалось, эффект от появления нового герцога Редклифф был грандиозным. Волна возбуждения плыла по толпе параллельно продвижению Риккардо и тех, кого он сопровождал. Арлен вёл мать и тетю. За ними шли Мадина, Белинда и Линда.

Представительницы высшего общества, завидев могучую фигуру Риккардо, прикрывшись веерами, начинали обсуждать нового герцога. И лишь блеск заворожённых женских глаз подсказывал, что речь они вели далеко не в рамках дозволенного приличия.

Пройдя вдоль белых мраморных колонн большого холла, Риккардо повернул в сторону широкой лестницы, ведущей в зал второго этажа. Ступеньки из красного камня по краям обрамлялись балясинами белого мрамора. В памяти Риккардо всплыли образы из прошлой, минувшей шесть лет назад, светской жизни. Казалось, здесь ничто с тех пор не изменилось. Те же хрустальные люстры свисали с потолка, те же зеркала в позолоченных рамах располагались на красном мраморе стен. Однако взглянув в знакомые зеркала, Риккардо не узнал своё отражение. Теперь перед ним был повзрослевший мужчина в дорогой модной одежде. И если раньше поход в театр напоминал охоту на молодых прелестных дам, то теперь – на работу егеря в этом же самом лесу.

Пройдя сквозь зал второго этажа, компания во главе с герцогом Редклифф повернула в коридор. Отыскав своё ложа, Риккардо учтиво отошел в сторону и пропустил дам вперёд. После того как все разместились, они с Арленом присели на резные стулья, которые стояли ближе к выходу. Но и оттуда был великолепный вид на сцену. Вскоре раздался третий звонок. Полумрак усилился. И красный бархат занавеса пополз, ознаменовав начало действия.

Что было на сцене, о чём пели герои оперы, Риккардо не заинтересовало. Все его мысли витали вокруг одной проблемы. Точнее двух:

«Мадина или Линда… Линда или Мадина?»

Девушки сидели прямо перед ним. Риккардо имел возможность видеть изгибы их спин, тонкие шеи, оголенные высокими причёсками. Золото их волос, струившееся в виде локонов, могло вскружить голову любому. Но почему-то не ему. Всё в их внешности должно было отозваться, по крайней мере, желанием в глубинах его изголодавшегося мужского организма. Но этого не происходило. Физиологические потребности были забиты доводами разума. Вступление в брак с любой из них было зыбкой надеждой на мирное семейное положение. Как мираж оазиса. Особую тоску нагоняла мысль, что виновником сложившейся ситуации является только он один. От собственной самоуверенной расчётливости получил такой сокрушительный удар…

Он задавал себе вопрос:

«Если бы они не являлись близнецами, если бы одна из них проигнорировала предложение? Что было бы тогда?»

А тогда он бы готовился к собственной свадьбе. Без угрызения совести женился бы по расчету.

И воплотил бы свой блестящий план!

Но эти две особы безжалостным образом оголили в нём нравственные ценности, всё ещё жившие в его душе. Риккардо начал переживать за их судьбы, будто они были ему родными детьми.

Во время антракта в их ложе пытались проникнуть несколько молодых повес. Но лишь одного сурового взгляда герцога было достаточно, чтобы отбить желание молодых людей засвидетельствовать своё почтение дочкам Френсиса.

Но и «собакой на сене» Риккардо не хотел быть.

– Я принесу напитки, – с этими словами он отправился в большой холл театра.

Перед началом второго действия вернулся, держа в руках поднос, на котором стояли бокалы с шампанским. Дамы с благодарностью приняли прохладные напитки.

Глубоким вечером того же дня, когда они вернулись домой и обменялись приятными впечатлениями об опере, довольные женщины разошлись отдыхать по своим комнатам. Мужчины же отправились в кабинет.

– Было приятно побывать на таком мероприятии в Вашем обществе. Это напомнило нашу молодость.

– Мне тоже, – тихо ответил Риккардо своему другу и присел в кресло напротив камина.

– Кстати, трём джентльменам всё же удалось завладеть на несколько минут обществом мисс Мадина и мисс Линды, которые решили во время антракта пройтись вдоль зала, пока Вы ходили за шампанским. Графиня, сопровождавшая племянниц, не стала пресекать эти беседы.

Риккардо посмотрел на Арлена и, поразмыслив, ответил:

– Графиню не в чем обвинить. В конце концов, я ни с кем из её племянниц ещё не помолвлен.

– Вы, так и не определились в своём выборе? Мне кажется, бесконечно это не может длиться? У одной из них должны быть развязаны руки.

– Я знаю об этом.

И невольно подумал:

«Но почему только у одной?»

Арлен налил виски в два бокала и протянул один из них другу.

– Через три недели дамы намерены побывать на балу у герцога Вильгельма Генри Глостерского. Учитывая родство герцога с королём, не трудно представить, какая там будет публика и что может означать этот выход в свет для незамужней девушки.

– Графиня Олкен передала мне вчера приглашение на этот бал, – задумчиво произнёс Риккардо, глядя на свой бокал с виски.

– Мне она тоже вручила приглашение. На три персоны. Для меня, матери и даже для тёти. Кстати, Вы не задумывались, как ей удалось заполучить их?

Риккардо, усмехнувшись, признался Арлену:

– Догадываюсь. Как только графиня Олкен переехала в этот дом, мне стало любопытно, почему такая, простите за откровенность, роскошная женщина не вышла повторно замуж? Я провёл некоторое расследование. И выяснил, у неё есть очень влиятельный покровитель. Он женат. Имени его не назову. Однако хочу предостеречь Вас, не пытайтесь завладеть её обществом. Покровитель такого покушения на свою любовницу не простит. Вы можете потерять очень многое. Вплоть до титула.

– Такое разве возможно?

– Да, если Вас обвинят в государственной измене. По доносу. И уверяю, приведут массу доказательств Вашей антигосударственной деятельности.

– Но это бред! Я никогда не участвовал в мятежах и заговорах. Я вообще не интересуюсь большой политикой! – возмутился Арлен.

– Я это знаю. Но защитить Вас, даже при моих заслугах, не смогу. Поэтому прошу, переключите свой интерес на какую-нибудь другую прелестную нимфу. Даже можете присмотреться к её племянницам. Но тут уж только через женитьбу. Сами понимаете, они находятся под моей опекой.

Не обращая внимания на шутливый тон герцога, Арлен насторожено поинтересовался:

– Когда Вы поняли, что меня заинтересовала графиня?

– Вчера. Во время завтрака, когда увидел, какими глазами Вы смотрите на неё. Арлен, я знаю Вашу любовь к вдовам, но поверьте, в этот раз Вам лучше и не начинать. Графиня не станет Вашей любовницей. А на большее Вы пока не способны. Прошу прощение, за прямоту, – Риккардо залпом опустошил бокал и поставил его на столик.

Арлен допил виски и отправился к двери. Открыв её, повернулся к Риккардо и тихо произнёс:

– Я Вас услышал, герцог. Спасибо, что предупредили. Однако у меня возникла необходимость отлучиться в имение недели на две, но накануне бала мы вернемся. Примете?

– Мой дом – ваш дом! Арлен, Вы мой друг, Ваша жизнь мне небезразлична, не надо её губить связью не с той женщиной.

– Ваша светлость, я всё понимаю. Приятных снов.

Дверь за Арленом закрылась. В кабинете наступила тишина, и лишь угасающий огонь камина легким шипением волновал атмосферу помещения.

Риккардо присел на диванчик, некогда такой родной, но теперь позабытый в связи с ночёвками в герцогских покоях. Мысли путались, но одно он понял сразу, что позавидовал Арлену за то, что тот воспылал чувствами к женщине. Пусть недоступной, но реальной. А Риккардо разрушил это желание. В какой-то степени запретил Арлену хотеть эту женщину. Себя же он не мог заставить проявить интерес к любой из двух невест. Получается, запретить желать женщину можно, а заставить испытывать к ней чувства – нельзя.

Посмотрев с тоской на бутылку с виски, Риккардо вышел из кабинета.

Через пару дней, к всеобщему огорчению, граф Морсби с матерью и тётушкой покинул дом герцога Редклифф. Вечером за ужином Белинда первая нарушила тишину:

– Нам, будет не хватать их. Они прелестные люди.

– Вы правы, – поддержала её Мадина.

– И мне они тоже очень понравились, – с грустью произнесла Линда.

– Не расстраивайтесь, – попросил Риккардо, – как заверил меня граф Морсби, они обязательно вернутся до бала у герцога Глостерского.

Весь вечер Риккардо наблюдал за поведением Белинды, но так и не понял, что на самом деле испытывает она в связи с отъездом Морсби. А впрочем, если он успел вовремя предупредить Арлена насчёт влиятельного покровителя, то отношения молодого графа и вдовствующей графини далеко не зашли.

После ужина Мадина и Линда отправились отдыхать к себе в комнаты, а Белинда, задержавшись за столом, обратилась к Риккардо:

– Позвольте мне с Вами обсудить кое-какие вопросы? Это не займёт много времени.

– Желаете здесь беседовать? Или пройдём в кабинет?

– Лучше в кабинет.

Они прошли в кабинет. Белинда присела на диванчик, а Риккардо сел в кресло. По скованной женской позе было видно, что предстоящий разговор для них будет нелегким. И вскоре графиня заговорила:

– Меня терзают некоторые моменты нашего пребывания в Вашем доме. Как Вы сами понимаете, бесконечно так продолжаться не может. Вы очень гостеприимный человек, и нам очень комфортно у Вас. Однако цель нашего пребывания в этом доме весьма конкретная. И Вы, будучи серьёзным, здравомыслящим человеком, сами знаете её. Мне понятна Ваша рассудительность и неспешность в данном вопросе. Ваше поведение безукоризненно. Нейтралитет, который Вы выдерживаете по отношению к мисс Мадине и мисс Линде выше всяких похвал… Я прошу только об одном, если Вы захотите поговорить о своих сомненьях, обратитесь ко мне. Буду рада помочь. И заверяю, о нашем разговоре никто не узнает.

– Спасибо.

Риккардо встал, подошел к бутылке с виски, налил себе бокал янтарного напитка, облокотился на камин и спросил:

– Скажите, по какой причине они ответили мне согласием? Обе. Они ведь понимали, что это вынудит меня задержать помолвку.

– Мне, кажется, причина не в Вас. А в их сестре.

– В ком?

– В Элеоноре.

– А причем здесь леди Элеонора?

– Это старая история. Не знаю, стоит ли Вам её знать… Ну да ладно. Дело в том, что Элеонора не должна была вовсе выходить замуж за маркиза Хорнсби. Эта участь предназначалась её сестре Эмме. По иронии судьбы, они с ней тоже были близнецами. Эмма и Элеонора дочки Френсиса Редклиффа от первого брака. В раннем детстве они трагически потеряли мать. Она упала с лошади. После её смерти Френсис долго горевал. Но желая девочкам добра, решил найти им новую мать и женился на моей старшей сестре Мери. Через пять лет она родила ему девочек – Мадину и Линду, но сама при этом умерла. Роды для её организма оказались слишком тяжелыми. Френсис больше не женился, а девочками занимались няни и гувернантки. Со временем заботу о младших сестрах взяла на себя Элеонора. Она старалась заменить им мать. Тем самым заглушая боль, занозой сидевшую в её душе из-за потери собственной матери. А Эмма выросла девушкой независимой, с непокладистым, решительным характером. Очень похожая на свою мать. Она-то с маркизом Хорнсби и была помолвлена… Незадолго до свадьбы Эмма совершала конную прогулку. В тот день пошел сильный дождь с грозой… Как нам сказали позже, Эмма не справилась с лошадью, которая понеслась, испугавшись грома и молний. После второй трагической смерти, вызванной падением с лошади, Френсис запретил своим дочкам даже приближаться к лошадям…

Белинда замолчала, вытерла слезу, вспоминая те трагические события. Риккардо не стал мешать и дождался, когда повествование продолжилось:

– Через год маркиз Хорнсби женился на Элеоноре. Я повторюсь – изначально этого брака недолжно было быть. Но, как я поняла, герцог Редклифф был очень настойчив и всё же, уговорил Стивена Хорнсби на брак с другой своей дочкой. Маркиз был увлечён своей первой невестой и тот факт, что Элеонора с Эммой были неразличимы внешне, сыграло на руку для этого брака. Мадина и Линда хорошо помнят эту трагическую историю жизни семьи. И когда Вы предложили любой из них вступить с Вами в брак, они каким-то образом зацепились за эту идею. Поверьте, без моего одобрения согласились на Ваше предложение. Что у них на душе я не знаю. Они избирательно делятся со мной своими переживаниями. Была бы здесь Элеонора, она бы достучалась до их закрытых душ… Порой мне кажется, они просто в восторге от той ситуации, в которой находитесь Вы по их вине.

– Вы думаете, они хотят мщения за свою сестру?

– Я понимаю, нелепо такое предполагать, ведь эта история случилась давно, и Вы совершенно не причём. Но на данный момент другого объяснения их поведению я не нахожу. Моё согласие на переезд в Ваш дом продиктовано исключительно беспокойством за их судьбу. Они неопытны и могут натворить немало бед своим игривым настроем. Я хочу их защитить в первую очередь от них самих… О Вас мне многое известно, мои источники достоверны, – Белинда посмотрела в глаза Риккардо и продолжила. – Вы человек порядочный и не заслуживаете предательства… Я хочу уговорить девочек покинуть Ваш дом и заставить их отказаться от Вашего предложения на брак… Как Вы смотрите на это?

Несмотря на теплое время года, новый герцог любил, когда по вечерам зажигали камин, и не столько для тепла, сколько для уютной атмосферы. Риккардо отошел от камина, присел в кресло. Сквозь полный бокал виски, который находился в его руке, отражались языки пламени, играющие в камине. Риккардо не стал пить и поставил бокал на стол.

– Мне кажется, не стоит сейчас принимать такое решение… Соблазнять Ваших племянниц я не намерен. Мне, как и Вам, небезразлично их будущее. Давайте доверимся судьбе. Я не жалею, что они появились в моей жизни, пусть и при таких пикантных обстоятельствах.

– Ваша светлость, могу я надеяться, что Вы не станете влюблять их в себя?

– Я бы хотел, чтобы они меня полюбили, но не как мужчину, не как любовника. Вам достаточно таких гарантий?

– Не знаю. Я Вам отвечу, но не сегодня. Мне надо подумать. Всего доброго, – с этими словами она тихо покинула кабинет.

Прошло две недели. Белинда не стала воплощать свое желание увезти Мадину и Линду. Их пребывание в доме носило тот же характер. Днём они иногда совершали совместные прогулки. Чаще одни, без герцога, ходили в гости и по магазинам. Вечерами после ужина вели беседы. Риккардо рассказывал о своих приключениях по континенту, заведомо опустив все щекотливые моменты, и не разглашая государственных секретов. Мадина и Линда были в восторге от новых познаний.

Иногда днём Белинда покидала их на несколько часов, объясняя это необходимостью встречи с управляющим её имения. Племянницы верили ей и не задавали лишних вопросов. Риккардо понимал, куда на самом деле уезжала графиня, и тем более не задавал вопросов.

С момента отъезда Арлена, по вечерам он задерживался в кабинете, разбирая корреспонденцию. Полученное сегодня от управляющего одного из поместий письмо содержало ряд вопросов и предложений. И хотя дела обстояли наилучшим образом и не требовали резкого вмешательства, было о чём поразмыслить. Риккардо решил до наступления холодов совершить выезд хотя бы в несколько своих поместий. И ознакомиться с делами на месте. Ему очень хотелось быть хорошим хозяином, а для этого нужно было, по крайней мере, изучить всю специфику дел, проанализировать работу управляющих.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю