290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Агротора. Дожить до зари (СИ) » Текст книги (страница 6)
Агротора. Дожить до зари (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 20:00

Текст книги "Агротора. Дожить до зари (СИ)"


Автор книги: Тея






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 11 страниц)

Ласка из семейства куньих. Самый эффективный метод борьбы с василиском, об этом говорилось во всех древних источниках. Вспомнить о ласке удалось не сразу. Ну и ладно, главное, что вспомнила вовремя и успела заехать в зоомагазин. Спасибо подсказкам Агнии в рисунках.

Осторожно выбравшись из объятий жениха, я оглядела заброшенную стройку, но так и не нашла следов ни василиска, ни недавно купленной ласки. Но я была уверена, что монстр, посланный Кариной, был мертв.

– Ты… глупая… сумасшедшая… дура, – задыхаясь от возмущения, выдал Матвей. Поднявшись на ноги, он рявкнул: – Какого хрена ты отправилась сюда одна?!

Не дав ответить, вампир притянул меня к себе и властно поцеловал. Я не сопротивлялась, наоборот, усердно помогала жениху, обхватив его за шею. Мне сейчас как никогда требовалось чужое тепло.

Нет, я пока не готова уходить на тот свет. Уж лучше я отправлю Богдана к его драгоценному папочке. У меня ведь еще столько незавершенных дел. Как только найду Агнию, буду разбираться с убийцей Алины Спицыной. Помочь отомстить другу – святое дело. Потом уничтожу демона.

Но сейчас на первом месте у меня Матвей, магическая защита которого позволила нам обоим влюбиться без омерзительного обоюдного приворота.

– А знаешь, Матвей, – наконец оторвавшись от безумно приятного поцелуя, хрипло проговорила я. – Боюсь, тебе придется постараться, чтобы наша свадьба состоялась.

– Это еще почему? – обвив мою талию руками, поинтересовался вампир.

Я чувствовала теплую влагу, стекающую с плеч на грудь и на живот под кожаной курткой.

– Потому что сегодня я, возможно, умру от яда василиска, который расцарапал мне плечи.

Это была последняя четкая мысль, а потом наступила темнота.

========== Глава 7 ==========

Ненавижу просыпаться после сражения. Все тело ломит, в голове качественно так звучат удары кувалды, под кожей раздается болезненная пульсация, а в горле жутко пересыхает. Так и просится мысль о том, что лучше бы меня вчера убили героически в сражении, чем вот так вот очухиваться.

Но на этот раз такого не было. Я чувствовала себя вполне бодро, никаких неприятных ощущений не наблюдалось.

– Я знаю, что ты проснулась, – проворчал рядом Матвей.

Первое, что я увидела, открыв глаза – нахмуренные брови жениха и его поджатые губы.

– Привет, – поздоровалась я.

– Ты ведь совсем не беспокоишься по поводу того, что вчера чуть не умерла? – как-то обреченно уточнил Матвей.

Я перевернулась на спину и села в кровати.

– Так прошла всего одна ночь? Вау, обычно я прихожу в себя не меньше двух суток.

Матвей продолжал лежать на кровати, подложив под голову обе руки.

– Ну разумеется, я же тебя своей кровью напоил, – иронично заметил вампир.

Я прищурила глаза:

– Ты же не…

Матвей криво усмехнулся и официальным тоном объявил:

– Первый обмен кровью свершился.

– То есть теперь ты можешь слышать мои… Стоп, а мы где?

Очевидно, квартира, один из самых высоких этажей. Спальня обставлена дорого и со вкусом. Ну конечно же…

– Это моя квартира, – озвучил мои догадки вампир. – И мне пришлось основательно накормить тебя своей кровью, чтобы ты выжила. Больше так не делай.

Я фыркнула, но ничего не сказала. Ага, как же. Ты еще не из одной передряги меня будешь вытаскивать, женишок…

– Не буду, – проворчал Матвей. – Сама влезла, сама и выбирайся.

Вот же сукин сын!

– Не читай мои мысли! – возмутилась я. Матвей только пожал плечами. Мы оба знали, что после первого обмена кровью часть моих мыслей непроизвольно открыта для вампира. Ни он, ни я никак не можем это контролировать.

Ни капли не смущаясь того, что я в одном нижнем белье (очевидно, Матвей стянул с меня мокрую и грязную одежду, когда спасал от яда василиска), я надела красную рубашку жениха, валявшуюся прямо на полу. Вампир с довольной усмешкой наблюдал за этим.

– Ты знал, что Наталья нас приворожила друг к другу? – серьезно спросила я.

Матвей вздохнул:

– Я догадывался. Но особо не беспокоился. Свою защиту я ставил за границей, у лучших мастеров своего дела. Знаешь, что сказал мне Бобровский на помолвке?

Поджав под себя ногу, я присела на краешек кровати и вопросительно приподняла бровь.

– Никто и не заметит, если я обращу тебя еще до свадьбы и до оформления документов, – признался Матвей. – Их Григорий лично сделает задним числом.

– Ага, значит, увидев, какая у меня насыщенная жизнь, ты решил начать это дело сразу, – понимающе кивнула я. Вампир напрягся, ожидая, возмущения. Я же только пожала плечами: – Ну ладно. Когда состоится второй обмен?

– Вообще-то, уже пора, – взглянув на циферблат часов на прикроватной тумбочке, ответил Матвей. – Правда, сначала я должен тебе кое-что сказать.

Ну давай, удиви меня.

Проницательно взглянув своими очаровательно зелеными глазами, жених признался:

– Один журнал настойчиво просил об интервью. И нам нужно дать его, чтобы наша история стала более достоверной.

– Когда? – Я снова удивила Матвея, не став спорить.

– Через четыре часа.

Я подскочила и всплеснула руками.

– Что же ты раньше не сказал? – забеспокоилась я. – Мне же нужно съездить к Агнии в квартиру, где хранятся мои… О Боже, Анатолий!

Я же велела ему после заката звонить Дариушу! Ох, что сейчас с другом творится!..

Матвей хмыкнул:

– Помощник твоей сестрицы? Начиная с пяти часов вечера, он активно пытался дозвониться до тебя. Я уж начал ревновать, но потом поговорил с Толей. Он успокоился, узнав о твоей безопасности. И предложил привезти одежду. Чудесный парень.

Я облегченно выдохнула и упала на кровать, устроив голову на животе Матвея. Вампир не возражал, он с удовольствием начал перебирать пряди длинных черных волос.

– Сразу после третьего обмена становятся вампиром? – шепотом спросила я.

Жених покачал головой:

– После третьего обмена кровью пройдет двадцать четыре часа, пока твой организм не начнет меняться. Превращение может занять от одного часа до пяти. И… оно очень болезненное.

– Я не боюсь боли, – отозвалась я, вспомнив пытки, которые устроил для меня с позволения моей бабки Антон Волков.

Некоторое время мы помолчали. Было приятно закрыть глаза и расслабиться, чувствуя ровное дыхание Матвея и ласковые движения его пальцев в своих волосах.

– Ты какую хочешь свадьбу? – мягко спросил Матвей. – Скромную или нет?

Не открывая глаз, я усмехнулась:

– Разве Совет позволит нам сыграть тихую свадьбу? Они заставят нас сыграть свадьбу для широкой публики.

– Нас не заставят, – убежденно возразил вампир. – Мы сделали то, что им было нужно: объединили семьи. А все остальное – вид свадьбы, количество детей, домов и животных – это наше дело. Если ты вообще не захочешь играть свадьбу, мы просто пойдем вдвоем и распишемся в загсе. И не будет никакого празднования.

Я удивленно посмотрела на Матвея, оторвав голову от его живота:

– Ты правда так сделаешь?

– Для тебя, милая, я готов луну с неба достать, – ласково признался вампир.

Наигранно надув губы, я заявила:

– Я не хочу луну, я хочу дом на берегу моря.

– Какую страну предпочитаешь? – вполне серьезно уточнил Матвей.

Я ответила честно:

– Болгария.

Вампир улыбнулся так, что я поняла: моим свадебным подарком будет домик в Болгарии. И от его заботы стало так приятно на душе.

– Сонь, – позвал меня через пару минут Матвей, когда я вновь закрыла глаза. – Я отказался от того пункта в контракте про измену. И… прости меня.

Я простила. Он ведь уступил, значит, поверил.

Ну все. Хватит нежиться.

Перестав валяться на животе вампира, я села на кровати, а уже через мгновение оседлала Матвея, вызвав у того удивленный выдох. То ли еще будет, милый. Устроившись поудобнее, я с усмешкой почувствовала через одеяло поднимающееся достоинство вампира. Оказывается, его не нужно подготавливать, такое ощущение, что вампир, как пионер, – всегда готов. К слову сказать, он спал в одних боксерах, я это сразу заметила.

Наклонившись, я ласково прикусила нижнюю губу Матвея и протянула:

– Кажется, пора обмениваться кровью.

– Только кровью? – хрипло проговорил жених и уверенно положил руки мне на бедра, постепенно забираясь под рубашку.

Я вновь выпрямилась и, медленно расстегивая пуговицы на рубашке, потерлась о напряженное желание мужчины.

– Ладно, не только кровью, – игриво согласилась я.

Когда рубашка была полностью расстегнута и отброшена в сторону, руки Матвея дошли до края бюстгальтера и продолжили свое движение, едва я ловким движением расстегнула лифчик и отправила вслед за рубашкой. Я резко выдохнула, едва холодные руки вампира уместились на груди. Соски неуклонно твердели под ладонями Матвея, и вместе с этим ширилась его довольная усмешка.

– Сначала кровь или секс? – нетерпеливо прикусывая от нарастающего желания губы, хрипло поинтересовалась я.

Матвей облизнулся, из груди его вырвался смешок:

– Я бы предпочел сделать все это одновременно.

Миг, и я оказалась подмята вампиром, а одеяло отодвинуто. Матвей поцеловал меня, одной рукой упираясь в матрас, другой – исследуя мое тело. Аромат одеколона мужчины сводил с ума. Когда его проворные пальцы приблизились к паху, я, не разрывая поцелуя, послушно раздвинула ноги. Кружевные трусики, препятствие на пути Матвея, без труда были порваны и выброшены подальше.

– Ты даже не представляешь, как сильно я ждал этого момента, – выдохнул мне в губы вампир.

Матвей поцеловал быстро бьющуюся жилку на шее, одновременно даря приятные ощущения поглаживаниями клитора. Инстинктивно двигая бедрами навстречу умелым пальцам вампира, я слегка постанывала. Жажда большего накрыла с головой. Кажется, я шептала что-то бессвязное, умоляя Матвея. Но тот оставался непреклонно терпелив.

Когда вампир слегка прикусил яремную вену, возникла мысль, что вот сейчас он укусит, но нет. Приятные ощущения возникли не у шеи, как ожидалось, а ниже, где Матвей ввел внутрь два пальца, убеждаясь, что я готова для него.

Из-за затуманенного сознания нетрудно было пропустить момент, когда жених избавился от боксеров. Но вот забыть, как Матвей в первый раз вошел в меня, не смогу никогда. Он двигался внутри, идеально подходя размерами, вознося все выше и выше. Я уже в голос стонала и крепко обвивала ногами его торс, и при всем желании нельзя было разъединить нас.

Находясь внутри меня, вампир взял подбородок и запечатлел жадный поцелуй на губах. Я с радость ответила Матвею, чувствуя приближающуюся волну удовольствия внизу живота. Словно прочтя мои мысли, вампир задвигался резче, вбивая меня в матрас. Матвей ловил губами каждый мой стон, но когда я воскликнула в финальном наслаждении, он опустил голову и впился зубами в шею. Сначала почувствовалась острая боль, которая перешла в не менее острое наслаждение. Позабыв обо всем, я кричала имя жениха, сжимая мышцами орган Матвея. Яркие фейерверки на маленькую вечность заменили мне зрение.

А вампир все продолжал пить мою кровь, и я была совсем не против. Только пришлось перестать обвивать ногами торс любовника, так как даже на это не было сил.

В последний раз сделав глоток, Матвей лизнул ранку и оторвался от шеи. Я встретила его счастливый взгляд сквозь прикрытые ресницы. Словно имитируя сцену из старых фильмов, вампир своими длинными белоснежными клыками прокусил себе запястье, и по руке тут же полилась алая кровь.

– Пей, – велел Матвей, подставив запястье к моему рту. К слову сказать, он все еще находился во мне, такой же напряженный, как и раньше.

Я приоткрыла рот и сделала первый глоток. Странно, но кровь по вкусу напоминала вовсе не кровь… Это было как вино, терпкое, безумно приятное, которое хотелось пробовать снова и снова…

В это время Матвей начал вновь двигаться. Почти с нечеловеческим рычанием он вбивался в меня, его глаза стали полностью серебристыми, как и у любого вампира на пике наслаждения.

В какой-то момент рана на запястье мужчины заросла, и я с удивлением осознала – а ведь я знаю, что чувствует Матвей. Всепоглощающую страсть. Желание обладать. И где-то в глубине – ревность. В основном к Владу, но не только к нему.

Знать, что чувствует Матвей, было удивительно и прекрасно. Ведь с каждым ускоряющимся толчком я ощущала не только свое удовольствие, но и жениха. От этого оргазм стал ярче и волшебней…

Уже потом, отдышавшись, я с трудом произнесла:

– Второй обмен кровью свершился.

***

Андреа Сакс, известная журналистка русского происхождения, непонятно зачем использующая иностранный псевдоним, сидела перед нами с видом победителя. Еще бы, она первая и единственная, кто получит эксклюзивное интервью от «самой экстравагантной пары года» по версии одного модного журнала.

Мы с Матвеем устроились на кремовом кожаном диванчике, журналистка напротив нас на таком же кремовом и кожаном кресле. Невысокая молодая женщина в элегантном брючном костюме красного цвета и с дорогой стрижкой смотрелась на моем, я бы сказала, агрессивном фоне очень выгодно. Вся такая хрупкая, добрая, со слегка наивной улыбочкой… за которой наверняка скрывались острые зубы акулы. Иначе как эта невинная с виду дамочка могла занять должность в самом популярном журнале в стране?..

– Прежде всего, я хотела бы поздравить вас с помолвкой, – звонким голосом заметила красавица. Её голубые глаза прошлись по нашим соединенным рукам. – Несомненно, вы сумели создать скандальную, но романтичную историю.

Матвей слегка наклонил голову, взял мою руку и, мягко поцеловав костяшки пальцев, обратился к Андреа:

– Анастасия Александровна, давайте сразу к вопросам.

Журналистка пораженно уставилась на вампира, но тут же скрыла свое удивление. То же самое с трудом сделала я. Журнал, в котором работала Сакс, заботился о своих работниках, и её настоящее имя узнать было практически невозможно…

Но, похоже, Матвею удалось сделать невозможное.

– Что ж, как скажете, – прочистив горло, произнесла Андреа. Сверившись со списком вопросов на своем планшете, женщина подняла на меня взгляд: – Многие наши читатели задаются одним вопросом. При поддержке такой семьи, как ваша, ничего не стоило стать успешной в любой профессии. Но вы выбрали профессию агроторы. И даже больше – отучившись в Академии и получив предложение работать в Москве, вы до последнего скрывали свою личность. Что же вас вдохновило на это?

Мысленно я вздохнула. А ведь была надежда, что тему моей профессии не затронут. Размечталась девочка, ага.

– В юности я не была до конца уверена в выборе своего будущего, – вежливо улыбнувшись, начала я. – Мне хотелось помогать людям, но ничего конкретного на ум не приходило. Когда проявился мой дар, я совершенно случайно поняла, что знаю, как его можно применять. Я стала наказывать преступников, смогла мстить за тех, кто уже не был способен сделать этого сам.

Андреа кивнула, принимая мой ответ, и чуть изменила положение.

– Матвей, а вы знали, кем работала София, когда только с ней познакомились? – поинтересовалась журналистка и нервным движением поправила светлые волосы.

Вампир несильно сжал мою руку и мягко заметил:

– Нет, не знал. Она была просто дерзкой красавицей, которая, хоть и узнала во мне Вишневецкого, но не стала лебезить, как делают многие. И все-таки было в ней что-то загадочное и опасное… Я не мог не заинтересоваться ею.

– Вы узнали, что она из семьи Стрельцовых… И какова была ваша реакция?

Матвей усмехнулся и обвил мою талию одной рукой.

– В тот момент я был настолько влюблен, что был готов сам взять фамилию Стрельцовых, – заявил он. Можно ли врать с таким влюбленным голосом? Как оказалось, можно. Тем более после того, что случилось чуть ранее в спальне Матвея…

Андрея засмеялась, но как-то неестественно.

– София, вы ведь уже познакомились с семьей жениха. Что можете сказать о них?

Хотелось фыркать. Но я заявила с самым воодушевленным выражением лица:

– О, я даже не ожидала, что семья Матвея окажется настолько милой! К сожалению, у меня не было возможности хорошо узнать каждого будущего родственника, но, скажу вам по секрету, – я понизила голос, якобы рассказывая важную информацию, – я готова выйти замуж за Матвея только для того, чтобы у меня была такая замечательная свекровь! Знаете, есть много анекдотов по поводу отношений свекрови и невестки, но это определенно не про нас. Марианна потрясающая женщина, я восхищаюсь ею.

Матвей уткнулся лицом в мои волосы, скрывая улыбку. Уж он-то знал, какая у него «потрясающая» мать!

– Это замечательно! – улыбаясь, заверила меня Андрея. Ха, повелась. – И вы уверены, что готовы стать частью их семьи?

– Безусловно! – закивала я. Хотела сказать, что таких открытых и добрых вампиров я еще не встречала, но подумала, что это уже перебор.

Вмешался Матвей:

– На самом деле, Соня тоже очень понравилась семье. Помимо, может, Влада. Брат наверняка завидует, что именно я нашел такую красивую невесту.

Андреа рассмеялась вслед за Матвеем, я только улыбалась. Все ревнуешь, милый мой…

Еще где-то с час Андре выпытывала у нас каверзную информацию. Составили ли мы договор? Люблю ли я Матвея? А он меня? Готова ли я стать вампиром? А матерью? Уверена ли я в своем выборе? Где будет свадьба? И прочая ерунда. К концу интервью я поняла очень важную вещь – я ненавижу интервью.

Когда Андреа ушла, я с облегчением распустила волосы. Ненавижу пучки, чувству себя в них старухой! Галина часто делала пучки…

– Ты очень хорошо справилась, – заметил Матвей, снимая пиджак.

Я нахмурилась, наблюдая, как следом за пиджаком в сторону полетела рубашка.

– И что ты делаешь? – полюбопытствовала я. – Тебе же вроде по делам ехать надо.

– Надо, – согласился вампир, расстегивая ремень. – Но я знаю, как меня любит избегать моя невеста, и прежде чем поехать в офис, я как следует накажу её за попытки бегства.

Я насмешливо подняла бровь. Ну да, как же! Мне хватило первого раза, а сейчас…

– Меня ждут неотложные дела, – заявила я и направилась в спальню, именно там и была сумка с моими вещами. Ага, как же. Меня тут же прижали к кожаному дивану, на котором я мучилась полтора часа под любопытными взглядами Андреа.

Естественно, вампир был сильнее, и ему ничего не стоило одной рукой удерживать оба моих запястья над головой. Вообще-то, я бы без труда смогла остановить Матвея, но после его последующих слов делать это совершенно расхотелось.

– Ты такая сексуальная в этой формальной одежде, – жадно сминая мои губы, простонал мужчина.

Вот уж не думала, что черная юбка-карандаш длиной ниже колен и стандартная белая блузка с длинными рукавами и закрытым горлом может так завести. Ну да ладно, это дело вкуса.

Расслабившись, я подставила шею под горячие поцелуи жениха, с удовольствием раздвинула ноги, едва Матвей задрал юбку… И на время забыла обо всех проблемах и страхах…

***

Видимо, не такие уж и срочные дела были у Матвея, раз отпустил он меня только под вечер. В итоге к восточной черте города я подъехала только в половине седьмого вечера. Оставив автомобиль в километре от намеченной цели, я пешком направилась по леску. Это даже лесом не назовешь – редкие тополя, изредка шум машин вдалеке, слабое пение птиц. Тем не менее, здесь был единственный заброшенный мясной завод с восточной стороны города, так что пришлось терпеть это подобие природы.

Здание уже совсем разрушилось. Так, парочка кирпичных стен, поросших плющом, еще стояли, да едва держались на них остатки крыши, но это ненадолго. Все скрывал бурьян, и только острый взгляд мог отличить чуть примятую траву… тропинку, по которой недавно начали ходить.

Для начала прислушалась. Никаких лишних звуков, разговоров или чего-то еще. Тогда я осторожно выбралась из-за кустов и, скрываясь в траве, медленно подобралась ближе с противоположной от тропинки стороны.

И едва я оказалась у кирпичной стены, послышалось шуршание травы, и, приближаясь, знакомый голос раздраженно заметил:

– Не пойму, для чего тебе эта девка?

Карина, чтоб её василиски съели. Появилось острое желание выскочить и убить её, но второй голос отрезвил.

– Эта… как ты выразилась, «девка», – терпеливо произнес незнакомый мне мужчина. – Является моей суженой. Она должна родить мне, и только она. Её бабка не просто так сделала её демоноподобной.

Голоса окончательно приблизились. Теперь они стояли совсем рядом, за той самой кирпичной стеной, которая скрывала меня.

Карина простонала:

– Милый мой, любимый… Я готова родить тебе сотню демонят, только скажи!

Богдан (а это наверняка он) презрительно фыркнул:

– Ты всего лишь жалкая колдунья, знай свое место!

Что удивительно, Карина промолчала. Я мысленно присвистнула, но продолжила вслушиваться.

– Итак, теперь Соня в городе. Мечется в бессмысленных поисках своей драгоценной сестренки, – размышлял демон. – Как бы устроить встречу с ней?

Убей себя, я с удовольствием приду на твои похороны.

– Просто подойди и представься, – слабо буркнула… Агния? О Боги, это Агния, и она прямо за этой ветхой кирпичной стеной!

Демон низко рассмеялся и сказал:

– Мне действительно жаль, Агния, что не тебя выбрала Галина. Мне нравится твой острый язычок.

Сестра хрипло рассмеялась:

– Это еще что. У самой Сони этот язычок еще и ядовитый.

Вот же… сучка единокровная! Хотелось одновременно убить её и расцеловать.

– Правда? – восхитился демон. – Так это же прекрасно! Вечность с ней будет весьма… интересной.

– Вечность в преисподней без неё тебя не устраивает? – фыркнула Агния.

Послышался звук пощечины, а затем Карина рявкнула:

– Не смей так разговаривать с господином!

– С господином? – слабо рассмеялась Агния. – Вы что, садомазохизм практикуете?

– Довольно, – спокойно оборвал перепалку Богдан. – Агния, потерпи еще немного. Я заберу Соню и исчезну из твоей жизни.

Заберешь, как же. Я скорее убью себя, но из принципа не отдамся в твои руки.

– В ближайшие два часа мне нужно встретиться с одним человеком. Останься с Агнией, Карина. Не смей трогать девушку. Но и глаз с неё не спускай, – велел Богдан.

Карина пролепетала что-то, но Богдан ушел. Послышались приглушенные ругательства, возня, и минут пятнадцать было тихо.

Убедившись, что демон не вернется, я медленно поднялась и осторожно выглянул из-за стены. Карина сидела на полу, подперев головой стену, и смотрела в никуда. Женщина слегка покачивалась. Агнию видно не было.

Я невозмутимо вышла из-за стены. Карина даже не заметила этого. И лишь когда Агния пораженно прошептала мое имя, соизволила сфокусировать взгляд. Чтобы тут же недовольно прищуриться.

– Ты жива?! – выплюнула Карина, поднимаясь. Я криво ухмыльнулась, давая женщине время прийти в себя. – Так вот почему мой малыш не вернулся… Убийца! Ты убийца!

По щекам психопатки побежали слезы, но я не особо сочувствовала ей. Посмотрев на связанную Агнию, свернувшуюся в позу эмбриона у той самой стены, за которой я пряталась. Вид у неё был ужасно усталый, казалось, сестренка вот-вот упадет в обморок.

– Карина, – ласково проговорила я, переводя взгляд на мамочку василисков. – Приготовься к смерти.

Тело психопатки тут же вспыхнуло огнем. Колдунья завопила и начала кататься по полу, пытаясь сбить с себя огонь. Я почувствовала отвратительный запах горелого мяса, но не пыталась уменьшить огонь. Пока вопящий живой факел катался по земле, подошла к Агнии и без труда прожгла веревки.

– Милая моя, я отвезу тебя домой, – мягко произнесла я, помогая сестре встать.

От слабости и неожиданности Агния потеряла сознание, и я едва успела подхватить её за талию.

– Вроде худющая, а весишь больше меня, – пропыхтела я. Пришлось сосредоточиться, чтобы продолжить сжигать уже бессознательную Карину… хотя её больше нельзя было узнать – это был обугленный и воняющий кусок… непонятно чего.

Выжигая труп до такой степени, чтобы его невозможно было опознать, я рассеянно размышляла, где поблизости есть хорошие больницы – Агния наверняка была обезвоженной и голодной.

Когда я оттуда уходила, то не оглядывалась.

========== Глава 8 ==========

В конце длинного белого коридора показался Матвей. Увидев меня, он застыл, а в следующее мгновение оказался рядом со мной, несильно сжимая шею рукой. Полы его белого халата взметнулись и медленно упали.

– Мало того, что ты не оповестила меня об угрозе жизни Агнии, – прорычал Матвей, приблизив свое лицо. – Так ты еще и отправилась на её спасение без меня через день после серьезного ранения. Клянусь, еще одна такая выходка, и я посажу тебя на цепь.

Я открыла рот, собираясь протестовать, но Матвей нагло заткнул меня поцелуем. Вот сукин сын!

Но целуется классно…

Нескоро, совсем нескоро послышалось вежливое покашливание.

– Молодые люди, я слышал вашу историю и искренне рад за вас. Но не могли бы вы выражать свои чувства в более подходящем месте?

Неохотно оторвавшись от жениха, я взглянула на Владимира Сергеевича, невысокого пожилого мужчину. Он осматривал Агнию, пока мы с Матвеем… хм… выясняли отношения.

– Извините, Владимир Сергеевич, – смущенно пробормотала я, отстраняясь от вампира. Тот пригладил волосы и выдал врачу счастливую улыбку.

Седой врач покачал головой и хмыкнул себе в бороду.

– Понимаю, в молодости все чувства острее, и не хочется терять ни мгновения с любимыми, – мудро заметил мужчина. – Но у вас впереди вечность, а у нас тут, как-никак, больница.

Поправив больничный халат, я спросила:

– Как там Агния?

– Легкое обезвоживание, усталость… и не более того, – пожал плечами Владимир Сергеевич. Матвей обнял меня одной рукой, но я не обратила внимания. – Через пару дней будет как новенькая.

Я облегченно выдохнула.

– Спасибо большое, – наклонил голову Матвей. – Агния в сознании?

Мимо пробежал мальчишка лет пяти, случайно врезавшись в вампира. Жених с наигранной суровостью погрозил парнишке пальцем, и тот со смехом скрылся в одной из палат.

– На данный момент она спит, – покачал головой врач. – Вы можете навестить её завтра.

– Владимир Сергеевич, прошу, как только сестра проснется, позвоните мне! – взмолилась я, в нетерпении заправив мешающие волосы за уши. – В любое время дня и ночи.

Я добилась его обещания и со спокойной душой отпустила врача. Матвей, слегка улыбаясь, проводил мужчину глазами.

– Не знал, что ты такая заботливая, – мягко заметил вампир. Я показала ему язык и направилась по коридору к лифту.

– Когда дядя после смерти жены отдал Агнию и её братьев на попечение моего папы, – начала я, не поворачивая голову в сторону идущего рядом Матвея. – Сестра очень переживала по этому поводу. Мало того, что мать погибла, так еще и отец бросил… Она была уже достаточно взрослой, считали мои родители, и все внимание уделяли Степе и Глебу. Только я одна знала, насколько ей плохо, насколько она страдает. Не мама, не папа и даже не Олег ездили вытаскивать её из притонов, в которых она старалась погасить боль. Не они обливали её холодной водой, чтобы Агния протрезвела до прихода остальной семьи. Кто бы что ни говорил, именно она самый родной для меня человек. Потому что только мне она открыла всю свою боль, именно она верила только мне. У мамы, папы и всех моих сестер и братьев не было такой необходимости во мне, как у неё. Поэтому я чувствую ответственность за Агнию.

Мы дошли до лифта. Когда железные двери задвинулись, и кабина понесла нас вниз, Матвей тихо произнес:

– Никогда такого не испытывал. Моя семья… непригодна для подобного.

Я только усмехнулась. А что тут еще скажешь? Нет, можно было бы выпалить что-то вроде «теперь у тебя есть я», но ведь это будет неправдой. Только время способно показать и доказать, а слова остаются пустыми и бессмысленными.

– Перед тем, как ты сообщила про Агнию, – произнес Матвей, когда мы оказались в гулком холле, переполненном людьми. – Мне позвонили с Москвы. В общем, требуется мое срочное присутствие.

– Та-ак, – протянула я, не зная, что еще сказать.

Вампир любезно открыл передо мной стеклянную дверь, выпуская на улицу. Солнце как раз начало прятаться за деревьями, окружающими территорию больницы.

– Ты ведь не поедешь сейчас в Москву? – уточнил Матвей, пока мы медленно брели в сторону парковки.

Я рассеянно подумала о том, что где-то по Питеру ходит разозленный демон, и бежать от него глупо, все равно найдет. Да и навлекать опасность на оставшихся в Москве Олега и Машу не хотелось… Что уж говорить о не до конца исцелившейся кузине

– Конечно, нет. – Я выдала слабую улыбку.

Матвей поправил черный пиджак и вздохнул:

– Тогда у меня есть два варианта. Или мы приостанавливаем превращение до более удобного времени, или сейчас совершим финальный обмен кровью, и через пару часов к тебе прилетит Анастасия. Она проследит за превращением вместо меня.

Если я стану вампиром сейчас, то лишусь пирокинеза и возможности бороться с Богданом… С другой стороны, как демон он наверняка владеет огнем лучше меня. Но я уже не буду бояться религиозных атрибутов… в отличие от него. А еще обрету повышенную регенерацию. Но что самое лучшее – зачать детей с вампиршей может только вампир. Не колдун, не волколак… и не демон. Это будет лучший козырь, даже если после этого Богдан убьет меня.

– Анастасию это не затруднит? – усомнилась я.

Матвей насмешливо посмотрел на меня и выдал:

– Моя прабабушка до сих пор не приняла до конца ни маму, ни мужа тети Вики Игната, а ведь прошло полвека со дня их свадьбы. А тебя уже при первом знакомстве одобрила. Теперь она всегда будет на твоей стороне.

Мне понравилась это мысль, ведь Анастасия мне тоже показалась интересной личностью.

– Значит, пусть прилетает, – решила я.

Вампиру не особо понравился мой выбор, но, кажется, он надолго запомнил урок с платьем, так как ничего не сказал против.

– Итак, решено, – кивнул Матвей, не отрывая от меня испытующего взгляда. – Сонь, ты ведь помнишь, что я чувствую тебя?

– Да, мне страшно, – призналась я. – Боль… это ладно, но неизвестность за ней… И не забывай, что и я тебя неплохо ощущаю. Ты счастлив, что превращение произойдет так скоро.

Вампир криво улыбнулся, не скрывая своей радости. Он взял меня за руку и повел к своей машине.

– Жаль, что у меня мало времени, – сказал Матвей, когда мы оба оказались внутри навороченного автомобиля. Эти кожаные сиденья так противно скрипят… Мы сменим их. – Я бы с удовольствием занялся тобой лично.

Я скептично подняла бровь:

– Это кто кем займется еще, выскочка.

– Я выскочка? – на удивление искренне рассмеялся вампир. – И подобное сказала амбициозная агротора с завышенной самооценкой.

Мы встретились глазами. Удивительно бледные зеленые глаза жениха с теплом изучали мои, и сердце от одного только взгляда ускоряло свой темп. Впервые секс не стоял в приоритете. Нет, влечение, безусловно, присутствовало, но просто погулять с Матвеем хотелось больше, чем впиться в его губы. Любовь? Или просто старею?

– Соня… – едва слышно прошептал вампир, взяв мою горячую ладонь в свою холодную. – Сколько парней потенциально могли бы стать твоими ухажерами?

Я растерянно моргнула.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю