290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Агротора. Дожить до зари (СИ) » Текст книги (страница 4)
Агротора. Дожить до зари (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 20:00

Текст книги "Агротора. Дожить до зари (СИ)"


Автор книги: Тея






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 11 страниц)

Матвей неохотно оторвался от моих губ и с близкого расстояния посмотрел мне в глаза.

– Что случилось? – тихо спросил он. – У тебя в глазах слезы.

Удивительно, как я еще не начала биться в истерике. Весь вечер я держалась уверенно, но известие об убийстве Рихтера меня сбило с ног. Хотя сам Рихтер очень громко смеялся бы, если узнал, что я плачу по нему. У него вообще было странное чувство юмора.

– Мне просто сказали кое-что, – отводя глаза, шепнула я. Улыбка так и не исчезла с моего лица, а слезы можно было принять за слезы счастья. – Кое-что по работе. Пожалуйста, я не хочу об этом говорить.

Матвей кивнул и перестал меня расспрашивать. Скорей всего, потому что к нам хлынула толпа желающих поздравить с помолвкой. Лица, счастливые и не очень, как одно мелькали перед глазами, я уже не различала их. Просто стояла, улыбалась, кивала в нужных местах и цеплялась за руку Матвея. Мне отчаянно нужна была поддержка.

Поскорей бы этот вечер кончился.

– Матвей, мерзкий ты гаденыш! – раздался звонкий голос.

Я удивленно подняла глаза и увидела перед собой очаровательную загорелую блондинку с лучистыми голубыми глазами. Она уверенно поцеловала Матвея в подставленную щеку, и я бы заревновала чисто из принципа, если бы её длинное сиреневое платье не обтягивало огромный живот. Я плохо разбираюсь в определении срока беременности, но… не пора бы уже ребенку появиться на свет этак месяца два назад?

– Привет, Полина, – тепло поздоровался Матвей и сильнее прижал меня к своему боку. – Познакомься, это Соня, моя невеста.

Непривычно слышать, как кто-то меня так называет. Я едва заметно поморщилась и протянула руку девушке.

– Привет, – немного натянуто улыбнулась я.

К нам подошел высокий, ростом с Матвея, брюнет, и властно прижал Полину к себе, при этом внимательно разглядывая меня.

– Я Илья Мередин, муж Полины и лучший друг Матвея, – серьезно сказал мужчина и протянул мне руку. Он не светился, глядя на нас с Матеем, как Полина, а значит, знал правду о нашем союзе. Несмотря на его цепкий взгляд и недовольно поджатые губы, он мне понравился. Сразу видно, Илья был честным человеком, точнее, вампиром. Если, конечно «честный вампир» не оксюморон.

Когда с приветствиями было покончено, Полина возмущенно воскликнула:

– Матвей, почему ты нас раньше не познакомил? Узнать о помолвке на самой помолвке не очень приятно!

Он пожал плечами и покаялся:

– Извини. Соня сначала хотела привыкнуть к умеренному вниманию со стороны журналистов, ну, после того, как весь мир узнал об её профессии. Теперь, когда мы объявили о нашей скорой свадьбе, папарацци будут просто преследовать её!

Я несильно пихнула жениха в бок и заявила:

– Вообще-то Соня и сама может говорить, без твоей поддержки!

Матвей только проворчал, а Полина с Ильей рассмеялись.

– Извини, – виновато пожала плечами она. В защитном жесте Полина положила руку на живот, и её тут же накрыл Илья. Это было настолько мило, что я не смогла сдержать улыбки. – Соня, нам нужно как-нибудь встретиться. Я так давно ждала, когда Матвей влюбится, что просто обязана узнать все о тебе!

Многозначительно опустив глаза на её живот, я со смехом заметила:

– Не думаю, что в ближайшие месяцы у тебя будет для этого время.

– Это точно, – звонко рассмеялась Полина. Убрав светлый локон за ухо, девушка лукаво заметила: – Но, в конце концов, можно вручить ребенка на один день его папе. Разве не для этого нужны мужья?

Я широко улыбнулась и со вздохом заметила:

– К сожалению, я ближайшие три недели проведу в Питере. Но потом мы обязательно встретимся.

Лицом Матвей никак не высказал своего удивления, но его рука на талии крепко сжалась, показывая, что вампир достаточно разозлен. Ну да, я тоже не люблю узнавать новости последней, что поделать.

– Очень жаль, – вздохнула Полина и улыбнулась: – Тогда обязательно загляни к нам после поездки! Я очень хочу, чтобы мы подружились!

Подруга Матвея была настолько светлым и добрым вампиром, что казалась ангелом. То ли будущее материнство так влияло на неё, то ли она сама по себе была доброжелательной, но мне вдруг очень захотелось стать её другом. На улыбчивом лице Полины не было не одной тайной мысли, она, казалось, излучает свет. Редко когда встретишь такого человека.

– Я надеюсь, мы подружимся, – слегка кивнула я, но Полину это удовлетворило.

Большего никто из нас сказать не успел, так как с моей стороны рядом оказался высокий брюнет с карими глазами и легкой ухмылкой. Один из тех, для кого и было разыграно сегодняшнее представление.

– Григорий Алексеевич, приятно, что вы посетили нашу помолвку, – ровным голосом произнес Матвей, не отпуская меня. Впрочем, мне его руки мешали все меньше и меньше и даже приносили спокойствие.

Я слегка приподняла бровь и с прищуром поглядела на Бобровского, давая ему понять свое отношение. Вампир только шире ухмыльнулся и спросил у Матвея:

– Позволишь пригласить твою прекрасную невесту на танец?

– Только если она сама не против, – неохотно отпустил меня Матвей. Интересно, он боялся, что я нагрублю Григорию или что он меня запугает? Все это могло случиться с одинаковой вероятностью.

– Наверняка танцевать с вами будет одно удовольствие, – с долей сарказма заметила я.

Бобровский протянул руку, а когда я её приняла, повел меня в центр зала, где танцевали несколько пар.

Григорий неторопливо закружили меня в танце, и я напрямик спросила:

– Вас и госпожу Маркову удовлетворила сегодняшняя игра?

Он хищно улыбнулся:

– Более чем. Вы с Матвеем действительно чудесная пара. Даже я не смог распознать, играете вы или по-настоящему влюблены.

К моему неудовольствию, вампир прижал меня к себе чуть сильнее, но не из личного интереса, а чтобы позлить. Но так его аристократичное лицо стало еще ближе, я видела, как в глубине бездонных карих глаз начинают сверкать серебристые искры, какие бывают только у вампира.

– Надеюсь, вы не будете медлить со свадьбой и обращением? – почти угрожающе поинтересовался Григорий, но я не обратила на это внимания и слегка пожала плечами:

– Мы с Матвеем еще этого не обсуждали, но я планировала подать заявление об обращении на этой неделе, перед выездом в Питер.

Вампиры – народ бессмертный, нужно хорошенько постараться, чтобы убить представителя рода немертвых. Именно поэтому численность обращенных жестко контролируется государством, и без официального согласия правительства превращать людей в вампиров строго запрещено. Поэтому нужно предъявить серьезную причину для обращения и ждать, пока заявление рассмотрят. Обычно на это уходит от полугода до двух лет.

– Я лично прослежу, чтобы после возвращения заявление уже было рассмотрено, – заверил Григорий и крутанул меня так, что закружилась голова. – И через месяц ты сможешь стать вампиром, Соня. Ты готова к этому?

– Я хочу поскорее стать вампиром, – честно ответила я и с удовольствием наблюдала, как вытянулось лицо Григория. Он прекрасно распознавал ложь, а то, что я сказала, было истиной, чего вампир не ожидал. – Честно говоря, стоит поблагодарить вас за содействие. В ином случае согласия можно было бы дожидаться не один месяц. А свадьбу я хочу провести уже в облике вампира.

Бобровский скривился и поддразнил:

– Наверняка семья Матвея не была рада его выбору?..

По привычке хотела огрызнуться, но вовремя вспомнила, что это приводит только к угрозам. Выбрала более новый для меня метод, который я сегодня впервые использовала на будущей свекрови.

– Ну что вы, – просияла я, улыбаясь со всей искренностью. – Семья Матвея просто замечательная! Меня все приняли с теплотой, особенно его родители! Уверена, мы с Марианной станем близкими подругами!

Высокопоставленный вампир с недоверием посмотрел на меня, но отступил.

– Кажется, я переборщил, – пробормотал Бобровский, продолжая кружить меня в танце.

– О чем вы? – удивилась я.

Григорий посмотрел мне прямо в глаза и нагло заявил:

– Чтобы план сработал, мы с Марковой сделали сильнейший приворот.

От сказанного я запнулась в собственном подоле платья, но Бобровский удержал меня. Вцепившись в его плечи обеими руками, я прошипела:

– Вы – что?!

Григорий невозмутимо пожал плечами и вновь закружился:

– Ну не могли же мы пустить это дело на самотек. Совету требовалась стабильность отношений между вашими семьями.

На мне стоит защитное заклинание против любых видов сглазов, порч и проклятий, даже позитивных. Приворожи меня кто другой, я даже не почувствовала бы. Но за дело взялась одна из самых могущественных ведьм страны, так что привороту наверняка удалось пробить защитное заклинание. Отсюда и теплые чувства к Матвею, и резкие перепады настроения. Последнее объяснялось тем, что заклинание все еще работало, пытаясь вытеснить из меня навязанные чувства, но по ошибке заглушая или прибавляя силы тем или иным эмоциям.

Вмиг стало обидно, что чувства к Матвею у меня не истинные. Я ведь действительно готова была поверить, что мы подходим друг другу.

С ненавистью посмотрев на вампира, я процедила:

– На Матвее… тоже приворот?

– А как же, – кивнул Григорий. – Как оказалось, мы не ошибались с Марковой.

– Что вы имеете в виду? – преисполненная желанием прикончить высокопоставленного ублюдка, уточнила я.

Удивительно органично поджав губы и вместе с тем улыбнувшись, Бобровский вскинул бровь:

– А как же твой недавний флирт с Волковым на глазах у всех? Думаешь, его никто не заметил? Наверняка многие журналы упомянут об этом.

Забавно, что когда мне угрожал Волков, окружающие восприняли это как флирт.

– Какое вам дело? – огрызнулась я. – В любом случае скоро я стану Вишневецкой.

Григорий не стал отвечать, тем более мелодия закончилась, и вампир повел меня к жениху. Галантно поцеловав на прощание руку, Бобровский вежливо произнес:

– Буду ждать приглашения на свадьбу.

«Да пошел ты», – вертелось на языке, но я вовремя прикусила язык.

Матвей что-то вежливо сказал Григорию, а потом медленно повел меня к официанту с подносом. Взяв шампанское, Матвей ровным тоном поинтересовался:

– И когда же ты собиралась сказать о поездке в Питер?

– Примерно тогда же, когда бы ты рассказал о новом пункте в брачном договоре, – огрызнулась я.

Вишневецкий вздрогнул, но не отвел глаз. Он уверенно сказал:

– Я сделал это, чтобы защитить интересы нас обоих.

– А вместо этого унизил меня, – я покачала головой. – Не могу поверить, что ты настолько мне не веришь, что готов включать в договор пункт об измене.

– Соня… – начал Матвей.

– Что Соня? Что? – устало спросила я. Все новости этого вечера тяжелым грузом давили на плечи. – Я не люблю тебя, это правда, и даже не уверена, что хочу за тебя замуж. И ты это прекрасно знаешь. Но я уважаю тебя, и скорее стерпела бы измену от тебя, чем завела любовника.

Я помолчала, дожидаясь, когда очередной подошедший человек закончит нас поздравлять. Когда никто не мог услышать нас, продолжила твердо:

– Вычеркни этот пункт и доверься мне, или уже на второй день замужества мне придется отдать тебе девяносто процентов своей собственности.

За весь вечер я больше ни разу не подошла к Матвею.

========== Глава 5 ==========

– Миш, привет, – отдуваясь, поздоровалась я.

– Привет, – несколько удивленно донеслось из телефона. – Я думал, ты отсыпаешься после своей помолвки.

Вчера мой бывший напарник не смог прийти на вечер из-за работы. Но он давно знал о предстоящей помолвке, так что для него это не было сюрпризом, и Миша сильно не расстраивался.

– Еще чего, – фыркнула я. – Я сразу после помолвки поехала на вокзал, благо вещи заранее собрала.

– На вокзал? – еще сильнее поразился Миша. – Но зачем? Ты куда-то собираешься уезжать?

Прижимая к голове плечом телефон, я бодро шагала по перрону, проталкиваясь между людьми и волоча за собой чемодан на колесиках.

– Так я уже в Питере. – Если бы могла, то пожала плечами. – Мне нужно… по семейному делу.

– Если Питер, значит, Агния опять нашла проблемы на свою аппетитную задницу, – рассмеялся Миша. Я не стала уточнять, что она пропала и вообще в смертельной опасности, как мне кажется. Не хочу лишний раз напрягать парня. – А это правда, что ты уволилась?

Какая-то сволочь задела меня плечом, и я едва не выронила телефон. Мысленно обругав всевозможными матами этого человека, я отошла в сторону и стала дожидаться, когда толпа схлынет.

– Нет, не правда, – наконец отозвалась я. – Меня Барсуков уволил по приказу Совета. Видите ли, Маркова и Бобровский хотят сделать из меня вампирскую аристократическую домохозяйку.

– И ты позволишь им сделать это? – усмехнулся напарник.

Я покачала головой, и только потом вспомнила, что Миша меня не видит.

– Перебьются, – категорично заявила я. – Как будто в других странах нет городов с вакансией агроторы.

Из телефона послышался смешок.

– Кто бы сомневался, – заметил парень. – Но ты не думаешь, что Матвею это вряд ли понравится? У него же бизнес в России.

– Тут два варианта – отношения на расстоянии или бизнес на расстоянии. Мне больше по душе первое, – я криво улыбнулась. – Тем более… вчера Бобровский мне сказал, что они с Марковой сделали приворот для нас обоих.

Миша цокнул языком.

– Да ты что! – воскликнула парень. – Ты уверена, что он подействовал?

– Миш, мы оба испытывали влечение, – вздохнула я. – Он определенно подействовал.

– А что, если это ваши истинные желания? – не унимался Миша. – Нет, ну ты подумай – как на агроторе на тебе сильнейшее заклятие от порчи и прочего. Ручаюсь, Матвей тоже не экономил на своей защите.

Утреннее солнце показалось из-за туч и слепило глаза. Я прикрыла верхнюю часть лица ладонью и проговорила:

– Я тебе позвонила, чтобы ты помог мне как отныне единственный агротор Москвы, а не как психолог.

Миша недовольно фыркнул, но сменил тему:

– Ладно, выкладывай.

– Саша Рихтер, – тихо проговорила я. – Помнишь такого?

– А как же, – презрительно хмыкнул Миша. – Твой секретный информатор, которого ты поила своей кровью. Видел его только один раз, но он мне уже не понравился.

– Это уже не важно, – с трудом произнесла я. К горлу опять подступил комок. – Рихтера убили.

– Ну, а тебе какое дело? – удивился Миша. – Вы же расстались далеко не добрыми друзьями.

Я сжала руки в кулак и процедила:

– Миш, может, он и был козлом, но он погиб из-за меня. Когда мое имя раскрылось, стало известно, что он был моим информатором. Кому-то не понравилось это, и он убил Рихтера. Я должна была помочь. Но забыла о нем.

Миша вздохнул:

– И поэтому ты чувствуешь себя виноватой. Ладно, понимаю. И даже догадываюсь, о чем ты попросишь. Хорошо, я приложу все усилия, чтобы узнать имя убийцы.

Покрепче сжав телефон, я прошипела:

– Не просто убийцы. Наверняка был заказчик, посредник… кто угодно, поспособствовавший убийству Рихтера. Найди мне каждого. Примерно через три недели я вернусь с Питера, и хочу убить их всех.

– Но ты больше не агротора, – осторожно заметил Миша. – У тебя нет права на убийство, пусть даже и преступника. Тебя будут судить.

Я убрала руку от лица и твердо произнесла:

– Ты ведь прекрасно знаешь, что я умею заметать следы.

Простонав что-то, Миша отключился. Я знала, что он не сдаст меня, дружбой парень дорожил больше, чем работой.

Засунув телефон в карман, я направилась к выходу. Над головой что-то пробормотал диктор, чемодан сзади постоянно ударялся о мои ноги, но я не обращала на это внимания. Я была полностью поглощена своими чувствами, особенно виной. Казалось, что Рихтер стоит рядом и как обычно насмехается над моими возможностями. От этого становилось только хуже.

– Соня? – неуверенно окликнули меня у входа. Я подняла глаза и увидела худощавого мужчину в очках. Серые брюки и клетчатая рубашка были идеально выглажены, волосы аккуратно причесаны. Я бы сказала, типичный клерк.

– Простите, мы знакомы? – подойдя ближе, спросила я.

Мужчина слегка улыбнулся и протянул руку:

– Я Анатолий, помощник Агнии.

– А, Анатолий, – слегка удивленно произнесла я и пожала руку. – Очень приятно.

– А мне-то как, – закивал Анатолий, и тут же нахмурился: – Жаль, что мы встретились при таких обстоятельствах. Агния пропала, когда…

Мысленно закатив глаза, я перебила:

– Не на вокзале, Анатолий. Здесь слишком много народу.

– О! – округлил глаза мужчина. Похоже, в этих шпионских делах он был более чем неопытен. – Я понял вас. Пойдемте к моей машине.

Я покачала головой, следуя за Анатолием. Забавно, что он постоянно обращался ко мне на «вы».

Уже когда чемодан был загружен в багажник, а машина выехала с вокзала, я произнесла:

– А теперь рассказывай, что случилось.

Анатолий неуверенно прикусил нижнюю губу, и через мгновение начал рассказ:

– Пару дней назад состоялась выставка её произведений. Мы с Агнией очень тщательно готовились к ней. Были приглашены самые богатые представители Питера, даже политики. Это выставка стала лучшей за весь год, и абсолютно все картины Агнии скупили. Мы еще никогда не получали столько выручки. Еще немного, и Агния станет самой популярной художницей в…

– Анатолий! – перебила я увлекшегося помощника сестры. – Тебя не в ту сторону понесло.

Мужчина смутился.

– Ох, простите, – виновато пробормотал Анатолий и уже сухо продолжил: – Агния, конечно, была на этом вечере. К ней многие подходили с похвалами, и вскоре я упустил её из виду. Она исчезла ближе к концу вечера, где-то ближе к полуночи. Один из официантов заметил, как она вошла в туалет, и… все. Агния не вышла. Как сквозь землю провалилась.

Я прислонилась локтем к стеклу и прикрыла ладонью глаза, представляя всю эту картину и размышляя, с чего начать.

– Куда ты меня везешь? – спросила я.

– На квартиру к Агнии. Я подумал, вы захотите осмотреть её.

– Захочу, – согласилась я. – Но не сейчас. Сначала отвези меня в то место, где проходила выставка.

Анатолий не стал спорить, а только повернул в другую сторону. Просто замечательный помощник.

Пока ехали, решила расспросить Анатолия, почему он не стал обращаться в соответствующие органы, а связался со мной.

– Агния в последнее время что-то подозревала, – ответил помощник. – Не знаю, может, заметила что-то странное вокруг себя, может, в рисунках разглядела. Как бы то ни было, моя начальница строго-настрого велела мне позвонить вам, если с ней что-то случится. Как я понимаю, она предполагала свою смерть, так как до этого тщательно составила завещание… а вышло так, что её похитили.

Я искоса взглянула на Анатолия, но ничего не сказала. Остальные вопросы уладим потом.

Через полчаса мы были на месте. Так называемый центр дизайна, недавно построенное здание, в котором, по словам Анатолия, проходили все модные выставки и показы. Я так вообще первый раз слышала об этом месте, но я-то далека от искусства.

Помощника Агнии без труда узнали, так что охранник пропустил нас. Анатолий последовал за мной в женский туалет, несмотря на косые взгляды снующих мимо работников.

Ну что ж… Туалет как туалет. Сбежать она не могла – окна, даже самого маленького, не было. За пару дней здесь наверняка все почистили, но я на всякий случай осмотрела каждый сантиметр на наличие… не знаю, пуль, разбитого стекла, каких-нибудь трав. Здесь не было агрессивного оборотня – при сильных эмоциях они начинают пахнуть так, что запах не выветрить с неделю. Конечно, могущественные волколаки могут скрыть свой запах для человеческого обоняния. На стенах или где-нибудь еще не было пыльцы, так что фейри тоже маловероятны. Или же в новомодном центре дизайна о чистоте заботились отменно.

Попыталась выявить шестым чувством, развитым у каждого опытного агротора, наличие остатков магии. Тоже ничего особенного.

Я вцепилась в края раковины и всмотрелась в свое отражение. Что с тобой случилось, Агния? Куда ты ушла?

– А она могла выскользнуть из туалета и по-тихому сбежать через черный вход? – спросила я у стоящего в белоснежной двери Анатолия.

– Исключено, – он покачал головой. – Этот туалет в тупике, ближайший черный вход около кабинета директора, и к нему невозможно проскользнуть незамеченным.

Вот, значит, как. Может… телепортация? Это мало изученная область, которая требует огромных энергетических затрат только для самого себя, что уж говорить о спутнике. На весь мир всего несколько человек умеет без вреда для себя телепортироваться.

Скользя взглядом по отражению в зеркале, я едва заметно усмехнулась. Любопытно, что тех, кто умеет грамотно телепортироваться, во всем мире буквально пару человек, как и демонологов…

Стоп. Демонологи… А может, это тот самый демон, тайный союзник Галины? Никто не знает, на что способен даже полукровка в нашем мире.

Я развернулась и прислонилась к раковине. Возможно ли, что это он? Тот самый единственный в нашем мире демон, которому я, по плану Галины, должна была зачать дитя? Если да, то почему он взял Агнию, а не меня?

Прикрыв глаза, я подняла голову и в защитном жесте закрыла руками шею. Я должна найти Агнию, даже если ради этого мне придется пожертвовать собой… и всем миром. А еще желательно стать вампиром. Как можно скорее.

– Если вы здесь закончили, то я заметил в здании того самого официанта, который видел Агнию в тот вечер, – подал голос Анатолий.

– Да, – слабо отозвалась я. – Сейчас мы с ним поговорим.

Шея затекла, и я, открыв глаза, так и застыла, забыв про неудобную позу. Лицо мое непроизвольно вытянулось от удивления, а рот приоткрылся.

– Что с вами? – забеспокоился Анатолий, но, проследив за моим взглядом, сменил вопрос: – Что это такое?

– Это значит, что не только Агния в опасности, Анатолий, – хрипло проговорила я, не смея вздохнуть. – В опасности все мы.

Мои подозрения тут же приобрели доказательства. На чистом белом потолке, прямо на том месте, где я стояла, был нарисован двойной круг, и между линиями были какие-то символы… некоторые из них я даже знала. А в центре, четче всего была прорисована пятиконечная звезда, углами прикасающаяся внутреннего круга.

– Чем это нарисовано? – удивился Анатолий, сделав шаг ближе.

– Это не рисовали, – отрывая взгляд от рисунка, я подошла к двери и взялась за ручку. – Это отпечаток магического дыма. Анатолий, найди мне того официанта, а я пока сфотографирую… это.

Открыв дверь, я выпустила помощника, а потом достала телефон и дрожащими руками сфотографировала знак. Четким фото получилось только с третьего раза.

– Если ты что-то сделаешь с Агнией, – стирая слезы со щек, процедила я в пустоту. – То я устрою тебе ад похуже того, которым правит Люцифер.

***

Официант не сказал ничего путного. Да, заходила, но обратно не вышла. Почему он в этом так уверен? У него были проблемы с кишечником в тот день, и он старался держаться поближе к уборной. В квартире, запасные ключи от которой хранил Анатолий, тоже ничего важного не было. Обычный для Агнии беспорядок, но не тот, который появляется при нападении или чего-то в этом роде. В общем, Агния как сквозь землю провалилась, но я знала, кто был причастен к этому.

При более подробном осмотре квартиры я нашла стопку рисунков. Вместе с Анатолием мы попытались рассортировать их, так Агния могла оставить подсказку. Сейчас я уповала на её дар. Когда-то он уже помог.

Сначала мы выделили портреты. Здесь был изображен сам Анатолий. Двух незнакомых мне парней помощник охарактеризовал как возлюбленных Агнии.

– Что, сразу двое? – удивилась я. Нет, я знала, что Агния любвеобильная натура, но не настолько.

Анатолий спрятал глаза и, смущенно покраснев, кивнул. Ого, похоже, как минимум еще один воздыхатель у сестренки нашелся.

– Это Сергей Вершинин, – помощник указал на портрет, выполненный простым карандашом. – Оборотень, олимпийский чемпион. Это он подарил Агнии эту квартиру.

– Да ладно? – вновь поразилась я.

– Агния считала, что вскоре Вершинин ей предложит выйти замуж, – признался Анатолий и притянул еще один рисунок – серебряное обручальное кольцо с очаровательным небольшим сапфиром.

Я посмотрела на второй портрет. Он был выполнен в цвете, и на меня смотрел улыбающийся голубоглазый блондин.

– А этот тогда ей зачем? – поинтересовалась я.

– Иван Манохин, молодой студент юридического. Его Агния считала своим развлечением, – ответил Анатолий и признался: – Однажды она сказала, что с Вершининым ей скучно, но он может обеспечить её. Иван же забавлял её своей юношеской пылкостью.

Вот же семейка. То Агния спит с двумя мужчинами сразу, то её папаша, не узнав родную племянницу, клеится к ней на её же помолвке.

Следующим меня заинтересовал портрет синеволосой девицы. Она была изображена в полный рост, первое, что я отметила – фигурка у неё на зависть многим.

– Это Катерина, – заметив в моих руках рисунок, сказал Анатолий. – Не лучшая, но ближайшая подруга Агнии. Она модель, и псевдоним себе взяла необычный – Волк.

– Неужели? – усмехнулась я, всматриваясь в лицо синеволосой модели. – Может, она еще и оборотень?

Анатолий отложил свой рисунок и покачал головой:

– Что ты, нет. Она фейри. Её настоящая фамилия Кайзер. Катерина немка.

– Должно быть, та еще стерва, раз дружит с Агнией, – насмешливо предположила я, то перестала улыбаться, увидев серьезное лицо Анатолия.

В рисунках было много картин, которые уже произошли, так что их мы отложили. Я заметила, что очень часто повторяются изображения ласки, петуха и зеркала. Иногда они были вместе, иногда отдельно. Когда я спросила об этом Анатолия, он сказал, что не знает, о чем идет речь.

Но в большем количестве на рисунках Агнии была изображена я. В разных стилях, с разными эмоциями на лице, но невозможно сомневаться в этом. И это не самое страшное. На одном рисунке, одетая в какую-то безразмерную белую одежду, я лежала в склепе, в каменном гробу, крышка которого была откинута в сторону. На другом высокий мужчина стоял перед стоявшей на коленях мною и приставил острый меч к груди…

– …Из-за преступной связи с демоном ты будешь приговорена тайно, – начал Бобровский, прикоснувшись острым кончиком к коже, под которой билось сердце. – София Стрельцова, за… сокрытие демона от закона и прочие преступления ты приговариваешься к смертной казни.

Острие чуть надавило, и я зажмурилась, пряча слезы. Оказалось, я не хотела умирать. Забавно, потому что еще час назад готова была жизнь отдать в этой борьбе.

Боль пронзила грудь, и капелька крови сбежала вниз… В голове мелькнула мысль о самом дорогом мне человеке и…

Я отбросила рисунок в сторону и вскочила, отходя к окну. Спрятав бледное лицо в дрожащих руках, я тяжело дышала, вновь переживая это ужасное видение. Когда я прикоснулась к той демонической книге на чердаке Галины, то увидела ужасающие картины. И одну из них предсказала в своем рисунке Агния.

– Соня, с вами все в порядке?! – встревожено спросил Анатолий.

Я посмотрела в окно через разведенные пальцы, а потом собралась с силами и вернулась к просмотру рисунков.

Однажды мне удалось предотвратить пророчество в рисунках Агнии. И я сделаю это снова.

***

Анатолий не понимал, что мы здесь делаем. Он удивленно озирался по сторонам, боясь столкнуться с торопливо проходившими мимо людьми.

– Я прошу прощения, – подал голос мужчина, следуя за мной по пятам. – Но я же вам говорил о повелении Агнии не подключать полицию.

Я фыркнула и ускорила шаг, уверенно шагая по длинным коридорам.

– Это она тебе повелела, – заявила я, останавливаясь у одной из дверей. – Сестрица всегда знала, что я не выполняю приказы, пока не захочу.

Анатолий вздохнул и покорно последовал за мной, когда я постучалась и тут же открыла дверь. Не знаю, что ожидал увидеть помощник за дверью с табличкой «агротор Д.Кравчек», но это был типичный маленький кабинет, в котором половину места занимал рабочий стол и стул. Сейчас на этом столе лежала куча бумаг, документов, книг… и все это в беспорядочном состоянии. А главное, на всех этих бумажках лежала, повернутая набок, блондинистая голова нагло храпящего мужчины. Рядом стояла полупустая бутылка водки, в которую агротор вцепился мертвой хваткой.

– Обалдеть, – искренне поразилась я. Дариуш Кравчек, мой бывший сокурсник, мечта всей женской половины Академии, вечно собранный и серьезный отличник, никогда за все годы нашего знакомства не напивался. А тут – прямо на рабочем месте.

– Запах тут… специфический, – осторожно заметил Анатолий. А ты попробуй в одно горло такую бутылку сожрать, судя по всему, даже не первую, еще не такой запах будет.

Хмыкнув, я отозвалась:

– Вот тут ты прав, дорогой друг.

Подойдя к двум окнам, я по очереди подняла жалюзи. Дариуш заворчал, но головы не поднял. Я распахнула окна настежь и позволила свежему воздуху проникнуть в комнату.

– Анатолий, найди хорошего кофе и принеси сюда, – вежливо попросила я. – Да, и купи антипохмельного зелья. Если не ошибаюсь, тут рядом есть лавка одной неплохой ведьмы.

Анатолий безропотно подчинился. Кажется, я поняла, что в нем нашла Агния. Такие помощники на вес золота.

Когда мы остались вдвоем – я и пьяное недоразумение, – то мне удалось отобрать бутылку у друга и отставить ту в сторону.

– Подъем, Кравчек! – рявкнула я так, что чувствительные перепонки страдающего похмельем мужчины заставили того подскочить и ударить предполагаемого нападающего.

Разумеется, я с легкостью этот удар отразила, но не могла не заметить уважительно:

– Ну надо же, удивительно отточены рефлексы. Даже в таком виде.

Дариуш проморгался и с удивлением признал бывшую сокурсницу.

– Стрельцова? – хрипло спросил Дариуш, протирая лицо руками. – Ты как тут оказалась? Или это белочка в моем сознании отразилась картиной хуже чертей?

Я расхохоталась:

– Даже не знаю, считать это комплиментом или оскорблением! Ну надо же! Аха-ха! Неужели я хуже чертиков?!

Дариуш застонал и вновь рухнул на стул, обхватив голову руками.

– Так ты не глюк!

Продолжая посмеиваться, я прислонилась к стене и скрестила руки на груди.

– Но мне нравится направление твоих мыслей, – заметила я. – Если при появлении белой горячки ты больше всего боишься увидеть меня, то это наводит на кое-какие идеи.

Блондин проворчал, не поднимая головы:

– Да уж, наводит на мысли, что ты у меня ассоциируешься с демонами.

Я настороженно посмотрела на Дариуша. Это он так шутит или?..

Поймав мой взгляд, агротор размял мускулистые плечи и тут же поморщился от долгого сна за столом.

– Что? – подозрительно бросил Дариуш.

– Ты почему так напился? – я ловко перевела тему.

Агротор нахмурился и медленно поднялся. Он подошел к окну и стал смотреть вдаль, на пару минут забыв о нежданной гостье. Я же в это время с любопытством рассматривала его подтянутую мускулистую фигуру. Ничуть не изменился за те четыре года, что я его не видела.

– Слишком напряженное задание мне дали, – все-таки соизволил ответить мне Дариуш. – Я третью неделю не могу разобраться.

Я склонила голову вбок:

– Ты третью неделю не можешь убить какого-то преступника? Удивительно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю