290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Агротора. Дожить до зари (СИ) » Текст книги (страница 5)
Агротора. Дожить до зари (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 20:00

Текст книги "Агротора. Дожить до зари (СИ)"


Автор книги: Тея






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 11 страниц)

Поляк мотнул головой, но тут же с шипением за неё схватился.

– Не такое задание, – процедил, не поворачиваясь, Дариуш. – Я расследую дело об убийстве.

– С каких это пор агроторам дают расследовать дело? – изумилась я. – Мы же… Как там выразился на одном из интервью Бобровский?.. Мы же «орудия справедливого возмездия, гончие демократии, а не стандартные сыщики».

Дариуш передернул плечами и холодно бросил:

– С тех пор, как убитой оказалась моя напарница.

Пару секунд я осмысливала услышанное.

– Твоя жена убита?! – ахнула я.

Алина Спицына, еще одна сокурсница с Академии. Мы с ней ненавидели друг друга, не один раз дело доходило до драки. Алина считала, что я высокомерная зазнайка. Я же ей с любезностью говорила, что она расчетливая сука. Не понимаю, как Дариуш сумел подружиться со мной и влюбиться в Алину, но факт остается фактом. Спицына сначала с равнодушием относилась к новому поклоннику, а как узнала, что Дариуш из богатой семьи, так вдруг и любовь у неё появилась к нему страстная, и желание тотчас пожениться. В общем-то, после женитьбы Алина немного присмирела, но бесить меня не перестала. А как мы окончили Академию, её высочество изъявило желание работать в родном Санкт-Петербурге, и Дариуш, как истинно влюбленный, последовал за женой в холодную Россию.

– Только не делай вид, что огорчена её смертью, – поворачиваясь ко мне, криво улыбнулся Кравчек.

– Ты придурок, – оскорбилась я. – Я недолюбливала Алину, но смерти ей не желала.

Дариуш опустил глаза и признался:

– У нас с ней были… разногласия в последнее время. Из-за того, как воспитывать ребенка.

– Стоп. Так у вас есть ребенок?! – Челюсть, похоже, окончательно потерялась где-то у пола. Столько новостей за одну чертову минуту.

Мужчина отвернул голову и с болью проговорил:

– Алину убили, когда она была на седьмом месяце беременности.

Я ахнула и подошла к мужчине. Мы с ним были одного роста, так что я с легкостью обняла его и искренне проговорила:

– Мне так жаль. О, Дар, мне так тебя жаль…

Наверное, эти три недели для Дариуша прошли без слез. Он держал горе в себе, не давал ему выйти наружу, полностью погрузившись в поиски убийцы. Именно поэтому сейчас, почувствовав тепло и сочувствие близкого человека, с виду сильный агротор расплакался.

Я не представляла, как можно помочь другу. Была в растерянности, и знала только одно. Если бы кто-то навредил моему ребенку или мужу, я бы сожгла город дотла, пока не нашла виновника. Мир тогда нашел бы во мне истинного монстра, демона, которого потом бы в школьных учебниках охарактеризовали как ужаснейшую напасть человечества во все времена…

Все, что мне оставалось, это крепче обнимать сломленного друга и шептать никчемные слова утешения.

Когда Анатолий вернулся с двумя пластиковыми стаканами горячего кофе, Дариуш уже успокоился, и только покрасневшие глаза говорили о его срыве. Я прислонилась к окну, возле которого совсем недавно стоял Дариуш.

– Это еще кто? – равнодушно спросил агротор, тем не менее, принимая с рук помощника кофе.

– Это Анатолий, он со мной, – кратко сообщила я, кивком поблагодарив помощника Агнии.

Некоторое время пришлось подождать, пока Дариуш вернется в норму. Сама знаю, что значит расплакаться во время похмелья – голова начинает болеть еще сильнее.

– Итак, Соня, – более расслабленно, чем минуту назад, спросил Дариуш. – Ты ведь просто так не появляешься. Что тебе от меня нужно?

Я с прищуром посмотрела на друга, размышляя, стоит ли у него сейчас просить помощи. Дариушу сейчас не до моих проблем, но на кону стояла жизнь Агнии… Пришлось пожертвовать чувствами друга.

– Я только задам пару вопросов, – криво улыбнулась я. – В последнее время не было странных происшествий?

– Милая моя, тебе ли не знать, что каждый день в жизни агротора – странное происшествие, – хмыкнул Дариуш, отхлебнув кофе. – Точнее, пожалуйста.

– Всплеск черной магии. Агрессивное поведение сатанистов. Массовые похищения. Кровавые зверства. Серийные или ритуальные убийства, – как можно более красно рассказала я.

Друг изучил меня с ног до головы и осторожно уточнил:

– Решила найти своих сородичей?

Я нахмурилась, не понимая, к чему он клонит. Но как только осознала, то… мягко говоря, сильно удивилась.

Скосив взгляд на притихшего Анатолия, я резко бросила:

– Оставь нас.

И вновь помощник молча послушался, плотно прикрыв за собой дверь. Я шагнула к столу и, упираясь ладонями в столешницу, процедила:

– Уточни, что ты имеешь в виду?

Дариуш не испугался. Он допил свой кофе и пожал плечами:

– Я с Академии заметил в тебе странности. И только когда сопоставил их, все осознал. Когда кто-то рядом начинал положительный разговор о Господе, твое настроение резко портилось. Едва наша учительница фехтования… Помнишь же госпожу Ходецкую, истинно верующую католичку? Едва она начинала молиться, что было часто, ты хваталась за шею, как будто тебе не хватало воздуха. Неосознанно ты богохульствовала, высмеивала религию, люто ненавидела церкви, коих в ближайших к Академии городах было немало. Это все ерунда, глупые подозрения, но я проверил. Подложил тебе под кровать на неделю освященную библию, и эти семь дней ты постоянно жаловалась на беспричинные кошмары. Я поначалу следил за тобой, пытался понять, как демон прорвался в наш мир. Но вскоре осознал, что ты даже не понимаешь своей сущности, и вредить миру не хочешь. Если у тебя и было желание убивать, то только преступников, и только тех, кого законно осудили. Даже самосуд ты никогда не устраивала. Ну, не в больших масштабах, чем сделал бы я.

Я отвернулась и закрыла глаза. Дариуш дал мне время собраться с мыслями.

Лучший друг, который был мне ближе всего в университетские годы, знал о моей сущности, когда я еще и не догадывалась. И, что самое удивительное, не раскрыл этой тайны никому и даже хранил её все это время.

– Я узнала об этом пару месяцев назад, – призналась я, опустив плечи. – Моя прабабка Галина связалась с Люцифером, и путем экспериментов во время получения дара внедрила в меня демоническую ДНК. И теперь у меня большие проблемы.

Дариуш хмыкнул и уверенно заявил:

– Ты с этим наверняка справишься.

Я подумала о скором превращении в вампира, о предстоящей жажде крови, и сказала:

– Да. Справлюсь. Так что на счет моего вопроса?

– Вообще-то, я не вправе разглашать такую информацию гражданским лицам… Особенно последней любимице журналистов, ушедшей с работы по собственному желанию.

Я повернулась и внимательно посмотрела на Дариуша. Друг, криво улыбаясь, встретил мой взгляд. Ну конечно, он наводил справки. Даже перестав общаться, Дариуш заботился обо мне.

– Но для тебя я сделаю исключение, – задумчиво уставившись в стену, поляк продолжил: – Ритуальных убийств не было, даже глупые подростки, возомнившие себя сатанистами, притихли. Но есть один интересный случай.

Дариуш замолчал и замер. Он словно забыл о моем присутствии, но я не стала его торопить. Когда надо, агротор сам расскажет.

Так и произошло. Не прошло и пяти минут, как Дариуш пристально посмотрел на меня и сказал:

– Уже полгода периодически происходят убийства на окраинах города. Жертвы в основном бездомные или наркоманы. У этих убийств есть одна особенность… – сглотнув, Дариуш продолжил: – Они каменеют.

– Они… Что? – не поняла я.

– На месте преступления мы находим не трупы, а статуи, – взволнованно продолжил Дариуш, подавшись вперед. – Сначала мы не поняли, в чем дело. Только Алина была уверена, что это не просто статуи. Она все искала и искала ответ… Я говорил ей, что не нужно этого делать, ведь она носит ребенка… Алина только смеялась и говорила, что перестанет убивать преступников, когда наше дитя захочет появиться на этот свет… Если бы я знал…

Дариуш спрятал лицо в ладонях. Я обогнула стол и неуклюже обняла друга. Плечи его дрожали, но ни звука не сорвалось с губ.

– Она тоже… окаменела? – осторожно спросила я.

– Да, – оторвав ладони от лица, сказал Дариуш. Взглянув на меня снизу вверх, поляк скривился: – Алина видела его, видела убийцу. Прежде, чем она превратилась… в статую, её ранили ножом… в живот. Она истекала кровью и видела, как приближается её…

Больше Дариуш ничего не мог сказать. Он вновь сорвался, зарыдал. Мне оставалось только обнимать его и говорить ненужные слова утешения.

Глаза невольно зацепились за фотографию на столе. В куче строительного хлама, прижимая руки к округлому животу, лежала каменная статуя, удивительно четко отражающая черты моей бывшей университетской соперницы и жены Дариуша.

А к фотографии был прикреплен клочок бумаги с адресом.

========== Глава 6 ==========

Только ближе к вечеру мне удалось приехать по указанному в бумажке адресу. Анатолий долго не хотел оставлять меня одну, так что мне пришлось дать ему задание – найти или составить список гостей, которые были на роковом для сестры вечере, и выделить тех, кто был ближе всего к Агнии или испытывал к ней любые сильные чувства – от ненависти до любви. Удивительно, насколько предан своей начальнице был Анатолий. Мне даже казалось, что он влюблен в неё.

Об этом я размышляла, рассеянно разглядывая заброшенную стройку. Кучи строительного хлама, прогнившие леса и недостроенное трехэтажное здание казались созданными для идеальной сцены убийства в триллере.

Я проходила мимо этого хлама, надеясь найти то место, на котором обнаружили Алину. К сожалению, они все были как на подбор, и это заняло много времени. На землю уже опускались сумерки, когда на глаза попалась груда красных кирпичей, отраженных на фотографии со стола Дариуша. Никому бы не пожелала смерти в этой помойке, даже Алине. Присев на корточки, я кончиком пальца притронулась к одному из кирпичей.

– Наверное, ты в сумерках уже не видишь, – раздался голос у меня за спиной. Резко подскочив и развернувшись, я инстинктивно ударила говорившего человека, но он без труда поймал мою руку, сжатую в кулак, и медленно опустил её вниз. – Ты не видишь, но я все еще чую её. Кровь Алины.

Конечно же, это был Антон. Тут даже удивляться не надо, Волков решил посвятить все свое время слежке и запугиванию все той же меня.

– Тебе-то такое дело до Спицыной? – резко спросила я и на всякий случай шагнула в сторону.

Антон хмыкнул, увидев мои действия, и спокойно сказал:

– Ты ведь не знаешь и половины того, что произошло на самом деле.

– Но ты, безусловно, знаешь, – проворчала я и вновь опустилась на корточки. Для лучшего обзора пришлось достать фонарик из внутреннего кармана куртки.

Волколак засмеялся и неторопливо, словно прогуливаясь, сделал пару шагов в сторону.

– И даже больше, – ответил мне Антон.

– И что это значит? – Я начинала злиться.

Волков вмиг приблизился сзади и схватил меня за шею, до боли сжимая горло. Я уже хотела воспользоваться пирокинезом и как следует прожарить волчатину, но Антон начал горячим шепотом признаваться мне прямо в ухо:

– Алина изменяла твоему драгоценному поляку уже несколько лет. Она его не любила. И залетела Алина не от Кравчека, а от меня. Она собиралась бросить его и стать моей. Едва Алина решилась на это, она сообщила мне. А на следующий день её убили. А теперь подумай, кто был так зол на неё, что готов убить.

От удивления я даже забыла, что хотела вырваться. Алина… и Антон? Хотя чему тут удивляться, оба высокомерные ханжи, а рыбак рыбака, как говорится…

– Дариуш не убивал, – прохрипела я.

Волков так резко отпустил меня, что я едва удержала равновесие.

– Ты дура, если веришь в это, – холодно отозвался Антон. – Но я хочу отомстить за любимую. Так что передай Дариушу, что вскоре ему придется несладко.

Не успела я сказать что-нибудь в ответ, как Волков уже исчез, как и подобает истинному созданию тьмы: моментально и бесшумно. Написав на телефоне сообщение Дариушу с предупреждением о грозящей опасности от Антона Волкова, но не объяснив причины, я вновь посветила фонариком на красные кирпичи, обломанные в том месте, где умерла Алина.

Неужели она действительно спала с Антоном?.. Как она могла изменять Дариушу?

В свет фонаря попала небольшой камень размером с мою ладонь. При детальном рассмотрении оказалось, что это каменная фигура оскалившейся крысы с длинным хвостом. Первым побуждением было с отвращением отбросить статую прочь и тщательно протереть руки. Но я взяла себя в руки и присмотрелась к ней.

Что за черная магия могла превратить живое существо в кусок камня?.. А может… тот самый демон постарался?

***

На следующее утро мы с Анатолием сидели на просторной кухне в квартире Агнии и занимались каждый своими делами. Я рисовала схемы, пытаясь разобраться сразу в нескольких проблемах – похищение сестры и убийство Алины. А еще подозревала, что они как-то связаны. Анатолий же спокойно попивал кофе и листал свежую газету. Вообще, с тех пор как я взялась за поиски Агнии, помощник преисполнился уверенности и расслабился. Очевидно, ему нравилось, когда им управляли. Не каждому нравится лидерство.

Анатолий поднял брови и хмыкнул так, что даже я, погруженная в свои мысли, заметила это.

– Что-то не так? – подозрительно спросила я.

– Тут статья про вас, – ответил Анатолий и протянул мне газету.

– Что на этот раз? – проворчала я и начала читать.

«В течение долгого времени вражда между семействами Вишневецких и Стрельцовых была известна только в узких кругах, однако обоюдная неприязнь почти полгода назад перешла в открытое противостояние благодаря драке на одном из благотворительных вечеров между политиком и бизнесменом Ростиславом Вишневецким и мэром города на одной из великих сибирских рек Павлом Стрельцовым. С того момента все представители шоу-бизнеса, политическая элита и даже обыкновенные люди, затаив дыхание, ждали нового шага. Некоторые даже делали ставки. Что же это будет? Обвинения? Оскорбления? Опять драка? Как оказалось, все гораздо интереснее.

Только вчера прошла закрытая вечеринка, на которую были приглашены не только актеры, певцы, политики, бизнесмены, но и большинство представителей враждующих семей, даже те, кого уж точно не ожидали увидеть – известный мот Максим Стрельцов и старейшая вампирша рода, которую таинственным образом обошла стороной болезнь Санга, Анастасия Вишневецкая. Гости недоумевали, почему же оба клана вполне терпимо общаются друг с другом, и тут…

Старший сын Ростислава Вишневецкого Матвей, преуспевающий бизнесмен, объявил о своей скорой свадьбе. Это был не просто вечер, это была помолвка вампира Матвея Вишневецкого и… Софии Стрельцовой, той самой дочери Павла Стрельцова. Жителям столицы эта юная особа известна как официальная агротора Москвы.

Новость повергла гостей в шок. Наш доверенный источник сообщает, что Матвей назвал свою новоиспеченную невесту «той единственной, которая поразила его в самое сердце». Тот же источник добавляет, что София чрезвычайно растрогалась и даже прослезилась после речи жениха. Выглядело это очаровательно. Похоже, трагедия Ромео и Джульетты не повторилась с судьбами Матвея и Софии, и в скором времени нас ожидает потрясающее бракосочетание. Эти двое выглядят счастливыми, довольными и жутко влюбленными.

Нам остается только пожелать им удачи и с нетерпением ждать, когда станет известна дата свадьбы».

– Меня уже лет десять никто не называл юной особой, – комкая газету, проворчала я.

– Эй! – возмутился Анатолий и отобрал у меня уже изрядно помятую газету. Аккуратно расправив её, помощник полюбопытствовал: – Вы и правда плакали на том вечере?

– Ага, – кивнула я. – Но не от счастья. За минуту до этого я узнала, что мой друг убит.

– О! – растерялся Анатолий. – Сочувствую. Но вы же не отмените из-за этого свадьбу?

– Приворот не даст сделать этого, – вполголоса проворила я, но мужчина меня услышал.

– Вы о том привороте, который прилип к вам? – поинтересовался Анатолий.

Я с прищуром глянула на него, ожидая пояснений. Впервые помощник так покровительственно улыбнулся мне.

– Я ведьмак, – признался Анатолий. – И могу видеть ауры людей. Приворот, который прилип к вам, называется обоюдным.

Подавшись вперед, я внимательно слушала мужчину. Заговорив о своих способностях, Анатолий перестал казаться невзрачным помощником. Карие глаза его вдохновлено заблестели, на губах появилась легкая полуулыбка, и даже из тела исчезла какая-то напряженность.

– Обоюдный приворот делается один раз, но сразу на двух человек, – продолжал Анатолий. – Они влюбляются друг в друга, забыв даже о прежних привязанностях. Все, чего хотят привороженные – обладать друг другом. И чем дольше они будут находиться на расстоянии друг от друга, тем сильнее подействует приворот.

– Значит, ты вот так сразу увидел на мне этот обоюдный приворот? – удивилась я.

Анатолий насупился и признался:

– Ну, не сразу. Тот, кто его делал, чертовски хорошо замаскировал следы. Он становится заметен, и то совсем чуть-чуть, когда вы резко меняете эмоциональный фон. От одного чувства неожиданно переходите к другому, совсем не связанному с первым, – пояснил, увидев мой недоуменный взгляд, мужчина. – Так было, когда вы узнали о гибели той агроторы, жены Дариуша.

Значит, все-таки сработал план Григория. Я сокрушенно вздохнула и прикрыла глаза. Мои чувства к Матвею, как и его ко мне, не настоящие. Подделка.

– Приворот прилип, но не сработал, – словно прочел мои мысли Анатолий. Я тут же вскинулась и с надеждой посмотрела на собеседника. – Дело в том, что обоюдный приворот так и называется именно потому, что работает в две стороны. Если не срабатывает на одном человеке, то и на втором привороженном тоже. Ваша защита, конечно, хорошая, но обоюдный приворот – редкая и очень сильная вещь, вы бы не справились. Значит, на мужчине, который должен был влюбиться в вас, стоит идеальное защитное заклинание, просто комар носа не подточит. Получается, мужчина отбил этот приворот, но к вам он прилип. Как влюбленность не действует, я уже сказал, но пытается воздействовать на все эмоции, не различая их. Отсюда повышенная раздражимость и резкая смена настроения.

– А можно его как-нибудь убрать? – спросила я.

Помощник пожал плечами:

– А зачем? Он сам понемногу растворяется. Уже через неделю от него и следа не останется.

Я облегченно выдохнула и слегка истерично засмеялась:

– Ну надо же, а я все думаю, откуда у меня такая резкая агрессия появляется.

– Вы думаете, кто-то приворожил вас к жениху? – проницательно спросил Анатолий. Тут не трудно догадаться.

– Я боялась, что все мои чувства к нему наколдованы кем-то, – призналась я.

Мужчина поправил очки и улыбнулся:

– Можете расслабиться. Все, что вы чувствуете к Матвею – исключительно ваши чувства.

Прерывая разговор, зазвонил телефон. Номер был незнакомый, и я с любопытством ответила:

– Алло?

– Со-онечка, наша золотая Сонеч-чка, – озлобленно прошипела какая-то женщина. Я нахмурилась. – Наша сладкая Со-онеч-чка.

– Кто это? – как можно спокойнее поинтересовалась я.

– Чего ты хочешь больше – вернуть сумасшедшую сестричку или раздвинуть ножки перед демоном? – выплюнула незнакомка.

Похолодев внутри, я постаралась с сарказмом осведомиться:

– Дамочка, вы в порядке?

Анатолий удивленно глянул на меня и нахмурился.

– Приходи туда, где вчера изменила своему суженому с псиной, и я отдам тебе сестру, – бросила незнакомка и отключилась.

Я со смесью испуга и недоумения посмотрела на телефон, а потом взглянула на Анатолия.

– Мне нужно, чтобы ты составил список тех, кто желал причинить вред Агнии, – сказала я, направляясь в коридор. Вряд ли кто-то из недоброжелателей причастен к похищению, но нужно было отвлечь помощника, а то еще увяжется за мной.

– Хорошо, – кивнул Анатолий и осторожно поинтересовался: – Если позволите, то я хотел бы спросить, кто вам звонил.

Надевая черную кожаную куртку, я ответила:

– Не позволю. К Агнии это никак не относится.

Быстро натянув кроссовки, я открыла дверь и уже почти вышла в подъезд, но в последний момент остановилась.

– Если я не вернусь к закату, – повернувшись, я посмотрела на Анатолия. – Позвони Дариушу, или съезди к нему, если он будет пьян. Расскажи ему, зачем я приехала в Питер. И попроси от моего лица найти Агнию. Скажи ему… – я запнулась, прежде чем продолжить: – Скажи ему, что в поисках Агнии ему поможет самый-самый главный мой секрет.

Я вышла из квартиры и, не дожидаясь лифта, быстро начала спускаться по лестнице. До самого первого этажа было слышно, как Анатолий зовет меня, прося объяснить, что происходит.

На улице начал моросить противный дождь, забираясь под воротник куртки, но я не вернулась за зонтом. Используя автомобиль Анатолия, я выехала со двора и направилась на главную дорогу. Когда центр города остался позади, я достала телефон и не глядя набрала номер.

Спустя пару гудков мне ответили:

– Привет, милая. Как дела?

Я улыбнулась, признавшись себе, что голос Матвея мне очень нравился. Действовал даже как-то успокаивающе.

– Просто замечательно, – отозвалась я. – А твои?

– Мне пришлось на некоторое время уехать в Санкт-Петербург, на предприятиях там срочно потребовалось мое присутствие… О, погоди, а ты ведь тоже уехала в этот город?

И голос такой честный-честный. Ну прямо сама невинность.

– Не надо мне устраивать театр одного зрителя, – усмехнулась я. – Если бы я не уехала в Питер, предприятиям не понадобилось бы твое личное присутствие. Я права?

– Совершенно верно, милая, – ответил Матвей. – Но ты ведь не просто так звонишь мне. Теперь я прав, да?

Я ответила ему в тон:

– Совершенно верно, милый. На самом деле, очень удобно, что ты не в Москве. Ты уже здесь?

– Нет, – нотка флирта из голоса вампира исчезла. – Я еду на автомобиле, буду в городе через час-полтора.

Я кивнула сама себе и улыбнулась. Просто идеально все складывается. Полтора часа мне хватит, чтобы разобраться с той стукнутой женщиной и узнать, где Агния. Если нет… потому я и звоню Матвею.

– Раньше у меня в напарниках был Миша, – сказала я. – Я привыкла, что он подстраховывает. Но теперь он в Москве, а я… здесь. Так что ты очень вовремя решил съездить в Питер.

– Во что ты влезла? – вздохнул Матвей.

Я вкратце рассказала ему о последних событиях в моей жизни, не называя определенных имен. Незачем вампиру знать о Волкове или об Агнии.

– Прежде чем отключиться, я сообщу тебе адрес, где меня будет ждать эта ненормальная. Если что-то случится, ты знаешь, откуда начать поиски.

– Соня, нет. Подожди меня, и мы вместе… – начал Матвей.

Ага, сейчас. Я его даже дослушивать не стала, просто проговорила адрес и отключилась. Тем более что прибыла туда, куда мне было нужно.

Припарковавшись, я вышла из автомобиля и, оглядевшись по сторонам, перешла через дорогу. Сейчас моим местом назначения была совсем не заброшенная стройка, как можно было подумать. Перед встречей с потенциально опасной незнакомкой мне нужно было кое-что сделать.

Я зашла в помещение, и колокольчик над дверью весело звякнул. На его звук отозвались попугаи в клетках. Я прошла мимо аквариума с ящерицами, обогнула пару мешков с кормом для собак и подошла к стойке.

– Добрый день, – вежливо улыбнулась я продавцу. – Мне нужно одно животное, и я даже не уверена, как оно выглядит. Очень надеюсь, у вас найдется этот зверек.

***

Когда я подъехала к месту убийства Алины, дождь уже прекратился. Тем не менее, остались частые лужи и холод, который, казалось, пробирал до костей. Не лучшая погода для встречи с предполагаемым врагом, но что поделать, это же Питер. Тут даже магия не поможет.

Эта женщина действительно стояла рядом с грудой обломков, на которых нашли Алину. Она стояла лицом ко мне, но голову подняла высоко, навстречу падающим каплям дождя. Казалось, она даже не замечала меня. Длинные светлые волосы намокли и тяжелыми прядями свисали вниз. Длинное, до земли, цветастое платье всех оттенков синего прилипло к стройному телу женщины, куча кулонов, амулетов, бус, браслетов и колец звенела от каждого движения. Не слишком подходящая одежда для такой погоды.

Приготовившись ко всем неожиданностям, я положила правую руку на пистолет в кобуре, а левую отвела в сторону для быстрого создания огненного шара. Никого, кроме женщины, поблизости я не заметила, но лучше предотвратить неожиданные события.

Незнакомка медленно, словно в фильме ужасов, опустила свое лицо и посмотрела прямо мне в глаза. Я похолодела. Полностью черные глаза, без белков, дрожащие, но не от холода, а от злости, тонкие губы, выкрашенные в черный цвет. Дополняли этот образ потеки туши на щеках, в любой другой ситуации выглядели бы нелепо, но сейчас – пугающе.

– Значит, вот какая ты, – презрительно выплюнула незнакомка.

– Какая я? – спокойно отозвалась я, скрывая все свое волнение.

– Не-ле-па-я, – по слогам произнесла она и горестно воскликнула: – Почему он тебя хочет, а не меня? Почему?!

Я даже спрашивать не стала, кто именно. Меня интересовал другой вопрос.

– Где Агния?

– Конечно, рядом с ним. Рядом с Богданом, – мгновенно успокоившись, пожала плечами женщина. – Он не отходит от нее ни на шаг, боится, что ты успеешь подобраться и вернуть её. Но ты же не такая сильная, да? Ты же просто глупая девочка, которой по ошибке дали шанс стать королевой. Ты… сука!

Под конец речи она снова разозлилась. Это демон свел её с ума или она до встречи с ним было чокнутой?..

– Послушай… – миролюбиво начала я. – Как тебя зовут?

– Карина.

– Послушай, Карина, – осторожно сказала я. – Мне не нужен этот… Богдан. Я думаю, что ему будет лучше с тобой.

Сумасшедшая Карина фыркнула:

– Ну разумеется!

– Все, что я хочу – забрать свою сестру, – продолжила увещевать мягким голосом. – Я не хочу оставаться с Богданом, не буду мешать вашим отношениям.

– Клянешься? – усомнилась женщина.

– Конечно, клянусь! – покивала головой я. Руки уже начали ныть от долгого напряжения, но черта с два я их опущу рядом с этой стукнутой. – Просто скажи мне, где Агния, и все. Больше никто не сможет помешать тебе и Богдану.

Карина осторожно подняла уголки губ вверх, чернота в её глазах сузилась, показав белки, и теперь глаза остались просто странного черного цвета, редкого, но возможного.

– Агния на заброшенном мясном заводе на восточном краю города, – сдалась Карина. С её губ сорвался истеричный смех. – Но тебе это уже не понадобится, Сонечка. Оглянись… и через секунду ты затмишь своей каменной красотой Венеру Милосскую.

Я и сама уже слышала шорох и шипение за спиной. Медленно переступая по камням, осколкам и разбитым кирпичам, ко мне приближался монстр.

– Ты им управляешь, верно? – тихо, стараясь не привлекать к себе внимания зверя позади, спросила я.

– Ага, – жизнерадостно улыбаясь, кивнула Карина. – Это мой дар. Я управляю василисками. А еще я могу создавать их из собственного тела. Свое дитя всегда прекрасно.

О Боже. Василиск. Каменный убийца. Что я помню о нем? Черт, мы же проходили его в Академии, но еще ни разу за последние пятьдесят лет никто его не встречал! Помню, что он смешение нескольких животных… Кажется, петух, змея и… летучая мышь? А еще он рождается от черного петуха, который высидел яйцо… в каком-то противном месте. Черт, дурная память!

Василиск все приближался, я чувствовала его шипение позади. Побежать – значит сделать себя мишенью этого монстра. В любом случае он поймает меня.

– Значит, Алина Спицына вычислила тебя? – процедила я, сжав левую руку.

Карина сделала шаг вперед, и её длинные волосы колыхнулись.

– Ты про ту беременную девушку? – догадалась сумасшедшая. – Нет, что ты. Я просто выгуливала моего малыша, ища ему на закуску нового… люмпена. А тут мой мальчик почувствовал свежую кровь, и побежал сюда. Так я и нашла истекающую кровью бедняжку. Судя по тому, куда ударил её нападавший, она бы умирала долго и мучительно, а я лишь облегчила её муки.

Я на миг отвлеклась от звуков за спиной, озадачиваясь новой информацией. Значит, её убил кто-то другой? Но кто?

– Встань на колени, – велела Карина. – Иначе я прикажу малышу укусить тебя.

Яд василисков смертелен, это я точно помню. Так что пришлось медленно опуститься на колени. Шипение постепенно приближалось к лицу: василиск огибал меня. Я поспешно зажмурила глаза, не желая стать очередной жертвой каменного убийцы.

– Ну что же ты, – засмеялась Карина и подошла ко мне. Схватив за подбородок, она резко подняла мое лицо вверх и запечатлела на губах влажных поцелуй. От удивления я едва не раскрыла веки, но вовремя одумалась. – Согласна, в тебе есть что-то притягательное. Но все равно спутницей Богдана стану я, а не ты.

Я ведь только сейчас подумала, что демон взял себе имя Богдан, что значит «Богом данный». Вот это понимаю, чувство юмора.

Карина отошла, и вскоре её шаги затихли вдали. Я посильнее зажмурила глаза, все так же стоя на коленях.

Василиск встал прямо передо мной, я чувствовала его омерзительное дыхание на своем лице. Затем тычок в щеку, ощущения были схожи с теми, когда меня в детстве клюнул петух. Несмотря на очевидно петушиный клюв, по челюсти влажным следом прошелся длинный раздвоенный язык, очевидно, змеиный. Главное, чтобы яд в организм не попал, а со щеки противную слюну тут же смыл дождь. Если василиск меня укусит, я мертвец.

Хотя… Может, так будет проще? Позволить себя убить этому чудовищу, и мир спасен? Не будет никакого инкубатора для этого демона Богдана, не будет шанса у Люцифера. Меня тоже не будет – но какая, в общем-то, разница? Всего лишь маленький человечишка, который вскоре и умрет. Зато демоны останутся всего лишь полулегендарными созданиями.

При следующем шипении василиска и расслабилась и начала приоткрывать веки.

Да… Так будет лучше… Жаль только, что Дариуш так и не найдет убийцу своей жены.

– Соня!

Я испуганно раскрыла глаза, но василиска уже не было рядом. Совсем забыв про меня, с неожиданным после шипения петушиным вскриком он бросился в сторону, откуда донесся крик.

– Матвей, закрой глаза! – успела рявкнуть я и метнула из рук широкую струю пламени в василиска. Тот закричал нечто среднее между звуками змеи и петуха, и, пожираемый огнем, подобно разъяренному факелу метнулся в мою сторону.

Огонь мне не был страшен, а вот когти василиска, раздиравшие плечи до крови, обещали принести мне скорую погибель. В любом случае, упав на спину, я потревожила небольшого зверька, до этого примостившегося между моей поясницей и курткой. Ласка протиснулась между мной и василиском и бросилась на последнего. Василиск заверещал, отскочил от меня, и начал прыгать вокруг себя, сгоняя юркое маленькое животное. Я не пыталась вглядываться, ведь сквозь огонь я могла поймать взгляд василиска и застыть навечно. А потом и Матвей прижал меня к себе, мокрым плащом прикрывая мое лицо. Сам он уткнулся в мои волосы.

Визг монстра продолжился недолго. Через полминуты все затихло, и только запах паленых перьев напоминал о случившемся.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю