290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Агротора. Дожить до зари (СИ) » Текст книги (страница 3)
Агротора. Дожить до зари (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 20:00

Текст книги "Агротора. Дожить до зари (СИ)"


Автор книги: Тея






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 11 страниц)

На самом деле доказательств не было, это просто мои предположения. Но, зная страсть дяди к запретному и опасному, не удивлюсь, если высказанные слова – правда.

Подмигнув мужчине, я весело сказала:

– Приятного вечера, дядя.

Семейные склоки, угрозы кровному родственнику, лживые улыбки – кажется, постепенно я начинаю принимать образ жизни типичного вампира.

Я развернулась и собралась уйти, но потом вспомнила кое-что, что беспокоило большую часть нашей семьи.

– Знаешь что? – проговорила я, оборачиваясь обратно. Поджав губы, я продолжила: – Ты вот весь такой крутой и независимый от семьи, пришел под ручку с силиконовой блондиночкой на важное для Стрельцовых мероприятие. А ты хоть раз о детях вспомнил? Не об Агнии, которая всей душой ненавидит тебя, нет. У тебя нет шансов наладить с ней отношения. Я говорю о близнецах, Степе и Глебе. Их как родных воспитывает твой брат, но они знают, что их собственный отец бросил их.

На загорелых скулах дяди заиграли желваки. Воспоминание о детях от женщины, которую, как я помню, он очень любил, взволновало.

– Паша может обеспечить им светлое будущее, а я нет, – отрезал Макс и собрался уйти, но я загородила ему путь.

– О, я в этом не сомневаюсь, – с ядовитой улыбочкой согласилась я. – Ты та еще сволочь, а мой папа ответственный. Но ты не думал, что близнецы хотели хотя бы изредка встречаться с родным отцом? Они ведь внешне на тебя похожи, никакая черта не напомнит тебе о мертвой жене.

О, я вывела дядю из себя. Он шагнул ко мне, встав вплотную, и с ненавистью посмотрел на меня. Кого-то это напугало бы, но не опытную агротору. Я видела, как дрожат его руки от беспокойства, а в глазах появилась боль. Значит, есть еще человек под маской ублюдка.

– Какой же сукой ты стала, – презрительно выплюнул дядя Максим.

Я пожала плечами и послала мужчине веселую улыбку:

– Так и живем.

Со скоростью вихря дядя Макс обогнул меня. Да, возможно, я была слишком грубой, но он хотя бы задумался о близнецах. Я искренне желала им счастья и хотела, чтобы они узнали родного отца. И ради этого стоит вытерпеть оскорбление.

– У вас, оказывается, отношения в семье еще интересней, чем у нас.

Я обернулась и увидела Анастасию. Она стояла совсем близко и едва заметно улыбалась, а прищуренные зеленые глаза хранили тысячи секретов.

На вампирше было синее платье, которое обтягивало стройную, без недостатков, фигуру. В семьсот лет о таком теле можно только мечтать. Её темно-каштановые волосы были уложены в элегантный пучок, на лице – искусно наложенный макияж.

– Прекрасный выбор наряда, – с приветливой улыбкой заметила я. После ссоры Анастасия, как ни странно, привнесла спокойствие.

– Не такой прекрасный, как твой, – любезно ответила Анастасия. Слегка наклонив голову, женщина уточнила: – Ты ведь думала, что я могу прийти в джинсах, верно?

Пришлось прикусить губу, чтобы не засмеяться.

– Вообще-то да, – призналась я.

– Признаться, я наносилась платьев еще в молодости, – Анастасия взяла меня под руку и повела в сторону фуршетного стола. – Знаешь, как трудно одеваться в семнадцатом веке? Ох уж эти приличия! Не то, что сейчас – даже отсутствие нижнего белья не возбраняется. Хотя смотреть, как Людовик Справедливый выступает в роли Солнца в «Балете Мадам» было забавно.

– Ты жила при дворе французского короля? – тут же заинтересовалась я.

Анастасия криво усмехнулась и посмотрела в пространство.

– О, да, – задумчиво проговорила она. – И при французском дворе, и при английском, и при испанском… Но везде мне было неуютно. Я искренне любила фамильное поместье отца на территории современной Польши, а балы, по которым меня таскала мама, больше нравились моей старшей сестре.

Моргнув, вампирша вернулась в реальность. Она перевела на меня таинственный взгляд и покровительственно улыбнулась.

– Но хватит обо мне, – заявила Анастасия. – Когда Матвей объявит о помолвке?

– Как только многоуважаемые члены Совета соизволят прийти и засвидетельствовать это объявление, – с изрядной долей сарказма ответила я. – Самые важные гости всегда опаздывают.

Анастасия улыбнулась и вдруг встрепенулась:

– Ах, чуть не забыла! Позволь мне поздравить тебя с выгодной помолвкой. Я ведь еще ни разу этого не делала.

Мы подошли к столу. Вампирша взяла два бокала шампанского и один из них протянула мне. Причин отказаться у меня не было.

– За твою долгую и счастливую семейную жизнь! – произнесла тост Анастасия и чокнулась со мной бокалом.

Женщина мне действительно нравилась. Она было немного со странностями, но все равно приятней большинства своих потомков. Думаю, мы подружимся.

Люди все продолжали прибывать. Вся элита столицы. Дорогие наряды, изысканные прически и сверкание бриллиантов слепило глаза. Искусственный смех, звон бокалов и негромкое звучание фортепьяно раздражали слух. Я прикусила губу, ощутив вкус шампанского, стараясь отвлечь себя.

– Ты такая же, как я, – проницательно сказала Анастасия. – Тоже ненавидишь эти светские вечера, и сейчас в тебе растет раздражение.

Хмурясь, я кивнула:

– Я слишком долго работаю агроторой, и знаю, какие повадки отличают убийц, мошенников и насильников. К сожалению, эти повадки я нахожу во многих представителях высшего света. Поэтому трудно улыбаться им или пожимать руку.

Анастасия внимательно слушала, приподняв брови. Вздохнув, она отвела глаза в сторону и мягко заметила:

– Однако ты должна смириться со скрытой грязью так называемой элиты. Ради него.

Я проследила за взглядом Анастасии и увидела Матвея. Он стоял в другом конце зала рядом с моими родителями, лицом ко мне, и внимательно слушал, что говорит мой отец. Словно ощутив интерес к собственной персоне, он глянул через плечо папы и встретил мой взгляд. А потом тепло улыбнулся.

От его улыбки у меня защемило сердце. Удивительно, но ярость от ссоры с Максом и спокойствие от разговора с Анастасией пропали. Осталась только вселенская печаль.

– Я ведь не хочу выходить замуж, – тихо призналась я, виновато отводя взгляд. – Я даже не уверена, что смогу сделать его счастливым.

Анастасия огляделась, чтобы убедиться, что рядом никого нет. А потом поставила недопитый бокал на стол и положила руку мне на плечо.

– Поверь, ты уже делаешь его счастливым, – убежденно сказала вампирша, поймав мой взгляд. – Он назвал тебя невестой не из-за твоего превосходства над остальными членами твоей семьи, а потому что влюбился. Поверь, я это вижу. Иначе зачем бы он добавил в брачный договор тот пункт, где измена любого из вас жестоко карается?

Я нахмурилась и подозрительно протянула:

– Он добавил… что?!

Анастасия подняла брови и виновато улыбнулась:

– Так он еще не говорил? Ой, ужас… Ну ладно, раз уж я проболталась, то расскажу обо всем. Вчера Матвей добавил новый пункт в брачном договоре. Согласно ему, ни один из вас не имеет права на измену. Если появятся доказательства неверности, то брак сразу же расторгается, а потерпевшая сторона получает девяносто процентов от всего имущества – не просто совместно нажитого, а абсолютно всего имущества, которое закреплено за обеими сторонами. И не важно, приобретено это до брака или после.

Я вновь посмотрела на Матвея, но на этот раз он не почувствовал моего испепеляющего взгляда. Хотя на самом деле сейчас я могла бы испепелить его, если бы не умела усмирять свою магию. Я однажды чуть соседа не подожгла, когда он ночью включил музыку на всю громкость.

Да как он мог? Я же не давала повода для ревности, ни с кем не ходила на свидания. Неужели он настолько не доверяет мне, что решил унизить таким способом? Ведь изменять человеку, который тебе принадлежит, могут только законченные ублюдки. Я была уверена, что, будучи замужем, не прыгну в постель к кому-либо, кроме своего мужа.

Даже если я не люблю его.

– Я прибью Матвея, – процедила я сквозь стиснутые зубы. – Клянусь, как только мы останемся наедине…

Анастасия перебила мою яростную реплику громким веселым смехом.

– Это называется «страсть в отношениях», – вытирая выступившие от смеха слезы, сообщила вампирша. – Дорогая моя, поверь, мой правнук не стал бы указывать этот пункт, если бы не ревновал. А воздействовать на тебя он не может, ты его убедила в этом после спора о твоем стиле в одежде.

Зло глянув на Анастасию, я хотела сказать что-то грубое, но мне слишком нравилась эта женщина. Поэтому я глубоко вздохнула и закрыла глаза. А когда открыла их, ярость в моей груди перестала быть всепоглощающей. Ведь я уже придумала, как отомстить Матвею.

– Ну что ж, – пугающе нежно улыбнулась я, сделав глоток шампанского. – Тогда мне придется заставить Матвея ревновать до дня подписания договора, чтобы он запомнил это на всю оставшуюся жизнь.

Улыбка Анастасии стала шире:

– Это выведет его из себя.

– Определенно, – согласилась я и залпом выпила оставшееся шампанское. Затем поставила бокал на стол. Поискала взглядом хищницы подходящую жертву, и на глаза попался кое-кто.

– Извини меня, Анастасия, – не глядя на вампиршу, произнесла я. – Мне тут нужно кое с кем пообщаться, чтобы поставить женишка на место.

– Развлекайся, Соня, – засмеялась вампирша.

Предполагаемая жертва поймала мой взгляд и неуверенно улыбнулась. Я улыбнулась в ответ и направилась вперед, чувствуя острую жажду мести.

– Привет, Виш, – поздоровалась я.

Влад виновато отвел взгляд и осторожно заметил:

– Вот уж не думал, что ты заговоришь со мной после моего поведения.

Я звонко засмеялась и по-свойски пригладила смокинг вампира. А потом промурлыкала:

– Да ладно тебе, Влад. Я прощаю твою агрессивность, грубость и оскорбления в мой адрес, – остановив проходившего официанта с подносом, я взяла бокал шампанского и вновь повернулась к Владу. Каким же удовольствием было наблюдать, как меняются эмоции на лице у вампира по мере того, как я говорила. – Ты же ведь не просто так бесишься. Наверное, вспомнил, как хороша я была в постели, а теперь не хочешь, чтобы такое счастье принадлежало твоему брату.

– О, ты так уверена, что была хороша в постели? – с холодком заметил Влад.

Я засмеялась, словно не заметила его напряжения.

– Ага, – кивнула я, отпивая шампанского. – В том роковом подслушанном телефонном разговоре ты говорил, что я великолепна. Даже размышлял, почему бы не продолжить иметь меня. Успехи в постели сумели затмить мою фамилию, а это много стоит, не так ли?

Влад внимательно посмотрел мне в глаза.

– Не думал, что ты помнишь те слова, – тихо проговорил Вишневецкий.

Я чуть приблизилась и подтвердила:

– Я еще та злопамятная… сука, – я намеренно употребила слово, которым наградил меня дядя.

Влад отвел взгляд и удивленно поднял брови. Замерев, он проговорил:

– Ты ведь знаешь, что нас прожигает взглядом Матвей?

Я мило улыбнулась:

– Ну, прожигать – это моя фишка, но да, я знаю. Без особой причины я бы не подошла к тебе, верно?

Влад посмотрел на меня и криво усмехнулся:

– Значит, сейчас я всего лишь твой инструмент?

Отстранившись, я отсалютовала бокалом:

– Как и я для тебя шесть лет назад.

Пристально глядя мне в глаза, вампир процедил:

– Кажется, с тобой хотела поговорить мама. Обязательно найди её.

А потом развернулся и ушел, оставив меня с бокалом шампанского. Наверное, я опять переусердствовала. Что сегодня происходит? Какая-то я агрессивная и озлобленная.

Я опустила взгляд на бокал шампанского и подумала, может быть, в нем было что-то намешано. Потому что я никогда еще не вела себя так высокомерно. Возможно, скорое родство с Вишневецкими сделало меняет. Сначала Макс, потом Влад… А еще собиралась сыграть на нервах Матвея.

– Дядя прав, – вздохнула я. – Я действительно су…

– А вот и ты! – воскликнула Марианна, появляясь передо мной. На её ярко накрашенных губах застыла улыбка кинозвезды, и весь вид говорил об идеальности.

Уложенные в крупные локоны волосы были идеальны. Макияж был идеален. Классическое вечернее платье винного цвета было идеальным. В общем, ни одного недостатка. Ну просто женщина с обложки элитного журнала. Такие люди обычно или пустые внутри, или испорчены своей красотой. Интересно, кем является Марианна?

– Моя дорогая будущая невестка, – тихо, чтобы никто не услышал, произнесла вампирша, не переставая улыбаться. – Тебе несказанно повезло завладеть сердцем Матвея. Конечно, я уверена, что в итоге ты порвешь его на куски, а моего старшего сына выбросишь, как в прошлом сделала с Владом. Но это уже отступление от темы… – Марианна обняла меня и шепнула прямо в ухо: – Тебе стоит знать, что в нашем доме тебе не рады. Можешь играть в хорошую женушку с Матвеем, но знай, что я и Ростислав при любом удобном случае добьемся вашего развода. Скомпрометируем тебя. Надавим на Совет. Найдем Матвею любовницу.

Я настойчиво отодвинула Марианну. Слишком долгие объятия, слишком неприятные речи. Это раздражает, как и её слащавость.

– В общем, знай, – Марианна состроила умиленную мордочку – полагаю, она должна была выражать радость, – ты не задержишься надолго в доме Вишневецких. Ты уйдешь униженной.

Следуя привычке вкупе со злостью, я могла начать угрожать, унижать или насмехаться. Но поступила по-другому.

– О, это так мило, – положив руку на сердце, проворковала я. – Я очень рада, что вы сказали мне правду. Начинать отношения с невесткой со лжи не очень красиво, правда? Спасибо, что предупредили меня. И знаете что? Теперь сомнений нет, я обязательно возьму фамилию мужа. И у нас с вами, Марианна, будет одинаковая фамилия. Правда, не ручаюсь, что я её не запятнаю – у меня взрывной характер.

На последней фразе я искренне улыбнулась и сама обняла женщину. Та дернулась, то не смогла оттолкнуть меня – этикет, столь любимый вампирами, запрещал совершать грубости на глазах у всех. Правда, в прошлом это не помешало Ростиславу подраться с моим отцом на вечеринке. Но это уже совсем другая история.

Я сжимала в объятиях будущую свекровь как можно крепче, показывая свою радость. А потом смачно поцеловала в щеку, оставляя красный след помады. Марианна фыркнула и гордо удалилась в уборную, чтобы стереть след со щеки.

Я засмеялась и покачала головой. Удивительно, но я обошлась без угроз и ругательств – и это было забавно. Надо почаще так делать.

========== Глава 4 ==========

– А вот и первый делегат Совета, – кивнул Олег в сторону.

Я с интересом проследила за взглядом брата и заметила Дмитрия Корнеева, высокого статного мужчину с коротко стриженными светлыми волосами. Сколько раз я его видела, он всегда был хмур. Насупленные брови, внимательные голубые глаза и вечно поджатые губы указывали на постоянное недовольство. И только при взгляде на свою племянницу-сироту, мою подругу Лизу, черты лица члена Совета разглаживались, а в глазах появлялась теплота. Он не скрывал своей привязанности к дочери умершей сестры, как не скрывал и того, что готов убить за её безопасность. Может быть, от того, что об этом Корнеев открыто объявил на федеральном канале, не тревожась об аспектах закона, Лизу никогда не трогали противники и враги политика.

Кстати, о Лизе. Нужно побеспокоиться о её личном счастье.

– Это все, что ты видишь? – поинтересовалась я у Олега, наклонив голову вправо. – Только Корнеева?

Брат недоуменно глянул на меня и вновь перевел взгляд в сторону делегата.

– Ну, с ним девушка, – пожал плечами Олег. Прищурившись, он догадался: – Это твоя подруга Лиза, да?

Взяв Олега под руку, я проникновенно проговорила:

– Это не просто моя подруга, а лучшая подруга. В шикарном малиновом платье, которое не скрывает ничего. Она вырядилась так исключительно для тебя, надеясь затащить в постель. Потому что с первого дня знакомства без ума от тебя.

Братец недоумевал. Он переводил взгляд с меня на Лизу и обратно. Девушка пока нас не заметила, но уже светилась от предвкушения, хищными глазами осматривая толпу. Хищными в буквальном смысле. Иногда девушке трудно скрывать свою тигриную натуру.

– Ты, как обычно, ничего не заметил, – протянула я и схватила за руку брата. – Помнишь, как Лиза реагировала на тебя в день вашего знакомства? Она одержима тобой.

Олег внимательно рассматривал Лизу. Так, как будто впервые увидел. Вот всегда так. Брату нужно раскачаться, прежде чем заводить отношения.

– Надо же, – негромко пробормотал он.

Я засмеялась и чмокнула Олега в щеку.

– Ты очарователен в своей наивности, – заявила я. – А теперь иди к ней и потанцуй. Я за тебя уже договорилась.

– Значит, теперь ты сваха, да? – усмехнулся Олег и поцеловал меня в щеку в ответ. – Сама выходишь замуж, решила всех подруг и родственников за собой потянуть?

Я могла бы сказать, что хочу, чтобы хоть кто-то вышел замуж по любви. Или могла напомнить, что, в отличие от него, я забочусь о счастье близких и не скрываю новые противные пункты брачного договора. Ручаюсь, именно для этого Матвей в начале вечера отозвал Олега.

Но я не хотела портить настроение брату, так что просто подтолкнула его в сторону Лизы и усмехнулась:

– Иди уже.

Лизин взгляд, когда к ней подошел Олег, был полон восхищения и счастья. Я не могла сдержать улыбки, глядя на подругу. Она действительно влюбилась, по уши и безвозвратно. Как любая девушка, я тут же начала накручивать себя и уже представляла свадьбу Олега и Лизы, их первенца, моего племянника… Поймав себя на этом, я прикусила нижнюю губу и покачала головой. Ну вот, женские особенности, в частности, логику, из меня не смогли выбить даже восемь лет работы агроторы и половинная сущность демона.

Вспомнив о своей главной проблеме, я перестала улыбаться. Нужно как можно скорее выйти замуж и стать вампиром. Это была моя последняя надежда – выгнать из себя часть демонической сущности с помощью превращения в вампира, которое полностью изменит мою ДНК. Биологически абсолютно другой человек. Если не получится, то останется последний выход – обратиться к профессиональному демонологу.

На самом деле, демонам трудно пробиться в наш мир, поэтому демонология не особо популярна. Редко кто идет учиться на эту специальность, потому что заработка от неё никакого. Только раз в десятилетие какому-нибудь демону удается пробиться в наш мир. Изгнать его трудно, но возможно. В основном диплом по демонологии получают как второе высшее те, кто стремится выделиться или кому просто интересен сам процесс обучения. Насколько я знала, сейчас во всем мире известно только три профессиональных демонолога.

Я не хотела к ним обращаться, потому что, узнав о моих «особенностях», они могут решить избавиться от меня. Я бы так и сделала. Это действительно опасно, ведь если демоны смогут прорваться в этот мир, то они поработят нас всех. Уж лучше убить одного человека и не допустить христианскую нежить в наш мир. Но возможно, и только возможно, они знают что-то, чего не знаю я. Есть шанс, что один из них поможет.

– О чем задумалась? – раздалось прямо над ухом.

Я вздрогнула и повернулась. Невероятно близко ко мне стоял еще мужчина, которого я не хотела бы видеть сегодня. Кажется, в рейтинге худших гостей Максим упал до второго места.

Я повернулась к Антону Волкову и, сделав шаг в сторону, удовлетворилась расстоянием между нами. Оборотень с легкой насмешливой улыбкой наблюдал за мной.

– Чего тебе надо, Волков? – резко спросила я.

Было трудно смотреть в эти удивительно хищные карие с золотистыми крапинками глаза. Антону ничего не стоило удерживать мой взгляд, хотя он и не владел гипнозом. Моргнув, я опустила глаза чуть пониже, на нос с небольшой горбинкой, и повторила:

– Чего тебе надо?

Волков медленно и лениво пожал плечами, не переставая разглядывать меня. Я кожей ощущала его взгляд, ищущий… что? Волнение? Страх? Ужас? Он не увидит ничего, потому что все, что испытывала, я успешно сумела спрятать за маской безразличия. Даже оборотень не сможет разгадать истинные эмоции.

– Это светское мероприятие, а я хочу найти новых богатых партнеров для своего бизнеса, – спокойно пояснил Антон.

– Ах да, как же я забыла, – с сарказмом протянула я, снова взглянув в глаза оборотня. – Помимо кровавой охоты на молодых девушек в лесу ты же еще и бизнесмен.

Улыбка Волкова стала шире. Казалось, он не волновался, что кто-то нас может подслушать. Его все это развлекало.

– Ты первая и единственная, на кого я охотился, как на животное, – безмятежно произнес Антон. Уверенная улыбка не исчезала с его лица.

– Даже не знаю, приятно слышать это или нет, – скрестив руки на груди, поджала губы я. – Допустим, ты здесь из-за бизнеса. Тогда зачем подошел ко мне?

Антон медленно облизнул губы. На миг цвет глаз его изменился на янтарный, что означало близкое присутствие волка. И это меня чертовски напугало.

– Я не мог не напомнить тебе о себе, – растягивая слова, проговорил Антон. – Особенно когда ты стоишь тут одна, задумчивая, в этом соблазнительном платье. Идеальный момент, чтобы напомнить, что однажды я вновь открою на тебя охоту. И не факт, что в этот раз ты сможешь спастись. Больше меня не сдерживает договор с твоей безумной бабкой.

Где-то на середине его речи пришло сожаление об оставленном дома оружии. При мне не было ни пистолета, ни ножей. Только пирокинез. Но Антон знал о моих способностях, так что наверняка подготовился. Может быть, даже заказал себе у практикующей ведьмы какое-нибудь противоожоговое заклинание. Успокаивало лишь то, что где-то поблизости был Дмитрий Корнеев. Делегат Совета не позволит убивать на званом вечере. Я надеюсь.

– Не понимаю, почему ты так злишься, – как можно спокойнее сказала я, непринужденно рассматривая толпу. – Ты ведь уже утолил свою жажду мести.

– Ты убила моего брата, – почти равнодушно произнес Волков, но что-то в его голосе говорило, что он все еще зол. – Одна несчастная травля, после которой ты осталась жива, не исправит этого.

А, точно. Кровная месть и все такое. Ох уж эти фанатичные оборотни.

Я вздохнула и устало сказала:

– Ты в открытую говоришь, что собираешься убить меня. Не боишься, что я расскажу делегатам?

Волков сделал шаг ко мне. Приблизился вплотную. А потом взял за подбородок горячими пальцами и поднял голову, заставив встретиться с его холодным взглядом. Вот теперь я по-настоящему испугалась. До дрожи в коленках.

– Рассказывай, – слишком интимно прошептал Антон, глядя в мои глаза. – Скажи Павличенко, Марковой, Ахмеду или даже Корнееву. Любому делегату. И тогда они с удовольствием присоединятся ко мне в охоте на тебя, моя маленькая демоница.

Я совсем забыла, что он знает. Галина рассказала ему о моей сущности. И сейчас Волков может сделать все, что угодно с этой информацией. Одно слово, сказанное нужному человеку, и Антон может, развалившись на диване, по телевидению наблюдать за тем, как меня убивают. Наверняка из этого сделают настоящее шоу – не каждый день возвращают сожжение на костре под молитвы священников всех религий.

С трудом сглотнув, я едва слышно прошептала:

– Почему же ты не сделал этот раньше?

Антон мягко погладил меня по губам большим пальцем, на подушечке остался красный след от помады, но я не могла оттолкнуть его. Потому что боялась.

– Я не хочу, чтобы в мою охоту кто-то вмешивался, – сказал он тоном, каким говорят любовники, а не убийцы. – И я приготовил для тебя кое-что. Ты действительно оценишь.

Волков неторопливо переводил взгляд с моих губ на глаза, словно не зная, на чем остановиться. Со стороны это, наверное, выглядело жуть как романтично. Но на самом деле была просто жуть. Давно я так не боялась.

Свободной рукой оборотень обнял меня за талию и прижал к себе. Я замерла, словно пойманный удавом кролик, и не могла двинуться. Страх сковывал тело. Может, Волков заказал себе не только заклинание против огня. Есть вероятность, что он наколдовал мой страх.

– А жених твой знает? – ласково поинтересовался Антон. Я дернулась, но оборотень прижал меня к себе крепче. – Тихо, тихо, – шептал он, чрезвычайно довольный своим доминированием. – Ты же не хочешь, чтобы кто-то вмешался в наш разговор? Тогда помолвка точно не состоится.

Чувствуя на себе любопытные взгляды окружающих, я положила руки на белоснежный смокинг Волкова и попыталась оттолкнуть. Ага, как же, с его-то силой я слабее мотылька. Сбежать не получится.

– Откуда ты знаешь? – процедила я, вглядываясь в глаза оборотня.

На губах Волкова заиграла насмешливая улыбка.

– У меня свои источники, – таинственно произнес Антон. – Интересно, что скажет твой драгоценный вампиреныш, когда узнает, что его невеста спит с волком?

Почувствовал запах дыма, Волков предусмотрительно отпустил меня. Я сразу же отшатнулась и сжала руки в кулаки, чтобы Антон не видел, как дрожат мои пальцы.

– Он ничего не скажет, потому что этого не случится, – резко бросила я.

Волков наклонил голову и внимательно глянул на меня, все так же безмятежно улыбаясь.

– Забавно, что ты так в этом уверена, – спокойно заметил Антон. Он пригладил темно-каштановые волосы и продолжил: – На самом деле, ты придешь ко мне в постель. В ближайшее время.

Его наглость была привычной, поэтому я на автомате начала злиться.

– И с чего ты так решил? – озлобленно спросила я. Когда Антон просто пожал плечами и промолчал, задала другой вопрос: – Ох, неужели, Волк, ты влюбился?

Антон откинул голову и звонко рассмеялся, привлекая внимание окружающих. Он действительно развлекался, когда смотрел на меня веселыми глазами.

– Дурочка ты, – мягким тоном заметил оборотень. – Я не влюблен. Я хочу тебя убить. Не физически, а морально. Я убью твой дух, сломлю твою волю, ты станешь моей игрушкой, куклой, которая будет молить о смерти, обслуживая всю стаю. Но прежде всего – меня.

– И с чего вдруг такие фантазии? – Я скривила губы в подобие улыбки, хотя от сказанного меня бросило в дрожь.

– А самое унизительное будет то, что ты сама ко мне придешь, – проигнорировав меня, самозабвенно продолжал Антон. – И будешь молить взять тебя. И знаешь что? В этот момент я хочу, чтобы ты надела тот же костюм Красной Шапочки, в котором убивала моего брата. Это очень возбуждает.

Я была уверена, что это не бравада. Волков действительно верил, что я приду. И так как он был прагматичным, оборотень явно что-то замышлял, чтобы привести свои угрозы в исполнение. Осталось угадать, что именно.

– Да пошел ты… – буркнула я и, развернувшись, собралась уйти. Но довольный голос Волкова меня оставил.

– Хотя знаешь, может быть, ты и права. Пожалуй, я действительно в тебя влюблен. Иначе зачем мне устранять соперника?

Я застыла. С трудом сглотнув, я развернулась и медленно произнесла:

– Что ты сказал?

Антон широко улыбнулся, показывая белоснежные зубы, и приподнял брови:

– Ты разве не знаешь? Когда некоторые темные личности узнали, что ты агротора, они устранили твоего любовника.

Я нахмурилась:

– Любовника?

– Что, у тебя их так много, что ты даже не понимаешь, о ком я? – фыркнул Волков. – Я говорю о твоей любовной связи с вампиром. Кое-кому нетрудно было понять, что ты предложила ему свое тело в обмен на информацию. И его как предателя убили. Информаторов никто не любит.

Я выдохнула, но вновь вдохнуть не сумела. Словно весь воздух закончился. Музыка стихла за шумом крови в ушах. Я чувствовала, как ускоряется мое сердцебиение из-за недостатка кислорода.

Боже мой. Боже мой.

– Кто его убил? – тихо проговорила я. – Кто убил Рихтера?

– Тот, на кого тебе однажды выдадут ордер на ликвидацию, – туманно ответил Антон и перевел взгляд мне за плечо.

Оказывается, музыка действительно стихла, мне не показалось. Матвей стоял в центре зала, привлекая к себе внимание. Настала минута, ради которой и собрался московский бомонд. На автопилоте я подошла ближе, зная, что скоро Матвей позовет меня, но мысли в голове крутились совершенно другие.

С Рихтером я работала много лет. Он был неплохим парнем для вампира, правда, слишком любвеобильным. Саша Рихтер помогал мне в поиске беглых преступников, играя роль двойного агента. Я же в обмен давала ему выпить своей крови. Не слишком высокая цена, но вампир сам её назначил. Я знала, что нравлюсь ему. В нашу последнюю встречу Рихтер признался в своих чувствах. Возможно, я бы попробовала встречаться с ним, но меня разозлили его извращенные рисунки с моим участием, так что я послала его и больше никогда не видела.

Следовало догадаться, что при невольном раскрытии моей профессии многие преступники задумаются об истинных отношениях между мной и Рихтером. Конечно, они догадались. Это моя ошибка. Я должна была помочь вампиру. Хотя бы помочь исчезнуть из страны. Но в суматохе своих проблем и переживаний я совсем забыла о нем. И эта вина будет преследовать меня вечно.

– …собрал вас в этот вечер, – говорил Матвей. Начало его речи я прослушала. – Наконец произошло то, чего так долго ждали мои родители и чем так часто интересовались журналисты. Я нашел ту единственную, которая поразила меня в самое сердце. Набравшись смелости, я предложил ей выйти за меня замуж, и эта девушка… мое бесценное сокровище… согласилась.

Как красиво заливает-то. Матвей действительно говорил уверенно, с долей экспрессии. Ни грамма волнения не было на его лице – вампир был счастлив и уверен в своей избраннице, то есть во мне. Я даже знать не хотела, правда это или нет. Публика купилась, и это главное. Люди и нелюди начали перешептываться, но довольно тихо. Все с нетерпением ждали, когда Матвей назовет имя.

Вампир медленно провел взглядом по толпе, счастливо улыбнулся и сказал:

– Сегодня вечером мы официально объявляем о помолвке, – Матвей без труда нашел в толпе меня, протянул руку в мою сторону и мягко сказал: – Любимая, подойди и покажи нашим гостям себя.

Больно много эпитетов для одного вечера – любимая, единственная, бесценное сокровище. Куда девалась старая добрая Соня без всяких прозвищ?

Натянув на лицо лучезарную улыбку, я сделала шаг вперед и вышла из толпы. Пока «бесценное сокровище» уверенно направлялось к Матвею, люди заахали. Все знают Матвея, все знают давнюю вражду между Вишневецкими и Стрельцовыми, и совсем недавно, благодаря стараниям прессы, все узнали меня, таинственную московскую агротору. Так что я в роли невесты Вишневецкого по-настоящему шокировала публику. И кажется, мне начинало нравиться это делать. Шокировать, в смысле.

Матвей улыбнулся еще шире, когда я неторопливо, но уверенно вложила свою руку в его ладонь и позволила привлечь ближе.

– Наш первый публичный поцелуй, – ласково шепнул вампир и прижался мягкими губами к моим. Запустив свободную руку в шевелюру Матвея, я с готовностью ответила на поцелуй даже больше, чем от меня требовалось. Несмотря на внешнее спокойствие, все события сегодняшнего вечера, все новости, сброшенные без предисловий, заставили меня почувствовать смертельную усталость и желание ощутить тепло и поддержку.

Наверное, хорошо, что меня уволили. В последнее время я стала слишком изнеженной для работы агротором.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю