290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Камень Страданий (СИ) » Текст книги (страница 9)
Камень Страданий (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 12:30

Текст книги "Камень Страданий (СИ)"


Автор книги: Квара




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 12 страниц)

– Нет времени у нас на словоблудье! – отрезала Симза, жестко обрывая эльфийскую речь. – Одну лишь нам освободить осталось. Найдем дриаду – и сбежим отсюда!

– Вопрос только в том, где искать дриаду, – рассудительным тоном заметила Кара. – Она где-то здесь… Но никаких сигналов не подает, что усложняет наши поиски.

– Твоя правда, Кара, – коротко вздохнув, пожал плечами Лекси. – В таком случае остается только обходить камеры.

И, не сговариваясь, троица беглецов, возглавляемая рыжеволосой магессой, отправилась вглубь ряда. Но здесь ни в одной из оставшихся непроверенными камер лесной девы не оказалось. Одна камера была пуста. В другой обнаружился сумасшедший чернобородый загорелый мужчина. Только увидев его, готового с кулаками кинуться на непрошеных гостей, Симза громко захлопнула дверь, в то время как Кара продолжила исследование. В последней камере в этом ряду оказалось существо, единственной человеческой частью тела которого были руки, а все остальное – голова, лапы, серо-зеленая окраска кожи и хвост – полностью соответствовало гиене. Гнолл. В другое время Кара обязательно бы заставила этого зверя испытать на своей шкуре, какова огненная колдунья в ярости, но сейчас ей было не до того. Нужно было найти последнюю спутницу и сбежать, наконец, отсюда. Непроверенным остался только один коридор… Злая и уставшая, вымотанная бесконечными поисками друзей Кара, дав знак эльфу и вистани, незамедлительно пошла к тому ряду каменных дверей, где находилась и ее тюремная камера, откуда она сбежала, обезвредив иллитида своей огневой мощью. К величайшему облегчению чародейки, этот ряд камер долго проверять не пришлось, ибо дриада нашлась в первой же комнате, дверь в которую колдунья отворила с помощью ключа. Теперь точно все были в сборе, и можно было осуществлять побег. Ничего не говоря, Кара повернулась к камере дриады левым боком и, выставив факел вперед, пошла в прямом направлении к ступенькам, что вели к единственной двери, которая могла вывести из этого ужасного места. Дойдя до ступенек, она присела на одно колено и, сняв Тамина с плеч, пустила его на пол.

– Пойдем.

***

Из огня, да в полымя – вот как можно было охарактеризовать ту ситуацию, в коей оказалась четверка беглых путников. Их взору открывался темный просторный зал с фонтаном посередине, вокруг которого стояли маленькие свечки, слабо освещающие помещение. В фонтане бурлила вовсе не прозрачная вода, а самая что ни на есть настоящая темно-красная жидкость, попросту говоря – кровь. От столь жуткого, как кровавый фонтан, зрелища каждому из спутников было не по себе. Особенно некомфортно чувствовали себя Лекси и дриада, когда увидели, что в фонтане плавали безжизненные тела людей и не только. Симза же никак не выдавала своих чувств, сохраняла самообладание. И Кара тоже.

«Да уж. После этого меня точно ничем и никому не напугать»

И это было еще далеко не все. Слева от фонтана крови располагалась комната, где, судя по всему, ставили эксперименты над живыми существами. Здесь несчастным жертвам некуда было бежать от предстоящих мучений, никто не был застрахован от препарирования… Превозмогая отвращение, Кара медленно приблизилась к одной из таких жертв, лежащих на специальных столах для проведения опытов. На столе распласталось маленькое крылатое демоническое существо – бесенок. Его туловище было вскрыто и обнажало внутренние органы. «Так, спокойно, Кара, спокойно. Тебя не вырвет…» – внушала себе колдунья, разглядывая освещенный собственным факелом препарированный труп бесенка. Закусив губу, она перешла к следующему столу, на котором лежал бледный труп обнаженной девушки. Ее грудь и живот были вскрыты, словно дверь; кожа и жир – сдвинуты на бок, открывая вид на белые кости, торчащие из моря крови. Изредка изнутри доносился тихий хлюпающий звук… Не в силах более видеть это до мурашек по коже отвратительное месиво, Кара сделала несколько осторожных шагов в сторону старой телеги, где лежали два трупа, коих еще не подвергли препарированию. Один был бледный и обескровленный парень в мантии студента Академии. Присмотревшись к нему, колдунья узнала Верина. Этот Верин всегда завидовал Каре, так же, как она всегда презирала его и насмехалась над ним. Ведь Кара могла легко творить заклинания, тогда как Верину, как и каждому начинающему волшебнику, приходилось часами корпеть над книгами, чтобы овладеть самыми простейшими заклятиями. Теперь ему точно никогда не суждено было стать настоящим волшебником, ибо здесь, в Рэйвенлофте, воля Темного Лорда распорядилась таким образом, что почти все студенты и преподаватели невервинтерской Академии магов лишились жизни. Все, кроме Кары. Да и то она к тому времени больше в Академии не числилась.

Вторым же трупом, который пока еще не стал подопытным, был зеленокожий гуманоид. От человека его отличала кожа с желто-зеленым оттенком, а также заостренные уши и маленький, почти незаметный нос. Этого индивида Кара сначала приняла за оголодавшего лысого эльфа, но Лекси, которому доводилось читать о подобных гуманоидах, объяснил, что это существо называется гитиянки, и такие, как оно, точнее, он, обитают на Астральном плане. Когда-то гитиянки и их родственники – гитзерай – были одним народом, некогда порабощенным огромной планарной империей иллитидов. Их тяжелая участь рабов, чей разум служил пищей для ненасытных спрутоголовых рабовладельцев, могла бы продолжаться веками, если бы не нашлись личности, способные думать о восстании. И не только думать, но и подготовить масштабное выступление рабов. Таковой стала воительница Гит, в честь которой гитиянки и назвали свою расу (слово «гитиянки» в переводе с их языка означало «дети Гит»). Началась война, в ходе которой империя иллитидов утратила существенную часть своего могущества, а освобожденные рабы бежали в другие Миры. Основной их родиной стал Астральный план. Но когда возник вопрос о дальнейших действиях, среди бывших рабов начался раскол. По одной из версий легенды, Гит и Зертимон – величайший мастер, создавший меч Гит, и один из идеологов восстания – разошлись во мнениях. Гит утверждала, что, поскольку война с иллитидами еще не закончилась, нужно было сражаться до победного конца, чтобы уж точно никогда больше не стать рабами пожирателей разума. Зертимон же считал, что путь, которому предпочла бы следовать Гит, может превратить их народ в зеркальное отражение их же бывших хозяев. В ходе последующего внутреннего конфликта Зертимон был убит то ли самой Гит, то ли ее сторонниками, а народ, бывший до того события единым, распался надвое. Те, кто поддерживал Гит, стали называть себя «гитиянки» и объединились на Астральном плане под властью Влаакит, которая до исчезновения Гит занимала пост советницы королевы. Последователи же Зертимона назвали себя «гитзерай» и поселились на внешнем плане под названием Лимбо. И с тех пор только ненависть к общим врагам, иллитидам, могла примирить вражду между гитиянки и гитзерай.

Интересно, что же житель Астрального мира забыл в Рэйвенлофте? Или ненасытные Туманы не ограничивались только определенными местами Фаэруна?

– Человек… – раздался в гробовой тишине рокочущий голос, будто из потустороннего мира. – Вижу, тебе удалось познакомиться с моим детищем.

От жуткого голоса ноги дриады подкосились, и она схватилась за плечо Лекси, чтобы устоять. У самого барда начало веко дергаться. Как в тот момент в Мисфилде, когда Темный Лорд впервые заговорил с Карой, липкое чувство страха охватывало путников, и каждый из них – кто успешно, а кто безуспешно – пытался этот самый страх спрятать поглубже. На этот раз говорил вовсе не Темный Лорд. Во-первых, этот голос значительно отличался от его голоса. Во-вторых, владыка Острова Кошмаров назвал бы Кару по имени, а не по названию ее расы.

– Кто ты, тот, кому мы обязаны этим «потрясающим» зрелищем?! – дерзко и пронзительно выкрикнула Кара, обращаясь к непроглядной тьме. – Покажись, чтобы я знала, кого сейчас пущу на жаркое!

– Твои угрозы беспочвенны, человек, – пророкотал неизвестный голос. – Твоя кровь и кровь твоих спутников напоит Камень Страданий. А ваши трупы будут наглядной демонстрацией для тех, кто вздумает усомниться в могуществе Лорда!

– Мне это надоело! Покажись! – прокричала во все горло Кара, и гулкое эхо прокатилось по залу: «Покажись… Покажись…»

– Что, ж… Если так угодно…

Из глубокой тьмы на свет, отбрасываемый свечками и факелом чародейки, вышла фигура в длинной мантии до пола, с рваными рукавами. Корона из червонного золота украшала череп индивида, а в костлявой руке, облаченной в черную перчатку, он держал зловещего вида посох, верхушка которого была украшена черепом поменьше.

– Это лич, – прошептала Каре на ухо Симза. – Маг-некромант, что после смерти сохраниться предпочел, но только уже в виде мертвеца, себе подобными повелевая…

– А ты куда образованнее, чем твоя огневолосая спутница, – хмыкнул лич, окидывая вистани взглядом, заставляющим до этого стойко держащуюся женщину содрогнуться и прогоняющим по смуглой коже волну мурашек. – Я – хозяин этого места – подпитки его страданий… А вы – не более чем расходный материал.

– Это мы еще посмотрим… – злобно пробормотала Кара, готовясь выпустить дезинтегрирующий луч. Лекси между тем выхватил катану и, подбежав к личу, полоснул его. Но простое холодное оружие некроманту не могло причинить никакого вреда. Тем временем луч вылетел из руки Кары и попал мертвецу прямо в то место, где у любого разумного существа полагалось быть сердцу.

– А вот это уже неплохо, – зловеще ухмыльнулся мертвый маг. – Но все же недостаточно, чтобы победить меня.

– Ах так?! – разъярилась Кара и повернулась к друзьям. – Вы втроем, – обвела колдунья взглядом сначала дриаду, потом Лекси, а затем и Симзу, – отойдете к фонтану и будете ждать моего сигнала! Я постараюсь ударить по нему… – на этих словах языки огня сами собой вспыхнули в руках Кары, – …и… – огоньки становились все больше, и пламенная аура постепенно окружала девушку, – …не сдерживать силы! – вновь, как тогда, когда чародейка в камере демонстрировала иллитиду свою огневую мощь, ее, Карин, голос изменялся, становился чуть более низким.

Компаньоны незамедлительно направились исполнять приказ своего рыжеволосого лидера. Предусмотрительный фамилиар старался не отставать от них. Он знал, что его хозяйка сейчас впадала в боевой транс, и находиться рядом с ней в этот момент было весьма опасно. И надо сказать, он отбежал вовремя, ибо пламенное марево охватило колдунью полностью, и ярко полыхающий огонь грозился пройтись по скверне, что представлял из себя лич. Процесс заклинания не оборвался даже дезинтегрирующим лучом, посланным некромантом в его человеческую противницу. Будто волшебный барьер, огненная аура защитила Кару от дезинтеграции, поглотила заклинание мертвеца. Понемногу пламя начало разрастаться. Сперва лич стойко и упорно сопротивлялся огненной стихии, создавал над посохом черный сгусток темной энергии с кровавой аурой, усиленно концентрируясь на новом заклинании, которое простым смертным было неподвластно. Обескровливание. Он намеревался убить этим заклятием Кару, высосав из нее все жизненные силы. Сгусток становился все больше и больше. Еще мгновение – и лич поднял бы его над собой обеими руками, медленно забирая кровь из тела колдуньи… Но нещадный огонь Кары в самый последний момент не дал мертвецу совершить задуманное.

– Ты недооцениваешь меня, – говорила магесса, по мере пребывания в боевом трансе плавно поднимаясь к потолку, и с каждым ее словом пламя охватывало все большую площадь зала. Те, кто в данный момент лицезрел это противостояние магов, все быстрее и быстрее отступали назад. Они очень часто наблюдали, как Кара оправдывала свое имя, карая своих врагов беспощадным огнем, но такого проявления магических сил они не видели еще никогда в жизни. Определенно, магия их спутницы воистину была безгранична. Темное заклятие некроманта прервалось; его мантия загоралась ярким огнем, и чем больше пламя поглощало новую жертву, тем меньше у мертвеца был шанс освободиться от этого. Завершающим этапом магической битвы стало резкое выбрасывание Кариных рук вперед, тем самым направляя весь огонь, озаривший темный зал своим сиянием, на главную цель – на лича. И когда Кара, вышедшая из состояния транса, спустилась на пол, от могущественного некроманта осталась солидная горсть черного, неприятно пахнущего праха да уцелевшая корона. Поднимая и упаковывая этот кусок червонного золота, девушка припомнила слова из стихотворения Темного Лорда. В нем говорилось, что один из артефактов…

…ты снимешь с головы

Того, что нежитью повелевает

И ставит опыты над трупами существ…

Судя по всему, Лорд имел в виду того лича, который нынче потерпел поражение в схватке с изгнанницей из невервинтерской школы магов. Именно лич был ответственен за препарирование трупов, и именно он обладал одной из реликвий Ферглора – своей короной.

На месте праха, оставшегося от поверженного властителя нежити, образовалась черная дыра, окруженная лиловой аурой. Портал. Поскольку иного выхода, кроме как назад в коридоры, не наблюдалось, похоже, что этот портал был единственной возможностью выбраться на волю. Кара, обернувшись, громко окликнула своих спутников:

– За мной! Это наш выход!

И, дождавшись, когда к ней подбежит Тамин, шагнула в портал. Хорек вбежал за ней. За Карой и ее фамилиаром в неизвестность ступила Симза, потом – Лекси. Последней сделала шаг в портал лесная дева.

Они вчетвером (если не считать, конечно, маленького фамилиара Кары) стояли на высоком холме. Позади них возвышалось зловещего вида здание той самой лечебницы, из которой они сбежали. Слева от четверки друзей раскинулось широкое озеро крови. Над путниками вновь нависало затянутое черными тучами небо. Впереди ждали еще неизведанные места Острова Кошмаров… После того, что Кара и ее спутники только что испытали, атмосфера рэйвенлофтского домена уже не оставляла гнетущее впечатление. Они выбрались из заточения и были готовы продолжать свое путешествие – и это главное. Им оставалось добыть еще четыре артефакта, прежде чем нанести визит Темному Лорду.

Комментарий к Глава шестая. Корона лича

*Очередная отсылка на Dragon Age Origins. Эту фразу говорил персонаж Мыш в Тени (прохождение за мага)

**Ну, если в фанфике есть персонаж, корчащий из себя Шекспира, то и отсылка на говорящую в таком же стиле Морриган из драгонаги имеет место быть. Почему бы и нет?

***Ну, а эта фраза знакома тем, кто был не в лучших отношениях с Нишкой к концу основной кампании НВН2.

Насчет здравомыслия и рассудительности Кары, которая по Неверу совсем таковой не была. Нет, она вовсе не укатила в ООС. По крайней мере, я лично старалась ООС не делать. Просто юную колдунью постепенно изменило пребывание в Рэйвенлофте.

Вообще, я с некоторых пор завела моду делать в фанфике отсылки на драгонягу. Но вот именно кроссовера с миром Тедаса не планируется, поэтому фэндом “Dragon Age” не ввожу.

========== Глава седьмая. Тени прошлого ==========

Темно-алая жидкость через канализационные отверстия мрачного замка вливалась в кровавое озеро. На спинке одинокой скамьи сидела ворона, будто бы с удивлением уставившись на четырех авантюристов, стоявших перед замком. Рядом с одной из них, Карой, свернулся в кольцо Тамин, дожидаясь, когда же хозяйка соизволит пойти дальше. Четверку друзей охватывало пьянящее чувство свободы после того, что они пережили внутри этого ужасного здания, после того, как они оттуда сбежали, и Кара, дав выход своему негасимому пламени, победила не менее могущественного лича и сняла с него одну из реликвий, относящихся к прошлому королевства Ферглор. Это была уже вторая по счету реликвия; первым таким артефактом был глаз, изъятый Карой из побежденного ею созерцателя в тронном зале дворфийского замка. Второй шаг на пути домой, в Королевства. Теперь оставалось добыть четыре реликвии Ферглора, причем одну из них, как помнила колдунья по стихотворению, озвученному Темным Лордом, требовалось получить путем какого-то ритуала с «дарами природы». В своем белом стихе Лорд говорил, что нужно собрать необходимые предметы, но не сказал, где именно что искать. Не исключено, что придется весь Остров Кошмаров обойти, прежде чем найдется все необходимое для обряда… Но подобного вида поиски для Кары казались слишком утомительными, поэтому она сочла нужным обратиться к дриаде – в конце концов, ее это касалось не в последнюю очередь, ведь, по словам властителя домена, именно лесная дева и должна провести ритуал.

– Навряд ли нам нужно будет для этого обходить весь Ферглор, – задумчиво проговорила дриада, постепенно отводя взгляд от Кары и устремляя взор куда-то вдаль. – Мне Женщина Леса о подобных ритуалах рассказывала. Она упоминала, что необходимые компоненты для таких обрядов обычно отдают слабым мерцанием…

– Как те подобия блуждающих огоньков, которые мы видели в Шепчущем лесу? – перебила Кара.

– Нет… мерцание, исходящее от компонентов для ритуала, немного ярче, – древесная дева продолжала говорить с колдуньей, а сама смотрела вперед. – Всего их шесть. И, кажется, я вижу впереди один…

Кара посмотрела в ту сторону, в какую смотрела дриада, и Симза с Лекси, которые в то время размышляли каждый о своем, тоже поглядели туда. Но ни магесса, ни бард, ни вистани не увидели мерцающих огоньков. Зато увидели большое, но кажущееся издали маленьким птичье гнездо.

– Мерцание исходит от этого гнезда. Просто конкретно эта особенность видна только древесным созданиям, – объяснила дриада и плавно обошла Кару с правой стороны. – Следуйте за мной – теперь я поведу вас.

Неспешной походкой лесная дева направилась в сторону гнезда расположенного на серой, словно давно выжженной, травянистой поверхности. Каре, Лекси и Симзе ничего не оставалось, кроме как идти по тому же пути, что и дриада, и надеяться, что ее особенное зрение, недоступное им, не обманет его обладательницу. Лекси, дабы подбодрить себя, играл на лютне. Симза настороженно и с опаской поглядывала по сторонам – вдруг из-за дерева какой-нибудь мертвяк появится или баньши, чей вопль пробуждает страх даже в самом отъявленном смельчаке и предсказывает близкую смерть?

У Кары же это чувство страха атрофировалось, особенно после того, что они вчетвером выдержали, когда бежали из лечебницы. За время блужданий по изолированному рэйвенлофтскому домену, именуемому Островом Кошмаров, Кара постепенно менялась, причем в лучшую сторону. Все, что связывало ее с ненавистной Академией, осталось в прошлом. Та Кара, заносчивая, грубая и вспыльчивая девчонка, что долгое время тратила на бесполезные для нее занятия в школе магов, а потом была изгнана из-за того, что случайно спалила конюшню, умерла и была предана забвению в пелене Туманов. Сейчас на ее месте формировалась другая, обновленная Кара – Кара Амелл, дочь Джессики Амелл, один из чьих предков был последователем Красного Дракона. Сильная, волевая и целеустремленная чародейка. Пламя, которое не затушить ведрами воды.

Слишком долго эта сущность Кары была погребена под сущностью Кары-из-Академии. Слишком долго существовала та Кара, которая под взором инструктора прилежно вылупляла глаза на него, делая вид, что слушает очень внимательно, а когда учитель отворачивался, перешептывалась с подругой… И лишь здесь, в Рэйвенлофте, когда старая Кара обратилась в пепел, растворенный в Туманах, вновь восставала из этого пепла Кара Амелл, погибшая еще тогда, когда отец отдал ее на обучение в Академию. Несмотря на те ужасы, что лицезрела Амелл на Острове Кошмаров, ей это путешествие определенно шло на пользу. Сохранив в себе некоторые черты характера прежней Кары, вроде высокомерия и ощущения превосходства над другими магами, новая Кара укрепила свою силу воли и победила собственный страх. Она не испугалась испытаний, что были ей уготованы в двух видениях. Она победила эти кошмары во снах, а в реальности сделала два шага из шести на пути в родные Миры. Была бы ее мать жива, она бы была горда за свою дочь, борющуюся за выживание в страшном месте…

Мать…

Вновь, как и тогда, когда иллитид в камере лечебницы исследовал разум Амелл, нахлынули картинки из далекого прошлого, навевающие грустные мысли. Кара очень хорошо помнила тот день, когда из-за болезни, с которой не смогли справиться даже невервинтерские жрецы, Джесси Амелл ушла из жизни. Это был печальный день не только для маленькой Кары, но и для Рэймонда, ее отца и по совместительству мужа Джессики. Смерть жены ужесточила магистра Амелла, и эта ужесточенность отражалась в воспитании дочери. Некоторые студенты Академии придерживались мнения, что Кара сумела так долго продержаться только потому, что была любимицей отца, бывшего к тому же основателем и директором школы магов, но это было не так. Рэймонд Амелл, конечно, был не настолько жесток к дочери, насколько был бы суров тюремный надзиратель по отношению к пленнику, но разногласия у него с Карой имели место быть, и еще как.

Интересно, как им распорядилась госпожа судьба сейчас? Судя по виденным Карой трупам студентов и двух инструкторов Академии, а также одного из дворян Невервинтера, рэйвенлофтские Туманы не обошли стороной Квартал Черного Озера. А учитывая, что магистр Амелл на данный момент числился в преподавательском составе Академии, то не исключено, что и он мог стать пленником Туманов. Но как Темный Лорд поступил с ним? При одной мысли от того, что и мистера Амелла владыка тоже мог умертвить темным заклинанием, на сердце Кары стало как-то тяжелее. Хоть и были у нее разногласия с отцом, все же он, как и мама, был для нее, Кары, родным человеком. Она уже потеряла мать в детстве. Потеряла единственную подругу из Академии, которую последний раз видела бледной, подобно смерти, на тропе в Шепчущем лесу; и судя по тому, что Хельга еще могла говорить, ее тогда только что обескровили. Не хватало еще терять единственного оставшегося в живых после кончины матери родственника…

– Случилось что-то? Я гляжу, в раздумье ты очень глубоко погружена, – слегка встревоженный голос Симзы выдернул Кару из плена преследующих ее воспоминаний об ушедших временах.

– Нет, ничего… Все нормально, – бормотала рыжая девушка, тряся головой, в очередной раз отгоняя от себя тени прошлого.

Сейчас – выживание в Рэйвенлофте. Воспоминания – потом, позже… Ибо не имеет смысла предаваться тоске по прошлому, если твое будущее туманно.

Они с лесной девой, а также с бардом-эльфом и вистани шли прочь от темного здания лечебницы, прямо к большому гнезду. Оно было давно покинуто какой-то крупной птицей. Яиц в этом гнезде не было, зато лежало несколько черно-серых перьев, оставшихся от хозяйки гнезда. Долго думать не потребовалось, чтобы понять, что мерцание огоньков исходило именно от этих перьев. Дева присела на одно колено и осторожно протянула к перьям обвитые тонкими темно-зелеными лианами руки. После того, как дриада аккуратно собрала перья в ладони, в компании возник вопрос – кому лучше хранить собираемые компоненты до ритуала? Ведь у дриады не имелось в наличии ни походной сумки, ни мешочка… В конце концов это ответственное дело решила взять на себя, как ни странно, Кара:

– Думаю, я смогу вместить необходимые для обряда предметы в свою сумку. Не беспокойтесь, – тут же заверила спутников колдунья, – я их не сожгу.

Одарив чародейку скептическим взглядом, дриада все же сложила птичьи перья в Карину сумку. Они там вполне поместились. После этого древесная дева повернулась лицом к тропе и жестом показала остальным, что надо продолжать путь. Сама она пошла впереди всех, ибо только она могла распознавать по слабому мерцанию, какие предметы являлись необходимыми для ритуала. Рядом с дриадой, держа факел перед собой, дабы случайно не поджечь древесное создание, шла Кара; во-первых, она освещала путь, а во-вторых, именно она вызвалась хранить те компоненты, которые будет находить дриада, в сумке. Далее ступала Симза; с видом настороженного авантюриста она то всматривалась вперед, то смотрела по сторонам. Но никакая тварь пока не прерывала своим неожиданным появлением процесс собирательства.

Последним шел Лекси. Задумчиво теребя струну лютни, он предавался воспоминаниям о том славном вечере в таверне Долины Ледяного Ветра незадолго до того, как его самого и остальных посетителей «Глаза Тролля» с трактирщиком и официантом впридачу похитили туманы…

***

Маленькая таверна в небольшой деревушке была отличным местом для авантюристов, которых поиски приключений заводили в вечно заснеженную Долину Ледяного Ветра, где никогда не менялись времена года, а круглый год была сплошная зима. Здесь, в трактире «Глаз Тролля», можно было согреться у теплого камина, потягивая горячительные напитки и расслабляясь после долгих пеших походов по Долине, полной таких чудовищ, как снежные люди – йети – или, например, снежные черви, известные как реморхазы. Трактирщик Харрис был всегда рад новым посетителям, а официант Джеф без устали принимал у гостей заказы и раздавал еду и напитки.

В один из таких насыщенных вечеров, когда посетители сидели за столиками, набивали рот мясом и запивали пищу вином или элем, а в перерывах между этапами трапезы рассказывали друг другу правдивые и не очень истории, у камина собралась группа искателей приключений. Ближе всех к камину сидел рыжебородый дворфийский воин в кольчужной броне, которого звали Оркарис Стальной Кулак. Рядом с Оркарисом устроился поудобнее ловкий маленький проныра-полурослик по имени Крис. Ему ничего не стоило вскрыть несложный замок или срезать у какого-нибудь зеваки кошелек со звонкими монетами. С противоположной стороны от камина располагались еще трое авантюристов – лысый мужчина-варвар Акшир, облаченный в кожаные доспехи, эльфийский рейнджер Аранниэль и волшебник в элегантной серо-белой мантии по имени Ирвинг.

Напротив барной стойки играл на лютне солнечный эльф, имя которому было Лекси. Музыка была задорной и бодрящей, восторженные поклонники стояли вокруг барда и бурно аплодировали ему, прося сыграть еще раз. И как раз после очередного наигрыша мелодии до чутких ушей эльфа донесся мужской смех со стороны уютного уголка у камина. Громче всех хохотал воин-дворф в кольчуге. Иногда он оборачивался в сторону Лекси и громким «Эгей, эльф!» призывал его присоединиться к партии искателей приключений. Разумеется, барду и самому было интересно, чему смеялись эти завсегдатаи, поэтому, проговорив в сторону поклонников: «Простите меня», направился к камину. К тому моменту, когда Лекси подошел к группе из пятерых авантюристов и сел рядом с полуросликом, Оркарис стал требовать, чтобы его друзья прекратили рассказывать всякую чушь о свирепых гоблинах и ужасных кобольдах и рассказали великую, но правдивую историю. Усмехнувшись, маг Ирвинг начал рассказывать страшную историю о том, как в годы ужасной кровопролитной войны, когда мир содрогнулся, и тысячи ужасных армий одновременно схлестнулись в бою на разоренных временем и войнами землях, он, Ирвинг, стоял на самой вершине пика лицом к лицу с самой сутью ужаса… На этом интересном месте волшебник сделал многозначительную паузу, и заинтригованные слушатели, в числе которых был и сам эльфийский бард, подсели к Ирвингу поближе. Им было донельзя интересно, что же это был за ужас такой, с которым столкнулся волшебник? Предположения были самые разные – от черного дракона до дьявола-баатезу… И тогда, когда слушатели всем своим видом показывали, что они с нетерпением жаждут узнать сию тайну, Ирвинг сменил пугающий голос на обычный и просто, даже с малой толикой сарказма сказал:

– С женой господина Оркариса.

Взрыв хохота буквально потряс уютный уголок таверны. Полурослик Крис даже покатился по полу. Общество состояло исключительно из мужчин, поэтому шутка про страшную женушку не могла не развеселить их. Лишь один завсегдатай таверны, сам воин-дворф Оркарис, от такой шутки впал в ярость.

– Ты заплатишь за это, маг! – пригрозил низкорослый воин, сделав угрожающий взмах секирой в сторону Ирвинга.

Потом настала очередь Лекси развлечь публику интересной историей. Идея рассказать сагу о победе добра над злом казалась барду слишком банальной, поэтому он начал под самоаккомпанемент на лютне петь песню с очень страшным, мрачным содержанием. В этой песне эльф повествовал о потусторонних голосах, о прикосновениях холодных, будто иней, безжизненных пальцев, о воплях ведьмы-баньши, о леденящих душу ужасах кладбища, о глазах во тьме… Но как он ошибся, рассчитывая на овации и дифирамбы в адрес своей истории, облеченной в музыку. Ибо единственное, что понравилось зрителям, – это конец песни. Только одной девушке, полуэльфийке в белой рубашке, заправленной в обтягивающие штаны, песня барда, похоже, понравилась. Звали эту девушку Марис, и она была верной поклонницей Лекси. Она часто сопровождала его в нелегкой дороге приключений, а когда он выступал в «Глазу Тролля», была одной из первых его зрителей и слушателей. Но и хула, и слава, воздаваемая бардовскому творчеству, была ничем по сравнению с тем, что произошло со всеми посетителями «Глаза Тролля» потом…

***

– На месте этого пня давным-давно было так называемое Великое Древо Жизни, пока воля Темного Лорда не осквернила и его. Именно здесь мы будем проводить обряд, когда все нужное соберем, – очнувшийся от своих дум эльф услышал, как дриада произнесла эти слова, остановившись перед большим старым пнем. Этот пень находился под высоким холмом с правой стороны от широкого моста (если стоять к нему спиной) через реку цвета темно-красной крови. Путники спустились к мосту по тропе после того, как лесная дева нашла перья в покинутом гнезде и упаковала их к Каре в походную сумку. Именно этот остаток срубленного дерева упоминался невидимым Темным Лордом в мисфилдовском доме:

– Как только компоненты соберешь,

Иди к остатку срубленного древа;

Дриада проведет над ним обряд —

Дары природы в одно целое сольются…

Но пока был найден только один «дар природы» – перья неизвестной птицы из гнезда. Где искать остальные, Каре было неведомо, однако задачу облегчало то, что дриада о подобном обряде знала от пресловутой Женщины Леса и могла распознавать компоненты для обряда по исходящему от них мерцанию. Но пока что более таковых явлений в зоне видимости не наблюдалось, и четверке друзей ничего не оставалось, как оставить старый пень и направить свои стопы дальше по узкой тропе. Вокруг было глухо и необычайно тихо. Ни вороньего карканья, ни потустороннего шепота, ни протяжного плача бледной вестницы смерти. В каком-нибудь из лесов Фаэруна эта тишина умиротворяла бы, но не в домене Рэйвенлофта. Здесь это было лишь временное затишье перед бурей, и Кара это чувствовала. На голом дереве негромко каркнул одинокий черный ворон, разрушая это затишье, и Лекси, проходивший в этот момент мимо дерева, усмехнулся:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю