290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Камень Страданий (СИ) » Текст книги (страница 12)
Камень Страданий (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 12:30

Текст книги "Камень Страданий (СИ)"


Автор книги: Квара




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 12 страниц)

Между тем мистер Амелл продолжал говорить, заставляя Лекси и Кару отступить на шаг назад, дриаду – удержаться за плечо Симзы, чтобы не упасть от давящего страха, а саму вистани – прислониться к стене, кусая губу.

– Остановись, дочь моя, – произносил он неестественным, потусторонним голосом. – Ты идешь по неверному пути. Посмотри, сколько трупов оставила ты после себя… Мастер Сэнд, лучший алхимик Невервинтера… Мастер Джокрис, отец твоей сокурсницы Глины… Эти несчастные студенты и студентки… Сколько невинных погибло из-за тебя…

Этой откровенной лжи в свой адрес Кара стерпеть не могла. Да, она сама по себе была не такой уж и доброй девушкой, чуткой к проблемам других… Но когда ее обвиняли в том, что она не совершала, – это было уже слишком! Хотя, если задуматься, то того же Сэнда, например, Кара с радостью прижгла бы, если бы Темный Лорд с его обескровливающим заклинанием не опередил ее…

«Так, сейчас не время об этом думать. Забудь. Все это – прошлое»

– Мой отец, как бы строг он ни был, никогда не обвинил бы свою дочь в том, что она не делала, – сурово заметила Кара, смотря мертвому волшебнику прямо в его глаза без зрачков. – Черная магия осквернила тебя. Ты сейчас такой же Рэймонд Амелл, как я – Героиня Уотердипа из моей любимой книги!

– Тебя он не послушает, колдунья. Навеки он проклятьем заклеймен, и в том повинно Лорда колдовство, – сумрачно констатировала Симза. – И эта магия сильна настолько, что не развеять тебе эти злые чары, какой бы силой ты ни обладала.

Прежняя Кара в корне не согласилась бы с этим утверждением Симзы и сказала бы, что вистани говорит, как один из преподавателей в Академии. Но Амелл, как бы ни была уверена в своих силах, сейчас, глядя на то, чем стал единственный родной ей человек, понимала, что в словах смуглой поэтессы была горькая правда. Отца у Кары Амелл больше не было. А тот, кто говорил с ней таким знакомым и в то же время таким чужим голосом, – то был обескровленный и оскверненный темной магией труп.

– Если это так… – огонек в руках Кары, служивший своеобразным фонариком, начал потихоньку увеличиваться. – То ты не оставил мне выбора. Ты – не мой отец. Ты – лишь подобие того, что от него осталось, – сфера огня увеличилась до средних размеров и все еще продолжала расти, превращаясь в большой огненный шар. – Я очищу этим пламенем твою душу от скверны и кремирую твое тело. Только так я могу избавить тебя от проклятья.

Волшебник не успел даже защититься магическим барьером, как карающее пламя стало его охватывать – от подола мантии до широкого ворота… Однако он еще держался на ногах и даже смог-таки наложить на себя волшебный щит, похожий на пузырь, защищаясь от последующего за огненной сферой дезинтегрирующего луча колдуньи. Затем несколько волшебных стрел из облаченных в темно-коричневые перчатки рук мистера Амелла поочередно полетели в сторону Лекси, когда тот пытался сыграть свою фирменную мелодию для врагов; пришлось дриаде тут же прошептать исцеляющее заклинание. Огонь на мантии мага между тем ослабевал. Снаряды из пращи Симзы не смогли пробить магическую защиту. Лишь несколько из множества ледяных осколков, ниспосланных дриадой, пролетели сквозь круглый щит и попали в живой труп мастера Рэймонда. Разъяренная Кара стала усиленно концентрироваться на особом огненном заклинании, которое она использовала уже не один раз – и в камере лечебницы против иллитида, и в главном зале лечебницы против лича, и в руинах Шалисвара против Тени-Пожирателя… Теперь это же заклятие она применяла против своего отца, чья душа была развращена некромантией Темного Лорда. Снова собирала чародейка в одно целое всю свою волю и всю накопившуюся ярость, уничтожающую любые намеки на сдержанность и спокойствие. И кокон пламени вновь обхватывал Кару; вновь карающий огонь юной Амелл овладевал своей целью. Даже щит, который до того поглотил дезинтегрирующий луч и большинство ледяных осколков, не смог защитить магистра Амелла от той участи, что уготовила ему собственная дочь своей магией. Пламя трещало от удовольствия, пожирая свою жертву, а Кара лишь сильнее сосредотачивалась. Магический пузырь, окружавший Амелла-старшего, наконец, не выдержал огненного натиска и исчез. Проклятие, наложенное Лордом, более не терзало Рэймонда Амелла, ибо пал он второй раз, на этот раз побежденный дочерью. Шансы образумить его были весьма небольшие, и ничего другого не оставалось, кроме как кремировать покойного мага, как это сейчас сделала Кара. Теперь он был окончательно мертв, но вместе с тем его душа была очищена от той скверны, что впустил в эту душу повелитель тьмы.

Легкий шорох поблизости заставил Амелл оторвать взгляд от обгорающего трупа и осмотреться по сторонам. Свет негаснущих свечей в коридорах был слишком слаб, чтобы увидеть хоть что-то, что послужило причиной шороха. Лучше стало видно, когда колдунья вновь зажгла пламенный шарик у себя в руках. У левой двери никого не было. Зато в трапезной, куда девушка и ее спутники спустились по ведущей вниз лестнице, виднелись какие-то прозрачные силуэты. Похоже, это были призраки двух жителей этого дворца. Первой была маленькая девочка в длинном платье. Вторым был король в латах и с прикрепленным к ним красным плащом. Что это король, Кара поняла по такой же прозрачной короне, украшающей его голову.

– То младшая сестра Рен’ила, Феанора, и их отец, король Ферглора – Генри, – объяснила подруге Симза, которая факелом тоже осветила трапезную. – Принцесса думала, что в чаше, данной братом, бурлит вода… Однако ж, то был яд, и кровью кашляла несчастная девчушка пред тем, как замертво пасть наземь. А король на детский крик последний устремился, но был задушен он в конце концов веревкой, и старший сын повинен в этом был.

– Твоя спутница говорит правду, – едва слышно вздохнув, произнес дух короля, обращаясь непосредственно к Каре. – Тьма Камня овладела нашим сыном… Мы заподозрили это, когда нашли тело моей жены Хелен в библиотеке, и там же было окровавленное тело нашего младшего сына Брайана, сидевшего в то время за столом и читавшего книги. Потом, – призрак перевел взгляд на дух принцессы, бродивший около одного из столов, – была отравлена наша дочь… Я пришел слишком поздно, – потусторонний голос умершего короля Генри стал ниже на целый тон. – Я не смог спасти дочь. Не смог уберечь себя от смерти… – дух снова поглядел на Амелл. – Остановите его, пока не поздно… Он в тронном зале… Туда можно попасть прямо, через приемную…

Король замолчал и с легким шорохом растворился во тьме. Вместе с ним исчез и призрак маленькой Феаноры. Новый шорох с последующим скрипом двери раздался в воцарившейся тишине с правой стороны от искателей приключений. Из дверного проема выплыл им навстречу еще один дух. Судя по дорогой мантии с воротом, это явно был какой-то маг. Его волосы были собраны в маленький хвостик, а уши – чуть заострены. По-видимому, это был полуэльф.

– Приветствую вас, – заговорил он с четверкой друзей потусторонним голосом. – Я – один из тех, кого ожидала печальная участь после того, что случилось с наследником ферглорского престола. При жизни я был Даррианом, придворным магом Ферглора…

Призрак полуэльфа на время умолк и негромко вздохнул, предаваясь воспоминаниям о давно ушедших временах.

– Даже король с королевой ничего не смогли сделать с тьмой, что поглощала Рен’ила. Камень Страданий развращал душу старшего принца, но также он наделял его особыми темными силами, позволяющими Рен’илу с необъяснимым наслаждением убивать невинных либо мечом, либо черной магией. И теперь новый повелитель того, что осталось от нашего королевства, всецело зависим от Камня. Он наделил темного владыку неуязвимостью, которая спадет лишь тогда, когда будет уничтожен артефакт…

– То есть, чтобы победить Лорда, необходимо уничтожить Камень Страданий? – переспросила Кара.

– Совершенно верно, юная магесса, – кивнул головой дух Дарриана. – Но есть одно препятствие. В моей лаборатории – дверь в нее за моей спиной – сидит верный слуга Рен’ила. Будьте осторожны: это очень опасный Красный Волшебник…

Проговорив это, призрак растворился во мраке, позволяя путникам подняться вверх по лестнице направо и войти в открытую дверь. Стоило только Каре первой переступить порог, как она тут же ощутила до боли знакомый запах зелий и реагентов. Примерно так же пахла в Академии алхимическая лаборатория мастера Сэнда. Только, в отличие от кабинета Сэнда, лаборатория, некогда принадлежавшая Дарриану, была менее просторной. По рядам стояли книжные шкафы, алхимический стол с колбочками, наполненными жидкостями разных оттенков, и магический верстак. В центре комнаты стоял круглый стол, освещенный канделябром. Слева от этого стола стоял лысый зрелый мужчина в красной мантии без ворота, но с таким же красным плащом. Завидев четверых путников, он долго разглагольствовать не стал – сразу же выпустил из правой руки заряд молнии, лишивший сознания дриаду. Теперь, когда она временно не могла лечить, было значительно труднее сражаться… Однако настрой Красного Волшебника поумерил очередной снаряд из пращи, который метнула Симза, и последовавший за этим аккорд, исполненный Лекси на его лютне. Потом настал черед самой Кары дать отпор тэйскому магу. Он уже готовился дезинтегрировать колдунью лучом, как брошенный чародейкой огненный шар мигом прервал заклинание волшебника.

Но зрелый маг не собирался так просто отдавать себя в руки старухи-смерти. По его велению огромный кулак Бигби схватил эльфийского барда, готового сыграть вдохновляющую мелодию для своих союзников. Хватка была цепкой, и как Лекси ни дергался, как он ни рвался, он ничего не мог сделать. Помнится, Кара попадала в такую же ситуацию в руинах Шалисвара, когда вместе со своими спутниками сражалась с Тенью-Пожирателем… Тогда колдунью спасли ее вышедшие из-под контроля огненные силы. Сейчас же Амелл вознамерилась вызволить одного из спутников из безвыходного положения также не без помощи своей магии. Пронзительно выкрикивая заклинание, магесса резко выбросила вперед правую руку, и струя беспощадного пламени с силой ударила в концентрирующегося волшебника. Тот еще старался удерживать Лекси в огромном кулаке, однако Карин огонь все-таки одержал верх над концентрацией. Дриада к тому времени уже постепенно пришла в себя после шокирующего удара молнией. Стоило ей прочитать заклинание, как тонкие стебли поднялись из-под пола вокруг Красного Волшебника, опутывая его, и так уже сгорающего в огне Кары Амелл. Победа над приближенным Темного Лорда была близка. И окончательно приблизил эту победу луч из руки Кары, дезинтегрировавший мага.

– Теперь ничто нам боле не мешает, – удовлетворенно констатировала Симза. – Пойдем теперь же в сердце королевства, где сам владыка тьмы засел.

***

Тронный зал королевского замка Ферглор производил гнетущее впечатление на Кару и ее соратников. Зал был очень темным, и слабыми источниками света служили лишь свечки, стоявшие рядами вдоль темно-красной, кровавого цвета, ковровой дорожки. Именно здесь ожидала путников последняя битва в этом домене Рэйвенлофта. Последняя битва, решающая все. Именно здесь суждено было свершиться тому, что Каре было уготовано его волей. Волей того, кто держал в страхе тех авантюристов, которых заманивал в свои сети с помощью туманов. Волей того, чья темная энергия была способна высосать кровь у любого пленника Туманов и даже, если владыка того желал, осквернить обескровленный труп, подняв его при помощи некромантии в виде нежити. Волей Рен’ила, Темного Лорда, нынешнего правителя Ферглора, владыки Острова Кошмаров, безжалостного тирана и прочая.

Сам повелитель тьмы восседал на троне, за спиной которого в умеренном темпе билось огромное каменное сердце, артефакт, именуемый Камнем Страданий. Правитель Ферглора наблюдал за тем, как по ковровой дорожке к нему приближаются четверо искателей приключений во главе с той самой огненной колдуньей, что навсегда покинула Академию незадолго перед тем, как туманы Рэйвенлофта похитили ее за пределами Невервинтера. По сравнению с Рен’илом, рост которого, благодаря темной энергии Камня, был вдвое больше нормального человеческого, Кара с ее спутниками казались очень маленькими.

– Кара, – достаточно низким голосом проговорил он, медленно вставая с трона и внимательно рассматривая явившуюся на «аудиенцию» огневолосую магессу в красной мантии с широким воротом и длинными рукавами. – Я не ошибся в тебе. Ты сумела обуздать свой страх и пройти мое испытание. Твоя воля окрепла от моих страданий.

Каре этот голос был уже хорошо знаком. Она не единожды слышала его. Первый раз невидимый Темный Лорд заговорил с Карой в одном из домов деревни Мисфилд, озвучивая послание, написанное в водруженной на пьедестал книге с черепушкой наверху. Второй и третий раз голос Рен’ила говорил с колдуньей во время битв в тех двух кошмарах, первый из которых снился ей во время привала к востоку от Мисфилда, а второй – после того, как Кару в подземелье замка короля дворфов ментальной волной оглушил иллитид, пожиратель разума. Тогда, в Мисфилде, Кара, как, впрочем, и ее спутники, испытывала непреодолимое чувство страха, заставляющее бегать по коже толпы мурашек… Но теперь, даже несмотря на то, что Амелл сейчас воочию лицезрела его – мужчину в черном камзоле с черным плащом, с убранными назад светлыми волосами, страх у чародейки перед его голосом сошел на нет. Она смело вскинула голову и упрямо взглянула своему врагу в его зрячий глаз, проявляя незаурядный характер.

– Все кончено для тебя, – коротко выплюнула Кара, сверля Рен’ила взглядом изумрудных глаз. – Мы будем сражаться. И будь уверен – живым отсюда ты не уйдешь.

– О, я чувствую под этой маской сдержанности кипящее в тебе негодование, Кара, – растягивая предпоследнее слово, ухмыльнулся Лорд, снова присаживаясь на трон. – Но к чему тебе напрасно растрачивать свои силы и свою ярость? Подумай лучше о том, что твоя сила увеличится в три раза. Нет, стократ… Нет. Бесконечно. Все, чему тебя учили в Академии, – ничто по сравнению с такой силой…

Спутники Кары всеми силами старались не показывать, что голос темного владыки внушает страх. Лекси умело и стойко держался и выглядел так, будто был готов прямо сейчас сыграть диссонансный аккорд, который прервал бы попытку Темного Лорда соблазнить Кару посулами. Симза неотрывно смотрела на властителя, скрестив руки на груди. Дриада стояла, вытянув руки по швам и сжав кулаки. Ей было очень страшно, но в то же время она понимала, что никто не должен замечать ее страх.

– Разве не я избавил тебя от прошлого, от твоих бывших «друзей» из Академии? Разве не я умертвил мастера Сэнда, так ненавидимого тобою все годы твоего бесполезного обучения? Где же благодарность за все это? – тиран рассмеялся, и от этого его смеха страх уже невозможно было сдерживать. Дриада содрогнулась, закутавшись в свой плащ. Вистани в очередной раз закусила губу и схватилась правой рукой за плечо стоявшего рядом с ней Лекси. Кара еще стояла на ногах, но и она почувствовала, как мерзкие мурашки ползут по ее телу. – А как с тобой обращались твои спутники? Проявил ли хоть кто-нибудь уважение к тебе или только враждебность? Мне кажется, они ничем не отличаются от тех двух студенток, которые явно завидовали твоим способностям, раз перешептывались за твоей спиной о том, как ты опасна, – снова зазвучал низкий смех повелителя тьмы. – Выбирай свой путь, а я поведу тебя по нему.

Владыка умолк, предоставляя Каре возможность выбрать сторону. В тронном зале воцарилась гробовая тишина. Все компаньоны – и Лекси, и дриада, и Симза – в ожидании смотрели на колдунью, которая, как им, по крайней мере, показалось, взвешивала все «про» и «контра». На деле же рыжая магесса уже приняла решение, и оно было отнюдь не в пользу правителя Ферглора.

– Если ты думаешь, что перед тобой – та взбалмошная девчонка, которая готова броситься в омут с бесами ради сомнительного могущества, то имей в виду – ты совершаешь роковую ошибку, Рен’ил, – ровным голосом произнесла Амелл, и упоминание имени из прошлого, казалось, задело владыку. – Та Кара, что терпела пять лет обучения в Академии, а потом была волей-неволей изгнана, теперь погребена в Туманах Рэйвенлофта. Перед тобой же сейчас стоит дочь Джессики Амелл, в чьем роду были последователи Красного Дракона, – с каждой фразой голос Кары становился громче, смелее, на четверть тона выше. Она смотрела в лицо своему противнику, не опуская глаз. – И ты совершаешь еще одну ошибку, если думаешь, что я так просто забуду о том, что ты сделал с моей единственной лучшей подругой из Академии… – Кара помедлила и добавила уже более низким и суровым тоном: – К тому же ты проклял моего отца. Я его кремировала, когда встретила в коридорах твоего замка. Теперь настал твой черед. Твоей тирании пришел конец.

– Да будет так, – без единого намека на эмоции проговорил Рен’ил и снова встал с трона. В его правой руке образовался маленький сгусток тьмы. – Мне, правда, жаль будет убивать самую величайшую актрису в моем спектакле… Как печально и то, что твое имя, Кара Амелл, будет забыто на веки вечные.

– Довольно слов! – гневно отчеканила Кара и обратилась к друзьям: – Отвлекайте владыку, а я займусь уничтожением Камня Страданий!

Амелл слышала, как дриада четко произносила заклинание, вызывающее опутывающие стебли вокруг Темного Лорда. Слышала, как Лекси бренчал на струнах лютни, играя пронзительную музыку, пагубно влияющую на состояние врага. Слышала стон Симзы, упавшей без сознания от посланной в нее Рен’илом темной сферы. Но сама колдунья была слишком сосредоточена, чтобы следить за тем, как сражаются ее соратники. Она обхватывала себя, собирая максимум силы, чтобы обрушить поток пламени на каменное сердце, дающее Лорду неуязвимость. Когда же стала Кара такой яркой, что выглядела, как светоч в полной темноте, она задействовала свои руки, извергая огненный поток в сторону одной-единственной цели – того каменного сердца, что было связано с Темным Лордом. Камень Страданий, до того бившийся умеренно, теперь забился с бешеной скоростью. Рен’ил, приготовившийся было умертвить одним темным заклинанием сразу и лежащую без чувств Симзу, и исцеляющую ее дриаду, пошатнулся, как только Камень начал реагировать на Карино нещадное пламя. Огромное сердце учащенно билось. Пламенный поток не прекращал извергаться; и вот уже сам Лорд задергался в предсмертной агонии, а звуки ударов его собственного сердца, в такт ударам каменного, гораздо громче обычных звуков, издаваемых трепещущим человеческим сердцем, заполняли все пространство тронного зала замка Ферглор. Камень Страданий был уже близок к грани тотального уничтожения. Зал начал содрогаться. Пока сердце Рен’ила еще билось, стены зала содрогались в такт ударам, а потом, когда звуки ударов сердца Лорда затихли, и вместе с тем взорвался Камень Страданий, – уже сами по себе, хаотично. Потолок начал крошиться. Ни Кара, ни ее спутники не могли убежать…

– Вот здесь финал нас горький ожидает, – вполголоса пробормотала Симза, на лице которой отражалось абсолютное спокойствие. – С вистани вместе не погибла я, теперь отдать я жизнь за мой народ готова…

Взгляд дриады был направлен на пьедестал, где раньше был Камень. Она произносила последние, как казалось ей, слова, не обращая внимания более ни на что вокруг.

– В конце концов, я умру во имя леса. Не знаю, что я сильнее чувствую: боль оттого, что я умру, или счастье, что лес будет жить…

– Нет! – выкрикнула Кара, не желавшая сдаваться на милость госпожи судьбы. – Рано еще плыть по течению! Посмотрим, что будет дальше!

Стены содрогались все яростнее и яростнее. Кара не могла даже пошевелиться. Только закрыть глаза и довериться воле Тиморы…

***

Она находилась сейчас в весьма странном месте. Как и в тех двух кошмарных снах, с ней рядом не было ни единой живой души – ни Симзы, ни Лекси, ни дриады, ни даже верного фамилиара Тамина. Но то, что в данный момент видела Амелл, отнюдь не было похоже на кошмары, что снились ей во время путешествия по Ферглору. Перед ней простиралась огромная зеленая равнина. Ни единого деревца не росло ни близко, ни далеко. Под Кариными ногами чувствовалась мягкая травянистая поверхность. Небо было слегка розоватым, похожим то ли на предзакатное, то ли на предрассветное. «Что это? Где я? Что это за место?» – мысли, подобно осиному рою, летали внутри, пока на краю зрения не возникла прямо над поверхностью травы светящаяся золотистым светом сфера. Кара готова была поклясться, что буквально секунду назад никакого подобного этому явления не было. Удивленная и в то же время завороженная, она неподвижно стояла, будто окаменевшая, и смотрела, как из образовавшейся сферы какой-то силуэт в мантии стал медленно двигаться в сторону колдуньи. Когда этот силуэт был уже на полпути от сферы до Кары, Амелл стала внимательнее в него всматриваться. По мере того, как этот, точнее, эта «кто-то» продолжала приближаться, колдунья могла разглядеть ее получше. Это была девушка с каштаново-рыжими отросшими короткими волосами, на вид – не намного старше Кары. Одета она была в рыже-красную мантию, с золотистыми каймами на рукавах. И… как бы странно это ни звучало, но эта девушка казалась Каре… знакомой. Смутно, но знакомой. Магесса изо всех сил напрягала память, пытаясь найти ответ на вопрос, где она раньше видела девушку, что сейчас шла прямо к ней. Но желанный ответ будто был покрыт густой туманной пеленой.

– Ты не узнала меня, Кара?

Этот голос… Он тоже был смутно знаком колдунье. Кажется, она слышала его давным-давно. В далеком детстве, еще до того, как умерла ее мать… Мимолетное воспоминание о гибели мамы словно бы разом вытолкнуло из тумана остальные воспоминания, связанные с этой девушкой в красном одеянии. Амелл просто не могла поверить своим глазам.

– Мама? Это ты? Но ты же…

– Да, Кара, – девушка сделала еще несколько равномерных шагов к Каре, однако рук не протянула. – Я – твоя мать, Джессика, – она помолчала, видя, как возросло удивление на лице огненной чародейки, потом вздохнула и добавила: – По крайней мере, такой я была четырнадцать лет назад.

Юная магесса будто потеряла дар речи. Она неотрывно, лишь изредка моргая и то для того, чтобы не напрягать зрение излишне, смотрела на ту, что стояла сейчас перед ней. На ту, что назвала себя Джессикой, матерью Кары. Светящееся жизнью лицо, рыже-каштановые волосы, теплые глаза… Все это маленькая Кара видела незадолго перед тем, как кончина постигла миссис Амелл. Но если она видит свою мать сейчас, причем в таком виде, в каком она была перед смертью, то… неужели и Кара тоже?..

– Я… Я тоже умерла? – пробормотала Амелл-младшая, вместе с тем перебирая у себя в голове воспоминания о том, что с ней было незадолго до того, как она оказалась на этой равнине. – Победа над Лордом обернулась другой стороной?

Да, если вспомнить, какое землетрясение началось после той битвы с Темным Лордом, и как стены королевского замка Ферглор так сотрясались, точно грозились развалиться на куски и завалить четверку друзей, да еще и бежать они тогда не могли… То навряд ли они могли бы выжить. По крайней мере, Кара не помнила точно, что происходило дальше, кроме, возможно, последних речей, произнесенных дриадой и Симзой.

– Нет, ты не умерла, дочь моя, – Джессика успокаивающе сжала руку своей дочери. – Ты просто… спишь.

– А ты мне видишься? – вполголоса проговорила Кара, с тревогой взглянув молодой матери в глаза. – Что-то уж очень реально.

– Так бывает, Кара, – сказав это, миссис Амелл сместила правую руку с ладони Кары на ее плечо. – Не переживай. Скоро ты проснешься и увидишь то, чего за время долгого пребывания в кошмарном мире не видела…

Джессика после этих слов негромко вздохнула, смотря на ту, кем стала ее малышка Кара. Сейчас младшая Амелл очень отдаленно напоминала ту озорную девочку со взбитыми в облачко рыжими короткими волосами, которая любила забавляться тем, что играла с маленьким огоньком, перекатывая его из ручки в ручку. Сейчас Кара очень изменилась, и на многом сказывалось ее путешествие, в которое она была втянута Туманами, когда бежала из Академии в лес. Волосы чародейки нынче были, как пламень, – густые, вьющиеся, непослушные. Одной из немногих по-прежнему сохранившихся черт прежней Кары был огонь в ее изумрудных глазах.

– Знай, что ты прошла большой путь, – произнесла Джессика, теперь уже обеими руками держась за плечи Кары и не без сдерживаемой гордости глядя на дочь. – Ты укрепила свою волю и не позволила страхам завладеть тобой. Ты научилась лучше управлять своими силами, как я в свое время. Ты нашла себя, смогла пройти испытание Рэйвенлофта и теперь готова проснуться там, откуда твой путь начинался… – Джесси еще на один мелкий шажок приблизилась к Амелл-младшей, несильно заключая ее в объятия, настолько нежные, насколько способна обнимать любящая мать. – Я горжусь тобой.

Она еле ощутимо провела кончиками пальцев по теплым красно-рыжим волосам Кары, позволяя дочери ощутить то, что она не ощущала уже чуть больше четырнадцати лет, начиная с пяти. Нечто нежное, доброе и в то же время очень сильное проникало в каждую клеточку по мере того, как Джессика прижимала к себе младшую Амелл. Любовь матери.

– Мне пора уходить, дочь моя, – чуть более печальным тоном изрекла Амелл-старшая, понемногу отстраняясь от Кары. – Прощай, Кара. И помни, что я всегда буду рядом с тобой, даже когда меня в этих Мирах уже нет…

– Прощай, мама… – прошептала Кара. Маленькая, едва заметная соленая капля покатилась по щеке девушки, пока она смотрела, как Джессика Амелл двадцати семи лет от роду, повернувшись спиной к дочери, медленно направляется обратно к сияющей золотистой сфере.

Серебряная пелена обволакивала рыжую колдунью со всех сторон. Несколько мгновений – и Кара уже ничего из того, что вокруг происходило, не могла видеть, как тогда, в тумане в невервинтерском лесу…

***

Луч поднимающегося небесного светила скользнул по щеке спящей Кары, освещая тонкий шрам на ее лице, оставшийся на память о том, что она пережила в Рэйвенлофте. Тамин тихонько и умеренно сопел носиком, свернувшись рядом с хозяйкой кольцом. Девушка неприкрыто зевнула и сладко потянулась, прежде чем открыть сначала левый глаз, а потом уже правый. Ее взору предстали вовсе не мрачные пейзажи Острова Кошмаров, и не тронный зал Темного Лорда. Перед собой колдунья видела практически безоблачное голубое небо и солнце, огненным шаром восходящее на горизонте, наполовину спрятавшееся за одним из деревьев, усыпанных зелеными листьями. Протирая сонные глаза, Кара посмотрела на своего спящего фамилиара… А затем медленно встала с облюбованного ею «лежбища» и осмотрелась вокруг, все еще не веря в то, что видела. Неужели… неужели наконец-то все закончилось? Неужели они с Тамином выбрались из этого мира, полного кошмаров и жутких зрелищ, от которых даже у смельчака мурашки бегут по коже, назад в родной мир, в лес Невервинтер?

Облегчение, перемешанное с радостью и гордостью оттого, что она, Кара, прошла через все это, наполняло каждую клеточку тела. Больше не будет ходячих щелкающих крестьянских трупов, наподобие тех, что лицезрела Амелл в Мисфилде. Больше не будет ощущения страха как изнутри, так и извне. Кара Амелл полностью прошла испытание, которое в Рэйвенлофте уготовил ей владыка Острова Кошмаров. Она победила свои кошмары во снах. Она не без помощи своих соратников добыла все шесть пережитков прошлого королевства Ферглор, и друзья вместе возложили каждую реликвию на соответствующий ей алтарь. Они вчетвером – и Кара, и эльфийский бард Лекси, и Симза, что в любой ситуации говорила стихами, и дриада из Шепчущего леса – смогли добиться «аудиенции» с Рен’илом. Он обещал чародейке бесконечное могущество, пытаясь таким образом сделать из нее адептку тьмы, но Кара не поддалась на его посулы. Путешествие по домену Рэйвенлофта было для Кары не только опасным и страшным, но и в какой-то степени полезным. Она повзрослела, укрепила свою силу, закалила волю.

Интересно, а что стало с друзьями Кары? Лекси, Симза, дриада… Ну, касательно Лекси в голове девушки промелькнула смутная мысль, что он-таки вернулся в таверну «Глаз Тролля», что располагалась в Долине Ледяного Ветра. Помнится, при знакомстве эльф упоминал, что он до того, как его похитили Туманы, был бардом в этой таверне, так что не исключено, что после победы над Темным Лордом он вполне мог туда возвратиться.

Судьбе же Симзы и дриады, похоже, было суждено остаться неизвестной на вечные времена. Кара могла только лишь предположить, что они вернулись на свои места в своем мире. Самой же колдунье пришло время задуматься о том, куда судьба заведет ее дальше. Взъерошив гриву красно-рыжих вьющихся волос, Амелл повернулась лицом к горизонту.

Академия для нее теперь – навечно в прошлом. Наверняка сейчас, после того, как с Туманами все закончилось, в невервинтерскую школу магов нанимаются новые преподаватели, и туда отдают обучаться новых студентов… Но никому из них не будет суждено воочию увидеть ту взбалмошную колдунью, которая сожгла когда-то конюшню и за это была исключена из Академии. Впрочем, и взбалмошной колдуньи, как таковой, больше нет. Есть только Кара Амелл. Могущественная чародейка, сумевшая превозмочь тьму Рэйвенлофта и найти путь домой, в Забытые Королевства. Прежняя Кара давно мертва и предана забвению, а новую Кару ждет дорога приключений на Берегу Мечей и в других регионах Фаэруна.

Может быть, она во время своих странствий по Королевствам где-нибудь встретит автора своих любимых книг – кобольда Дикина. А если встретит, то обязательно расскажет ему о том, что происходило с ней в изолированном домене Рэйвенлофта. Вот будет захватывающая повесть, не хуже «Теней Андрентайда» или «Орд Андердарка»…

Но все это – в будущем. Будущее Кары Амелл – это долгая дорога, полная приключений и новых сражений. И, возможно, она найдет новых спутников, готовых последовать за своим лидером, куда бы ему, вернее, ей ни вздумалось забрести…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю