290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Камень Страданий (СИ) » Текст книги (страница 10)
Камень Страданий (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 12:30

Текст книги "Камень Страданий (СИ)"


Автор книги: Квара




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 12 страниц)

– Хоть кто-то рад меня видеть, – и, подняв голову наверх, шутливо помахал птице рукой: – Ну и тебе «Кар-кар», дружище…

– Сейчас не время для шуток, эльф, – судя по усталому тону, либо с чувством юмора у Амелл было туговато, либо она сейчас явно не была настроена на шутки. В ответ на это бард лишь показал колдунье язык. Но в следующее мгновение он понял, что пошел по удивительно тонкому льду, ибо Кара таким взглядом на него посмотрела, что эльф так и застыл с высунутым языком, словно бы ожидая, что из глаз колдуньи вот-вот прямо на него, на барда, посыплются искры. Но этого не случилось, зато прозвучал грозный вопрос Кары касательно языка:

– Хочешь, я тебе его вырву?

– Ладно тебе, Кара, я не хотел навлекать на себя твой разбушевавшийся огонь, – примирительно вскинул правую руку в воздух Лекси. – Пойдемте дальше.

Когда дорога перед Карой и ее спутниками стала разделяться, они замедлились и остановились. Сперва колдунья посмотрела налево. С той стороны виднелись очертания неких древних руин. Посмотрела направо – на невысоком холме стояла обветшалая ветряная мельница, на которой уже много лет как не мололи зерна. С правой стороны от мельницы был виден старый колодец, возле которого валялась колбочка из-под неизвестного зелья. Сама Кара в этом колодце ничего примечательного не находила, но дриада заметила уже знакомые ей мерцающие огоньки и, не произнося ни единого слова, стала неторопливо подниматься на холмик. Наблюдая за передвигающейся длинноволосой лесной девой, Кара поняла, что древесное создание, скорее всего, нашло еще что-то необходимое для обряда, и умеренными шагами пошла следом. Между тем дриада приблизилась к колодцу. Затем подняла с земли пустую колбочку и, наклонившись над колодцем, опустила руку с сосудом туда, чтобы наполнить его водой. Скрестив руки на груди, Кара вместе с почти бесшумно подошедшими Лекси и Симзой смотрела, как дриада поднимает кверху от поверхности колодезной воды колбочку, наполовину заполненную прозрачной жидкостью.

– Вода – еще один дар природы, нужный для обряда, – объяснила спутникам лесная дева, передавая колбочку с водой Каре. Свободный кармашек для сосуда как раз нашелся внутри сумки огненной девушки.

– Знаете, я с противоположной стороны видела какие-то развалины… – решила сменить тему колдунья после того, как убрала колбочку в сумку. – Не о тех ли руинах говорил Темный Лорд тогда, в Мисфилде? «Сразись в руинах города с тенями…» – с наигранным пафосом процитировала Кара. Эта театральность не могла не вызвать невольную улыбку у Лекси.

– Тебе бы на уличной сцене Невервинтера выступать с таким талантом, – со смешком констатировал он, и при этих его словах, сказанных в насмешливом ключе, Кара припомнила, как еще ребенком она иногда смотрела состязания бардов на главной площади в Квартале Черного Озера. Симза же как бы не услышала слов барда и сочла более нужным ответить на вопрос огневолосой спутницы:

– О Шалисваре говоришь ты, верно? Велик был город много лет назад, когда Ферглор еще не поглотила тьма… – вистани медленно и задумчиво перевела взгляд с Кары на очертания руин. – Коль знать хотите, не всегда таким был Остров, как он есть сейчас. Есть у него история своя; и если мы пока что не спешим к опасностям, что нас подстерегают, могу вам ту историю поведать. Рассказывала мне сию легенду одна вистани старая когда-то. В волшебном шаре видела она, что до прихода тьмы происходило.

– Я был бы не прочь услышать эту историю, – без тени сомнения заявил Лекси, убирая лютню за пояс. – Если, конечно, за это время нас никто не настигнет и не сожрет с потрохами…

– Думаю, немного времени можно на это потратить, – согласилась Кара после недолгих колебаний. Фолианты, где говорилось о познании магии, она не любила читать, но вот услышать историю какого-либо значимого места была не против.

– Готовы ли вы выслушать меня? – убедившись, что путники обратились в слух в преддверии интересного повествования, Симза сделала глубокий вдох и начала рассказ.

– Давным-давно здесь было королевство.

Под мудрым руководством короля

С его супругой процветал Ферглор.

Потомков было у монархов трое:

То старший сын – Рен’ил – и младший – Брайан;

И Феанора – младшая в семье.

С того все началось, что артефакт

Шахтеры королевства откопали.

Сей артефакт, как маг определил,

Страданий Камнем справедливо окрещен.

Его страдания людские насыщают,

Он забирает чувства у людей,

Лишь пустоту в их душах порождая.

Одной из жертв таких стал старший принц;

В душе его боролись свет и тьма,

И верх последней было суждено держать —

То Камень так влиял неблаготворно.

В Рен’иле пробудилась жажда крови,

И жертвами его родные стали;

Убит был младший брат, и королева-мать,

Принцесса же отравлена была.

Отец девчонке кинулся на помощь,

Но старший принц его веревкой задушил.

Печальной участи не избежали

И подданные королевства тоже;

С тех пор по замку призраки блуждают,

А Темный Лорд – Рен’ил – по сей день правит

В том ужасе, что сотворил он сам…

Симза повествовала, и по мере того, как она рассказывала о далеком и некогда великом прошлом домена, взгляд смуглой женщины становился все более и более отстраненным. Каждый из трех ее спутников внимал этой мрачной и трагичной истории, облеченной в бело-стихотворную форму, в какой всегда говорила вистани. Каждый понимал, насколько низко пал тот принц из королевства, который ныне являлся Лордом этих земель, темным властителем, с помощью темной магии избавляющимся от никчемных жертв Туманов. Тьма Камня Страданий завладела Рен’илом на веки вечные, и никаким образом его невозможно было убедить отречься от того пути, на который он встал. Скорее, это он бы завлекал тех, кто выживет в его новом суровом мире, на свою сторону, обещая блестящее будущее, полное возможностей, которыми нужно только воспользоваться…

– Ну так что? Отправляемся в руины? – осведомился Лекси, стоило Симзе лишь завершить стихотворную повесть.

Его голос вернул поглощенную собственным рассказом вистани в прежнее состояние. Очнувшись от тяжелых дум, Симза только кивнула головой.

– Придется ритуалу подождать, – выразительно посмотрела она на дриаду. Затем вновь обратилась ко всем компаньонам: – Сначала мы в руинах Шалисвара развеем тень, накрывшую его, всеочищающим огнем колдуньи.

Слышно было, как в наступившей тишине ухмыльнулась Кара в ответ на столь красочную, пафосную вистанскую речь. Для Амелл нынешняя миссия была проще пареной репы. Из давнишнего стихотворения Лорда, озвученного в Мисфилде, чародейка поняла, что по развалинам некого города блуждают живые тени, которые необходимо сразить, чтобы получить местный артефакт. Она, а за ней и ее спутники спустились с холмика к разветвляющейся дорожке и тотчас же направилась по той тропе, которая вела во тьму, к древним руинам разрушенного города. Это было воистину темное и страшное место. Груды щебня засыпали улицы этого некогда шумного поселения. Вдоль дороги стояли непоколебимые временем стены. Перед путниками возвышалось то, что осталось от городских ворот Шалисвара. Вместо створ зияла огромнейшая дыра. В левой стороне сего каменного строения одинокий фонарь освещал тусклым светом пьедестал, на котором лежал какой-то пергаментный свиток.

На свиток ни Кара, ни остальные не обратили никакого внимания и сразу ступили в широкий проход. Девушка догадывалась, что их здесь будет ожидать отнюдь не теплый прием, да и о каком теплом приеме вообще может идти речь в царстве страха и тьмы? Местными «жителями» нынешнего Шалисвара являлись получерные-полупрозрачные существа, в народе известные просто как «тени». Это были вовсе не те тени, что отбрасывали предметы, когда на них светило солнце или еще какой-нибудь источник света. Нет, то были живые тени, призраки далекого прошлого. Стоило путникам оказаться в месте, выглядевшем, как город после набега самых зловещих чудовищ, как тени, будто почуявшие вторжение незваных гостей в останки города, незамедлительно начали двигаться в сторону Кары, Лекси, Симзы и дриады. Разглядеть этих призрачных существ в темноте было не так уж просто. Их становилось видно только, если они попадали под свет факела или фонаря. Но, поскольку дожидаться, когда тени подберутся достаточно близко, чтобы их можно было бы увидеть, было не слишком разумно, то у Кары на этот счет созрел иной план.

– Отбегайте назад, к пьедесталу со свитком, – прошептала она соратникам. – Эти создания тьмы не помешает маленько осветить, но я не хочу, чтобы вы попадали под мою горячую руку. Тамин, – бросила она взгляд вниз, на своего фамилиара-хорька, – тебе тоже лучше спрятаться.

Спутники и хорек сейчас же отбежали в сторону пьедестала, оставляя огненную колдунью с тенями наедине. Усмехнувшись про себя, Кара побежала вперед, в самый центр развалин, и остановилась. А затем, шепча излюбленное боевое заклинание, медленно оторвалась от твердой поверхности. По мере чтения заклятия Амелл обхватывала себя руками, и окутавшая ее аура пламени становилась все ярче и ярче. В очередной раз девушка готовилась обрушить на врагов свою огневую мощь в полном объеме. Такую силу она демонстрировала уже не раз, оправдывая этим свое имя и тот факт, что в ней бурлит сильная магическая энергия, неподвластная другим магам из Академии. И сейчас эта огненная энергия хотя бы на время отгонит тьму, захватившую останки Шалисвара в плотный кокон, и ходячие тени попросту растворятся в пламенном вихре, вызванном Карой… Стоило ей откинуть назад голову и развести руки в стороны, как нещадный огонь захватил область вокруг освободившей его девушки. На какое-то мгновение черно-призрачные существа стали видны… но только на мгновение, ибо они тотчас же исчезли под огненным натиском колдуньи.

Понемногу этот натиск слабел, и снопы пламени становились все меньше. И все же Кара хоть и устала, но была довольна результатом своей магии. Она даже готова была посмеяться. Дело оказалось проще некуда. Чародейка собралась было вернуться ко входу и уйти вместе с друзьями восвояси, но в следующую секунду поняла, что ее торжество было преждевременным. Во-первых, она еще не нашла местного пережитка прошлого, из тех, что требовались для того, чтобы добиться аудиенции с Темным Лордом. Во-вторых, в непроницаемой тьме послышались глухие шаги. Предполагаемый враг был далеко, и Кара не могла видеть, кто на нее наступал, даже выставив руку с факелом максимально вперед. Поэтому ей оставалось только ждать. Когда неизвестный противник подошел достаточно близко, магесса сумела-таки разглядеть его при слабом свете факела. Это был странный и одновременно внушающий страх гуманоид в балахоне, глядя на которого, Кара до крови закусила губу и сжала правый кулак, словно запрещая, не позволяя нарастающему страху завладеть каждой клеточкой тела. Над широким воротом балахона у твари вместо головы скалилась черепушка. От этой черепушки исходил синий дым, а глазницы светились синим пламенем. Как ни старалась подошедшая Симза держать себя в руках, но от близости ужасной твари ноги у вистани невольно подкосились, и она схватилась обеими руками за плечо Кары, чтобы устоять.

– Когда-то был он мэром Шалисвара, – прошептала Симза дрожащим голосом. – Теперь же осквернен он волей Лорда и Тенью-Пожирателем зовется.

– Твоя подруга-вистани очень много знает, смертная, – от гулкого, словно шедшего из глубины бездны, голоса Пожирателя у Кары на щеке дрогнул мускул; Симза вцепилась в плечо спутницы еще сильнее; Лекси, с трудом сдерживая рвущийся наружу крик ужаса, прислонился к каменной стене; а дриада застыла на месте, не в силах даже пошевелиться – настолько она оцепенела от страха. – Вы уничтожили моих слуг, но со мной этот трюк не пройдет. Ваше путешествие закончится здесь.

– Закончится? – с сомнением переспросила Кара, в руке которой сам собой загорелась маленькая огненная сфера, готовая увеличиться, когда этого пожелает сама колдунья. – Не думаю.

Тихий, утробный смешок Пожирателя заставил каждого из путешественников, включая и закаленную Кару, вздрогнуть.

– Твоя уверенность в победе ослепляет тебя, девчонка, – тварь медленно выставила вперед свою костлявую руку, посылая луч темной энергии. Он пролетел мимо Кары, но угодил в стоявшую рядом с ней Симзу. Вистани не успела даже схватить пращу, как упала на землю без сознания.

– Вот дьявол… – сквозь зубы выругалась Кара и обернулась к остальным друзьям, еще стоявшим на ногах. – Дриада, позаботься о Симзе. Лекси, попробуй навредить этой… Тени звуковыми волнами. А я… – рыжая магесса резко повернула голову в сторону Тени-Пожирателя. – А я выпущу на свободу огненную силу, и пусть она очистит эти руины от скверны! Сжигающий луч!

Она выбросила вперед руку с огоньком, который по ее воле превратился в сияющий луч пламени, ударивший Тень в то место, где у любого человека находилось сердце. Но Пожиратель даже не шелохнулся. Издав очередной смешок, он прочитал неведомое Каре заклинание. За ее спиной возник огромный кулак, облаченный в черную перчатку. И руки Кары оказались прижаты к бокам неожиданно мощной хваткой этого кулака. Тень не ослабляла и не усиливала хватку; она лишь концентрировалась, надежно удерживая чародейку в созданном кулаке. Пожиратель внутренне торжествовал – еще бы, теперь-то он был близок к победе, когда самая мощная из четверки друзей попала в такое безвыходное положение!

И тут Лекси сыграл диссонансный аккорд на лютне, положил начало мелодии, которую играл специально для своих врагов. К звуковым атакам у Пожирателя иммунитета не наблюдалось, и Тень слегка пошатнулась, но концентрироваться не прекратила. Но Кара не собиралась так просто мириться со своим нынешним положением и сдаваться на милость противника. Никакого спокойствия, никакого смирения… Только ярость, голая ярость. Лекси заметил, как аура огня начала окружать его спутницу, и предусмотрительно отбежал в сторонку. Тем временем дриада закончила читать над лежащей без чувств Симзой заклинание исцеления и тоже потихоньку отошла, дабы Карино пламя не сожгло древесную деву подчистую. Однако в следующую секунду дриада увидела, что огонь захватывал в свой плен только одного Пожирателя, путников же пламенная кара не постигла. Мантия Тени тлела. Хватка кулака Бигби понемногу ослабела, и Кара, почувствовав долгожданную свободу, со вздохом облегчения упала спиной на землю. Вместе с этим прекратилось и действие ее заклинания.

– Спасибо, колдунья, мне было жарко, – растягивая последнее слово, усмехнулась тварь. – Но если ты думаешь, что я побежден, то ты ошибаешься…

– Тогда… Град ледяных осколков! – провозгласила дриада, подняв обвитые лианами руки вверх. Практически одновременно с этим Кара стала произносить заклинание дезинтеграции. Эльфийский бард на этот раз начал играть не ту музыку, что пагубно воздействовала на врага, а мелодию, вдохновляющую союзников. На Пожирателя сверху полетело множество маленьких ледяных кристаллов, а из ладони Кары вылетел луч, который ударил тварь в район груди. Правда, сильно он Тени не навредил, но затем в действо вступили огненные снаряды, метаемые уже пришедшей в себя Симзой из пращи…

Вся битва с Тенью-Пожирателем вышла на редкость затянутой. Магия Кары, бесспорно, была мощна, но колдунья имела естественное свойство уставать, и ей едва хватило сил, чтобы нанести Тени последний удар огненной волной. Порождение тьмы с последним утробным вздохом исчезло, оставив после себя кучку пепла, постепенно гаснущие язычки пламени и какой-то осколок. Но девушка была уже так вымотана, так выжата, что она сейчас могла только делать глубокие вдохи-выдохи, лежа на земле, понемногу восстанавливать естественные силы. Тот осколок забрала Симза, наименее уставшая из путников после тяжелого боя.

– Сей артефакт – осколок Шалисвара, – мелодичным тоном пояснила вистани, помогая подняться Каре и протягивая ей кусок неизвестного материала. – И нынче три реликвии у нас.

Понадобилось время на то, чтобы отдохнуть как следует, перевести дух после схватки с Пожирателем. Усевшись поудобнее на земле, Кара достала из сумки оставшуюся после пребывания в камере лечебницы часть горбушки хлеба. Отломила от нее два приблизительно одинаковых куска и протянула их Лекси и Симзе. Потом отломила кусочек поменьше и протянула хорьку Тамину, который тут же жадно вцепился в угощение. Касаемо дриады, во-первых, она подобной едой не питалась, а во-вторых, Кара, приступая к своей доле хлеба, краем глаза заметила, что дриада пошла куда-то наискосок влево от места битвы с Тенью. Интуиция подсказывала чародейке, что лесная дева узрела вдалеке знакомое ей мерцание и отправилась на поиски третьего компонента, требуемого для своего обряда. Немного посовещавшись, троица приняла решение не идти за древесным созданием, а дождаться его, то есть ее, на месте. Дриада вернулась как раз к тому времени, когда Кара, Лекси, Симза и Тамин закончили своеобразную маленькую трапезу. В правой руке дева держала… кость. Поднявшись с земли, Кара скептически стала осматривать находку и даже недоверчиво покосилась на дриаду – мол, уверена ли она, что это то, что нужно?

– Эта кость относится к необходимым для ритуала предметам, – просто сказала дриада. – Предлагаю сейчас нам пока прервать наши поиски и пойти в Мисфилд.

– Я не хотела это говорить, но одобряю я твое решенье, – ровным голосом проговорила Симза, поднимаясь и смахивая с себя несуществующую пыль. – Я точно помню, гном нам говорил, что мы в деревне той найдем его. Один раз показал он нам дорогу к дворфийскому заброшенному замку; быть может, наш поэт и в этот раз укажет нам дальнейший путь…

***

Они снова вышли на дорогу, оставив темные руины когда-то великого и процветающего города Шалисвара позади. Перед собой же они лицезрели холмик, на котором неизменно стояла ветхая мельница, а рядом с ней – старый колодец, из которого дриада перед общим походом в Шалисвар зачерпнула воды в пустую колбочку. Четверо путников стояли и размышляли, по какой дороге им пойти, чтобы попасть в деревню Мисфилд. После недолгих раздумий все мысли свелись к тому, чтобы свернуть налево и дальше идти прямо. Ибо с правой стороны от искателей приключений был мост, через который они уже переходили, и старый пень, над которым нужно было провести ритуал, но сначала требовалось найти все шесть необходимых предметов. Поэтому молча, ничего не говоря, Кара первой повернула в левую сторону. Ее примеру последовал Тамин, а затем и ее компаньоны.

Дальнейшая дорога была довольно длинной, без разветвлений. Мрачные и серые пейзажи Острова Кошмаров успели уже донельзя опостылеть колдунье, однако в то же время она понимала, что пока она не раздобудет шесть «осколков страданий» и не померится магическими силами с самим Темным Лордом, о возвращении в Забытые Королевства нечего и мечтать. Чародейка просто шла по узкой, но длинной тропинке впереди всей компании и освещала неверным светом факела дорогу. Время от времени посматривала по сторонам – не видны ли где вдали знакомые очертания крыш деревенских домиков? Но пока ничего подобного в поле зрения не наблюдалось – только серые холмы; и Амелл неумолимо продолжала идти прямо. Лекси шел следом, наигрывая мотив песни, которую часто исполнял в «Глазу Тролля» для своей самой верной поклонницы, которую звали Марис.* С некой долей умиротворения слушала мелодию лютниста дриада, а вот Симзе, замыкавшей шествие, не очень нравилось искусство остроухого музыканта.

Колдунья значительно сбавила скорость ходьбы, когда снова увидела перед собой разделяющуюся тропинку. Она оглянулась направо – холмов по правую руку от Кары уже не было, зато, хоть и не совсем отчетливо, но вырисовывались в зоне видимости очертания домиков. Вполголоса окликнув Тамина и своих спутников – дриаду, Симзу и Лекси, магесса свернула направо и сделала несколько шагов по ведущей в деревню тропе. Много времени ей не потребовалось, чтобы убедиться, что это именно деревня Мисфилд. Навстречу рыжей девушке, оставив возле одного из домов тележку, выбежал кто-то очень знакомый. Такой маленький, одноглазый и лысенький гном. Это был Джиннис, тот самый торговец, говорящий стихами, который еще до того, как был пленен Туманами, содержал лавку под открытым небом в Квартале Черного Озера.

– Что привело сюда вас, заблудших?

Нет ли у вас каких безделушек?

– осведомился Джиннис, уже присматриваясь зрячим глазом к походному мешочку Симзы и к сумке Кары.

– С того момента первой нашей встречи, – в задумчивости произнесла вистани, неторопливо снимая с себя мешочек и расширяя его дно, – осталась у меня еще вещица… – ее рука скользнула внутрь мешочка и принялась усердно рыться, пока не нащупала серебряное кольцо, которое, как и разбитые карманные часы, она нашла на безжизненном теле полурослика на поле недалеко от таверны «Серые Луга».

– О, весьма интересно, – глаз гнома загорелся от любопытства, и он двумя пальчиками взял из рук Симзы кольцо и подержал его примерно десять секунд перед глазами.

– Колечко утащил проныра ловкий,

А было ведь оно обручальным,

И не состояться ведь теперь помолвке.

Как судьба невесты той печальна…

Продекламировав новое стихотворение, малютка-торговец попробовал надеть себе колечко на один из пальчиков, но оно оказалось для них великовато. Поэтому Джиннис просто убрал безделушку в карман своих штанов, а затем стал шарить в своем кошельке. Кончилось дело тем, что несколько золотых монет были отданы гномом Симзе в руки, а та уже передала их Каре, как общее золото всей компании путников.

– Как вас еще отблагодарить?

Но я, кажется, знаю, что вам подарить,

– сказав это, Джиннис развернулся и побежал обратно к своей тележке с ящиками. Не скрывая любопытства, колдунья направилась за ним. Следом подошли ее компаньоны и подбежал верный фамилиар-хорек. Между тем Кара помогла маленькому торговцу открыть один из ящиков. Внутри него обнаружились аккуратно сложенные плащи разных цветов, и к ним вдобавок так же аккуратно сложенные мантии, каждая из них – с широким воротом и длинными рукавами.

– Лекси, подержи-ка, пока я буду выбирать, – проговорив это, Кара отдала факел барду, убравшему перед этим за пояс свой музыкальный инструмент, а сама начала разглядывать мантии в ящике. Они были как женские, так и мужские. Из трех женских – темно-зеленой, бело-серой и красной – Кара выбрала последнюю. Она вообще любила красный и оранжевый цвета, ибо они ассоциировались у нее с ее излюбленной огненной стихией. Извлекши мантию из ящика, Амелл принялась оценивающе рассматривать наряд. Затем спряталась за стену домика и там стала через голову надевать новую одежду. А гном тем временем достал один из плащей. Он был темно-лилового цвета.

– Тебе этот плащ весьма подойдет,

А еще он тебя от мороза спасет.

Ведь коли вы в горы потом пойдете,

Наверняка в пургу попадете,

– серьезно констатировал торговец, поднимая зрячий глаз на Симзу и передавая ей накидку.

– Тебе, красотка, весьма пригодится

Вот этот плащ, чтоб в горах утеплиться,

– с этими словами Джиннис извлек из ящика темно-зеленый плащ и передал его в руки длинноволосой лесной деве с зеленоватой кожей.

Пока дриада и Симза застегивали на себе каждая свой плащ, из-за стены деревянного дома вышла Кара Амелл. Сперва ее даже никто не узнал, ибо спутники привыкли видеть ее в красном платье на белую сорочку. Только по огненно-рыжим волосам можно было догадаться, что это именно Кара. Новая мантия, конечно, была немного великовата для девушки, но это было лучше, чем если бы одеяние ей жало. Цвет вполне шел Каре. Ремень с походной сумкой, ранее стягивающий платье, теперь был застегнут на талии поверх мантии. В этом наряде Кара выглядела великолепнее, чем в прежней одежде, и от этого факта ее лицо расплывалось в улыбке. Ее спутники тоже это понимали, и Симза даже выразила эту мысль в стихотворной форме:

– Воистину ты выглядишь еще величественней, чем была когда-то.

– Еще бы, – подмигнула ей Кара. Потом повернулась к Лекси и забрала из его рук факел. А затем решила перейти к главному интересующему ее вопросу: – Давайте теперь к делу. Предметы для обряда дриады мы найдем с помощью нее самой, но еще два артефакта… Можешь сказать, где хотя бы те бугорки, под одним из которых закопан один из пережитков?

Этот вопрос заставил гнома серьезно призадуматься, как в прошлый раз, когда Кара задала ему этот же вопрос, только про замок короля дворфов. Снова Джиннису пришлось напрягать разум, чтобы вспомнить все подробности своего путешествия от замка дворфов до заброшенной фермы. Картинки воспоминаний о его странствии по рэйвенлофтскому домену мелькали в голове торговца одна за другой, но все же одна из них показалась ему наиболее значимой. Неподалеку от фермы, на противоположной стороне холмистой равнины, разделенной узкой дорожкой, гном, пока бродил и декламировал стихи, заметил в зоне видимости какие-то темно-серые бугорки земли, и еще на том поле стояло одинокое чучело… Как только малютка-торговец это вспомнил, он тотчас же передал эти подробности своим новым знакомым:

– Выйдете из Мисфилда, направо свернете —

Вам уже знакомую ферму найдете.

От домика на ферме налево идите,

Потом – направо по дорожке сверните.

И видны будут вам поля очертанья,

Где давно нет хорошего урожая.

Бросив лишь короткое «спасибо», Кара затем повернулась к торговцу спиной и, сделав знак соратникам и фамилиару, зашагала по направлению вправо. Джиннис же помахал друзьям ручкой на прощание и крикнул:

– Удачи в борьбе с тираном-властителем!

Пусть выйдет каждый из вас победителем!

Слыша новый поэтический шедевр карлика, Кара довольно хмыкнула. Хотя умом она понимала, что Темного Лорда недооценивать не стоит, какой бы мощной ни была магия Амелл, и все же колдунья сохраняла уверенность в том, что она и ее спутники выиграют в крупной игре тирана. Не без осложнений и не без испытаний, но выиграют.

Дорога казалась путникам подозрительно знакомой. Вот виднеется кострище, у которого друзья когда-то устроили один из привалов. Тогда Каре еще приснился первый с момента «разговора» с невидимкой-Лордом в Мисфилде кошмар, который поначалу заворожил Кару обманчиво красивой долиной, залитой солнцем. Лишь после того, как эльфийский волшебник, при знакомстве представившийся Мышем, превратился в вервольфа, атмосфера видения кардинально изменилась. Этот сон был весьма реалистичным, и даже, судя по записям, выгравированным на камне, и по рассказу Мыша незадолго перед его трансформацией, был косвенно связан с игрой повелителя тьмы…

Потом Амелл пришлось довольно быстро прогнать все осколки сна, ибо путники услышали душераздирающий крик, принадлежащий баньши – бледнолицей женщине-призраку с красными от слез глазами. Некоторые заклинания не действовали на баньши так, как на обычную нежить, а к холоду у вестницы смерти даже был иммунитет. Помнится, победить баньши удалось тогда не без помощи двух дезинтегрирующих лучей и последовавшей за этим волны огня, извергаемой огненной магессой…

У Лекси тоже некоторые воспоминания были связаны с этими местами. Во-первых, тот труп, который баньши оплакивала своим воплем, при жизни был Марис, поклонницей эльфийского барда. О, она была единственной, кто оценил его песню со страшным содержанием в тот вечер, незадолго перед туманным пленением! Сейчас, когда эльф вспоминал об этом, непрошеный ком подступал к его горлу. Тот славный вечер в таверне… Теперь он остался в прошлом, таком далеком, что даже удивительно, что он еще не забыт…

Во-вторых, заброшенная ферма, где юноша по имени Лайам из деревни Мисфилд, всем сердцем стремящийся помочь своим пока еще живым родным добыть пропитание… Лекси помнил, как он сам вызвался помочь Лайаму, а вот Кара согласилась только потому, что «наверняка найдутся те, на ком следует применить силу»; сама же Амелл, как и Симза, в благоприятный исход миссии по спасению мисфилдовских детей не верила. Колдунью же с этим местом связывало в первую очередь то, что там она нашла мертвое тело мастера Сэнда, лунноэльфийского инструктора по алхимии, невидящим взором голубых глаз смотрящего в вечно черное небо. При жизни эльф отличался исключительным интеллектом и умением иронизировать, однако от обескровливания это его не спасло. Темный Лорд, судя по всему, в алхимиках и интеллектуалах не нуждался. Зато Кара, унаследовавшая от матери огненные силы, явно заинтересовала темного властелина, поэтому-то он и оставил ее в живых и уготавливал ей испытания как во снах, так и в реальности. О, да, если вспомнить одну только лечебницу с фонтаном крови и вскрытыми безжизненными телами, не застрахованными от перспективы стать препарированными… То можно без зазрения совести утверждать, что через самое худшее Кара уже прошла. После тех жутких зрелищ ей даже сам Лорд, даже его черная магия будет не так страшна.

У Симзы невольную улыбку вызывало воспоминание о том, как Лекси, обнаружив в домике на ферме овес, посетовал, что это корм не для детей, а для лошадей, а Кара насмешливо поинтересовалась: «А ты ожидал найти здесь клубнику со сливками?» Самое забавное заключалось в том, что эту фразу можно было использовать в любой момент, когда кто-либо замечал в каком-то определенном месте то, что якобы не ожидал увидеть.

Они уже миновали пустующую ферму, и Кара даже успела по пути одарить коротким, но уничижительным взглядом одиноко лежащий посреди поля труп того, кого она в жизни никогда не стала бы оплакивать. В настоящий момент, когда они прокладывали себе путь по тропе, разделяющей равнину, к северо-западу от одинокого домика на ферме и прошедших мимо него путников виднелся силуэт чучела, воткнутого в продавливающуюся под весом кола землю. Стоило путникам подобраться поближе, как в зоне видимости появились темно-серые земляные бугорки. А одна из искателей приключений, дриада, вновь увидела слабо мерцающий свет огоньков, исходящий от самого маленького из бугорков. Безмолвствуя, она неспешно направилась к землице. Она хотела забрать очередной компонент до того, как Кара начнет устраивать пожар на поле, поджигая все бугорки, пока под одним из них не найдется еще один пережиток прошлого королевства Ферглор. В конце концов дриаде удалось набрать в ладони горсть заветной землицы. Теперь возник вопрос – где же хранить ее? Не в сумке же ее рассыпать!

И тут Кара вспомнила, что из одной из скляночек она в камере лечебницы отпивала целебного зелья, чтобы успокоить головную боль. Воткнув факел в один из темно-серых, практически черных бугорков, образованных рядом с чучелом, колдунья затем стала рыться в сумке. Выудив, наконец, и откупорив искомую скляночку, Амелл медленно допила остатки зелья и подставила пустой стеклянный сосуд под ладони лесной девы. Горсть земли струйкой посыпалась из зеленоватых рук через горлышко внутрь склянки.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю