290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » День Валлума (СИ) » Текст книги (страница 6)
День Валлума (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 06:00

Текст книги "День Валлума (СИ)"


Автор книги: Кэтрин_Фокс




Жанр:

   

Фанфик



сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 9 страниц)

Обернулся сначала один турианец и обратной стороной ладони хлопнул по локтю второго. В стороне было видно кострище – видимо, разожгли из того, что было, и надолго не хватило. Рядом были аккуратно расставлены продукты, которые, похоже, кто-то тащил в момент, когда произошел взрыв, и после него просто взял с собой. С виду их было действительно прилично, хватило бы всем шестерым до вечера точно. Вирибис, увидев еду, мысленно облизнулся, так как голод начал постепенно подкатывать, а там явно лежало что-то вкусное. Непонятно только, что из этого можно было есть, не приготовив. Из мечтаний, как он ест, выдернул голос все того же Кориза:

– Вот, еще двое добрались. Ори и Вирибис, – он указал ладонью соответственно. – А это Витер и Бриус, – Кориз повторил жест, только в другую сторону. – Если хотите есть, вон еда, – сознание Вирибиса снова переключилось на продукты, лежащие в стороне. – Только постарайтесь есть по чуть-чуть, а то неизвестно, сколько придется тут пробыть.

Обменявшись контрольными рукопожатиями, парень, не дожидаясь особого приглашения, направился к еде ускоренным шагом и начал перебирать упаковки, изучая, что там. Внезапно он наткнулся на одну коробочку с надписью «палавенская икра» и завис. Проанализировав картину, он понял, что первый раз видит подобную еду.

– Это что? – Случайно (просто не слушал) он перебил завязавшийся между остальными выжившими диалог, которые дружно обернулись на турианца, смотря недоумевающе.

– Это икра, – осторожно ответила Декс.

– Ну… Это я уже прочитал… – Вирибис понял, что он сам себя поставил в неловкую ситуацию, но терять уже было нечего. – Ее надо готовить? Или можно так есть?

– Ты что, никогда не ел икру?

Турианец развел руками, давая понять, что если бы ел, то не задавал бы таких вопросов.

– Ее можно и готовить, и так есть. Но лучше с чем-то, потому что она довольно дорогая, – продолжил Витер.

Вирибис еще немного покрутил упаковку в руках и принял решение, что лучше ему это не трогать, так как прозвучало слово «дорогая».

– А из чего она делается? – турианцу стало неудобно, но было действительно интересно.

– У тебя в школе была биология? – на этот раз встрял Кориз.

– Ну… – парень осознал, что сейчас может серьезно попасться. – Какая разница?

– Я даже… Не знаю, как тебе объяснить тогда, – он посмотрел на Декс, которая явно была поражена этой серией вопросов. – В общем… Это способ размножения рыб.

Этот ответ не добавил особого понимания, но турианец решил уходить от темы. Рыбу он не очень любил, но ел, когда ничего другого не было, но оно еще и с размножением как-то связано, а это совсем повергло в ступор, потому что он даже представить не мог, как рыбы делают себе подобных.

– Ладно… Не важно. Я просто… Посплю, – Вирибис развернулся и ушел в самый угол, чувствуя, как на него смотрят пять пар глаз.

– Во дела, – наконец, подал голос Бриус.

Не особо разбираясь, как будет удобнее, он лег в углу, повернувшись при этом к стене. Было слишком шумно – отвлечься не получится. Мысль о том, что он сейчас опозорился, не давала покоя. Да и поесть он не смог, хоть это было далеко не впервые.

========== Глава 9 ==========

Тем временем, Ори открыла банку консервированной ветчины. Голод отчетливо давал о себе знать неугомонным урчанием в желудке, но, в то же время, кусок в горло не лез. Постепенно мысли о том, как выбраться из бетонной западни стали сдаваться перед натиском горести раздумий о родителях. Конечно, по турианским меркам, Ори считалась уже вполне самостоятельным подростком, для которого уже уготован прямой путь в учебку и дальнейший выбор жизненной позиции, но она даже и думать не могла, что последним ярким событием беспечного детства окажется день, когда она потеряет родителей… День Валлума… Именно таким он останется в её воспоминаниях, не иначе. Каждая минута ожидания, когда она сможет покинуть этот кусок скалы, неминуемо приближала её, возможно, к самому шокирующему осознанию неизбежности смерти. Ведь глядя на дымящиеся остовы зданий вдалеке и огненное зарево, пожирающее город из центра, она больше ни о чём думать не могла. Но, оказавшись тут, на крыше, среди держащихся из последних сил таких же несчастных «счастливчиков», Ори старалась заглушить тупую боль в груди, сознанием того, что от её паники и истерик никому не станет лучше. Надо было дождаться спасателей, добраться до лагеря, а там, пройдя стандартные процедуры для пострадавших при масштабных катастрофах, постараться найти своих родителей, и надеяться на то, что они найдут её быстрее. Она всем видом пыталась показать, что держится не хуже взрослых, и, как ей казалось, это так и выглядело.

Усевшаяся напротив Декс протянула девушке короткий складной ножик, чтобы та смогла справиться с плотной массой в банке:

– Вы друзья? – Женщина кивнула в сторону Вирибиса, пристроившегося в углу.

Грустные глаза Ори ненадолго задержались в том же направлении.

– Он помог мне вылезти со стоянки.

Слова Ори услышал Кориз и поспешил вставить свой вопрос:

– В смысле, вы были внизу?

Девочка кивнула. Приитус то ли вопросительно, то ли удивленно глянул на неё, что-то молчаливо анализируя, поэтому Декс воспользовалась возможностью продолжить разговор с Ори:

– Ты была одна до взрыва?

Кусок ветчины встал поперек горла, как показалось Ори, после услышанного вопроса. Влажные глаза сказали всё за неё, но она не обронила ни слова, просто, потому что не могла.

– Прости, – смутилась турианка, понимая, что сейчас для любого подобный интерес был подобен острому ножу в сердце. Но мыслей навредить у турианки не было, и Ори хотела в это верить, поэтому, пересилив себя, всё же ответила:

– Отец оставался на первом этаже, когда я ушла на стоянку. А может он уже спускался в лифте. Мы видели внизу мертвых, но… отца среди них не было.

Декс попыталась приободрить Ори:

– Я не могу тебе что-то обещать, но вероятность того, что твой отец выжил всё же есть. – Женщина сделала паузу, – ты сказала, что куртка на Вирибисе принадлежит твоему отцу. Он военный?

– Да. Летчик, мэм.

– Эй! Ментор! – Взволнованный голос Бриуса, стоявшего у края крыши и рассматривающего округу, прервал тихую беседу двух турианок, – это пиздец, ментор! – Мужчина энергично махнул двумя руками вперед, – нет! Это всё! Мы в жопе!

Декс, Кориз, и следом за ними Ори, подскочили к матерящемуся турианцу и машинально посмотрели в сторону, куда тот пытался показать. Вирибис, успевший провалиться в дрему, подскочил, услышав крики и мат и подошел к краю крыши.

Бурлящая грязная вода извилистого потока, отделявшего скалу, на которой был выстроен универмаг, от «большой земли», упрямо шумела и клокотала из-за поднявшегося уровня воды, разбиваясь неистовыми брызгами о сваи пешеходного моста. Последствия ударной волны, прошедшей по Валлуму накануне, дали о себе знать – значительные провисания металлической конструкции были видны невооруженным взглядом, но мост держался, пока поток воды, ни с того ни с сего, начал увеличивать свой напор, смяв одну из поврежденных опор. Тонкое асфальтовое покрытие хрустнуло на противоположной стороне. Загудела следующая опора. Под ударом воды перекрытия повело в сторону течения. Середина моста сдалась, провалившись в пенящуюся воду.

Каринирис не сразу понял из-за чего переполох, но из фраз остальных стало ясно, что речь о мосте. Парень подошел поближе к выжившим, но находился на расстоянии нескольких шагов от ближайшего.

– Мы все равно до того моста не могли добраться. Ну и что, что он развалился? – Он, действительно, не осознавал серьезность ситуации.

– Как ну и что? – Кориз повернулся к турианцу, разведя руки.

– Ну… Что? – Вирибис один-в-один повторил движение.

– Теперь к нам только по воздуху смогут добраться, вот что. Если бы к нам смогли подъехать, у них была бы лестница, – вмешался Витер.

– А… Ну да, – ответил Вирибис после небольшой паузы и облокотился на перила, уставившись вперед.

– Отчего ты такой спокойный? – подал голос Бриус. – Ты понимаешь, что у нас теперь в два раза меньше шансов быть спасенными?

– Например, потому что я не паникер, – хладнокровно ответил парень, даже не повернувшись. – Понимаю, и мне все равно.

– Он прав, паниковать незачем, – подхватила Декс. – Ничего не изменится из-за того, что мы нервничаем. И как говорится… Чему быть, того не миновать. Да?

Парень другой смысл вкладывал в эту фразу, но что-то объяснять не захотел.

– Да, только напугали меня. Мне, по ходу, вообще поспать не удастся, – продолжил Вирибис, но его эта фраза осталась незамеченной.

Только сейчас до него дошло, что к кому-то обратились не по имени. «Ментор» очень похоже на позывной, но кого так позвали, турианец не знал, потому что в этот момент еще был в состоянии невосприятия информации, как бывает, когда кто-то резко будит. Подозревать он начал все же Кориза, потому что еще при первой встрече он подумал, что этот дылда – полицейский, и потому, что он явно был лидером у собравшихся. Начали одолевать параноидальные мысли, что нельзя было называть свою фамилию, но теперь менять уже нечего было. Вирибис понял, что надо вести себя менее вызывающе, а то этот «Ментор» по прибытию в лагерь (а именно туда их и доставят спасатели, если успеют найти группу) скажет военным, что вот этого парня надо проверить, ибо слишком себя странно ведет – не по-туриански.

– Может, по рации попробовать связаться с кем-то? – Турианец снова случайно всех перебил.

Это было странно – раньше он не замечал за собой способности так отключиться от мира, что не слышал о чем говорят остальные.

– А, я перебил. Извините, – безразлично добавил, не дождавшись ответа.

– Если только у вас рация есть, – отозвался Кориз.

– Ну да, есть. У Ори, – в этот момент он вспомнил, что забыл радио около выхода на крышу. – И радио есть. Забыл там, – махнул рукой, пытаясь избежать объяснений, где забыл. – Сейчас схожу.

Вирибис медленно поплелся в сторону, откуда пришли, засунув руки в карманы и наклонив голову вперед.

– Охереть! – Бриус не мог никак угомониться, выглядывая за край крыши.

– Видимо, прорвало верхние заграждения на реке, – заключил вслух Витер.

Ори, проводив взглядом Вирибиса, вытащила из кармана крохотную рацию, на которой продолжал упрямо мигать зеленый огонёк. Кориз молчаливо подошел к Авемис, и та без вопросов отдала приёмник ему. Строгий вид туринца не позволял сказать, что он безразлично отреагировал на произошедшее, но и трудно было угадать какой план он обдумывал.

– Пока ждем. В данной ситуации ничего мы сделать не можем. – Наконец прозвучали твердые слова Кориза, после чего тот вернулся обратно к сумке с едой, и уселся, крутя рацию в пальцах.

Ори робко спросила у Декс, почему Бриус обратится к Коризу не иначе как «ментор».

– Это его… позывной был когда-то. – Улыбаясь, Декс, словно, загрустила о далеких воспоминаниях.

– Он военный?

– Не сейчас. Долго служил после учебки. Но потом ушел в отставку. Стал офицером полиции. А теперь… он тренер. А «ментор» так и осталось.

– Тренер, мэм?

– По когтеболу. В спортивной школе.

– Вы всё время жили на Таэтрусе? – Ори стало интересно услышать чужую историю, возможно таких же заложников обстоятельств, как и её семья.

– Кориз – нет. Я – да. Я тут родилась и выросла. Так сложилось, что Приитус после службы осел здесь. На службе… получился не очень хороший конфликт, после чего у него не оставалось выбора, кроме как добровольно переехать на Таэтрус и получить здесь более или менее хорошую работу после армии, которая была ему заказана в любой другой колонии, и тем более на Палавене.

– То есть, ему не оставили выбора? – Ори ожидала более жизнерадостную историю.

– Да. Именно так,. – Декс тяжело вздохнула, – а ты откуда?

– Мои родители военные. Их перевели с Палавена. Я… – она задумалась, – а может быть такое, что и моим родителям не оставили выбора?

Декс удивленно глянула на девушку, не найдя, что ответить сразу, но мысль пришла:

– Я не знаю твоих родителей. Но могу сказать, что за последние года два сюда стянули приличное количество военных, причем, не самых плохих. На них возложили ответственную миссию. Но… видимо, что-то не рассчитали, – женщина устремила свой серый взгляд на чернеющий силуэт городской полуразрушенной застройки, – а ведь к этому шло.

Ори постеснялась отрывать турианку от её мыслей, которые застыли в остром взгляде. Поэтому, шумно выдохнув, она больше не нашла себе занятия, кроме как в молчании попытаться рассмотреть, что происходило в сумерках на противоположном берегу.

Вирибис тем временем подошел к выходу с крыши, побродил вокруг и, наконец, нашел радио прямо у лестницы вниз – оно все еще работало. Только подобрав его, медленно открылась дверь. Турианец обернулся и увидел там еще одного выжившего, который заорал на всю округу «ТЫ?!» и прыгнул на Вирибиса, повалив его на землю. Начали обрушиваться удар за ударом по голове, но парень закрылся руками. Напавший орал что-то, но турианцу было не до вычленения слов.

Всё произошло довольно быстро. Ори не успела сообразить, что произошло, и почему трое мужчин куда-то ринулись, и лишь, когда догнала Кориза, увидела, в чем причина.

Внезапно град ударов закончился, Вирибис открыл глаза и увидел, что Кориз оттаскивает пришедшего. В этот момент он его и узнал – это был тот самый мародер, который напал на Ори внизу. У него как крышу снесло – он подскочил, но не успел и одного шага сделать, как кто-то прыгнул ему на спину и снова повалил, схватив его за руки. Так получилось, что парень упал прямо в ноги напавшему, который воспользовался ситуацией и махнул ногий прямо по голове Вирибису. Не сильно, но хватило, чтобы парень был дезориентирован и начался звон в ушах.

– Это он! – Рыкнула Ори, сообразив кем был тот турианец, которого уже крепко держал Кориз. – Это он на меня напал!

Переведя взгляд на бессознательного Вирибиса, она еще сильнее разгорячилась. Девушка рванула к мародеру, готовая впиться в него когтями:

– Найди себе противника по возрасту!

– Тише, птенец, – рука Бриуса преградила путь Ори, – мы с ним разберемся. Помоги лучше Декс привести в сознание твоего друга.

Через несколько минут они вернулись на место. Всё это время Кориз тащил под руку мародера, держась с ним ото всех поодаль. Ори видела как Приитус спокойно о чём-то говорил с гостем. Вид его был не самым добродушным, но через некоторое время, Кориз отпустил мародера, и тот, чертыхаясь, подобрался к Ори. Вид его не то чтобы пугал, но не внушал доверия. Встретившись с ним в темноте, Ори не успела его разглядеть, но сейчас она, буквально, сканировала его лицо и одежду. Густо-серые лицевые пластины с одинокой грубо нанесенной красной полосой над темными глазами несколько обескуражили Ори, так как раньше она не видела подобных колониальных меток и не могла припомнить что-либо похожее. Клапаны на карманах легкого разгрузочного жилета криво топорщились в стороны, так как турианец явно успел напихать в них чего-то, что плохо лежало, а широкие потертые штанины, перетянутые несколькими ремнями с подсумками, и пустая кобура, красовавшаяся на правом бедре, дополняли образ мужчины, который явно пришел сюда не просто так.

– Не подходи ко мне! – Щелкнула мандибулами Ори, когда поняла, что мародера к ней направил Кориз, оставшийся в стороне и внимательно наблюдавший за происходящим.

– Тот хрен сказал, чтобы я рассказал про твоего отца, – нехотя выдавил из себя турианец.

Ори затаила дыхание.

– Я его не видел. Я лишь нашел ту куртку.

– Где? – Дрогнул тонкий голос. Девушка кое-как справилась с появившимся чувством тошноты. Внутреннее метание между желанием найти отца и нежеланием узнать о его смерти раздирали маленькое сердце в клочья.

– Я залез через террасу на втором этаже с южной стороны. Потом спустился вниз и на какой-то из лавок нашел куртку. Никого рядом не было.

Ори округлила глаза:

– Даже… даже погибш..

– Даже их. Мы в расчёте, маленькая мэм?

Через некоторое время Каринирис пришел в себя, сидя у перил на краю крыши. Перед глазами снова была Декс и возилась с его раной. Следующее, что он увидел – мародер был рядом с Ори и о чем-то с ней говорил. У Вирибиса снова мозг набекрень съехал, он встал и ускоренным шагом направился к турианке:

– Эй! Ты куда? – голос Декс привлек внимание остальных, особенно Кориза, который тут же направился наперерез.

– Отойди от нее, тварь, – скрипя зубами процедил Вирибис, не обращая внимания на вставшего на его пути Кориза.

Девушка, ошарашенная новостью, настолько увлеклась обдумыванием преподнесённой информации, что уже не обратила внимания на поставленный вопрос. Лишь громкий голос Вирибиса вырвал её из раздумий.

– Успокойся, – остановил парня Приитус.

– Это он ее убить хотел, это он напал! – Вирибис перешел на повышенные тона, набирая ход, готовясь нанести удар обидчику, но Кориз схватил его за плечи, не давая пройти.

– Мы знаем, успокойся.

– Прочь с дороги, я не договорил с этим уродом! – Вирибис изо всех сил пытался прорваться, но не выходило.

– Да приди в себя уже, – Кориз влепил пощечину парню, отчего капли крови вновь открывшейся раны полетели на землю, а сам Каринирис внезапно угомонился.

– Это он напал. Не я. Все видели, – турианец пошел назад, но смотря на нового выжившего. – Только тронь ее – шкуру спущу тебе, скрата.

С этими словами он развернулся и тут же почти врезался в Декс.

– Сядь. Он тебе ногой прямо в рану попал. Не хочу пугать, но теперь она еще больше.

Вирибис это и так уже успел почувствовать. Во-первых, болит лоб, а во-вторых на куртке была свежая кровь. Он сел снова к перилам, давая Декс сделать то, что она уже начала.

– Голова кружится? Тошнит?

– Нет, – турианец ответил, не отрывая взгляда от Ори и ее собеседника.

Когда Кориз и Декс угомонили парня, Ори решилась подойти к нему. Она мысленно представила себе, как спросив Вирибиса что-то в духе «как себя чувствуешь?», получит очередную порцию язвительных заключений о том, что она глупая, раз такое спрашивает. Мысли о том, что могло случиться с отцом, не давали ей сосредоточиться на каком-то диалоге. Заметив такое замешательство, Декс взяла слово первой, не отрываясь от обработки раны:

– Ори, объясни своему другу, что с такой раной ему лучше не делать резких движений. И, тем более, следует обойтись без драк и ударов по голове. Иначе… – она драматично замолчала, убрав руки от лица Вирибиса, и внимательно посмотрела на него, смерив взглядом имеющуюся травму.

Последнее слово кольнуло слух, и Ори с опаской переспросила:

– Иначе?

– Иначе, гребень отвалится, – Декс хитро улыбнулась, – чем будешь потом перед девушками красоваться, а? – Эти слова турианка адресовала Вирибису, которому, судя по взгляду, тоже стало дело до трагичного «иначе».

Вирибис, услышав ответ, мгновенно изменил выражение лица на разочарование.

– Да открасовался уже, – Вирибис завис, поняв, что зря он это сказал. – В смысле… Можно еще не только этим красоваться. Ну… Не важно, короче, – он встал и, пошатнувшись, пошел куда глаза глядят, чтобы избежать вопросов, которые он создал своими необдуманными комментариями.

Декс вопрошающе наклонила голову, повернувшись к Ори – она явно не ожидала такого ответа. На пути встретился тот самый мародер, который вызвал целую бурю эмоций у Вирибиса, который аж глухо зарычал.

– Если тебя это успокоит, то меня сдадут, когда нас спасут, – начал мародер.

– И… – Каринирис помолчал, думая, что сказать, так как столь прямолинейное признание его поразило. – Ты к этому так спокойно относишься? – Вирибис сменил выражение лица с озлобленного на удивленное.

– А куда мне отсюда деться? Посадят, но хоть живой останусь. Все же лучше, чем быть похороненным заживо под завалами торгового центра или в нищите жить. Если б я знал масштаб разрушений, я бы и близко сюда не сунулся.

Парень настолько был в шоке от полученной информации, что даже не знал, что сказать.

– Ты слышал, наверное, про это место – я живу в Нейце, – мужчина понял, что словил внимание Вирибиса и продолжил рассказывать. – Так себе местечко. Пытался вырваться оттуда всю жизнь. Ничего не вышло. Теперь мне прямая дорога в тюрьму, хоть так свалю. Сил нет смотреть на эту разруху уже.

– Нейц? – парень ошарашенно повторил. – Это ж совсем рядом. Я живу в Клунги.

– Серьезно? – на этот раз удивился мародер. – Это ж еще хуже, чем Нейц. Я там был один раз – мне по голове дали и отобрали все. Забавное совпадение.

Вирибис, уловив смысл, снова разозлился:

– И еще раз получишь, если нападешь на меня или на нее, – парень набычился, имея в виду Ори, готовясь в случае чего махнуть рукой.

– Да брось ты. Мы наоборот поддерживать друг друга должны. Ты и я – изгои.

Вирибис снова затормозил, понимая, что в его словах есть смысл.

– Все эти мажоры не дают жизни нам. Вот я точно знаю, что ты воровал и помогал сепаратистам. Все так делают из наших краев. И это Палавен виноват в том, что произошло. Не надо было сюда присылать всех военных. В наших краях, короче, везде полиция, обыски. Кого-то уже убили даже там, прикинь. А, кстати, твоя девчонка эта тоже из тех же краёв? Пусть к нам идет тогда, – мародер глянул на Ори. – Хотя нет, она слишком опрятная и… как его… ухоженная. Хммм… Нет, она точно из наших врагов. Не удивлюсь, если она родилась на Палавене. Ну или на подкаблучных колониях. Я угадал? А?

– Хватит парню мозги пудрить! – раздался громогласный голос Кориза, который все это слышал, как оказалось. – Вирибис, не слушай этого подонка.

– Я сам разберусь, кого мне слушать, – огрызнулся парень.

– Это такие как вы устроили эту скотобойню! – внезапно подал голос Бриус. – Из-за вас погибли сотни тысяч! – он направился к Вирибису и мародеру, но Кориз преградил путь.

– Стоп, – он выставил руку вперед. – Не хватало нам еще разборки устраивать. Как в лагерь попадем, разойдемся и делайте, что хотите. А пока я здесь, не позволю беспорядок.

Парень понял, что теперь ему точно крышка придет по прибытию спасателей. Он бросил холодный взгляд на мародера, мысленно виня его, что он развел на признание, и молча пошел в свой угол, усевшись там. Каринирис сам не понимал, как он допустил такое легкомыслие. Теперь все знали, кто он, это была непоправимая ошибка.

Женская половина компании наблюдала за всем со стороны. Ввязываться в намечающий спор Ори было страшно, а Декс, выросшая в этих краях, знала, что кулаками в такой ситуации никому не поможешь, и обе мысленно надеялись на благоразумие и авторитет Кориза, который держался за счёт его спокойного и уверенного вида. Когда тот остановил Бриуса, сказав ему о чём-то с важным видом, Ори вздрогнула, глядя на то как изменилось лицо мародера. Его хитрые глаза впились в Вирибиса, словно выжидая чего-то.

– Не нравится он мне, – шепнула Ори.

– Это естественно, – подхватила Декс, – сейчас не разберешь, кому можно верить, а кому нет. Но тебе повезло, есть хотя бы Вирибис, который, судя по всему, не просто так о тебе печется.

Ори моргнула и перевела глупый взгляд на Декс:

– Печется? Он скалится по любому поводу, обзывается и грубит!

Декс коротко хохотнула:

– Молодой парень из зада Валлума… Это нормальное для него поведение. По крайней мере, он бесится, но помогает, как может. Я и Кориз сталкиваемся с такими каждый день.

– В школе?

– Да. Это не совсем обычная школа. Для трудных детей… у кого не очень простые жизни. Вроде твоего друга, – голос Декс был наполнен теплой грустью, – там ТАКОГО за день наслушаешься! – Женщина развела руками и с шумом выдохнула, разведя жвалы в улыбке. – Но даже это не причина презирать их… Особенно, когда понимаешь, что, возможно, ты единственный, кто может что-то поменять, если не в их жизни, то в их головах, просто, веря в них.

Вдруг разговор обеих сторон прервал восторженный голос Витера:

– Заработало!

Турианец поравнялся с Коризом, тряся в руках радио, на небольшом экране которого стабильно мигал индикатор приёма. Автоматический голос неторопливо сообщал последние сводки по спасательной операции, проходящей практически по всему городу. О числе жертв и ущербе не было ни слова. Следом диктор начал сообщать координаты и ориентиры медлагерей. Но эта сводка прервалась на полуслове. Прерывистое шипение, вдруг сменилось короткими сигналами.

– Эй, что за херня? – Возмутился Витер, но тут же ответило и радио.

– Внимание всем! – Голос не принадлежал диктору. Эфир шипел и хрипел, но вполне сносно, чтобы можно было расслышать каждое слово новой передачи, – всем кто с нами! Валлум пал первой жертвой безнаказанности и твердолобости иерархического режима. Таэтрус – яркий пример того, до чего доводит близорукость палавенской власти. Мы сотни лет доказывали и отстаивали свою независимость. Но вместо признания воли народа, Палавен предпочел молчать и затыкать рты нам, посылая на Таэтрус своих псов, лающих великие гимны Иерархии и марширующих под указки тех, кто на них плевать хотел. Их недалекость привела Валлум к сегодняшнему дню…

Все слушали это, открыв рты. Ори не понимала ни слова из того, что говорил этот неизвестный мужчина из приёмника, но определенно, с каждой его фразой, чувствовала, как внутри закипает ненависть к изливаемому из динамика бреду.

– Чушь какая-то, – хлюпнула она, мысленно примерив на своих родителей оскорбление «палавенские псы».

До текущего момента она и представить не могла, что ненависть к таким «псам» как её родители, может быть настолько сильной, грубой и бескомпромиссной, способной довести толпу до того, что она сейчас видела за ограждением крыши – серого, дымящегося разрушенного мощным взрывом города. В сознании не укладывалось абсолютно ничего из того, что она знала о принципах турианской морали, честности, взаимовыручке и жертвенности ради всеобщего блага. Сейчас ничто из этого не имело никакой цены и значения – ни для странного диктора, ни для хитрого мародера, и, возможно, ни для Вирибиса. Ведь он вырос среди таких… «не-псов». Ори виновато глянула на Каринириса и отвела взгляд в сторону. Сейчас она ничего не могла сделать, кроме как ждать момента, когда появится спасательный челнок, и всё решится само собой.

Турианец все это слышал, но до определенного момента не обращал особого внимания. Внезапно его окликнул мародер:

– Все правильно сказали, да, Вирибис? Это во всем Палавен виноват, а жертвы мы.

Он обернулся на мужчину, который этой фразой привлек интерес всех.

– Да, только взрывать никого не надо было, – Каринирис пробубнил и уткнулся лбом в колени.

– Ведь как до них еще донести, что их собственный народ в отчаянии? – Вирибис приподнял голову, услышав последние слова, и задумался, уставившись куда-то в бесконечность. – Слушать они не хотят, а на Палавене такое не устроить.

– Я его сейчас прикончу, – прошипел Бриус, но холодный взгляд Кориза остановил его от плохо обдуманных поступков.

Мародер с довольным видом развернулся и пошел к краю крыши. Декс подошла к Коризу и отвела немного в сторону.

– Надо с ним что-то делать. Он провокатор.

Турианец молча кивнул и направился к вещам, где нашел чью-то – видимо, кого-то из выживших – порванную кофту, которую можно было бы использовать как кляп.

– Бриус, иди сюда, – тот подошел. – Хватай его за руки.

Как только мародер сообразил, что с ним что-то хотят сделать, он развернулся, но ничего предпринять не успел – на него уже летели два шкафа. Бриус заломал ему руки, а Кориз сильным движением дернул за нижнюю челюсть и просунул ткань так, чтобы не закрывался рот, а узел был на затылке. Далее ему стянули рукава и крепко связали за спиной, так что со стороны это было похоже на смирительную рубашку. Вирибис в этот момент вернулся с небес на землю и подошел к группе.

– Так тебе и надо, – он цыкнул и просто молча стоял, смотря на все это.

– Это что было? – Бриус аккуратно поинтересовался. – Я думал, ты нас так же, как и он ненавидишь.

– Я почти всех ненавижу, но никого не убиваю, – Вирибис перевел взгляд на турианца, который, как показалось, пытался его поддеть.

– О, это у тебя впереди, – он злобно ухмыльнулся, видя, как Вирибис начинает закипать.

– Так, иди сюда, – Декс схватила парня за локоть и потянула на себя, от чего тот чуть не упал. В этот момент он и понял, что стоять ему трудновато, – Не слушай их. Держи себя в руках, – она говорила строго и почему-то парень ее послушал. – Ты молодец, что не пошел на поводу.

Турианец выдернул руку и ответил усталым голосом:

– Да какая разница уже. Все и так про меня все знают теперь.

– Ну и что? У всех разные взгляды на жизнь. И я понимаю твою обиду.

Вирибис повернулся к турианке, снова начиная злиться.

– Да ладно? И на что я обижен? На жизнь? Да? Или на то, что меня этим взрывом не убило?

– Не кипятись. Тебе нельзя нервничать, – Декс снова попыталась взять его за руку, но Каринирис сделал шаг назад.

– Да не трогайте меня! Я просто отдохнуть хочу! – В эту секунду до него дошло, почему нельзя нервничать – закружилась голова, и он бы упал, если бы его не подхватила Декс.

– Пойдем, – она повела его к ограждению. – Ты мне лучше скажи, почему ты считаешь, что открасовался уже? Странно это слышать от молодого парня.

– Да, так я все и сказал, – Вирибис плюхнулся у ограждения, прикрыв глаза, прислонившись спиной.

– Хорошо, не говори, – в голосе прозвучали нотки смиренной обиды. – Хочешь есть? – продолжила турианка, услышав, как у Каринириса заурчал живот.

– Нет, – сухо ответил тот.

– Ты уверен? Я уже слышу даже, что ты голоден.

– Не привыкать, – турианец постепенно начинал приходить в себя.

– Ладно… Отдыхай.

Через несколько шагов ее перехватил Витер, тихо возмутившись:

– Ты чего? Дай ему поесть. Я аж отсюда услышал, как у него в животе забурлило.

– Захочет – сам скажет. Ну или возьмет.

– В смысле? А если он тут загнется?

– Не загнется. Ты не знаешь, как с такими разговаривать. Серьезно говорю, вне зависимости от твоих намерений, не надо убеждать – он этого не оценит.

Но Вирибису удалось спокойно посидеть не больше пяти минут. Он отчетливо почувствовал, как кто-то присел рядом с ним по правую руку.

– Держи, – голос Ори прозвучал четко, но негромко.

Девушка протянула турианцу банку с ветчиной, наподобие той, которую некоторое время назад ела сама, и бутылку с водой. Она не хотела интересоваться, как Каринирис себя чувствует, и что думает насчёт злосчастной радиопередачи. Она сама с трудом понимала собственные чувства и мысли. Было трудно находиться в группе людей, чьи мнения так разнились, готовых друг друга скинуть с края крыши, лишь бы отстоять свою точку зрения. Ори обрадовалась, когда мародера всё же заставили молчать гуманным способом. Но и это не принесло облегчения. Она села рядом, направив грустный взгляд куда-то перед собой в пол, будто завороженно следя за единственной точкой на бетоне.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю